Питер Чейни - Черная Багама

Черная Багама [Dark Bahama ru] 689K, 140 с. (Джонни Вэллон-2)   (скачать) - Питер Чейни

Питер Чейни
Черная багама

Peter Cheyney: “Dark Bahama”, aka “I'll Bring Her Back”, 1950

Перевод:


Девочка с ореховой кожей и блуждающим взором,
Ты молчишь, но ты такая умница,
Молчат твои сладкие губки,
За них говорит танец бедер.
Меня в дрожь бросает, когда ты танцуешь
Перед этими ублюдками с роскошных яхт.


Глава первая

I

На Багамах, в четырнадцати милях от острова Эндрюс, лежит островок под названием Черная Багама, настоящий рай, если путеводители не врут.

Золотые пески, уютные бухточки, пальмы и роскошные кроны деревьев дни и ночи залиты солнцем или луной. Особенно здорово это смотрится в лунном свете. Тут всегда лето, правда, раз в сезон наведываются плевые тайфунчики, — но тогда здешние забулдыги получают повод лишний раз надраться.

Только парни из тех, кто не любит проблем, вдруг поняли, что дерьма полно даже там, где отовсюду прет солнце и счастье, серебро луны и любовь, мягкие мелодии, крепкий ром и все прочее, чего душа желает.

Любовь, счастье и смех расцветают на Черной Багаме, а если порой этот восхитительный хор дополняют нежные вздохи морского бриза в шапках пальм и гротах, эти сладкие звуки не громче визгов леди и джентльменов, до которых доходит, что красоты природы влияют не на всех, и стоит следить на каждым шагом даже в таком раю, как Черная Багама.

Конечно, времена уже не те, что в старые добрые дни сухого закона, когда каждый обладатель шестифутовой моторки и «капусты» вывозил самогон с Ямайки и ловил удачу за хвост, правда, если был ловким малым и умел проскочить мимо «акул» из Береговой охраны, которые рыскали вдоль побережья Майами, поджидая добычу.

Черная Багама — маленький остров. Тридцать шесть миль на одиннадцать, этакий огрызок рая в теплом море. Место сладкого отдыха и исполнения твоих желаний, крошка.

А желания можно исполнить всегда, если хочется, и если другому не хочется этого немножечко сильнее.

Если вам ясно, что я имею в виду.


II

Дул легкий ветерок, когда цветной джентльмен Мервин Джаквес вышел из салуна «Грин Кэт», спустился к причалу, прыгнул в свою рыбацкую моторку, сел на корме и закурил.

Джаквес выглядел довольно привлекательно. Парусиновые туфли, темно-синие габардиновые брюки и тонкая шелковая рубашка. Мускулы играли под тонкой кожей при каждом его кошачьем движении. На кучерявых волосах — красная бейсболка с длинным козырьком. Так он сидел некоторое время, пропуская через легкие длинные затяжки, потом швырнул окурок за борт и начал напевать «Девочку с ореховой кожей». У него был негромкий, довольно приятный тенор. Он любил петь. Так он ловил кайф.

Девочка с ореховой кожей и блуждающим взором,
Ты молчишь, но ты такая умница…

Джаквес обернулся на шаги Меллина. Длинный, тощий белый, просоленный и поджаренный на солнце, бросил:

— Привет, шкип…

Он прыгнул на корму, прошел по узкому проходу мимо брезентового навеса на нос и крикнул:

— Где клиент, шкипер?

Джаквес хмыкнул.

— Это ты мне? Когда я, черт побери, уже все придумал, я слоняюсь здесь в ожидании этого треклятого ублюдка…

— Он придет, — буркнул Меллин.

Джаквес услышал щелчок, будто врубили корабельные огни.

— Эй, Меллин, у тебя припасено виски? Бьюсь об заклад, когда он доползет до нас, он будет полон под завязку, и потребует еще. Спорю, он будет вопить про виски.

Меллин спросил:

— Ты видел ремни на сиденье?

— Ну, видел, — отозвался Джаквес. — При чем здесь чертовы ремни?

— Они будто перетерты. А два дня назад были в порядке. Может, кто-то брал эту лодку.

Джаквес пожал плечами:

— Мне это до лампочки.

— Если тебе, то и мне. Чего я рыпаюсь? — угрюмо буркнул Меллин.

— Верно, мальчик. Ни о чем не беспокойся. Я ни о чем не беспокоюсь, а шкипер я. Так зачем беспокоиться тебе?

Меллин стоял на самом носу, облокотившись на тент, и смотрел на причал.

— Приятель, он идет. Черт побери! И пьян в стельку!

Джаквес встал, прошел между обитыми железом банками на корму, прыгнул на неё и позвал:

— Привет, мистер Сэндфорд… Рад вас видеть… я уже думал, может, вы с нами не едете.

Сэндфорд шагнул на борт. Он был большой, грузный, больше шести футов росту. Он кое-как вскарабкался на скос кормы и рухнул внутрь. Джаквес, метнувшись кошкой, поймал его на лету.

— Расслабьтесь, босс. Расслабьтесь… Давайте я вам немного помогу…

— К чертям тебя, к чертям твои советы, — у Сэндфорда был низкий голос. — И какого черта мы здесь ждем? Давайте убираться к дьяволу отсюда.

Джаквес мягко успокоил:

— Вы босс, мистер Сэндфорд. Эй, Меллин, кровь взял?

— Ага, — отозвался Меллин. — там, впереди… четыре пакета.

— Какого черта вы копаетесь? — взревел Сэндфорд. — Мы что, собираемся торчать здесь всю ночь?

Он уселся на сиденье возле кокпита. Достал фляжку, откупорил и жадно глотнул.

Джаквес сказал:

— Поехали, босс.

Он запустил мотор, вернулся на корму и отдал концы. Лодка сперва разгонялась медленно, затем набрала скорость. В миле от острова Джаквес заложил полукруг, обогнул Эндрюс и направился к острову Кэйт.

Сэндфорд пытался прикурить. Через плечо Джаквес видел его потуги хоть приблизительно попасть сигаретой в зажигалку. После нескольких попыток он кое-как управился, откинулся, затягиваясь, и попытался собраться.

Джаквес тихонько насвистывал под нос.

— Христа ради! — взвыл Сэндфорд. — Почему бы тебе не разучить другой мотив? Когда бы я ни шел мимо, ты насвистываешь или напеваешь «Девочку с ореховой кожей».

— Простите, босс… Просто нравится эта старая песенка. В ней что-то есть, знаете, мистер Сэндфорд.

Из-за туч выглянула луна. Море было спокойно, но в горячем воздухе витала какая-то напряженность. Жару изредка смягчало острое дыхание холодного ветра. Меллин готовил кофе и думал, что это неприятно. Когда дует, словно сидишь в коробке с мороженым, а когда нет, ночь превращается в духовку. Обливаешься по́том или дрожишь, но чаще потеешь.

Меллин принес кофе. Сэндфорд выпил его большими глотками.

Джаквес сказал:

— Мистер Сэндфорд не хочет кофе. У него ещё есть виски. На черта ему кофе?

Сэндфорд чуть оправился и спросил:

— Куда мы едем? Сегодня я хочу большую — настоящую, понял?

Джаквес вкрадчиво заметил:

— Я точно знаю, что вы чувствуете, мистер Сэндфорд. Я знаю… Мы её добудем. Они кружились здесь сегодня — с янтарными башками и всех мастей.

Он занялся лесками. Когда все было готово, Сэндфорд вдруг упал на сиденье и его вырвало.

Джаквес посоветовал:

— Действуйте не спеша, мистер Сэндфорд, и вы несомненно добудете огромную рыбину. Я обещаю.

Он шагнул к штурвалу и снова запустил мотор. Меллин все так же стоял, облокотившись на тент.

Джаквес скомандовал:

— Бросай кровь за борт, парень. Будем болтаться вокруг.

— Есть, — ответил Меллин.

Сэндфорд сидел на корме, пьяно таращась на эту сцену. Раздался всплеск падающих за борт пакетов.

Джаквес на малой скорости закладывает широкий круг. Меллин просунул голову под тент.

— Он на том сиденье, про которое я тебе говорил.

Джаквес тихо и спокойно отрезал:

— Иди поджарь яичницу, салага чертов. Чего ты дергаешься, а? Почему, черт возьми, ты не заткнешься? Ты меня достал… Да ещё как!

На несколько минут стало светло. Это луна прорезала тихую воду серебряным кинжалом. Джаквес начал сужать круг, в центр которого Меллин швырнул кровь. Лодка скользила легко, почти бесшумно. Потом луна опять скрылась, и море почернело.

Джаквес тихонечко насвистывал, почти про себя: «Девочка с ореховой кожей…». Меллин сидел впереди, спиной к носу и поверх тента смотрел на корму. Он заметил плавник акулы и заорал:

— Она плывет!.. Плывет, мистер Сэндфорд…

Плавник возник в пятидесяти ярдах за кормой. Джаквес полностью выключил скорость. Он стоял вполоборота, одну руку держа на руле, и наблюдал за Сэндфордом.

Акула нырнула. Заглотила крючок. Сэндфорд буркнул:

— Черт побери… огромная…

Он рухнул на сиденье, но когда леска натянулась, его сорвало с места и потащило к корме. С глупым лицом он скользил на коленях по палубе, пытаясь подняться.

Леска рванулась ещё раз, и Сэндфорд перелетел через транец в море. Долей секунды позже Джаквес (окурок сигареты так и свисал из его рта) увидел плавник и изгиб хвоста. Акула разворачивалась.

Меллин хрипло выдохнул:

— О, Господи!

Он бросился к корме, упал на колени и перегнулся к воде.

Раздался ужасный пронзительный крик, вздыбилась пена, — и воцарилась тишина.

Меллин, весь белый, обернулся, увидел, что Джаквес закуривает новую сигарету, и потащился к негру.

— Ну, она его заполучила. У него не было даже спасательного жилета. Тот бы хоть чем-нибудь помог.

Он был мокр от пота.

Джаквес посмотрел на него в упор. Луна выплыла из-за облаков, и Джаквес оглянулся через плечо на море. Тихое, сонное, лунное.

— Какого черта тебя все так возбуждает? Не впервые акула слопала рыбака, правда? Особенно если он надрался и не соображает, что делает! Понимаешь, о чем я?

Меллин буркнул:

— Да чего мне волноваться? Лодка не моя.

— У тебя никогда не будет лодки, — бросил Джаквес. — Нет, у тебя никогда не будет лодки, парень, потому что ты чертовски возбудим. Все может случиться, разве не так? Думаю, не стоит нам тут ошиваться. Мы ничего не можем сделать. Лучше вернемся. Свари чашечку кофе, Меллин. Поверь, я ужасно сожалею… Ужасно! Мистер Сэндфорд был замечательным парнем… все любили мистера Сэндфорда.

— Возможно… — кивнул Меллин. — Когда он не был пьян… а пьян он был всегда.

— Фу, глупость. Бьюсь об заклад, этой ночью мистер Сэндфорд не был пьян. Нет, ни хрена… он был совершенно трезв. Я никогда не видел его таким трезвым. Понял, Меллин?

Меллин промямлил:

— Ага… ага… Конечно, он был трезв.

Джаквес улыбнулся, оскалив ровные белые зубы.

— Ты хороший парень, Меллин. Никогда не знаешь… может, ты не будешь совать свой нос и однажды получишь лодку — как эта. Шикарная лодка, правда?

— Пойду выпью кофе, — буркнул Меллин.

Джаквес прыгнул на узкий борт, сбросил туфли и зажал штурвал пальцами ноги. Так, придерживаясь за тент, он и правил лодкой навстречу огням Черной Багамы.

И тихонечко напевал:

— Девочка с ореховой кожей и блуждающим взглядом…


Глава вторая

I

Вэллон вышел из лифта и направился к офисам «Ченолт инвестигейшен». Десять часов — слишком рано, Магдалена ещё в театре. Он миновал комнату телефонисток, открыл дверь своего кабинета, включил свет, снял шляпу. Потом сел, закинул на ноги на стол и закурил.

Немного погодя ногой придвинул к себе внутренний телефон, наклонился и снял трубку.

— Мистер Марвин пришел?

— Нет, мистер Вэллон. Он вышел около получаса назад. Сказал, что вернется после одиннадцати.

— Что-нибудь еще? — спросил Вэллон.

— Да, сэр. Я не знала, что вы вернулись. В приемной леди, которая хочет вас видеть.

— Кто она, Мэвис?

— Не знаю… Узнав, что вас нет, но вы вернетесь, она сказала, что подождет. Назваться не захотела.

— Ладно, — вздохнул Вэллон и убрал ноги со стола. — Впусти её, Мэвис.

Боковая дверь, ведущая в контору, распахнулась. Дежурный впустил женщину, вышел и бесшумно прикрыл за собой дверь.

Вэллон поднялся.

— О, мой Бог… Тельма! Вот так чудо!

Она стояла в центре комнаты. Роскошное зрелище! Высокая, стройная, гибкая, великолепная фигура. Иссиня-черные волосы оттеняют кожу цвета камелий и алые губы. Черное облегающее платье для коктейлей с крошечными блестящими кисточками по краю. И норковая накидка сверху. Прозрачные чулки, крошечные ступни в черных атласных туфельках на высоком каблуке. Длинные бледно-розовые перчатки и прекрасно сидящая кожаная шляпка в тон.

— Ну, мой сладкий?

Он обошел стол и замер, глядя на нее.

— Говорил тебе кто-нибудь, что тебя хочется скушать, Тельма?

Она кивнула, сверкая черными глазами.

— Было такое. Ты. Еще до того, как ты заделался таким важным и крутанул динамо.

Вэллон рассмеялся. «Как он хорош, когда смеется, — подумала она. — Озорной блеск глубоких глаз, крепкие белые зубы за пухлыми губами…»

— Почему бы тебе не сесть и не взять сигарету?

Он придвинул к столу глубокое кожаное кресло. Она села. Он протянул ей сигарету и подал огня.

— Так я тебя бросил, получается? Это клевета.

Она улыбнулась и сказал мягким грудным голосом:

— Это истинная правда, Джонни. Не рвись ты так поскорей удрать и на ком-нибудь жениться, думаю, у нас было будущее.

Вэллон покачал головой и присел на край стола.

— Прошло много времени, это ты сейчас Тельма, говоришь, что я тебя бросил. Видно, забыла, что это ты крутанула динамо и выскочила замуж раньше меня.

Она улыбнулась и очаровательно пожала плечиками.

— Что значат несколько лет для друзей, Джонни? Кстати, как миссис Вэллон? — она подалась вперед. — Ты же не хочешь сказать, что верен одной женщине дольше пары месяцев, а?

— Еще бы!.. Откопав такое сокровище, я так и прилип к нему.

Она повела бровями:

— Она так хороша? Во всем? Неужели?

— Даже более, — Вэллон обошел стол и уселся в свое кресло. — Я не ожидал тебя больше увидеть, тем более в такое время. Я здесь просто случайно. Убиваю время до того, как пойду встречать жену из театра.

— Понимаю… — тихонько протянула она.

Они молча разглядывали друг друга. И внезапно Вэллон резко бросил:

— В чем дело, Тельма? Светский визит или припекло?

Она встала и закружила по комнате.

«Несомненно, она знает, как двигаться, — подумал Вэллон. — Грациозна, как кошка. Необыкновенно эффектна. Знает, как говорить, как держаться, все знает…»

— Можешь назвать это делом, Джонни… которое никого не касается!

Он ухмыльнулся.

— Значит так, да? Когда у тебя дело, которое никого не касается, ты идешь в «Ченолт». Смахивает на темную историю. Что ты натворила, Тельма?

— Веришь или нет, Джонни, ничего. После смерти Джима…

— Так он умер? — перебил Вэллон. — Сочувствую, Тельма.

Она пожала плечами.

— Я не слишком огорчилась. Только после замужества понимаешь, что должен был быть кто-то другой.

— В смысле кто? — неловко спросил Вэллон.

— В смысле ты, — ответила она. — Но, как говорит мистер Киплинг, это другая история. В любом случае, это конкретное дело со мной не связано. Оно связано с другой женщиной, моей близкой подругой — очень близкой.

— Да? — он погасил окурок и сидел, положив локти на стол, сцепив длинные тонкие пальцы и глядя на нее. Она продолжала:

— Эта женщина очень красива. Ее зовут Никола Стейнинг.

Неожиданно Вэллон спросил:

— Хочешь выпить?

Она покачала головой:

— Нет, спасибо, Джонни. Но ты выпей. Ты с бутылкой виски всегда был неразлучен.

Он улыбнулся.

— Ты будешь удивлена! Я исправился.

А сам открыл нижний ящик, вынул бутылку «бурбона» и глотнул прямо из горлышка.

Она села в кресло напротив стола.

— Все тот же Джонни…

— Давай оставим меня. Поговорим о Николе Стейнинг. Она миссис или мисс?

— Миссис… Ей сорок три, а выглядит на тридцать.

— Знаю, — кивнул Вэллон. — Такой тип — красивые, очаровательные и милые! Конечно, она красива, иначе у неё не было бы проблем. А у неё проблемы, иначе ты бы про неё мне не рассказывала. Деньги или мужчина?

— Ошибаешься, Джонни. Ее дочь — Виола Стейнинг.

Он ухмыльнулся.

— Бьюсь об заклад, тоже красотка.

Она кивнула.

— У неё все слишком. Слишком хорошая фигура, слишком хорошие ноги и слишком много денег. Знаешь, как это сочетается, да?

— Да. Обычно дурная смесь. Что она натворила?

Она уютно откинулась в кресле, устроив руки в розовых перчатках на подлокотниках, откинула головку и смотрела на него сквозь полуприкрытые веки.

— Немало, Джонни. Ее мамочка решила, что ей хорошо бы попутешествовать. И она путешествует. Никола долго не получает от неё известий. Ты знаешь Багамы?

Вэллон покачал головой.

— Я там никогда не был, но я видел карту. О какой части речь?

— Остров под названием Черная Багама. Она сейчас там.

— И подозреваю, заварила кашу? — поинтересовался Вэллон.

Она кивнула.

— Вот именно. Я не знаю девушки с такой склонностью вляпываться в неприятности.

— Хорошо, давай конкретнее, — сказал Вэллон. — Что такое? Ее шантажируют, или «Ченолт» должно откупиться от оскорбленной жены, чей муж сбежал с нашей крошкой Виолой с прямого и узкого пути истинного?

— Ты опять ошибся, Джонни. Возможно, и это тоже. Но главное, её мамочка хочет, чтобы она покинула остров. Чтобы вернулась домой. Она наслушалась о Виоле всякого — и не слишком хорошего.

— Понятно, — кивнул Вэллон. — Нужно послать агента на эту Черную Багаму, чтобы он приволок красавицу домой подмышкой?

Она покачала головой.

— Нет, Джонни, это не пойдет. Ехать должен ты.

— Понимаю… — протянул он. Повисла долгая пауза. — Почему?

Она пожала плечами:

— Ну… в этом одна из проблем. С девушкой непросто общаться. Нужен кто-то вроде тебя. Я рассказывала Николе, что ты умен, как сам дьявол, что ты мозговитый и очень упрямый, что сколько бы тебя не искушала красотка, если ты на задании, ты её не заметишь.

Вэллон ухмыльнулся.

— Спасибо на добром слове, Тельма. Так ты полагаешь, что мой агент поддастся соблазну, морально погибнет и не вернется?

— Я ничего не полагаю, Джонни. Но я ей сказала, что это задание как раз для тебя, и что ты возьмешься за него ради меня.

— Не думаю, что это было разумным, а, Тельма?

Она серьезно посмотрела на него.

— Что ты подразумеваешь?

Вэллон беспристрастно ответил:

— Я никогда не верил попыткам раздуть старую золу, и у меня сейчас полно дел. К тому же, — он смотрел мимо нее, — я очень счастливо женат.

— Понимаю. Ты не отказываешься, правда, Джонни? Или, вернее, ты мне не откажешь?

Вэллон встал и заходил по кабинету. Через какое-то время он спросил:

— Слушай, Тельма, почему миссис Стейнинг не пришла ко мне сама?

Она смотрела на него через плечо.

— Потому что она не в порядке. Она в частной лечебнице. Ее нервы ни к черту не годятся, она слишком беспокоится об этой девчонке. А я её лучшая подруга. Разве не естественно, что она попросила меня увидеться с тобой?

— Сильно она больна, Тельма? — спросил Вэллон.

— Достаточно. Не скажу, что лежит пластом, но волноваться ей нельзя.

Он остановился и присел на краешек стола.

— Хорошо, она могла написать, верно?

— Слушай, Джонни… в чем дело? Ты как помешался.

— Нет. А если бы да, то только на тебе.

— В каком смысле? — спросила она, сверкая в усмешке мелкими жемчужными зубками.

— Слушай, моя сладкая, мне кажется, миссис Стейнинг могла бы решить это дело сама, если бы хотела. Это делаешь ты, потому что… ну, я не знаю, почему, но ты что-то задумала.

Она улыбнулась.

— Так ты все ещё считаешь меня опасной?

— Я не считаю, — буркнул он, — Я знаю!.. Посмотри на себя. Ты никогда не была так хороша и привлекательна. С каждым уходящим годом ты становишься чертовски более опасной и более привлекательной, чем прежде.

— Ты же не хочешь сказать, что испугался, Джонни?

Он покачал головой.

— Я не испуган. Я мудр. Заруби это себе на носу. Доченька миссис Стейнинг кажется мне довольно горячей штучкой. На острове она наверняка создала массу проблем такого рода, которые требуют, — он ухмыльнулся, — мужчины вроде меня — обеспеченного, тактичного и неподкупного. Значит, это действительно проблема, верно? Мне только любопытно, что она наворотила.

— Это ты должен выяснить, — сказала она. Еще одна пауза. — Ставки велики, Джонни. Миссис Стейнинг очень богата.

— Насколько велики?

— Тысяча фунтов задатка, ещё тысяча на расходы, и, думаю, когда ты вернешься и притащишь с собой девчонку, устранив все проблемы на Черной Багаме, ты назовешь свою собственную цену. Понимаешь?

— Понимаю.

Он снова закурил и спросил:

— Где ты остановилась, Тельма?

— В Гайд-Парк Отеле. Я ненадолго. Уеду завтра вечером. Во Францию.

— Я обдумаю и позвоню тебе завтра утром. Устроит?

— Придется смириться, верно, Джонни? — она состроила гримаску. — Знаешь, мне кажется, ты со мной немного резок. Или нет?

Он покачал головой.

— Если я и резок с кем-нибудь, крошка, то с собой.

Он посмотрел на часы. Она поднялась.

— Ну, думаю, тебе пора в театр встречать жену? По-моему, ей очень повезло. Я никогда не встречалась с ней, но мне кажется, ты для неё слишком хорош.

Вэллон молчал.

Она поправила накидку.

— Ну, до встречи, Джонни. Надеюсь, что действительно до встречи…

Он прошел мимо нее, открыл дверь в коридор и любезно распрощался.

— Пока, Тельма.

Она подошла вплотную.

— Замечательные духи. «Виза», да? — спросил он.

Она кивнула.

— Да. Ты необыкновенный мужчина, Джонни. Все та же память на запахи. Раз учуешь — никогда не забудешь.

Он стоял и улыбался ей.

Она спросила:

— Ты меня не поцелуешь, Джонни?

Он покачал головой.

— Зачем начинать, милая? Беги домой. Я позвоню.

Она вышла в коридор и вспыхнула улыбкой.

— Спокойной ночи, Джонни… и будь ты проклят!

Он смотрел ей вслед.


II

Марвин, управляющий «Ченолт», вошел в «Блю Пойнт Бар» на улице Джермин ровно в десять.

Марвин был средней комплекции и худ. Седеющие волосы тщательно причесаны, пальто хорошей ткани по фигуре, рыжевато-коричневые перчатки и зонтик в руках. Марвин — человек уравновешенный и методичный. Вэллон как-то сказал, что его работа требует уймы тактичности и немалого количества извилин. Каждый, кто когда-либо управлял двадцатью пятью агентами в сыскном бюро, вполне понимает, о чем речь.

Единственным недостатком Марвина был «Блю Пойнт Бар». Он притягивал его по причинам, неясным даже ему самому. На маленькой вилле в Уолтоне он выращивал тюльпаны и жил размеренной и спокойной жизнью с пухленькой, тихонькой, разумненькой женой. Но каждый раз, когда он попадал в «Блю Пойнт Бар», что случалось дважды или трижды в неделю и обычно поздно вечером, у него появлялось смутное ощущение, что однажды ночью он найдет нечто… нечто занятное. И на этот раз так и вышло. Он нашел Айлеса.

Айлес, облокотившись на стойку бара, болтал с девушкой.

Изящная штучка, — подумал Марвин. Пиджачок и юбочка — как вторая кожа. Сидит на высоком табурете, наклонившись вперед, и улыбается. Странные бледно-голубые глаза Айлеса (они были его самой запоминающейся чертой), казалось, постоянно меняли цвет.

Айлес был высок и строен. Фигура — голубая мечта всех портных. И вещи на уровне. Вернее, были. Орлиный глаз Марвина различил следы многих чисток, локти превосходно скроенного серого костюма чуть лоснились. К тому же, один из сверкающих полуботинок — ближний к нему — требовал внимания сапожника. Странно, что же с Айлесом?

Марвин прошел вглубь, нашел место возле стойки и заказал «Уайт Леди». Не успел бармен поставить перед ним выпивку, как позади раздался голос Айлеса:

— Приветик, папаша Марвин. Именно ты мне и нужен.

Марвин повернулся, улыбнулся.

— Привет, Айлес. Не думал увидеть тебя здесь так скоро.

Айлес смотрел на Марвина с открытой улыбкой.

— Почему?

— Мы слышали, у тебя были кое-какие проблемы в Южной Америке. Говорили, ты в тюрьме и выйдешь нескоро. Я бы побеседовал с тобой, но… — он покосился на девушку, — ты не один, верно?

Айлес возразил:

— У меня так редко выдается возможность потрепаться с девушками, а насчет той южноамериканской истории ты прав только наполовину. Святая правда, меня упрятали в тюрьму. Был когда-нибудь в южноамериканской тюряге, папаша? Не очень забавно, уверяю, — лицо его ожесточилось. — Все же есть ещё хорошие друзья, так что меня решили выпустить.

Марвин улыбнулся:

— Бьюсь об заклад, хорошим другом была женщина.

Айлес пожал плечами.

— Сейчас это неважно. Главное, я здесь.

— И я рад тебя видеть, — кивнул Марвин. — Кстати, ты только что сказал, что хотел меня видеть. Чего ради?

Айлес небрежно отмахнулся:

— Ради двойного «бакарди», и только.

— Бог мой! — вздохнул Марвин. — Неужели все так плохо?

— Еще хуже, папаша.

Марвин заказал выпивку.

— Ты надолго в Лондон? — спросил он.

— На несколько дней. У меня комната в номере 14 по Плантерс-роуд, Стритхэм.

Худое лицо кисло сморщилось.

— Если придется искать жилье, туда не ходи. Но это только на пару дней. Потом думаю вернуться в Южную Америку.

Марвин заметил:

— Дела, должно быть, очень плохи, если тебе приходится туда возвращаться? Вряд ли после последних событий ты там слишком популярен.

— Человек предполагает, а Господь располагает, — отозвался Айлес, поднял бокал с «бакарди», отхлебнул и взглянул на Марвина:

— За нашу следующую встречу.

Он допил бокал одним глотком.

— Спокойной ночи, папаша. Увидимся!

И вышел из бара.

Марвин заказал ещё «Уайт Леди». Когда бокал принесли, он сидел, задумавшись. Потом зашел в будку в задней части бара и позвонил в «Ченолт».

— Это Марвин. Мистер Вэллон на месте?

— Да, сэр. Я вас соединю.

Голос Вэллона:

— В чем дело, Марвин?

— Я в «Блю Пойнт Бар» на Джермин-стрит. Как ты думаешь, кто здесь был?

— Ну, говори…

— Айлес… Он почти так же хорошо одет, как всегда, но только почти… Понимаешь? Сказал, что возвращается в Южную Америку, так что дела не очень хороши. Занятно…

Вэллон перебил:

— Ты совершенно прав, Марвин. Интересно, не смогу ли я его использовать. Ты считаешь недопустимым, что человек вроде Айлеса должен возвращаться в Южную Америку только потому, что нет ничего лучшего. Ты, конечно, не поинтересовался адресом?

— Меблированные комнаты по адресу 14, Плантерс-роуд, Стритхэм, — сообщил Марвин. — Он только что пошел домой. Думаю, он разорен.

— Понимаю, — сказал Вэллон. — Допивай и лови такси. Поедешь и привезешь его сюда. Хочу с ним поговорить. Без него не возвращайся.

— Прекрасно, мистер Вэллон.

Марвин вышел из будки. Он привык выпивать только два коктейля, но сейчас позволил себе третий. Ему нравился Джулиан Айлес. Потом вышел на улицу и стал ловить такси.


III

Вэллон посмотрел на часы. Почти одиннадцать. Пора идти к театру, — подумал он. Потом решил, что, на это уже нет времени, и позвонил на пульт.

— Я буду некоторое время занят. Пошлите одного из дежурных к театру Святого Мартина. Пусть встретит миссис Вэллон и проводит её домой. Пусть скажет ей, что я занят. Вернусь в течение часа. Понятно, Мэвис?

— Хорошо, мистер Вэллон, — ответила она.

Вэллон сделал два круга по просторному кабинету, глотнул ещё виски. Потом поднял трубку.

— Мэвис, свяжитесь с Гайд-Парк Отелем и, если миссис Тельма Лайон вернулась, соедините меня с ней.

— Хорошо, — ответила телефонистка. — Я вам перезвоню, мистер Вэллон.

Вэллон ещё дважды прошелся и закурил, думая о Тельме Лайон.

Зазвонил телефон. Ее голос в трубке сразу успокоил.

— Привет, Джонни. Так ты решил?

Вэллон ответил:

— Но не так, как ты думаешь. Слушай, сладенькая… не ложись спать. Подожди немного. Я пришлю к тебе человека. Можешь ему полностью доверять. Ты увидишь, он прекрасно справится с заданием. Его зовут Джулиан Айлес. Будет у тебя без четверти двенадцать.

— Хорошо, будь я проклята, Джонни, — голос её стал холодным. — Откуда ты знаешь, что он подойдет?

— Я ещё ни разу не ошибся в человеке, — ответил Вэллон, — и к тому же знаю его очень хорошо. Увидишь, если что, он лучше меня. Если у тебя есть голова, ты согласишься. Понимаешь, о чем я?

— Понимаю, Джонни. Ладно… я с ним встречусь. Но, как бы там ни было, ты мерзавец.

Вэллон осклабился.

— Знаю. Обращайся с ним как следует, и увидишь, он умеет быть хорошим.

— Ты когда-нибудь видел, чтобы я обращалась с кем-нибудь не как следует?

— Черта с два я видел, — буркнул Вэллон. — Так пока, мой сладкая.

И повесил трубку.


IV

Лифтер, который показал Айлесу номер 126 на первом этаже Гайд-Парк Отеля, позвонил ещё раз, подождал, пожал плечами. Потом сказал:

— Ну, она очень забавная, эта леди, сэр, но она не отвечает.

Айлес небрежно бросил:

— Все в порядке. Не беспокойтесь.

Лифтер ушел.

Айлес вдавил пальцем кнопку звонка. Внутри заливался звонок. Внезапно дверь открылась.

— Добрый вечер. Я Джулиан Айлес. Миссис Лайон?

Она стояла в холле, держа дверь распахнутой. На ней был гранатовый бархатный халат и золотые шлепанцы. Широкие, длинные рукава оторочены шиншиллой. Довольно холодно она произнесла:

— Похоже, вы спешите, мистер Айлес.

Он улыбнулся. Когда он улыбался, лицо его становилось чертовки привлекательным — смешинки в уголках глаз, прекрасные зубы…

— Я — нет, если вы — нет. Мистер Вэллон попросил меня зайти и поговорить с вами. Он думал, это может оказаться крайне необходимо.

— Я переодевалась. Вы войдете?

Она прошел вслед за ней в хорошо обставленную гостиную. Она подошла к пылающему камину, повернулась спиной к огню и принялась его разглядывать.

— Если хотите, оставьте шляпу в холле. Выпить не желаете?

— Спасибо, очень хочу.

Айлес вышел в холл, повесил шляпу и вернулся в комнату. Она колдовала возле бара, а его попросила:

— Расскажите что-нибудь о себе.

У неё очаровательный голос, — подумал Айлес.

— Разве это нас к чему-нибудь приведет? — спокойно спросил он.

Тельма взглянула на него через плечо, все также улыбаясь.

«А его нелегко будет вывести из себя», — подумала она, подала виски с содовой и сказала:

— Разве это не естественно, мистер Айлес, что, когда женщина доверяет мужчине поручение особой важности, она хочет что-нибудь узнать о нем?

Айлес кивнул. Она подошла к столу, вернулась с пачкой сигарет, угостила Айлеса и взяла сама.

— Весьма разумно, — сказал он. — Но предположим, например, мое прошлое не слишком привлекательно. Я вряд ли его вам раскрою, верно? С другой стороны, раз меня прислал к вам Джон Вэллон, вы вполне можете считать этот вопрос не требующим освещения.

Она села на диван. Айлес устроился к кресле возле камина.

— Все зависит от того, насколько хорошо я знаю мистера Вэллона.

— Чепуха, — бодро отмахнулся Айлес, — вы знаете мистера Вэллона достаточно хорошо. Ни одна женщина не будет просить мужчину позаботиться о безопасности, скажем так, строптивой дочери подруги, если она его толком не знает.

— Ну да… Скажите, мистер Айлес, что дословно сказал вам мистер Вэллон?

— Подозреваю, он сказал мне то, что вы сказали ему. Обрисовал мне проблему, которую вы хотите решить. И сказал, что вы захотите поговорить со мной об этом.

Тельма встала и принялась медленно расхаживать взад-вперед по комнате.

«Она очень эффектна, когда двигается, — подумал он, — или когда сидит или вообще что-либо делает. Чертовски хороша!»

Она сказала:

— Я абсолютно уверена, что вы подходите, если так считает Джон Вэллон. Я пришла к нему сегодня, потому что беспокоюсь о дочке моей подруги, миссис Стейнинг. Она действительно очень милая — очень красивая — девушка. На самом деле от природы у неё прекрасный характер, но боюсь, она немного отбилась от рук. Понимаете?

Айлес решительно, но все ещё улыбаясь, заявил:

— Нет, не понимаю. Я бы хотел точно знать, что вы подразумеваете под молодой леди, которая от природы просто прелесть, но немного отбилась от рук. В чем она отбилась? Деньги, выпивка или любовь? Она путается слишком со многими? Ее шантажируют? Она слишком много пьет? Что с ней за проблемы?

Она спокойно сказала:

— Мистер Айлес, мне не слишком нравится ваше отношение к этому делу.

Айлес пожал плечами.

— Какая разница? Мое отношение ни при чем. Вы поймете, что я пекусь об интересах миссис Стейнинг. В моих попытках что-либо сделать не будет толку, если я не буду знать некоторых вещей о девушке, верно?

Возникла пауза; потом она нехотя выдавила:

— Думаю, вы правы.

Айлес улыбнулся, она продолжала:

— Вот о чем я. Девочка была очень мила и почти не выделялась до тех пор, пока пару лет назад не стала путешествовать. Не думаю, что они с матерью когда-либо были подругами… Вы понимаете, о чем речь? Они очень привязаны друг к другу, — неожиданно она улыбнулась, — но, возможно, обе слишком красивы…

Айлес кивнул.

— Думаю, я понимаю. Миссис Стейнинг — нервная особа, несколько ревнует свою дочь — или наоборот. Потому девочка стала путешествовать, или это решение миссис Стейнинг?

— Не знаю. Думаю, обе были не против.

— А дома у неё были какие-то проблемы?

Она покачала головой.

— Нет, точно. Но они вдруг так решили, что ей неплохо бы попутешествовать, и она уехала.

— Когда её стало заносить — в Европе, или только на Черной Багаме? — спросил Айлес.

Тельма снова села на диван и скрестила ноги. Прекрасные ноги, да и лодыжки…

— Не могу ответить, но я склоняюсь к мысли, что своего рода кульминация произошла на Черной Багаме. Что бы ни затевалось, все встало на голову.

— Значит, это мужчина, — сказал Айлес. — Я прав?

— Может быть, даже не один.

— У неё есть деньги?

Тельма кивнула.

— У неё есть деньги, и будет ещё больше через пару лет.

Он затянулся.

— Может, какой-нибудь подлец втянул её в неприятности? Это старый прием. Кто-то может попытаться её скомпрометировать и требует заплатить за молчание. Это привычно и понятно.

— Да, возможно. В любом случае, вам самому придется ответить на эти вопросы, мистер Айлес.

Он лениво ей улыбнулся.

Тебе слишком нравится этот мужчина, — сказала она себе, — но чем-то неясным он раздражает. В Айлесе есть что-то опустошающее, нечто почти гипнотизирующее. Кроме того, за его небрежной и очаровательной внешностью было что-то едкое и циничное, может быть, за привычной любезной маской он над ней смеялся.

Он спросил:

— Итак, вы решили, что я поеду?

Она кивнула.

— Если вы позвоните завтра утром и спросите менеджера, для вас будет готов конверт с тысячей фунтов. Это позволит вам доехать и устроиться. Я хочу, чтобы вы отправились как можно скорее.

— Понял, — кивнул Айлес. — А потом?

— Я хочу, чтобы вы привезли девчонку назад как можно раньше. Как вы это сделаете — ваше дело. Она может оказаться несколько упрямой.

Айлес спросил:

— А вы понимаете, что мне, может потребоваться применить силу? — он снова улыбнулся. — Я должен похитить девушку?

Она пожала плечами.

— Думаю, вы найдете другой выход. Мне кажется, у вас нет проблем в обращении с женщинами, мистер Айлес. Если не сгодится один способ, придумаете другой.

— Думаю, да, — подтвердил Айлес. — Вы же понимаете, если один мужчина может её шантажировать, это же может сделать и другой.

— Все зависит от того, насколько вы искушены в шантаже, мистер Айлес.

— Я всегда могу научиться, миссис Лайон. Вам с миссис Стейнинг не стоит беспокоиться. Я её привезу.

— Прекрасно!

Айлес встал, затушил окурок в пепельнице на столике рядом и сказал:

— Думаю, проблем не возникнет. Как я понимаю, Черная Багама не очень велика?

— Вы совершенно правы. Сравнительно небольшой остров. Но все равно, вам помогут. Некоторое время назад миссис Стейнинг отправила свою служанку — пожилую и очень интеллигентную женщину — постараться привезти дочь. Это не удалось, но она ещё на острове. Думаю, она вам позвонит. Возможно, скажет, где находится мисс Стейнинг.

— Это может помочь, — сказал он.

Он встала и взяла его пустой стакан.

— Хотите выпить?

Айлес кивнул и подумал:

— А что дальше?

Она смешала коктейль и подала ему.

— У вас, должно быть, интересная профессия, мистер Айлес. Вы всегда были частным детективом? Кажется, так вы себя называете?

Айлес чуть отхлебнул виски.

— Думаю, да. Кем я только не был… В войну служил в секретной службе, и меня называли агентом.

— Ясно… Вам, наверное, нелегко приходилось…

Он покачал головой.

— Не больше, чем другим в нашей своеобразной профессии. Я нахожу это забавным.

Она достала ещё сигарету.

— И в те дни вы познакомились с Джоном Вэллоном? Не знаю, говорил ли он вам, но я просила его сделать это. Ему дело не понравилось, — она вдруг улыбнулась. — А я думала, оно его привлечет.

— Так и должно было быть. Джонни — великий маг общения, но вы знаете, он женат — очень счастливо женат. И «Ченолт» выросло в серьезный бизнес. Подозреваю, на нем висит слишком много дел — слишком много, конечно, и без миссис Вэллон. Вы знакомы?

Она покачала головой.

— Никогда не видела. Скажите, какая она?

Айлес небрежно бросил:

— Ну, таких называют милыми… Очень привлекательная, — он улыбнулся. — Я даже осмелюсь сказать, она почти так же хороша, как вы, кроме, может быть… — он пожал плечами.

— Кроме чего? — поспешно спросила она.

Айлес сказал:

— Она — женщина, похожая на остальных. Она красива и привлекательна, но у ей не хватает того, что называют шармом, очарованием… или как вам понравится. Что есть у вас.

Тельма скромно потупилась:

— Рада, что вы считаете меня очаровательной.

— Ну что вы, — любезно улыбнулся Айлес.

Она затянулась и посмотрела на него сквозь дым.

— Я так думаю, вы с Джоном Вэллоном большие друзья?

Он заколебался.

— Я бы так не сказал. Хорошие партнеры, — возможно. Я работал на него раньше — и много работал. Это не значит, что он должен мне нравиться.

Она приподняла брови:

— Правда?

— Мужчины — смешные животные, миссис Лайон. Они могут вместе работать, но не обязаны нравиться друг другу.

Она смотрела мимо.

— Не говорите мне, что вы хотели жениться на миссис Вэллон! Не говорите, что в отсутствии дружбы виновно «шерше ля фам»!

Айлес многозначительно хмыкнул.

— Возможно, вы правы.

Пауза.

— Для женщин вы просто находка, мистер Айлес. Думаю, вас с вашим романтическим прошлым находят очень привлекательным мужчиной.

— Большое спасибо. Скажите, миссис Лайон, а каким вы нашли меня?

— Вы слишком прямолинейны, — она улыбнулась. — Давайте скажем, что я нашла вас забавным.

— Рад слышать. Надеюсь, мисс Стейнинг тоже найдет меня забавным.

Она поспешно спросила:

— А если возникнут проблемы с девочкой, как вы поступите?

Он пожал плечами.

— Откуда я знаю? Доберусь туда, подышу атмосферой, пойму, если смогу, что мешает мисс Стейнинг; пойму, мужчина это или мужчины, и раскопаю что-нибудь о них. Если они плохие парни, всегда что-нибудь найдется. Еще мне надо будет узнать кое-что о мисс Стейнинг по своим каналам. А потом я смогу сформулировать некий план кампании.

— Надеюсь, вы будете докладывать время от времени мистеру Вэллону?

Он допил виски.

— Не знаю, стоит ли. Джонни взвалил эту работу на меня, и вряд ли он хотел, чтобы я обо всем докладывал. В конце концов, не о чем докладывать — если только мисс Стейнинг не в полной безнадеге.

Она бросила на него быстрый взгляд.

— А если да?

— Мне придется применить отчаянные меры, ведь так? Но даже тогда не думаю, что их стоит обсуждать. Если я привезу девчонку, все будут удовлетворены, так, миссис Лайон?

— Думаю, да. И это ответ на вопрос.

— Что-нибудь еще? — спросил Айлес.

— Нет… По-моему, мы хорошо поняли друг друга. Забавно, что вы с Джонни Вэллон не сможете быть большими друзьями. У него есть способность раздражать, если вы меня понимаете.

Он кивнул.

— Знаю.

— Ну, вот так. Желаю удачи. Если зайдете утром, найдете конверт, как я сказала. Надеюсь, вы справитесь. У меня предчувствие.

Она проводила его до двери, положила руку на щеколду.

— Спокойной ночи. Если вам удастся, увидите, я не останусь в долгу.

Айлес лукаво прищурился.

— Значит ли это, что я стану для вас чуть более привлекательным?

Она вдруг улыбнулась.

— Почему нет? И даже сейчас все не так плохо, мистер Айлес.

Она взяла его за подбородок и поцеловала в губы.

Айлес вздохнул:

— Думаю, вы совершенно необыкновенная женщина.

Она улыбнулась.

— Многие так думали. Между прочим, я думаю, и вы довольно необычный мужчина.

— Это прекрасно. Будем и впредь необычными, ладно?


V

В половине второго Айлес добрался до квартиры Вэллона на Слоан-стрит. Дважды позвонив, он терпеливо ждал. Вэллон отворил ему в халате.

— Входи, Джулиан. Как дела?

Он повел вниз по коридору и открыл дверь направо, в уютную библиотеку. Айлес швырнул шляпу на стул.

— Все отлично!

— Выпить хочешь?

Айлес покачал головой:

— Два я уже выпил, — он достал сигарету из шкатулки на каминной доске. — Дьявол, любопытно, что за игру она ведет, Джонни?

— Думаешь, она играет?

Айлес кивнул.

— Слушай, миссис Лайон сказала, в какой лечебнице эта миссис Никола Стейнинг — любящая мамочка, которая так за дочку беспокоится?

Вэллон покачал головой.

— Она должна знать, что ни один частный детектив не возьмется за работу вроде этой без инструкций от матери девушки. Единственный человек, который действительно может дать право ехать за девчонкой — мать, так? Может, потому она пришла к тебе. Думала, что ты не потребуешь свидания с матерью.

— Почему ты так считаешь, Джулиан?

— Не знаю, — пожал плечами Айлес. — Но подозреваю, что в свое время вы с ней были близки, верно?

— Странный вопрос, но я понял, что ты хочешь сказать.

— В любом случае она должна была тебе сказать, где живет мамаша, тогда ты бы мог съездить проверить. Она не сказала, потому что подумала, что ты не возьмешься за дело сам, а передашь его кому-нибудь из тех, кому доверяешь. И решила, что тот не станет ничего проверять, так как заказ исходил от тебя, а этого любому достаточно, верно?

— Что ты думаешь? — спросил Вэллон.

Айлес заходил взад-вперед длинными легкими шагами.

— Я скажу тебе, что думаю, Джонни. Наша миссис Тельма Лайон думает выйти сухой из воды. Отделаться от самой трудной части дела, в которое замешана. Она думает, что никто не соберется проверять миссис Стейнинг; я не проверю, потому что меня нанял ты, а ты, естественно, не собираешься проверять, потому что чувствуешь себя обязанным. Когда она спросила, что я думаю о тебе, я понял, что она не ждет отзыва о первоклассном парне, и сыграл. Сказал, что не слишком тебя люблю; что мы здорово работаем вместе, но как мужик с мужиком не сходимся. Она пришла к неверному выводу, хотя очень логичному: заключила, что между нами были некие трения по поводу женщины.

Вэллон кивнул.

— Ты совершенно прав, Джулиан. Ни единого прокола.

— Она сказала, — продолжил Айлес, — если я завершу работу, по возвращении она не останется в долгу. Короче, она флиртовала напропалую, и не скажу, чтобы мне не понравилось. Понимаешь, о чем я?

— Не совсем. Куда ты гнешь, Джулиан?

— Нет никакой миссис Стейнинг. Понимаешь? Есть какая-то связь между Тельмой Лайон и девчонкой Стейнинг, которая затрагивает миссис Лайон. Бьюсь об заклад, она сама оплачивает работу, и она замешана.

Вэллон протянул:

— Ну, это я могу проверить.

— Что это даст? — спросил Айлес. — Предположим, мы убедимся, что миссис Никола Стейнинг не существует, это не отменит заказ, так? Мне все же нужно ехать на Черную Багаму?

Вэллон кивнул.

— Когда?

— Как можно скорее, — ответил Айлес. — Я полечу. Зайду завтра утром в её отель, заберу деньги и отправлюсь.

— Желаю повеселиться, Джулиан!

Они ухмыльнулись. Айлес поднял шляпу.

— Ну, пока, Джонни. Привет Магдалене. Береги свою шею.

Вэллон рассмеялся.

— Береги свою, Джулиан. Но я не переживаю. Даже если не убережешь, приставишь обратно. Пока.

Айлес вышел из комнаты. Вэллон слышал, как за ним закрылась входная дверь. Он закурил, стоял у огня и тихонько затягивался, думая о прежних днях — и о Тельме Лайон.


Глава третья

I

Теперь самое время познакомить вас с мистером Эрнестом Гелвадой, который в начале Второй мировой поступил на довольно необычную и суперкрутую службу к мистеру Куэйлу. В то время он был, что называется, вольным бельгийцем, но в результате военной службы кроме украшений высшего класса — их он сразу же подарил женщине, которую желал более всего на свете, — приобрел британское подданство.

Его жизненный опыт с младенчества был весьма разнообразным, если не калейдоскопическим. Он родился за пару лет до Первой Мировой в Эльзасе, и бедняжка — мать прочила его в священники. Но события этому воспрепятствовали.

Мать Гелвады заколол взбешенный немец — капрал, которому она выколола глаз, когда он пытался её изнасиловать. Отца, который вернулся в этот злосчастный момент, немцы пристрелили.

Так что неудивительно, что в Эрнесте Гелваде развилась непримиримая, хоть и затаенная, ненависть ко всему немецкому и с ним связанному. Во время Второй мировой он, член организации мистера Куэйла, сводил старые счеты с врагом с помощью четырехдюймового шведского кортика — а метал он его на двадцать ярдов прямо в яблочко.

Поэтому не удивляйтесь, что в мирное время он заскучал.

Гелвада — коротышка, производит впечатление толстячка, хотя когда надо гибок и проворен. И в прекрасной физической форме. Его главное занятие — тихое созерцание женского пола и все из этого вытекающее. На его круглом, приятном лице добряка всегда играет улыбка, и удивительно, что многие рядом с ним чувствуют себя неуютно.

Единственное объяснение этой странности — Гелвада большую часть времени думает о своем шведском кортике, гадая, когда тот ещё понадобится. Ненависть внутри хоть и угасла, но улыбка… От неё атмосфера наполнялась неприязнью и жестокостью.


II

Неподалеку от Ист-Гринстед проходит длинная и довольно милая дорога на Балкомб. У развилки — старомодный постоялый двор, крошечный, но гостеприимный. На задворках — уютный бар. В этот вечер единственным посетителем был Эрнест Гелвада. Он сидел у огня, курил и думал. Думал он нестандартно — как делал все, за что брался. Думал он на нескольких языках, пятью из которых владел почти в совершенстве. Его забавляло переключение мысли с португальского на французский, на итальянский с неожиданными соскоками на родной. Иногда он думал по-английски; говорил он на нем очень хорошо — но иногда, потеряв меру, употреблял самые грязные американские ругательства.

Барменша, которая давно наблюдала за ним — было что-то чертовски привлекательное в Эрнесте Гелваде, — спросила:

— Не хотите выпить, сэр?

Гелвада встал, подошел к бару, облокотился на стойку и улыбнулся барменше.

— Думаю, да.

Он кивнул на ряды полок вокруг бара.

— Что за бутылочка справа на полке? Пожалуй, мне нужна именно она.

Она оглянулась.

— Это очень старый ликер, сэр. Во время войны его забыл здесь один джентльмен. Думаю, он турецкий. Называется «Яблоко Эдема».

— Налейте немножко, пожалуйста.

Хозяйка дотянулась до бутылки, наполнила ликерную рюмку и протянула ему. Он положил на прилавок фунтовую бумажку.

— Вам нравится, сэр? По-моему, вы пили его раньше.

Он покачал головой.

— Ни разу.

Он отхлебнул.

— И он мне не нравится. Думаю, двойной виски с содовой лучше.

Она повела бровями и улыбнулась.

— Интересно, а зачем вы хотели попробовать?

— Я не хотел пробовать, — Гелвада улыбнулся. — Хотел посмотреть, как вы тянетесь. У вас очень хорошая фигура, мадмуазель. Греки, без сомнения, дали бы высший балл. Что до меня, я думаю, женские фигуры лучше смотрятся, когда они тянутся за чем-то наверху.

Она ничего не сказала и принесла виски с содовой.

Он спросил:

— Вы поняли мою мысль?

Она холодно бросила:

— Да, думаю, поняла.

Эрнест продолжал:

— Поймите, я, как говорят, эстет. Люблю прекрасное. Пожалуй, я буду приходить очень часто, моя прелесть!

Она приподняла руки поправить волосы. Какой нахал, — подумала она, — но не может не нравиться. Странно, почему?

Зазвонил телефон. Она обошла стойку, ответила и отвела от уха трубку.

— Не вы ли мистер Гелвада?

— Да… Мистер Эрнест Гелвада… весь к вашим услугам, мадмуазель.

— Ладно, вам звонят, — она подала аппарат.

Гелвада взял трубку.

— Да… Очень хорошо… Большое спасибо…

Он положил трубку, отхлебнул виски, вернулся к стулу и взял шляпу.

— Желаю замечательного вечера. Не могу передать, какое удовольствие я получил.

Когда он дошел до двери, она игриво окликнула:

— Вы забыли сдачу, мистер Гелвада!

— Нет… поверьте, я никогда не забываю сдачу. До встречи, мадмуазель.

Он вышел, сел в сияющий «ягуар», завел мотор и поехал в сторону Балкомба. Дорога стелилась в сердце Суррея. То тут, то там виднелись большие и удобные коттеджи. Среди них был один с белыми воротами.

Гелвада въехал туда, оставил машину во дворе и позвонил в колокольчик при входе.

Вскоре дверь открыли. На пороге стояла молоденькая красотка — блондинка в толстом пледе цвета слоновой кости и на черных шпильках.

— Мадмуазель Джермейн… Счастлив снова вас видеть. Чутье подсказывает мне, вы только что из постели или собирались туда отправиться.

Она засмеялась, сверкнув жемчужными зубками.

— Я работала сегодня до пяти утра, Эрнест. Твоя вторая догадка верна. Я иду спать. Но не сейчас. Мистер Куэйл ждет в кабинете. Войдешь?

— Да, — кивнул он. — По-моему, это ужасно — заниматься делами, пока вы рядом. И все-же увидимся, крошка.

Он швырнул шляпу на стул и прошел по коридору вглубь дома. Через плечо он видел, как она поднимается наверх, и в тот момент, когда она почти исчезла, послал вслед воздушный поцелуй.

Длинный коридор завершался бархатной портьерой. Гелвада отодвинул её, открыл дверь и вошел в библиотеку, отделанная мореным дубом. В камине горел огонь. В дальнем конце комнаты стоял массивный стол, на нем — не меньше шести телефонов. А по другую сторону восседал мистер Питер Эверард Куэйл.

Куэйл был высок, дороден и немного лысоват. Он мог быть кем угодно — преуспевающим биржевым брокером или финансистом. Обычно ему удавалось быть похожим на того, на кого хотелось. Странный, ускользающий человек, который с тридцати лет непрерывно рисковал собой и другими, совал нос в то, что звалось «государственными делами»; сохранял мир тем, что опережал его разрушителей; работал с безразмерными фондами неизвестного происхождения и контролировал сети агентов по всему миру.

Он сказал:

— Входите, Эрнест. Долгий отдых, да?

Гелвада пожал плечами.

— Лучше скажите, испорченный отдых. Я немного поездил и навестил знакомые места.

Куэйл встал и обошел стол.

— Ну, там все так же?

Гелвада снова пожал плечами.

— И да, и нет… Возможно, в них было немного… как вы говорите… излишеств! Возможно, я постарел и, скажем так, стал втрое циничнее.

Куэйл спросил:

— Но получился милый, тихий отдых?

— Да, — кивнул Гелвада. — Очень милый. И очень тихий.

Куэйл ухмыльнулся.

— Подозреваю, тихим вы называете происшествие в Андалузии? Как я понял, была небольшая проблема с молодой испаночкой, и в конце концов кого-то зарезали. Это наитишайшая часть вашего отдыха?

Гелвада развел руками.

— Уверяю вас, меня всегда не понимают, — и продолжил, несмотря на расплывающегося в усмешке Куэйла. — Представьте себе, приезжаю я туда и сталкиваюсь с молодой испаночкой, великой чаровницей, воспитанной и неповторимой красавицей. Я смотрю на нее. Я говорю себе: «Какая девочка! Это для тебя, Эрнест!»

— Неужели? И она с вами не согласилась?

Гелвада был просто шокирован.

— Мистер Куэйл, вы меня поражаете. Сколько лет я работаю с вами — девять? Десять? И вы допускаете, что женщина, которой я оказываю честь, пренебрежет Эрнестом Гелвадой?

— Так она не пренебрегла?

— Определенно. Но имелись другие персоны, в которых она ошибочно полагала себя влюбленной до моего появления. И очень онм докучали. С этим нужно было что-то делать.

— Судя по донесению, вы и сделали, — Куэйл пристально посмотрел на Гелваду.

Гелвада оставался невозмутим.

— Мистер Куэйл, интуиция мне подсказывает, что вы считаете, я опущусь до убийства соперника. Уверяю вас, это не так. Через две недели я встретил эту молоденькую восхитительную красотку с мужчиной, которого звали Себастьян. Он затеял ссору, отвратительную пьяную ссору. И его заколол приятель. Я в это время был далеко. И ничего не мог сделать, уверяю вас.

Куэйл сказал:

— Спорю, вы не захотели! И ещё спорю, Эрнест, что вы были причиной ссоры между двумя джентльменами — и она привела к драке, в которой закололи Себастьяна.

— Не отрицаю! — бодро отозвался Гелвада. — Но я не этого делал. Нет, сэр! Вы слишком хорошо меня знаете, чтобы думать, что я без необходимости ввяжусь в нехороший скандал со смертельным исходом.

Куэйл улыбался.

— Очень хорошо. Как желаете поработать, Эрнест?

— Лучше никак. Знаете, в военные годы я был счастлив. Счастлив, потому что занят. Я влезал во столько проблем ради вас, что у меня не было времени ничего сделать для себя. Но жизнь была захватывающей. Частенько я изумлялся, почему я ещё жив.

— И я. И все же однажды это с вами случится. Со всеми нами случится.

Гелвада ещё раз пожал плечами.

— Может быть… Мистер Куэйл, думаю, вы чертовски правы. Но вряд ли я, как вы говорите, плохо кончу.

— Я бы не зарекался, — хмыкнул Куэйл. — Может, мы ближе к этому, чем думаем.

— А! — в этом восклицании было все. — Я начинаю понимать…

Куэйл вернулся к столу, сел и достал из ящика папку.

— Это факты. Багамы, маленький островок Черная Багама. Один из тех курортов, где ликер за бесценок, где солнце сияет весь день и где море прозрачно и чисто. Знаете такие?

Гелвада кивнул:

— Знаю…

Куэйл продолжал:

— Девять-десять месяцев назад я отправил агента на Черную Багаму. С важным заданием. До того он был хорошим агентом — или казался таким.

— Возможно, на него повлияла атмосфера. Возможно, конечно, ему надоело быть хорошим.

— В этом я не уверен. Сэндфорд очень хороший человек. У него на острове было определенное поручение. Он работал у меня долгие годы. И на войне был одним из лучших. Вы его не видели, но он был связным между нами и МИ-5, Спецотделом и другими парнями. Он никогда не оступался.

— Что с ним случилось, мистер Куэйл? — спросил Гелвада.

— Похоже, для начала он спился. Он вечно был пьян. Может, правда, может, нет — Сэндфорд прекрасно разыгрывал пьяных. Он мог сдать и сделаться алкоголиком, а мог прятаться под маской. Он пользовался этим и раньше. Однажды он решил поохотиться на акул. И одна утянула его за борт.

— Это случалось и прежде, — заметил Гелвада.

— Да, но не при таких обстоятельствах, — ответил Куэйл. — Сэндфорд был опытным рыбаком. Он часто ловил акул. Как бы то ни было, с ним в лодке было двое. Негр — владелец лодки — Мервин Джаквес и его помощник — белый по имени Меллин. Меллин потом изрядно набрался и кое о чем вспомнил. Оказалось, что в ночь, когда Сэндфорд отправился на рыбалку и свалился за борт, Меллин заметил ещё до отплытия, что один из ремней сиденья потерт или подрезан. Это не имело значения, Сэндфорд даже не пристегивался. Меллин сказал, он к тому моменту был в стельку пьян.

— А вы не думаете, что кто-нибудь мог его подловить?

<…> самый парень примет на грудь — и с копыт. Но Сэндфорд был слишком силен. Он только косил под забулдыгу.

Куэйл сказал:

— Я не рассматривал такую возможность. Может, у Сэндфорда была встреча той ночью. Может, он понял, что в питье что-то подсыпали. Может, кто-то предложил ему поехать порыбачить, или он решил, что хорошо бы ненадолго выбраться с острова. Но факт остается фактом — он мертв.

— Вы считаете, его убили. Намеренно.

Куэйл кивнул.

— Да, считаю. Я хочу, чтобы ты узнал, замышлялось ли что-то против Сэндфорда. Если да, кто знал, что он едет на рыбалку. Значит, тебе надо отправляться на Черную Багаму. Я хочу, чтобы ты узнал о Сэндфорде все, что сможешь. Думаю, стоит припугнуть этого Меллина и ещё раз с ним поговорить. Как я понимаю, владелец лодки Джаквес — крепкий орешек. С ним могут возникнуть проблемы, а может и нет. Но он тоже заговорит.

Гелвада рассматривал свои ногти.

— Мистер Куэйл, со мной всегда разговаривают. У меня есть парочка приемчиков, которые раньше всегда помогали.

— Я не спрашиваю тебя о приемчиках. Езжай на Черную Багаму. Разузнай о смерти Сэндфорда. Если выяснишь, что его убрали, узнай, кто за этим стоит.

— А потом? — спросил Гелвада.

— А потом ничего. Потом ты возвращаешься и беседуешь со мной. Если не получишь других распоряжений. Понял?

— Прекрасно понял, мистер Куэйл. Багамы в это время года должны быть изумительны.

Куэйл ухмыльнулся, на мгновение представив, какой шухер наведет Эрнест Гелвада на Черной Багаме.

— Звякни в офис на Пэл-Мэл завтра утром. Все будет готово — паспорт, билеты — все. В канадском Ройал-банке открыт счет на твое имя. У них филиал на острове. Тебе не придется общаться со мной до возвращения. И не возвращайся, пока не узнаешь все, что нужно.

Гелвада буркнул:

— Премного благодарен. Это будет очень любопытный отдых, мистер Куэйл. Надеюсь, не слишком продолжительный.

— Лучше бы так и было. Пока, Эрнест.

— До свидания. С нетерпением буду ждать встречи, мистер Куэйл, — Гелвада вышел, в холле ожидала Джермейн.

— Мадмуазель Джермейн, последние несколько минут я думал о вас. А сейчас я нахожу вас одетой в дорогу, в роскошном пальто. Могу я сказать, что вы выглядите великолепно?

Он улыбнулась.

— Спасибо, Эрнест.

— Вас подбросить? Я еду в Лондон.

— Можете меня подбросить до магазин в Балкомбе. Нужно кое-что купить. Но с одним условием…

Он воздел руки.

— Мадмуазель Джермейн, я знаю, что это за условие. Что я не буду к вам приставать. Ну, вы знаете, человеку за рулем сложно заниматься любовью, поэтому хочу сказать вам здесь и сейчас, что вы единственная женщина в моей жизни, которую я действительно любил. Может, были другие случаи, но они только показывали, насколько сильно мое чувство…

— Черт побери, Эрнест! Пошли… и в машине никаких глупостей!


Глава четвертая

I

Айлес почти спал, откинувшись в удобном самолетном кресле, прикрыв глаза и расслабившись. Он был в голубом габардиновом пиджаке и брюках, шелковой рубашке и легкой серой шляпе.

Да, штучка, — подумала стюардесса. Обаяшка — американочка из Майами говорила, что английского джентльмена всегда видно. Частенько она недоумевала, почему. И до сих пор не нашла причины, кроме той, что англичанин либо выглядит джентльменом, либо нет. Этот выглядел. Тогда в чем же дело?

Айлес открыл глаза. В нескольких тысячах футов под ним в голубой глади отражалось солнце. Справа виднелся маленький остров с белыми точками зданий.

Он спросил стюардессу:

— Что это такое?

— Это Остров Голубей. У него форма голубя. А если смотреть вперед, через несколько минут появится Черная Багама. Это в получасе от Майами.

Айлес лениво спросил:

— И что вы думаете о Черной Багаме? Нравится?

Она повела плечиками:

— Неплохо, но по мне Майами лучше! — она улыбнулась, обнажив красивые белые зубки. — Я родилась в Майами. Наверно, потому я его люблю, и не надоело, хотя я на этом рейсе уже давно. Своя прелесть, знаете.

Айлес кивнул.

— Ну конечно. А на Черной Багаме были?

Она кивнула.

— Ага… Как-то я провела там три недели. Неплохо было. Плавали, ловили рыбу… играли в теннис. Все, что душе угодно. Море выпивки и все тридцать три удовольствия.

Айлес ухмыльнулся.

— В смысле, море красоток.

Она засмеялась:

— Тысячи.

— А как мужчины?

— На мой вкус, вполне, — кивнула стюардесса. — На все вкусы.

— Вы бы хотели там пожить?

Она покачала головой.

— Не для меня. Когда начинается дождь, я мечтаю очутиться в Майами. Когда на этом острове идет дождь, это действительно дождь… и ветер… вы не представляете. Когда я приехала, был ураган. Вот здорово… Просто сдует в океан, если подхватит.

Айлес заметил:

— Природа двулика. Чем она прекрасней, тем безжалостней. Как женщина.

— Нет, мистер Айлес, — возразила она. — Все не так плохо. Не говорите мне, что вы из тех, кто не умеет обходиться с женщиной.

— Никогда не угадаешь. Все зависит от женщины.

— Ну, может, вы правы, — вздохнула стюардесса. — Еще увидимся…

И направилась в кабину пилота.

Очень недурная фигура, — лениво подумал Айлес, закурил и откинулся назад. Четыре часа. Шум моторов действовал, как колыбельная. Он закрыл глаза и стал думать о миссис Тельме Лайон.

Она очень интригует. В этой женщине что-то есть. Интересно, что было в давние годы между миссис Лайон и Джоном Вэллоном? Он знал ответ. В старые времена Джонни был ветренником. Очень хорошим детективом, но бабником. И за ним многие бегали. Тогда что-то произошло между Тельмой Лайон и Джоном Вэллоном, что отбило у него охоту на неё работать.

Но его интуиция шептала про некую фальшь в миссис Лайон; возможно, та история не правда, не вся правда. Что угодно, только не правда. Забавно будет узнать, что скрывается за поиском чужой блудной дочери, — думал он. Забавное расследование, тем более если вернувшись он окажется рядом с красоткой Тельмой. Айлес любил женщин, и в его полной приключений карьере они играли внушительную, как сказали бы французы, роль. А теперь он чувствовал странное влечение к миссис Лайон.

Она не только красива и очаровательна, и грациозна, и своенравна, у этой женщины особое, непонятное притяжение и шарм. Он вспомнил сцену в холле. Это был порыв чувств, он правда ей приглянулся, или это просто спектакль? Он пожал плечами. Если это игра, то чего ради? Непонятно, зачем это ей…

Он расслабился и дремал, пока стюардесса не прошла вдоль салона с просьбой пристегнуться. Самолет снижался


II

Тьма упала внезапно. Только что солнце сверкало в море, а мгновение спустя наступили сумерки, и через полчаса стало почти темно.

Айлес проснулся и взглянул на часы. Шесть. Он позвонил и заказал двойной сухой «мартини», пошел в ванную, принял холодный душ и сменил белье. Потом вышел с выпивкой на балкон, сел в плетеное кресло, отхлебнул и посмотрел на море.

Будет замечательная ночь, — подумал он.

За островом на старой пиратской башне Лебединой отмели мерцал маяк.

Он спустился, заказал ещё выпить и пошел на разведку. Айлес был в полумиле от отеля на лугу, когда упали первые капли. Через десять минут уже дул сильный ветер, отгоняя дождь, но тучи и не думали уходить.

Будет дьявольский ураган, — подумал Айлес. И был прав.

Он едва успел вернуться в отель, как началось. Дождь обрушился стеной. Он с бешеной ненавистью хлестал по траве, по асфальтовой дорожке, по стеклам.

Айлес вернулся к бару. Не успел он заказать выпить, как негр-бармен сказал:

— Мистер Айлес, вам просили передать. Вам кто-то звонил. Не назвались и очень быстро повесили трубку.

— Мужчина или женщина?

— Не знаю, — бармен пожал плечами. — Сказали, что перезвонят в телефон-автомат. Будка вниз по улице на запад. Примерно четверть мили отсюда. Телефонистка сказала, что звонить вам будут в десять вечера.

— Прекрасно. Спасибо.

Айлес прикончил выпивку и вышел. Да, миссис Никола Стейнинг, думал он, — если это миссис Никола Стейнинг — не теряет времени даром.


III

Без десяти десять он залез в машину, которую взял напрокат, и медленно поехал вниз по дороге. Дождь перешел в ливень, ветер со странным свистом продирался сквозь придорожные пальмы.

Через пару минут он заметил будку — нелепый придаток у подножия пальм. Он остановился у обочины и вышел, подняв воротник дождевика, одолженного у портье. Потом зашел в будку, оставив дверь чуть приотворенной, и закурил. Стоял, курил и думал о себе и о своей жизни.

Жизнь, — думал Айлес, вдыхая табачный дым, — странная штука. Кто-то однажды сказал, что жизнь такова, какой её слепишь. Интересно, это правда, или жизнь сама лепит тебя. Может быть и то, и другое, — ухмыльнулся он.

Он вспомнил старые времена учебы в частной школе и университете. Постоянное стремление вырваться из сети протоптанных тропинок и утомительной жизненной рутины. Восхищение всем, что разбивало цепи привычной скуки. Да, ему это удавалось. Он вспомнил старые времена, работу с Джоном Вэллоном. Загадку, зашвырнувшую его в Южную Америку, что закончилось грязной тюрьмой и трехлетним сроком.

Шерше ля фам!

Айлес ухмыльнулся. Отлично, одна женщина упрятала его в тюрьму, другая вытащила. Они квиты. Но ему дико повезло, что выбрался.

Интересно, какой была бы жизнь, останься его юная жена в живых; если бы бомба свалилась на другого через три недели после свадьбы. Не везет, — думал Айлес. У нас даже не было времени узнать друг друга. Заковыка в том, — размышлял он, что не знаешь, что удача, а что невезение. Никогда на знаешь, пока не доберешься до финала.

Звякнул телефон. Айлес поднял трубку, не вынимая сигарету изо рта.

— Да?

Ему ответил странный голос — настолько странный, что он был и изумлен, и заинтригован одновременно. Он мог принадлежать и старику, и старухе, и молодой женщине.

Черт знает что, — подумал Айлес.

Голос сказал:

— Мистер Айлес, возможно, вы ожидали звонка. Знали, что это может быть?

— Да, — сказал Айлес. — Я весь внимание!

Голос спросил:

— Вы пешком или у вас машина?

— Машина стоит у обочины.

— Очень хорошо… Поедете к отелю, потом мимо него, увидите развилку. Правая ветка ведет вниз через город, по краю острова. Левая идет в центр. Заметьте по счетчику две мили. Под углом в сторону идет грунтовка, не очень симпатичная на первый взгляд. Она идет через плантации, и через полмили в листве мелькнут деревянные ворота. Заезжайте внутрь. Там будет домик — белое двухэтажное здание с верандой. Доберетесь за четверть часа. Позвоните в звоночек. Я буду ждать. Вы все поняли?

— Превосходно, — ответил Айлес. — А вы совсем не хотите представиться?

Голос фыркнул:

— Мистер Айлес, сейчас это ни к чему, а я не хочу болтать больше, чем положено — и не по телефону.

— Очень хорошо.

Айлес повесил трубку, вышел и поехал прочь.

Через четверть часа он очутился перед широкими двойными воротами. Впереди в темноте неясно проступала подъездная дорожка.

Когда он отворил ворота, дождь чуть поутих. По обеим сторонам высилась стена пальм, лиан, кустов. Промытый воздух благоухал свежестью, но Айлесу там не нравилось. Он не знал, почему. И остров ему не слишком нравился. Прелестное местечко — Черная Багама — но есть здесь что-то странное, чего он не мог точно определить. Он оскалился. Может, он становится привередливым и впадает в маразм?

Айлес тормознул перед домом. Широкая мощеная тропинка вокруг, чистая и опрятная. Ухоженная лужайка под деревьями. Он погасил огни, выбрался из машины и поднялся по шести деревянным ступеням, выкрашенным белым.

Он вдавил кнопку и подождал. Еще подождал. Прошло пять минут. Ничего. Айлес повернул дверную ручку и толкнул. Дверь отворилась. Он вошел и остановился в холле.

Квадратный холл шикарно обставлен в постколониальном стиле. На маленьком столике в дальнем углу горела лампа. В левом углу широкая лестница с белоснежным ковром и массивными латунными перилами. Справа от неё широкий проем вглубь дома.

В правой стене оказались двойные двери. Он толкнул их, вошел в комнату и щелкнул выключателем. Комната оказалась столовой. Широкой, просторной и необычной. В центре — длинный стол, ожившие лампы отражаются в полированном дереве.

Айлес вздохнул, притворил двери и вернулся в холл. Забавно, — подумал он. В романтической новелле это было бы мистикой, но ему, по непонятной причине, это казалось почти нормой.

Он дошел до коридора, нащупал выключатель и повернул его. Дверь в конце; две справа и одна слева как раз под площадкой лестницы. Он дошел до конца, открыл дверь и зажег свет. Там была большая гостиная с белоснежной мебелью и шкурами под ногами, с вишневой каймой по верху кремовых стен. Два больших кресла по обе стороны камина в колониальном стиле, рядом с одним — пепельница на бронзовой подставке. Айлес заглянул в нее. Две наполовину выкуренные сигареты. Он их пощупал. Одна чуть теплее другой, — подумал он. А может, разыгралось воображение?

Айлес вышел из комнаты, погасил свет и открыл дверь поменьше — под лестницей. Довольно странно: та вела в небольшой коридор с дверью в конце, так что под лестницей был проход, а комната — за ней. Он включил свет, прислонился к двери и оглядел комнату. Должно быть, библиотека или кабинет. В одном углу большой стол, напротив на стене длинные книжные полки. Перед ним под углом к французскому окну[1] — диванчик. Шторы не задернуты. Поперек дивана — белый меховой коврик. А возле дивана головой к Айлесу лежал мужчина.

Он плохо выглядит, — подумал Айлес. — Может, потому, что светло-зеленый коврик под ним так густо залит кровью. Вздохнул: ну вот, опять. Всегда начинается как весьма заманчивое дельце, но не успеешь толком вникнуть — на тебе! И так всегда.

Он пересек комнату и осмотрел мужчину. Нижняя часть лица цела, но над переносицей, на уровне глаз, зрелище не из приятных. Его застрелили из крупнокалиберного пистолета или автомата, — решил Айлес. Пуля размозжила лоб и разнесла затылок. Стреляли в упор.

Нижняя часть лица выдавала юношу. Нелепо, одна щека выбрита, другая — нет. Очень странно, — подумал Айлес, парня явно не выдернули из ванной — если только он не брился при полном параде: шелковая рубашка цвета слоновой кости, голубой галстук, кремовый альпаковый пиждак, брюки, белые туфли и белые шелковые носки. Из левого кармана торчал прекрасного качества батистовый платок. Он опустился на колени. Платок надушен мужским парфюмом прямо из Парижа — «Мусташ».

Он встал и огляделся. В углу на столике заметил телефон. В пепельнице — три нетронутых сигареты. Айлес взглянул на них, открыл серебряный портсигар на столике. Та же марка. Сервировочный столик в углу против двери заставлен бутылками.

Айлес пошел туда. Стаканы не трогали. Он достал платок, взял открытую бутылку бренди, плеснул глоток в стакан, добавил содовой и сел в кресло. На столике не было льда, что странно для мест вроде Черной Багамы, где лед потребляли непрерывно.

Айлес сидел, потягивал напиток, думал о миссис Тельме Лайон, о странном голосе в трубке и о картине перед ним. Пара вещей абсолютно очевидна. Миссис Лайон сказала, что ему могут звонить, так что должна быть связь между ней и звонившим. Но миссис Лайон спокойно может отрицать, что говорила это, а незнакомец может отрицать, что звонил. Ловушка? Почему бы нет?

Вторая очевидная вещь — кто-то поджидал его прибытия на остров. Потому что звонок в отель последовал всего через несколько часов после его прибытия.

Он допил и налил еще. Потом заткнул бутылку, вытер платком её и стакан и вернулся в кресло, гадая, чего именно от него ожидали. Допустим, миссис Лайон здесь. Что она посоветует? Интересно, что произошло со звонившим? Его действительно собирались встречать? Айлесу казалось, что скорее нет.

Это ловушка, — решил он. И оставались два пути: вызвать полицию или смыться. Допустим, это удалось — но Черная Багама невелика. Здесь нет лавины телефонных звонков. Любая приличная телефонистка изумится, что вызывают будку на пустынной улице. Любая приличная телефонистка запомнит это, и может подслушать разговор. Тогда бежать бессмысленно. Каждая собака тут знает всех новоприбывших, а в самолете было только семеро.

Попробовать оба пути смеха ради, — думал Айлес, — только чтобы выкинуть нечто из ряда вон выходящее и расшевелить события. Конечно, неизвестно, что случится, но сдвиг будет.

Он подошел к телефону.

— Я хочу поговорить с полицией — с начальством.

— Вам Главный комиссариат полиции?

— Почему бы нет?

— Минуточку, пожалуйста. Я понимаю, это срочный вызов?

Айлес подтвердил. Через пару минуты раздался щелчок и голос произнес:

— Полиция Черной Багамы.

Айлес спросил:

— Кто говорит?

— Дежурный инспектор.

— Произошло убийство. Я нашел труп. Не знаю адреса, я не местный, но могу описать дом и сказать, где он находится. Вы запишете?

— Да, конечно, — сказал инспектор.

Айлес стал описывать дорогу к дому. Инспектор перебил:

— Достаточно… Я знаю дом. Так, значит, в нем?

— Да, в нем. Тело в гостиной. Что мне делать?

— Ничего, сэр, оставайтесь на месте. И ничего не трогайте. Через пять минут выедет патруль. Просто дождитесь их, ладно?

— Ладно.

Он повесил трубку и ещё раз взглянул на труп. Какой ужас, — подумал он, что молодой парень с таким стройным красивым телом так грязно кончил — в буквальном смысле слова.

Он подошел к столику и налил ещё бренди с содовой. Потом сидел в кресле и ждал.

Хорошо, хоть выпивка бесплатно.


IV

Где-то наверху пробили часы. Одиннадцать тридцать, подумал Айлес. Он сидел в кресле, смотрел на янтарную жидкость в стакане и думал, почему даже не обыскал дом. Наверху мог кто-нибудь быть. Губы растянулись в улыбку. Там могли быть ещё трупы. Никогда не знаешь…

У дома послышался шум мотора, затем шаги. Дверь распахнулась и вошел инспектор. Он сделал пару шагов, небрежно взглянул на тело на полу, потом на Айлеса.

— Добрый вечер, сэр!

Айлес был поражен. Он думал, что увидит белого, но инспектор оказался цветным. Коротышка — мулат был в безупречной форме цвета хаки и выглядел весьма привлекательно. Голову покрывали короткие черные и седые кудряшки. На худом скуластом лице выделялись губы — не привычного негритянского типа, а скорее тонкие, красивой формы.

Очень эффектно, — подумал Айлес. И до него дошло, что здесь большинство полицейских — цветные.

Инспектор спросил:

— Это вы звонили, сэр?

— Да.

— Прошу прощения, мы задержались. Был ещё один звонок.

Айлес холодно бросил:

— Только не говорите, что ещё кого-нибудь убили.

Инспектор покачал головой:

— Нет, на острове убивают не часто — только время от времени. Но все равно у нас, пожалуй, больше, чем на других.

— Почему?

— Не знаю, сэр, — инспектор сунул руку в нагрудный карман и извлек блокнот. — Расскажите все по порядку.

— Конечно, — кивнул Айлес. — Все, что знаю. Жаль, это очень немного. Кстати, не знаю, чье это виски, но оно очень недурное. Подозреваю, вы не будете?

— Нет, сэр, — сказал инспектор. — Я не приучен пить на службе. Это плохо. Когда напьешься, мозги совсем не работают.

— Я вам завидую. У меня они толком не работают от рождения.

Инспектор выглядел слегка шокированным. Он присел на краешек дивана возле небрежно брошенного поперек белого коврика и даже не смотрел на труп. Инспектора приучили выполнять известные обязанности, — подумал Айлес, — и привычка стала второй натурой. Он открыл блокнот и достал карандаш из специального кармашка сбоку.

— Назовите себя, пожалуйста.

— Меня зовут Джулиан Айлес — он продиктовал по буквам. Джулиан Гервейз Горацио Айлес. Это для протокола. По-моему, Горацио звучит довольно глупо, да? Давайте его опустим.

Инспектор записал имя.

— Будьте добры, рассказывайте, сэр.

— Безусловно. С чего начать?

Полицейский взглянул на него. Какие добрые глаза, — подумал Айлес.

— Думаю, неплохо бы начать с момента прибытия на Черную Багаму. У нас в управлении есть список пассажиров каждого самолета, и ваше имя было среди тех, кто прилетел на «клиппере» сегодня вечером.

Айлес кивнул.

— Я поехал прямо в отель «Леопард». Взял напрокат машину. Затем поднялся наверх и немного отдохнул. Потом пошел прогуляться. В баре мне передали, что кто-то мне будет звонить. Я сел в машину и поехал.

— Куда вы поехали, мистер Айлес?

— Мне сказали, что звонить будут в телефонную будку.

— Я знаю. Это будка на шоссе, ведущем на восток — примерно в четверти мили от отеля «Леопард».

Айлес кивнул.

— Я вошел в будку, ждал, ждал — и дождался. Меня пригласили сюда, чтобы с кем-то встретиться, и рассказали, как доехать. Ну, я приехал. И нашел вот это.

Инспектор спросил:

— Вы не знаете, который был час, сэр?

— Могу догадываться, — ответил Айлес. — Я вышел из будки около десяти. Думаю, доехал я за четверть часа. Так что прибыл в четверть одиннадцатого. Несколько минут постоял снаружи, потому что никто не откликался. Потом взялся за ручку и увидел, что дверь не заперта. Я вошел. Было довольно странно, знаете, инспектор. Казалось, в доме никого. Я обошел первый этаж, заглянул в пару комнат. Потом зашел сюда и обнаружил то, что вы видите.

— Да, сэр, — кивнул инспектор. — Что вы сделали потом?

— Несколько минут я ничего не делал, был слишком потрясен, — он улыбнулся инспектору. — Думаю, вы понимаете, что я не привык встречаться с трупами в это время суток.

Полицейский позволил себе легкую улыбку.

— Ну, сэр, если вы не привыкли, то перенесли это удивительно легко.

— Точно. Еще в школе меня учили не слишком волноваться. Это бесполезно. Итак, я налил себе выпить. Потом позвонил в полицию.

Инспектор сделал несколько пометок.

— Скажите, сэр, кто вам звонил?

— Не могу сказать. Все, что могу сообщить — голос был довольно необычный. Это мог быть мужчина с высоким голосом или женщина с низким.

— Выговор был, как у белого, мистер Айлес? Или это мог быть цветной?

— Опять-таки, это мог быть цветной с хорошим английским, но я полагаю, что это был белый — европеец. Больше ничего сказать о звонившем не могу.

Инспектор чуть помолчал.

— Мистер Айлес, вы ожидали звонка? Когда в отеле вам сказали про звонок в будку, вы не удивились, почему не сделать по-человечески и не позвонить в отель?

— Нет. Меня никогда ничто не удивляет.

— Может, вы знали, что кто-то будет звонить? И не удивились, потому что ожидали?

— Я ожидал звонка, — кивнул Айлес. — Не думал, что мне позвонят в будку, но, в конце концов, это свободная страна. Может, абонент не желал, чтобы телефонистка отеля слышала разговор.

— Голос, который вы слышали, просто велел приехать и встретиться здесь? И больше ничего, так?

Айлес покачал головой.

Инспектор сказал:

— По-моему, самое обыкновенное сообщение. Вы, наверно, думали, что позвонят в отель, правда?

— Нет, — сказал Айлес. — Не думал. Случаются самые странные вещи… вроде этого… — он показал на тело.

Полицейский сделал ещё несколько пометок.

— Ведь вы его не знали?

— Нет… — Айлес встал, медленно обошел комнату со стаканом в руке и остановился в стороне от тела.

— Странно, не правда ли?

Инспектор подошел, держа блокнот, и стал рядом с Айлесом.

— Да… довольно странно, сэр? Видите, он полувыбрит. Одна часть лица гладкая, а на другой щетина. Забавно… И видите, он полностью одет, рубашка и воротничок застегнуты. Галстук в порядке. Вряд ли его прервали во время бритья. По-моему, забавно, когда парень бреет только половину лица.

— Я тоже так думаю, — согласился Айлес.

Инспектор вернулся на диван.

— Скажите, для чего вы прилетели на остров, мистер Айлес?

Айлес зевнул:

— На отдых. Решил отдохнуть и слышал, что это очень занятное место, — он ухмыльнулся. — Кажется, меня не обманули. Здесь очень интересно.

Снаружи раздался шум. В комнату вошли ещё люди. Все они были неграми и все в полицейской форме. Они несли обычные принадлежности — камеры, оборудование для снятия отпечатков пальцев.

Инспектор встал.

— Ладно, ребята, валяйте. Мистер Айлес, не хочу вас затруднять, но будет лучше, если вы проедетесь в участок и повидаете комиссара — майора Фалстида. Я думаю, майор Фалстид захочет с вами побеседовать. Если вы сядете в машину и последуете за мной, то не заблудитесь.

— Не заблужусь, — Айлес прикончил выпивку, поставил стакан на столик и сказал:

— Я ставлю этот стакан с краю, чтобы вы знали, что на нем мои отпечатки.

Они вышли вместе. Инспектор задержался на верхних ступенях веранды. Дождь перестал, выглянула луна. Он сказал:

— Дурацкий климат. То льет, как черт, то светит луна. Такова Черная Багама.

— Да? Довольно странно, но, кажется, вас не слишком удивляет это убийство? — спросил Айлес.

Инспектор ответил:

— Когда меня учили на копа, меня учили не удивляться. К тому же, здесь все может случиться. Может быть, это один из тех случаев.

Он спустился по ступенькам и сел в машину. Айлес забрался в свою, завел мотор и последовал за красными огнями полицейской машины.


V

Комиссар полиции оказался загорелым здоровяком с сединой металлического отлива. Он явно был склонен к цинизму. За двадцать лет в индийской армии он усвоил, что все не всегда так, как кажется. Точнее, все всегда не так. К тому же ему не понравился Айлес. Тот показался ему небрежным; но никто не смеет быть небрежным, когда дело касается убийства, тем более случившегося на его — комиссара — территории. А для комиссара полиции убийство создает массу проблем.

Он сидел за столом в скудно обставленном кабинете, постукивал карандашом по блокноту и с серьезной миной разглядывал Айлеса. Тот развалился в кресле на другом конце комнаты.

— Должен сказать вам, мистер Айлес, что мне не нравится ваше положение. И мне не нужно вам напоминать, что долг каждого гражданина, обладающего информацией, предоставить её полиции.

Айлес кивнул:

— Я знаю, комиссар, но я в очень сложном положении, правда?

Майор пожал плечами.

— Возможно — с вашей точки зрения; но мы не можем делать скидку на то, что вы частный детектив. Мы не можем позволить вам считать расследование или задание, которое привело вас на остров, исключительно частным делом — вашим и клиента. Такова ситуация.

— Понимаю, но полагаю, что это неважно, комиссар.

Полицейский кивнул.

— Понимаю. И вы не собираетесь улетать?

— Я уже говорил, что намерен делать, — спокойно повторил Айлес. — Еще раз заявляю, что прилетел на Черную Багаму по указанию моего патрона мистера Джона Вэллона из сыскного бюро «Ченолт инвестигейшен» в Лондоне. Больше я ничего сообщать не намерен. После довольно таинственного телефонного звонка я очутился в доме, где нашел тело.

— Именно, мистер Айлес. Но вы увидели, должно быть, некую связь между звонком и ваши делом.

Айлес покачал головой.

— С моей точки зрения её нет. С чего вы взяли? Совершенно очевидно, что, если бы я ждал звонка, то позвонили бы в отель; или я сам бы позвонил, если бы знал, кому. Должен сказать, мне это напоминает ловушку.

— Не понимаю, о чем вы.

— Вы можете не понимать, но есть десятки — а может, и больше — причин для идиотского звонка. Понятно, кто-то на острове знал о моем приезде. И этот кто-то не хотел звонить в гостиницу. Не спрашивайте, почему, я не знаю. Но этот загадочный человек потрудился передать, что в десять позвонит в телефонную будку. Не вижу причин усматривать связь с моим делом. Допустим, вы получили такое сообщение, комиссар. Скорее всего вы бы поехали, хотя бы из чистого любопытства, чтобы узнать, кто это звонит таким экзотическим способом. Ну, я так и сделал. Я не знаю, кто это был. И не понял, был голос мужским или женским.

— Мистер Айлес, вы ведь раньше не встречались с убитым? Тот факт, что вы увидели его мертвым, ничего вам не напомнил?

— Ничегошеньки. Я ни разу в жизни его не видел.

— Если честно, я не вижу смысла продолжать разговор, — буркнул комиссар. — Но должен сказать, мистер Айлес, что события этого вечера ставят вас, мягко говоря, в затруднительное положение. Врачи утверждают, что мужчину убили где-то между четвертью десятого и десятью. Вы сказали, что приехали в четверть одиннадцатого, но этому нет подтверждения. Это только ваши слова.

— Вы хотите сказать, что я мог быть там в десять или без пяти?

— Присяжные спокойно могут так думать, но должен объяснить вам вот что: вы говорите, что в отеле получили указание ехать к телефонной будке и ждать звонка. Могут подумать, мистер Айлес, что вы не получали никаких указаний и не было никакого звонка.

— Меня не волнуют предположения, — отрезал Айлес. — Легко доказать, что бармен в отеле передал мне сообщение.

— Верно, — согласился комиссар. — Но никто не знает, что вы делали до того, как вошли в бар, — он посмотрел на Айлеса в упор. — Я не говорю, что это так; это только предположение, но довольно просто выскользнуть из отеля и позвонить из любой будки себе самому, изменив голос. Потом войти и получить сообщение от бармена.

Айлес кивнул.

— Могло быть и так, но зачем это мне?

Комиссар пожал плечами.

— Причина очевидна. Вам звонили до обеда, и, если звонили вы, если это обман и если вы не поехали к десяти в будку, а направились прямо к дому, тогда — согласитесь — вы могли доехать, скажем в пять минут десятого вместо десяти пятнадцати. Понимаете, к чему я?

— Понимаю, к чему, но это не правда, — сказал Айлес.

— На вашем месте, мистер Айлес, я бы больше беспокоился о том, что присяжные могут посчитать правдой.

Айлес ухмыльнулся. Комиссар, не слишком довольный допросом, принял ухмылку за издевку.

— Должен заметить, вы слишком небрежно относитесь к этому мрачному случаю, мистер Айлес.

Айлес беззаботно отмахнулся.

— А что мне делать? Падать в обморок от того, что недобритому юнцу отстрелили полбашки? А насчет того, что могут или не могут подумать присяжные, если хотите меня этим запугать, лучше подумайте ещё раз. Обвиняя людей в убийстве, комиссар, вы должны это доказать. Поэтому я особо не волнуюсь. Какой мотив был у меня для убийства? Я его даже не знаю.

— Это вы говорите, — сказал полицейский. — А учитывая то, что про ваши дела на острове мы знаем только о неком мистическом поручении, не стоит удивляться, если вашим утверждениям не поверят.

Айлес промолчал и зевнул.

Майор Фалстид встал.

— Да, продолжать разговор нет смысла. Возможно, завтра утром, когда мы во всем разберемся, я захочу поговорить с вами снова, мистер Айлес. Естественно, вы не должны покидать остров.

Айлес встал.

— Очень хорошо. Спокойной ночи, комиссар.

— Спокойной ночи.

И Айлес удалился.

Фалстид подошел к окну, посмотрел на пальмы, потом вернулся к столу и снял трубку.

— Это ты, Стэнли?.. Извини, что вытащил из постели. У нас небольшие проблемы. Молодого Гелерта этой ночью убили в Эвэнсли — в доме, оставленном для людей Тинсли. Помнишь?.. Они где-то ездят и туда не входили. Зато вошел другой — Джулиан Айлес, англичанин. Айлес нашел тело и позвонил в полицию. Он вполне мог быть там во время убийства. Довольно темное дельце. Этот Айлес не дал никаких показаний. По легенде он частный детектив, нанятый лондонской фирмой «Ченолт». Владелец — Джон Вэллон.

Видимо, Айлес приехал по указанию фирмы. Он отказался назвать цель, говорит, это будет нарушением обязательств фирмы перед клиентом. Думаю, хорошо бы за ним проследить. Позвони в Скотланд-Ярд. Срочно. Нужно все узнать к утру. Попроси Скотланд-Ярд проверить все на Айлеса; возможно, они смогут разыскать Вэллона из «Ченолт». Может, он более разговорчив. Пока я велел Айлесу не покидать острова. Он остановился в отеле «Леопард». Улететь он не сможет, самолетов до утра не будет. Завтра с утра сядешь ему на хвост — посмотреть, что от предпримет. Понял? Ладно. Спокойной ночи, Стэнли.

Повесив трубку, он отправился спать.

Айлес сел в машину и повернул направо. Ему казалось, что дорога выведет его к побережью, а оттуда — к отелю. Но длинная дорога плутала, а Айлес размышлял над событиями бурного вечера и не задумывался над направлением. Он свернул влево на боковую дорогу, окруженную лесом и редкими домами.

Через сто ярдов почти перед носом сверкнула неоновая вывеска с блестящими буквами «Золотая Лили». Из здания неслись танцевальные ритмы. Снаружи собралась небольшая толпа цветных.

Клуб был для негров. Айлес поставил машину и прошел внутрь. Маленькая танцевальная площадка окружена столами. Примерно в трех футах от главного входа по стенам тянулся восьмифутовый балкон. И ещё столы и бар в углу.

Было людно. Площадку заполняли танцующие парочки. Айлес прислонился к балкону, смотрел перед собой и думал, что танцы здесь намного лучше, чем в других местах. Хороший ритм.

Он подошел к бару, заказал выпить и спросил бармена:

— На острове есть ещё клубы?

— Не такие, — ответил тот. — Нет, сэр… это единственный клуб для цветных. Есть другие, конечно, но не для нас. Как вам танцы?

— Замечательно, — ответил Айлес, выпил половину и спросил: — А что делают такой ночью?

Негр приподнял брови. Глаза расширились и округлились от изумления.

— Все зависит от того, чего вам хочется, сэр. Можете сидеть здесь. Столько, сколько захотите. Можете пить все, чего душа желает. Или прогуляться, дождь, я думаю, скоро пройдет. Очень скоро. А если не хотите гулять, можете вернуться в отель и пить. А не хотите пить, ложитесь спать. Если не захотите искупаться. Холодно не будет. Хорошая ночь. Если не захотите поохотиться на акул. Это действительно нечто, сэр, — охота на акул.

— Да? — спросил Айлес.

— Крутой спорт. Я сам не ездил, правда. Не нравится мне это.

— А как ловят акул? — спросил Айлес.

— Ну, вы сидите в кресле на корме лодки, сэр. Обычно выходят в море примерно в это время — или между одиннадцатью и часом. И берут кровь в бутыли. А вы сидите привязанный к сиденью на корме, и наблюдаете. Потом выливают кровь за борт. Большинство лодку нанимают, хозяин знает, где искать акул. Акуле нравится запах крови, она приплывает, ясно? И вы её ловите…

— Очень интересно, — кивнул Айлес. — Думаю, вы знаете всех парней, которые имеют лодки?

— Еще бы! — Бармен наполнил опустевший стакан. — Я всех их знаю. Если соберетесь на акул, берите Джаквеса — Мервина Джаквеса. Этот черт знает рыбные места вокруг острова лучше любого другого. Силен… Только сегодня вы его не найдете.

— Почему?

— Джаквес везет сегодня полковника Макферсона, — сообщил бармен. — И ещё одного парня. Отчаливают в половине первого. Я знаю, он говорил. Но если вы пройдете по берегу примерно сотню ярдов — там причал — то найдете Джаквеса. Он готовит лодку. Может, полковник согласится прихватить и вас.

— Спасибо, — Айлес положил на стойку доллар. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, сэр, — кивнул бармен. — Что бы вы ни решили, желаю хорошо провести время.

Айлес улыбнулся:

— Постараюсь.

И вышел.

Бармен взглянул, как он шел вдоль балкона, взял стакан Айлеса и хлебнул виски.

— Совсем странный белый. Заказывает выпить и не пьет.

Он повращал глазами и сказал себе:

— Может, у парня что-то на уме. Кто знает?

Айлес сел в машину и вернулся в отель. Машину он оставил во дворе, зашел в бар, выпил виски с содовой и пошел спать. Было четверть двенадцатого.

Он лежал в постели, курил и смотрел в потолок. Ситуация более чем забавная, думал он и все более верил, что кто-то пытался его подставить.

Айлес зевнул. Он отлично понимал отношение комиссара полиции. История звучала просто невероятно. И не только звонок, заманивший его в дом. Да, очень смахивает на ловушку, решил Айлес.

Через пять минут он снял трубку, позвонил и заказал чай. Снял брюки, туфли и надел пижаму. Когда через пару минут пришел официант, Айлес лежал в постели.

Когда тот ушел, он выскользнул из постели и оделся. Его номер был на первом этаже, в углу. Окно выходило в кусты. Все тихо. Он переложил деньги и паспорт из кейса в нагрудный карман и опустил туда же маленький испанский пистолет 32-го калибра.

Айлес открыл окно, перемахнул через подоконник и приземлился на траву. Сквозь кусты добрался до грязной окружной дороги, обошел отель и вышел на шоссе в трехстах ярдах от него. За пальмой виден был деревянный пирс, о котором говорил бармен, с пришвартованной белой моторкой. Держась в тени окаймлявших дорогу пальм, Айлес зашагал к лодке.

На корме сидел негр и насвистывал. Когда Айлес руки в брюки спустился к причалу, он приподнял свой зад и коснулся полей шляпы.

Айлес спросил:

— Вы Мервин Джаквес?

Джаквес оскалился:

— Да, босс, это я. Но сегодня ничем не могу помочь. Я зафрахтован, понимаете? Вывожу гостей.

— Нет, — возразил Айлес, — я только что от полковника Макферсона. Он собирался сегодня с вами, но передумал. Я сказал, что сбегаю и передам вам.

— Ладно, сэр, — нахмурился Джаквес. — Он не сказал, когда ему понадобится лодка?

Айлес покачал головой.

— Он свяжется с вами завтра.

Потом взглянул на море.

— Неплохая ночка. Как насчет прокатиться по заливу с полчасика?

— Конечно, — согласился Джаквес. — Не хотите порыбачить? Мой приятель не появится раньше двенадцати. Если хотите рыбки, лучше подождать его.

— Обойдемся без рыбки.

— Тогда садитесь, сэр. Я прокачу вас в ветерком. Может, пройдем до Острова сокровищ, или в ту сторону, к Насау?

Айлес забрался в лодку, прошел на нос и сел на палубе, свесив ноги. Джаквес отдал концы и запустил мотор. Лодка рванулась в море.

Ночь была прекрасна. Луна — ослепительна, мирное море — почти прозрачно. При желании — потрясающая ночь для купания, — подумал Айлес. И усмехнулся.

Джаквес позвал:

— Сэр, не хотите выпить? У меня неплохой ром.

— Это идея.

Айлес встал, прошел на корму и спрыгнул в рубку.

— Ром и немного льда в каюте, сэр. Смешайте сами.

Айлес вошел внутрь, нашел бутылку «калверта» и кувшин с ледяной водой, налил на три пальца чистого, выпил и запил водой. Он сидел в рубке и глядел на тихое море. Чуть погодя сказал:

— А здорово! Думаю, у вас не бывает проблем.

— Только не у меня, сэр, — осклабился Джаквес. — Я никогда ни о чем не беспокоюсь. Почти все время я рыбачу с этой лодки. А если не рыбачу, пью, ем, или сплю. Не знаю, о чем можно волноваться.

— И я тоже, — сказал Айлес.

Джаквес тихо напевал себе под нос. Берег почти скрылся из виду. Айлес спросил:

— Где мы?

— Сейчас скажу, сэр. Знаете Насау? Мы называем это Насау, но правильно это Остров провидения. Он слева. Впереди справа Горелый остров — махонький, на нем только два дома, и оба принадлежат миллионерам. За Горелым островом, правее, Майами.

— А долго добираться до Майами?

— Смотря откуда; если отсюда, да в этой лодке, а это неплохая лодка, довольно быстрая — думаю, вы будете там рано утром. Черная Багама — ближайший к Майами остров, знаете? Полчаса самолетом.

Айлес встал.

— Слушайте, хотите заработать?

Шкипер смотрел на него. Белки глаз сверкали в полутьме.

— Конечно, сэр. Я никогда не против поправить дела. Чего вы хотите — завтра на рыбалку?

Айлес покачал головой.

— Я хочу в Майами. Думаю, до семи утра доберетесь?

— Может быть, — кивнул Джаквес. — Но я не хочу в Майами этой ночью, сэр. Туда у меня бензина хватит, но для возвращения маловато.

— Можно заправиться там, так ведь?

— Да… Можно заправиться там. Но я не хочу. У меня завтра рыбалка, поэтому я не хочу сегодня тащиться Майами. И вообще не хочу.

Айлес отмахнулся.

— Поворачивай, и сейчас же… — он вынул несколько банкнот из кармана брюк. — Здесь десять английских фунтов. Гони кратчайшим путем.

— Слушайте, босс, — начал Джаквес и осекся, увидев пистолет в левой руке Айлеса.

— Вот как? Что вы делаете?

Айлес ухмыльнулся.

— Выполняй. И пошевеливайся. Жми на газ, или произойдет несчастный случай. Ясно?

Джаквес пожал плечами.

— Мне все равно, сэр. Но десять фунтов за такой конец — не деньги. И там мне придется заправляться.

— Бензин в Майами дешев, — сказал Айлес. — Но пусть будет пятнадцать.

Джаквес снова пожал плечами.

— По мне-то ладно. Сами знаете, что делаете. Но боюсь, полковник Макферсон не обрадуется, когда не получит завтра лодку для рыбалки… — тут он сообразил:

— Слушайте, босс… Вы как, друг полковника Макферсона?

Айлес покачал головой.

— Я его никогда в жизни не видел. Но когда вернетесь на Черную Багаму, передайте ему поклон. Скажите, что я очень извинялся за доставленные неудобства.

— Ладно, — буркнул Джаквес. — Если так надо…

И изменил курс.

Айлес сунул пистолет в карман, вошел в каюту и налил ещё виски. Потом огляделся. В ящике оказался автомат 48-го калибра. Он вынул его, захватил виски и вернулся в рубку.

— Слушай, — сказал он. — Предосторожности ради я верну тебе его в Майами. Ясно?

Джаквес оскалился.

— Конечно, босс. Кажется, вы обо всем подумали.

Он вернулся к рулю.

Айлес сидел на корме с автоматом на коленях, потягивал виски и думал о миссис Тельме Лайон.


Глава пятая

I

Отель «Яхтсмен» занимает квартал на параллельной Майами-бич улице, в пятисот ярдах от нее. Многие уверены, что «Яхтсмен» — хороший отель. Так оно и есть. Тихое, не слишком фешенебельное местечко, и пока постояльцы держатся в известных рамках и платят, администрация не слишком сует нос в их дела.

Айлес проснулся в половине четвертого пополудни, сел и потянулся. Алую пижаму, усыпанную белыми звездами, он купил рано утром. Он вылез из постели, посмотрелся в зеркало, состроил гримасу, подошел к окну и выглянул наружу. Далеко внизу по залитым солнцем улицам прогуливались люди.

Он отошел и сел на кровать. Потом позвонил и заказал кофе и тосты. Когда их принесли, развалился на подушках, потягивал кофе и размышлял о дальнейших действиях.

Айлес частенько попадал в неприятности, и его не очень смутил такой поворот событий. Он верил своему нюху — это всегда помогало. Сейчас, дивным солнечным днем, после освещающего сна, он знал, почему сбежал с Черной Багамы так быстро, хотя и не тайно — Джаквес явно разболтает. Разболтает, когда узнает, что на острове совершено убийство, в которое замешан некто с приметами Айлеса, но сейчас это ерунда. Главное — ему нужно было исчезнуть, чтобы избежать всяких там перекрестных допросов. Останься он на остове, его обвинят в убийстве и задержат. Вся его история так и пахнет липой.

Он допил кофе, зашел в ванную и принял контрастный душ. Потом, в пижамных штанах, принялся мерять спальню босыми ногами, гадая, зачем кому-то понадобилось назначать ему встречу в доме, где произошло или происходило убийство. Но в конце концов пожал плечами. Сейчас ответа не найти.

Айлес обернулся на щелчок замка. Дверь открылась, в комнату вошли двое мужчин. Первый был высоким, плотным, круглолицым, с маленькими карими глазками и толстыми губами. Уши огромные, а ладони смутно напоминали грозди бананов и болтались где-то сбоку. Второй был невзрачным квадратным коротышкой. Выглядел он серьезным и очень несчастным.

Айлес поинтересовался:

— Вы не ошиблись?

Коротышка покачал головой.

— Я ни разу не ошибся, мистер. Никогда. Я здешний детектив. Это мистер Карно, мистер Джек Карно. Он желает с вами поговорить.

— Да? — Айлес надел пижамную куртку. — А разве не мог мистер Карно позвонить?

Коротышка пожал плечами.

— Мне показалось, мистер Карно хочет поговорить лично, а он не любит впустую тратить время.

Айлес любезно оскалился:

— Прекрасно. Надеюсь, он не потратит и моего.

Детектив хмыкнул.

— Ну, думаю, вы договоритесь. Пока, Джек.

Он вышел и тихо притворил дверь.

Карно швырнул шляпу на туалетный столик, подтянул стул, развернул его и сел боком. Он был огромен и дороден. И неприятен, подумал Айлес.

— Итак, вы смышленый ублюдок, мистер Айлес. Я хочу сказать вам пару вещей.

Айлес зевнул.

— Неплохое начало. Что именно?

— Скажу что, умник. Думаю, ты попал в неприятности на Черной Багаме, да? Поэтому решил сбежать. Прибыл на рыбацкой лодке. И что дальше?

Айлес лег и заложил руки за голову. Он общался с Карно с заметным удовольствием.

— А какого черта тебе надо, кабанчик?

— Слушай, не разговаривай так, мне не нравится, — рявкнул Карно. — Если не хочешь, чтобы тебя стало много, веди себя хорошо, ладно?

— Думаю, я веду себя удивительно хорошо, — ответил Айлес. — Кто ты и чего тебе надо?

Карно извлек из кармана маленькую толстую сигару, откусил кончик и выплюнул. Потом сунул сигару в рот, чиркнул спичкой по ногтю большого пальца и закурил. Поросячьи глазки не сдвинулись с Айлеса.

— Меня зовут Джек Карно, ясно? Я частный шпик. Меня здесь очень хорошо знают, но не только поэтому. У меня есть связи с копами. Поверь мне, умник, их неприязнь ко мне и в половину не так сильна, как будет к тебе, если я открою свою варежку.

— Неужели! — удивился Айлес. — Вы с каждым мигом становитесь все интереснее, мистер Карно.

— Успокойся. Не шути, не язви и не дергайся. Вопрос, что я собираюсь с тобой сделать.

— Любопытно узнать, — Айлес зевнул. — По-моему, я не нарушил международных законов. У меня британский паспорт. Я еду на Черную Багаму через Майами. Я не знаю закона, который запрещает уезжать с Черной Багамы на рыбацкой или какой-либо другой лодке и прокатиться до Майами. Может, мне здесь понравилось. Может, я хочу ещё куда-нибудь.

Карно сказал:

— Может, а может ты поедешь туда, куда скажу я. Ясно?

— Почему? — спросил Айлес.

Карно вынул сигару и манерно сплюнул в камин.

— Я скажу. Прошлой ночью проломили голову парню на Черной Багаме, после чего с тобой побеседовал комиссар полиции, и держу пари, комиссар попросил тебя быть под руками, пока он не распутал убийство. Ты не послушался. Ты слинял, так? Потому что ты убил парня. Разнес ему череп. А теперь ты засел здесь в отеле и думаешь развлечься. Тебе не хочется вернуться на Черную Багаму, умник?

— Я не думал об этом, — ответил Айлес. — Карты лягут, и я туда когда-нибудь вернусь. Но скажи мне одно, Карно. Не берешь ли ты на себя роль полиции? Ты частный детектив. Как и я. Разница только та, что ты американский и с лицензией. У нас в стране так не принято. Но ты же знаешь, что можешь лишиться её, сделав что-нибудь не правильно. Мне кажется, именно это ты и делаешь. Как тебе понравится, если я пойду в полицию с жалобой за незаконное вторжение в номер, угрозы и попытки шантажа?

Он спустил левую ногу с кровати и сел, невозмутимо разглядывая американца.

Карно сказал:

— Ну, попробуй. Иди к копам. Я скажу тебе, что будет. Тебя упрячут. Ясно, умник? Упрячут за незаконный въезд в Майами. И не будут спорить. Может, тебя оставят остыть. Может, вышлют на Черную Багаму, а я догадываюсь, тебе туда не хочется.

Айлес лениво встал, подошел к туалетному столику, достал из пачки сигарету и закурил.

— Хорошо. Скажи, что я буду делать.

— Я скажу, что ты будешь делать. Ты встанешь и оденешься. Оденешься и пойдешь со мной. Я отвезу тебя в аэропорт и куплю билет до Нью-Йорка. А когда прилетишь в Нью-Йорк, сядешь на корабль и отправишься в Англию. Вот что ты сделаешь, умник.

Айлес вернулся к кровати и сел.

— Неужели! И почему?

Карно тяжело поднялся.

— Слушай, мистер Айлес! Я скажу, почему. А ты послушаешь.

Он подошел к Айлесу, замахнулся и вмазал правым кулаком в лицо.

Айлес рухнул с кровати. С минуту он лежал, ощупывая обильно кровоточащий нос. Потом сел, достал платок из кармана пижамы и прижал к носу.

Карно сказал:

— Это одна причина… понял? Одна из причин, почему ты сделаешь, что я сказал; если хочешь заварить здесь кашу, если хочешь ходить и болтать, наживая врагов, знаешь, что будет? Кто-нибудь поработает над тобой, парнишка, а когда закончит, ты уже никогда не ввяжешься не в свое собачье дело. Может, тебя найдут в доках, и в болотах часто находят трупы, да кто станет тебя искать — неизвестного говнюка с рыбацкой лодки? Ты таких знаешь?

Айлес встал.

— Простите, минутку.

Он вошел в ванную, намочил полотенце в холодной воде и вернулся, прижимая его к носу. Карно снова устроился на стуле.

Айлес нагнулся и надел туфли. Было трудновато проделать это только левой рукой. Потом выпрямился и сказал:

— По твоим словам мне показалось, что у тебя что-то есть.

Он ещё не договорил, как полотенце полетело в лицо Карно. Пока тот вставал, Айлес левой ногой ударил его в живот. Карно со стоном попятился в стене. Айлес не отставал. Через две минуты Карно лежал на полу. Грудь ходила ходуном, в углу рта застыла пена. Айлес нагнулся, сгреб Карно за воротник и поднял. От души вмазал ему в рожу и отшвырнул в сторону. Из кармана Карно он забрал пистолет и уселся на кровать.

— Знаешь, Карно, ты только думал, что ты крутой.

Карно ничего не сказал — он пытался встать. И смог встать на колени — но Айлес ударил снова. Теперь Карно остался лежать.

Айлес довольно кивнул, опустился над поверженной тушей и начал обыскивать детектива. Он нашел бумажник с лицензией частного детектива Майами, пару старых писем и тысячу долларов в банкнотах. Больше ничего, кроме авторучки, какой-то мелочи и маленького пистолетика 22-го калибра в потайном кармане. Айлес положил все это на туалетный столик, пошел в ванную, снял веревку от пластиковых занавесок и скрутил Карно руки.

Он с наслаждением затянул запястья под углом за спину — простой, но очень действенный японский метод. Полотенце затолкал в рот Карно, повязав сверху ещё одним. Потом стал одеваться.

Через пять минут Карно открыл глаза. Айлес ему улыбнулся. Глаза Карно следили за ним, пока он ходил по комнате, завязывал галстук и завершал туалет. Надев шляпу, он переступил через жирную тушу.

— Будь умницей, Карно. Лежи, и больше не будет больно. Но если я столкнусь с тобой ещё раз, будет похуже. Удачи…

Он подошел к туалетному столику, сунул лицензию Карно и деньги в карман вместе с собственным пистолетом и паспортом и великодушно улыбнулся поверженному противнику.

— Чао!

Айлес снял табличку «Не беспокоить!» с внутренней ручки и повесил её снаружи. Потом спустился с пятого этажа, дошел до конца длинного коридора. Никого поблизости не было. Он открыл окно и вылез на пожарную лестницу.

Минутой позже он уже шагал вниз по узкой улочке. По лицензии Карно он узнал адрес его офиса — 235, Гринакр Билдинг, Палм-авеню. Попав на бульвар пошире, тормознул такси и сказал:

— Гринакр Билдинг.


II

В такси Айлес забился в угол и с помощью полоски зеркальца обработал разбитый нос. Могло быть и хуже, — подумал он, закурил и обдумал ситуацию в целом. Он надеялся, что Карно не станет искать его хотя бы несколько часов. Айлес понимал, что рискует, но выбора не было, и он пожал плечами. Нужно следовать интуиции — и что-нибудь да получится.

Такси свернуло на широкий бульвар с пальмами и остановились возле большого делового здания. Айлес расплатился, вошел в холл и подошел к справочной. «Детективное агентство Карно» помещалось на шестом этаже. Он поднялся на лифте, пошел длинным коридором и отыскал маленький угловой кабинет. Там Айлес открыл дверь и вошел.

Квадратная комната; в углу дверь в другой кабинет; дверь открыта. Единственный сотрудник — девушка за столом напротив, блондинка с неудачно подобранной помадой. На ней четырехдюймовые каблуки, и она знает, что её виднеющиеся под столом икры привлекают внимание. Во всем остальном слишком умной она не кажется… — решил Айлес.

— Добрый день. Я Джулиан Айлес.

Она прекратила жевать жвачку.

— Да? И что?

— У меня только что состоялся конфиденциальный разговор с мистером Джеком Карно, вашим боссом. Вы что-нибудь об этом знаете?

— Нет, я просто машинистка. Понятия не имею, что тут происходит, — она улыбнулась. — Может, и к лучшему.

Айлес облегченно вздохнул.

— Ладно, вот в чем дело. Во-первых, мистер Карно просил передать, что может сегодня не вернуться, но будет самое позднее завтра, — он сунул руку в карман, извлек пачку денег и положил на стол. — Мистер Карно сказал, чтобы вы положили это в банк, если он не вернется до утра. Понятно?

— Ага, понятно. Если его не будет ко времени открытия банка, это должно попасть на счет. Хорошо. Еще что-нибудь?

— Да, — Айлес поглубже вдохнул. — Я хочу поговорить с миссис Лайон. Свяжитесь с ней, хорошо?

Она посмотрела на него и снова принялась жевать.

— Миссис Лайон? Это та, что была здесь утром? Как с обложки журнала «Вог»?

Айлес ухмыльнулся.

— Верно. У вас есть её номер, верно?

— Нет. Может, у него есть. Минутку, ладно? — она встала и направилась во внутреннюю комнату. Через минуту она вернулась с блокнотом в руках. — Здесь адрес и телефон. Может, вы это ищете.

Айлес взял блокнот. «Орландо, 22-264». И ниже: «Орчид-Хауз, Орландо-бич».

— Сделайте мне одолжение, ладно? — он положил на стол доллар. — Спуститесь вниз и купите сигарет. На первом этаже табачный киоск. Я позвоню.

— Ладно, — она положила деньги в ящик, заперла его, взяла доллар и вышла.

Он сел за её стол и набрал номер. Ответили очень быстро.

— Я хочу поговорить с миссис Лайон. Скажите, звонят от Джека Карно.

— Минутку, сэр…

Явно слуга-негр, — подумал Айлес. Прошла минута; две. Повезет ли?

И тут он услышал её голос.

— Алло, миссис Лайон?

— Да… — голос очаровывал и успокаивал. Айлес блаженно улыбался в трубку.

— Как вы, Тельма? Это Джулиан Айлес.

Небольшая пауза.

— Ну надо же… разве не странно? Как у вас дела, мистер Айлес?

— Если честно, неплохо. Утром у меня состоялась премилая беседа с джентльменом по фамилии Карно, которого я принял за вашего любимого частного шпика. Он слишком многого хотел.

После паузы она протянула:

— Понимаю. Конечно, вы его не послушались?

— Нет. Аргументы были, скажем так, разящими, но мои оказались немного точнее.

Она весело рассмеялась.

— Правда! Как любопытно. Я говорила, вы забавный тип. Как вам Черная Багама?

— Кажется, нравилась. Но сейчас я немного растерян.

— Расскажите, почему вы растеряны, — попросила она. — Вы казались человеком, который принимает решения очень быстро.

— Обычно да, — согласился Айлес. — Но иногда я думаю, что одна голова хорошо, а две — лучше. Приходится следить за каждым шагом, правда, Тельма? А то сразу оказываешься в дерьме.

Она протянула:

— Не знаю. Возможно, нам стоит поговорить.

— Я собирался это предложить.

— Где вы? Правда в офисе Карно?

— Да, правда. Я только что отдал деньги, которые вы вручили ему утром, его секретарше, чтобы она положила их на счет, если до утра он не появится.

— Милый… Вы его здорово изувечили, Джулиан?

— Не очень. Просто дал возможность передохнуть и подумать. Что насчет разговора?

— Подскажите время, Джулиан, — она говорила так, будто они были старыми друзьями.

— Около половины седьмого.

— Ясно. Думаю, вы не откажетесь выпить, правда?

— Нет, не откажусь. Мне пора выходить?

— Да, — сказала она. — На такси вы доберетесь за полчаса. Это вдоль Майами-бич. Любой скажет вам, где Орчид-Хауз.

— Буду около семи.

Он повесил трубку. Дверь офиса открылась и вошла девушка. Неплохая фигура и ножки, — подумал Айлес, — но лицо… И волосы плохо выкрашены. Почему женщины всегда хотят выглядеть иначе, — мелькнуло у него.

— Я взяла «Кэмел». Вам нравится «Кэмел»?

Айлес усмехнулся. Его любимые… Он встал и взял пачку.

— Очень мило. Когда увидите мистера Карно, скажите, что я позвонил и оставил деньги. И ещё скажите, что я отправился к миссис Лайон. Если он так умен, как я думаю, то не будет дергаться до звонка.

— Хорошо. Кто позвонит?

— Не уверен. Но думаю, миссис Лайон. Пока.

— До свидания.

Она уселась за стол. Последнее, что он видел — её крепкую угловатую челюсть, перемалывающую резинку.


III

Айлес стоял в тени пальм напротив Орчид-Хауз.

А мне нравится, — думал он, — нравится Орландо-бич. Возможно когда-нибудь, когда суставы начнут скрипеть, он поселится здесь — солнце, голубое море, прекрасные женщины. Идея очень привлекательная.

Орчид-Хауз был построен в колониальном испанском стиле — двухэтажное здание с широкой аркой в квадратный дворик, патио, фонтан. Перед входом тянулась полоса зелени, а слева и справа — террасы.

Айлес перешел дорогу. Судя по указателю на стене, миссис Лайон жила в номере 14 с правой стороны патио. В небольшое двухэтажное здание вел вход с угла.

Он позвонил, оценивающе прислушался к перезвону колокольчиков. Через минуту дверь открыла аккуратно одетая негритянка.

— Вы мистер Айлес?

Айлес кивнул.

— Входите, босс.

Они миновали прохладный холл и свернули в дверь направо.

— Мистер Айлес, мэм, — доложила негритянка и вышла.

Длинная, холодная белая комната. На полу черный ворсистый ковер, мебель обита стеганым ситцем — цветочный орнамент на серо-зелено-голубом фоне. Длинные окна в конце комнаты выходят на уединенную лужайку, обнесенную белым забором. И повсюду тропические цветы. Слева от окна великолепное фортепиано, и за ним сидит Тельма Лайон.

Она встала, вышла на средину комнаты и улыбнулась ему. На ней было эксклюзивного покроя гладкое блестящее платье, похожее на розовую раковину, тончайшие чулки и нейлоновые босоножки на высоком каблуке. Две нитки жемчуга мерцали на шейке цвета камелии.

Айлес заметил:

— Очень милый дом. У вас замечательный вкус. Но я думал, вы едете во Францию?

Она пожала плечиками:

— Да? Я тоже так думала. Но уверена не была. И вместо этого решила поехать сюда.

Айлес усмехнулся.

— И сейчас вы ещё больше неуверены, правда?

— Вы немного суровы, вам не кажется, Джулиан? Не возражаете, если я стану называть вас Джулиан? Красивое имя, такое музыкальное. Кстати, что с вашим носом? Мне казалось, он был очень красивой формы.

— Все придет в порядок через день-другой. Это мистер Карно.

— Понятно. Что вы с ним сделали?

— Ничего. Ошибка, присущая многим. Он считает, если он толстый и тупой, это что-то значит, — Айлес улыбнулся.

Она предложила:

— Садитесь. Думаю, нам есть о чем поговорить. Виски, сигарету?

Айлес плюхнулся в удобное кресло.

— Еще спрашиваете! И неразбавленного, правда? Уж не собираетесь вы здорово принять на грудь?

Она рассмеялась и принялась доставать бутылки из серванта.

— Если честно, я над вами экспериментировала, Джулиан. Кажется, пришло время трезво разобраться.

— Я тоже так думаю. Если же нет, боюсь, кому-то придется плохо, а никогда не знаешь, не окажешься ли крайним сам.

Он откинулся и закрыл глаза, подумав: жизнь забавна, если дать ей волю.

Она смешивала коктейль, позвякивая льдом, потом подала «Куба Либре» в высоком, изящном, ручной работы бокале. На груде измельченного льда лежал ломтик апельсина.

— Думаю, после этого вам станет лучше. Хотелось бы мне знать, о чем вы думаете?

— Потерпите минутку, ладно? У меня выдался крайне беспокойный день, — он медленно, с задумчивым видом выцедил половину и крякнул. — Я скажу, что я думаю. Я думаю, вы очень привлекательная женщина. И многое в вас мне очень интересно.

— Спасибо… Вы говорите вообще или от себя?

— От себя.

Он подошла к другому креслу, села и скрестила стройные ножки.

— Продолжайте, пожалуйста. Мне нравится вас слушать.

Айлес отпил ещё глоток, посмотрел на нее, потом допил.

— Хотите еще? — спросила она.

Он кивнул. Она взяла стакан и вернулась к серванту. Он тем временем заговорил:

— Вы хотели что-нибудь обо мне узнать. Я мало что рассказал в Гайд-Парк Отеле, но думаю, теперь пора. Я намного жестче, чем кажусь, и никому не позволено безнаказанно морочить мне голову.

— Ах, милый… Разве кто-то пытался это делать?

— Думаю, вы, — буркнул Айлес. — Судите сами. В тот вечер, когда Вэллон меня перехватил, я только что вернулся из Южной Америки. И счастлив был оттуда выбраться, — он улыбнулся воспоминаниям. — Я свалял дурака: принял заказ одной из соперничающих на выборах партий. И к несчастью, — он скривился, — выбрал не ту партию. В результате я очутился в мерзопаскостной тюряге. И все же выбрался — нашелся настоящий друг. Я был очень рад, когда Вэллон дал мне это задание, но теперь думаю, не попал ли я из огня да в полымя.

Она подошла к нему, протянула бокал, и его ноздри уловили дразнящий аромат духов.

— Сядьте и слушайте!

Она села, и Айлес продолжал:

— Последние два дня со мной происходили странные вещи. Я прилетел на Черную Багаму, прибыл в отель «Леопард» — и тут же получил таинственное сообщение. Кто-то позвонил мне в телефонную будку. Вы же меня предупреждали, что мне могут позвонить, и звонок для меня был безусловно связан с вами. Мне велели приехать в некий дом и встретиться со звонившим. Я приехал. И нашел молодого человека — лет двадцати пяти — тридцати — без всяких признаков жизни.

Лицо миссис Лайон не дрогнуло.

— Надо же… Как странно, Джулиан. Думаю, вы знаете, отчего он умер?

Айлес кивнул.

— Он умер, потому что кто-то выстрелил в него в упор из крупнокалиберного пистолета.

— А ещё кто-нибудь там был?

Он покачал головой.

— И что вы сделали? — спросила она. — Удрали?

Айлес улыбнулся.

— Не пытайтесь казаться дурой, дорогая. В конце концов меня бы вычислили. Узнали бы, что я был там. Черная Багама — маленький остров, легко проверить каждого. Узнали бы, что меня не было в отеле во время убийства или после. Поэтому я сделал все как полагается: позвонил в полицию.

— Ага… И что потом?

— Полиция не воспылала ко мне любовью, — хмыкнул Айлес. — Ведь объяснение, почему я оказался в доме, звучит не слишком убедительно, верно? Тем более, что я отказался рассказать, зачем я на острове. Бюро «Ченолт», которое представляет Джулиан Айлес, блюдет интересы своих клиентов. Понимаете?

Она кивнула.

— Понимаю.

— Но комиссар хотел поговорить ещё раз утром. Считалось, что до того времени я не покину острова. Он полагал, что я никуда не денусь: до утра нет самолета. Но я не собирался оставаться. Потому что выходило, что я под наблюдением по подозрению в убийстве. Понимаете, в чем дело, Тельма?

— Понимаю.

— Итак, — сказал Айлес, — я решил сбежать.

— Куда вы собирались ехать? И как выбрались?

— Забрался в чужую рыбацкую лодку. Она принадлежала негру по имени Джаквес. Пригрозил пистолетом, сунул ему пятнадцать фунтов и убедил доставить меня в Майами. Здесь я был в восемь утра. Так я выбрался. А что до другого вопроса, вот зачем мне это нужно было: во-первых, я хотел поразмыслить, и мне казалось, что на Черной Багаме мне бы помешали. Во-вторых, я хотел связаться с Вэллоном и получить инструкции. Я поселился в отеле и уже собирался звонить, рассчитывая, что меня пока не станут беспокоить.

Миссис Лайон встала, грациозно прошлась по комнате. Достала сигарету из гравированного портсигара слоновой кости, закурила. От толстой турецкой сигареты шел очень тонкий аромат. Она стояла около окна и смотрела на лужайку. Солнце почти зашло.

Внезапно она спросила:

— Скажите мне одно. Что вы хотели услышать от Вэллона? Что собирались спрашивать?

— Все очень просто. Я собирался точно рассказать, что произошло. Сказать, что хотя и выдал для полиции довольно правдоподобную историю, но чуть не угодил за решетку. Хотел спросить, стоит ли заваливать всю работу, рассказывая комиссару полиции дурацкую историю с самого начала — прелестную сказочку о том, как вы желаете вернуть домой капризную дочь миссис Николы Стейнинг. И заявить, что некто — скажем, вы — желали смерти того парня, кем бы он ни был, а меня выбрали убийцей. Я собирался сказать, что никто не поверит в таинственный телефонный звонок; и если я буду настаивать, мне это выйдет боком. Другими словами, хотел попросить разрешения бросить это дело.

— Значит, вы уверены, что я подстроила убийство и ваш приезд; что это мой звонок привел вас в дом?

— Да. И все, что с того времени произошло, это подтверждает. Джек Карно безусловно знал, что я прибыл в Майами. Яснее ясного, кто ему сказал. Вы. И лишь один человек мог сказать об этом вам.

Она серьезно спросила:

— Кто?

— Джаквес, тот негр, который меня привез. Едва успев высадить меня на берег, он явно доложился вам. Вы, стало быть, его прекрасно знаете. Когда он рассказал, вы поспешили утром в контору Карно и дали денег, чтобы тот поскорее спровадил меня из Майами. Как я понимаю, по двум причинам.

— Вы знаете, я начинаю думать, что вы очень умны, Джулиан. Что за причины?

— Во-первых, если бы я поддался и сбежал, меня бы точно обвинили в убийстве. Ну как же, я убегаю от закона, силой заставляю увезти себя с Черной Багамы, сажусь на самолет в Нью-Йорк и исчезаю. Это одна из причин. Вторая — останься я, случайно мог бы встретить вас. Стал бы наводить справки. И мог бы даже предположить, что вы были и на Черной Багаме. Разве я не прав?

— Иногда вы промахиваетесь, Джулиан, но, похоже, вы неплохой сыщик.

— В один прекрасный день я угадаю, — буркнул Айлес. — Не кажется ли вам, что лучше рассказать мне хотя бы часть правды?

Не получив ответа, он продолжал:

— Есть ещё один момент — возможно, весьма значительный. Придя к Вэллону, вы надеялись, что он возьмется за работу, правда? Положим, ради старой дружбы — а я уверен, между вами что-то было — приедет и займется. Может, вы даже желали, чтобы его посадили за убийство. Женская ненависть страшнее адского огня!

Она кивнула, отошла от окна и остановилась напротив Айлеса, глядя на него в упор. Потом сказала очень мягко и спокойно:

— А вы чего хотите, Джулиан?

Он улыбнулся.

— Еще коктейль. Одежду. У меня только то, что на себе. Хочу бритву и все такое прочее.

— Проще простого. Здесь множество хороших магазинов, и открыты они допоздна. Ну, допустим, у вас все это есть, что дальше?

Айлес хмыкнул:

— Я любитель приключений. И как не пытаюсь избежать проблем, всегда в них вляпываюсь.

— Да? — в голос её проникла хрипотца. — Таких мужчин я обожаю. Мне безумно нравится, как вы обошлись с Джеком Карно. Думаю, вы тот ещё мужик, Джулиан.

— Может быть, — ухмыльнулся он. — Когда у меня будут все причиндалы, можем пообедать вместе. И решить, что делать с Джеком Карно, комиссаром полиции Черной Багамы, Джонни Вэллоном, с вами и со мной. Скажу прямо — в ближайшие часы мне предстоит решить, играю ли я с вами или пытаюсь работать на Вэллона.

Она спросила:

— А от чего это зависит, Джулиан?

— От того, что вы расскажете. Мне нужна правда, только правда и ничего, кроме правды. Если я вам поверю, я могу поработать на вас. И даже надуть Джонни Вэллона, если понадобится.

— Почему? — спросила она.

Айлес, ухмыляясь, покосился на нее.

Он чертовски привлекателен, — подумала Тельма.

— В Англии вы мне сказали, что при известных обстоятельствах вы в долгу не останетесь.

Она вернула улыбку и рассмеялась.

— Ну да… Где Джек Карно?

— Я оставил его в номере с кляпом из полотенца и спеленатым шнуром от штор. А на двери табличка «Не беспокоить».

Она покосилась на часы.

— Надеюсь, он уже выбрался.

Он кивнул.

— Я тоже. Кто-нибудь наверняка его нашел. Возможно, он вернулся к себе и изумился, узнав, что я ему оставил деньги. Решив разобраться, он заглянет сюда. И спросит, что делать дальше.

— Я скажу, что больше не нуждаюсь в его услугах. И сделаю это сейчас. Потом, Джулиан, мы пойдем поищем вам гардероб и бритвенные принадлежности. Потом пообедаем и поговорим.

Она положила руки на подлокотники кресла и склонилась к нему.

— Сладкий мой, чтобы ты ни думал, но ты будешь работать на меня, и тебе понравится.

Она поцеловала его в губы, потом отошла к телефону.

— Я хочу поговорить с Карно. Налей себе сам, Джулиан.

Айлес встал в довольно мрачном настроении.

Женщины — странные существа, — думал он. — Интересно, почему она думает, что я так легко продам Вэллона?

Он пожал плечами.

Нет, женщины просто непредсказуемы. Особенно эта. Самое лучшее и безопасное, — заключил он, — плыть по течению и ждать, что будет. В любом случае плыть по течению с Тельмой Лайон совсем не плохо — если только не окажешься однажды утром с перерезанным горлом. В любом случае, всегда стоит рискнуть. Так почему не использовать отличный шанс?

Тельма говорила с Карно. Он слушал утешающие интонации её низкого голоса. На Джека они тоже подействовали и они расстались лучшими друзьями.

Она вернулась к Айлесу.

— Между этим бунгало и следующим — длинный коридор. В конце, справа, спальня и ванная. Я снимаю их для гостей. Так что можешь устроиться там, — она вдруг улыбнулась, — там ты будешь под моим надзором.

— Вы подумали обо всем, Тельма, — Айлес озорно осклабился.

— Я стараюсь, — кивнула она. — Но я только слабая женщина, и иногда ошибаюсь. Пошли по магазинам.


Глава шестая

I

Макминс оставил машину на развилке Бэлкомб-роуд и направился к деревне, покуривая и восхищаясь погодой и ощущением ранней весны. Он был высок, худощав, чуть лысоват. Пенсне делало его похожим на сову. Шел он медленно, сунув руки в карманы брюк, размышляя о жизни и её проявлениях.

Макминс начинал задумываться о смысле жизни. Ему стукнуло пятьдесят пять, с самого начала Второй Мировой он служил связником между МИ-5 и организацией Куэйла. И такая жизнь никак не устраивала Макминса, потому что все эти годы он представления не имел о делах, в которые его втягивали. Он получал сообщения, передавал донесения, часто отправлялся к мистеру Куэйлу, получал его информацию и убирался, недоумевая, что все это значит. Сейчас это происходило все реже и реже. Он понял, что был «шестеркой» двух могущественных организаций, и решил, что лучше посвятить себя тому, в чем он что-то понимает, например, садоводству, чем ломать голову над тем, на что никогда не узнать ответа.

Он шагал по дорожке к дому Куэйла. Красивый дом. Увидит ли он его ещё раз? Штаб мистера Куэйла имел привычку очень часто переезжать с места на место и даже из страны в страну. Макминс часто разговаривал с Куэйлом и всегда ему удивлялся. Ничего не вытянешь. Очень немногие люди что-либо знали о Куэйле.

Он позвонил и терпеливо ждал. Через пару минут дверь открыли. В холле стояла Джермейн, бодро затараторившая:

— Добрый день, мистер Макминс. Давненько вас не было видно.

Макминс протянул:

— Да… летит время…

Она кокетливо улыбнулась.

— Подозреваю, вы скоро задумаетесь об отставке.

Макминс вернул улыбку.

— Не думаю, что я буду счастлив на пенсии. В жизни должно быть что-то этакое…

— Ну конечно… А что это у вас?

Макминс насупился.

— Если честно, то я не знаю. Могу я видеть мистера Куэйла?

Она кивнула.

— Он у себя. И сегодня в хорошем настроении.

Макминс усмехнулся.

— Забавная перемена.

Куэйл сидел за столом, погрузившись в бумаги. Выглядел он довольно благодушно. Как всегда, в очках.

— Привет, Макминс. Чем могу быть полезен?

— Не знаю, мистер Куэйл. Но есть одна история…

— Люблю истории, — улыбнулся Куэйл. — Особенно интересные. Какая и откуда? Садись, закуривай.

Макминс сел.

— Из Скотланд-Ярда. Вот вкратце суть. Есть в Лондоне частное сыскное агентство под названием «Ченолт инвестигейшен». Управляет им некий Джон Вэллон. Не знаю, сталкивались ли вы с ним, сэр, но первоначально оно принадлежала Джою Ченолту — американцу, которые в войну работал с ОСС[2] и был связным между стратегическими службами американцев и нашей организацией. Выйдя на пенсию, он основал сыскное бюро. Около года назад он умер, и дело принял Джон Вэллон, его управляющий.

— Понятно. Дальше. Джоя Ченолта я встречал.

Макминс продолжал:

— Похоже, недавно Джона Вэллона подцепила дама — миссис Тельма Лайон. Они знакомы много лет. Миссис Лайон безумно беспокоилась за дочку своей подруги. Видимо, девочка вляпалась в неприятности на острове Черная Багама. Немножко перебирала в выпивке, излишне сорила деньгами и, вероятно, слишком хороша собой.

— Превосходное сочетание.

— Возможно… Как бы там ни было, миссис Лайон желала, чтобы Вэллон отправился на Черную Багаму и доставил девчонку обратно, пока та не увязла по уши. Но Вэллон не поехал — направил Джулиана Айлеса. Должен заметить, сэр, Вэллон очень приличный человек. Временами он сотрудничал с некоторыми департаментами правительства. Но об Айлесе известно немногое, разве что несколько лет назад он пару раз работал с Вэллоном. Говорят, он невероятно хорош; закончил хорошую частную школу и университет. Только что вернулся из Южной Америки.

— Что он делал в Южной Америке?

Макминс покачал головой.

— Вэллон не вполне в курсе, сэр, но Айлеса там на очень долгий срок упрятали за решетку. Он был связан с какой-то политической партией, и, очевидно, ошибся в выборе. И все же после девяти месяцев заключения его освободили.

Куэйл кивнул.

— И он поехал на Черную Багаму вместо Вэллона, чтобы найти и вернуть девчонку?

— Да. Со слов комиссара полиции Черной Багамы, в первый же вечер загадочным звонком его заманили в телефонную будку. Он не знает, кто звонил: голос был настолько необычен, что он даже не знает, мужчина это или женщина. Но мистический абонент назначил ему встречу на вилле Эвенсли. Вилла принадлежит очень известным людям, которые отдыхают на других островах. Приехав, Айлес обнаружил незапертые двери и пустой дом. Правда, когда он зашел в так называемую комнату для завтраков, то обнаружил на полу человека лет двадцати восьми с расколотым пулей 45-го калибра черепом.

— Ясно. Дальше.

— Айлес позвонил в полицию. Рассказал им все и получил приказ оставаться на месте. Он ждал. Полиция опознала труп Хуберта Гелерта — местного плейбоя, жившего на проценты и неплохо проводившего время. Гелерт был любимчиком многих тамошних женщин. Комиссар поговорил с Айлесом и, естественно, нашел объяснение неубедительным, тем более что Айлес не сказал, что делает на острове. Причина — частный детектив не может разглашать дела клиентов. Комиссар пригрозил поговорить с ним ещё раз и потребовал оставаться на острове. Айлес сбежал.

Комиссар связался со Скотланд-Ярдом и попросил поскорее проверить легенду Айлеса. Оттуда послали человека к Вэллону, и Вэллон все подтвердил.

Куэйл хмыкнул:

— Ладно, но при чем здесь я?

Макминс улыбнулся.

— Не знаю, мистер Куэйл. Но я никогда ничего не знаю. В Скотланд-Ярде проверили все, что смогли. Они ничего не знают о миссис Тельме Лайон или, к примеру, об Айлесе. По привычке в МИ-5 отправили копию доклада, как будто там знают все на свете. МИ-5 тоже ничего не знает, но мой шеф подумал, что одно из имен может что-то означать для вас; возможно, вы когда-то пересекались с одним из этих людей. И вам будет интересно это знать.

Куэйл сказал:

— Очень мило. Я ему очень признателен и очень обязан, но для меня все это — пустой звук.

Макминс встал.

— Это все, сэр. Я передам шефу.

— Счастливо, Макминс. Надеюсь, ещё увидимся.

— Я тоже, сэр. До свидания, мистер Куэйл, — Макминс вышел.

Куэйл закурил и закружил по комнате. Жизнь — странная штука, — думал он, — особенно в нашем деле. От брошенного в пруд камня идут круги; они становятся все шире и шире, пока, почти невидимые, не охватывают всю поверхность. На мгновение он поймал себя на раздражении и подумал, что нет ничего хуже, чем раздражаться по какому-либо поводу.

Он вернулся к столу и снял трубку.

— Джермейн, позвоните миссис Велингтон. Скажите, я хотел бы заглянуть к ней на полчасика сегодня около шести.

— Хорошо, мистер Куэйл.

Куэйл повесил трубку, сел на стул и затянулся. Черт бы побрал этого Джулиана Айлеса, — подумал он.


II

Миссис Велингтон была привлекательной и холеной леди лет пятидесяти пяти. Ее муж — богатый фабрикант — оставил громадное состояние, уйдя в лучший мир через год после Второй Мировой. Почти все время она проводила в путешествиях, чувствуя себя на седьмом небе от счастья, пробираясь по бездорожью, разглядывая пыльные достопримечательности или поглощая сухой «мартини» с путеводителем на гостиничной веранде.

Миссис Велингтон в самом деле была очень образованной женщиной и уже долгие годы работала курьером у мистера Куэйла. Как и Макминс, она всегда куда-то ехала и очень редко знала, зачем. Она была прекрасно сложена, симпатична и обходительна. И обожала эксперименты с прическами — такое невинное хобби.

Куэйл приехал в начале седьмого. Миссис Велингтон, удобно раскинувшись в богато обставленной диванной, приветствовала его милой улыбкой и коктейлем.

— Я сделала покрепче — надеюсь, не возражаете?

— Спасибо, Мэри. Садитесь, я хочу поговорить.

Она села. Куэйл примостился в кресле, отхлебнул коктейль и поставил стакан на столик у локтя.

— Давно вы были на Багамах?

— Два года назад, — она улыбнулась приятным воспоминаниям.

— Не думаю, что вам придется ехать так далеко. Остановитесь в Майами.

— Полчаса лета от ближайшего острова, Черной Багамы.

— Верно, — Куэйл отхлебнул ещё и продолжил:

— Пару дней назад я отправил агента — Эрнеста Гелваду — выполнить одно поручение на Черной Багаме. Вы остановитесь в хорошем отеле, придумайте надежную легенду. Хорошо бы вам совершить паломничество к месту рождению Джорджа Вашингтона или что-то вроде этого. Вам просто нужно пробыть в Майами пару дней. Понятно?

Она кивнула.

— Приехав, пошлите Гелваде телеграмму. Лучше пойти на почту и попросить доставить на дом. Они знаю, где это. На Черной Багаме все всех знают. В телеграмме напишите, что у вас есть сведения о квартире, которая ему приглянулась в Майами, возможно, он желает взглянуть. Дайте свой адрес.

— Хорошо, мистер Куэйл. А потом?

— Он прибежит к вам, — хмыкнул Куэйл, — и, думаю, высунув язык. Скажите ему, что некто по имени Джулиан Айлес, который выполнял на Черной Багаме задание лондонского сыскного агентства «Ченолт», влип в убийство, происшедшее там два-три дня назад. Скажите Гелваде, что убили молодого парня — Хуберта Гелерта, и, возможно, заподозрили Айлеса. Пусть Гелвада как-нибудь вытащит Айлеса из этого.

Он улыбнулся.

— Как — он сам придумает. И пусть встретится с этим Айлесом, если сможет, и узнает, что тому известно. Пусть действует в белых перчатках. Я не знаю Айлеса и поэтому не могу до конца ему доверять. Скажите Гелваде, что клиент «Ченолт» — женщина по имени Тельма Лайон. И у меня родилась мысль, нет ли какой-то связи между этим убийством и делом, ради которого я его отправил на Черную Багаму. Пусть не теряет времени. Запомнили?

— Да, мистер Куэйл.

— Хорошо. Тогда берите листок и карандаш. Будете писать.

Она подошла к столу в углу комнаты, раскрыла блокнот.

— Я готова.

— Записывайте.

«Дорогая Тельма!

Что происходит? Мне представляется, что либо ничего, а ты пытаешься разворошить гнездо, либо что-то провалилось. Когда получишь мою записку, можешь ответить этой леди на вопросы:

1. Кто такой на самом деле Джулиан Айлес? Зачем ему понадобилось приезжать на остров, чтобы вернуть неизвестную молодую женщину? Думаю, она на меня не работает, верно? Если нет, кто она и зачем её убирать с острова?

2. Подозреваю, что ты сама можешь оказаться на острове, хотя пока ещё в Америке. Дай мне знать, если что.

3. Если тебя зажали в угол, благоразумно было дать мне знать. Ты знаешь, что я не хочу слышать о деле до его завершения, но в каждом правиле есть исключения.

4. Эрнест Гелвада — агент на Черной Багаме. Можешь связаться с ним через леди, которая передаст эту записку. Если у тебя затруднения, это не повредит.

5. Если найдешь нужным связаться с Гелвадой, пусть он возьмет дело на себя. Ты будешь у него в подчинении. Эрнеста ты знаешь. Его методы могут быть слишком жесткими, но всегда успешными. В любом случае, Эрнест найдет выход, обещаю.

Посылаю это в Орчид-Хауз, потому что недавно птичка прочирикала, что ты там.

Поясни этой леди, как сейчас обстоят дела.

Удачи.

Куэйл»

— Выучите наизусть, Мэри. И сожгите. Прочитайте миссис Лайон по памяти. Она в Орчид-Хауз в Майами. Запишите ответ. Выучите, уничтожьте и возвращайтесь как можно быстрее.

— Очень хорошо. Но к кому сначала — к мистеру Гелваде или к миссис Лайон?

— Сначала Гелвада. Заодно узнаете, где его искать в случае необходимости. Но перед встречей убедитесь, что миссис Лайон в Орчид-Хауз. И скажете Гелваде, что она там. Все ясно?

— Абсолютно.

Куэйл допил бокал.

— Теперь повторите, что вы скажете Гелваде.

Она повторила.

— Вы прелесть, Мэри. У вас изумительная память.

Куэйл встал.

— Когда я уезжаю? — спросила она.

— Как можно раньше. До встречи, Мэри, — он пошел к двери.

— Я довольно давно не была в тропиках… Могу я купить новое снаряжение? — улыбнулась она.

— О, женщины! Ладно, но в пределах ста пятидесяти фунтов. Желаю удачи, Мэри, — он вышел и тихо закрыл за собой дверь.

Миссис Велингтон вздохнула и улыбнулась. В конце концов, в Майами сейчас хорошо. И в крайнем случае она выкроит три дня вместо двух.


III

Гелвада перевернулся на спину и закачался на спокойной голубой воде Фишерманс-Бей — бухточки, вгрызающейся в западный край Черной Багамы. Он лежал, раскинув руки, и хвалил себя за то, что может лежать неподвижно. Палило полуденное солнце. Да, расслабуха, но скучно. Пора с этим что-то делать. Он уже напроникался духом острова и наизучался местных жителей. Он шатался по улицам, забрел в клуб «Золотая Лили». Эрнест походил на обычного тихого туриста, который наслаждается морем, иногда рыбачит, иногда после ленивого безмятежного дня выпивает.

Он перевернулся — он был хорошим пловцом, и заплыл дальше в море. Только заметив акулий плавник в двухстах ярдах, он повернул и медленно поплыл к берегу. Вышел на берег, накинул на плечи полотенце и сел под большим цветным зонтиком, где слуга-негр поставил стулья. Закурив, Эрнест заложил руки за голову и стал разрабатывать план действий.

Как любого на Черной Багаме, Гелваду волновала последняя новость — убийство Гелерта. Хотя это дело, видимо, не имело к нему отношения, его мучило любопытство, потому что человек по имени Джулиан Айлес, которого допрашивала полиция, внезапно исчез. История побега Айлеса стала всеобщим достоянием: он бежал на рыбацкой лодке Мервина Джаквеса. И именно эта связь интересовала Гелваду.

Он докурил, встал и, завернувшись в полотенце, направился через пляж на квартиру, которую снимал на одной из боковых улочек неподалеку от «Леопарда».

Эрнест принял ванну, побрился, натянул костюм из розового туссора и сел на веранде, поглощая коктейли с ромом. Только когда удлинились тени, он вывел из гаража взятую напрокат машину. С главной дороги он свернул налево, развалился за рулем и тащился на скорости в тридцать миль, восхищаясь пейзажами и морскими видами.

Он ехал, пока асфальт не сменился грязным проселком, узким и разбитым. Море загораживала стена зелени, ещё более сгущая сумрак. Сквозь нависающие лапы деревьев падали на неровную дорогу блики от заходящего солнца.

Через десять минут появились просветы. Разбитый пирс справа напоминал о временах яхт-клуба. Но сейчас пирс и здания вокруг забросили. Тропинка слева уводила в чащу.

Гелвада остановил машину в тени под живой изгородью и свернул на тропинку. Он шел, тихонько насвистывая, минут двадцать, и вышел к поляне. На другом краю стояла развалившаяся лачуга, которую кто-то тщетно пытался выправить. Спереди веранда, прогнившая от времени и сезонных ураганов. И фигурка на её ступенях. Руки на коленях, плечи ссутулены, традиционная соломенная шляпа надвинута на глаза.

Человек в беде. Гелвада засвистел чуть громче. Из-под шляпы показалось лицо. Лицо Меллина.

— Мистер Меллин, я думаю? Позвольте представиться. Меня зовут Эрнест Гелвада — имя, хоть и выдающееся, но вам неизвестное. Вы кажетесь очень несчастным. Думаю, вам надо выпить.

Гелвада сунул руку в карман и извлек серебряную фляжку. Меллин сказал:

— Большое спасибо, сэр. Я так давно не пил… — он подозрительно посмотрел на Гелваду. — Может, вы насчет лодки?

Гелвада покачал головой.

— Пейте, друг мой. Обещаю быть предельно честным. Я не интересуюсь лодкой. Напротив, — он мягко улыбнулся, — я хочу поговорить об убийстве. Думаю, это куда более интересно. А ты как думаешь, парень? — в голосе зазвучал металл.

Меллин выглядел испуганным, но все же сделал большой глоток и вернул фляжку Гелваде.

Гелвада вынул из нагрудного кармана носовой платок и аккуратно расстелил его на деревянных ступеньках возле Меллина. Сев, он глотнул рома и сказал:

— Друг мой, ты меня выслушаешь, я имею в виду, именно выслушаешь. Не пропустишь ни единого звука. Не про-пус-тишь. Внимай каждому моему слову, потому что очень многое зависит от тебя — именно для тебя.

— Что за дьявол — почему для меня?

Меллин храбрился, подозрительно косясь на Гелваду. А тот продолжал:

— Ты был соучастником убийства некоего Сэндфорда. Не будешь же ты отрицать, Меллин, что слышал о Сэндфорде? Было бы крайне глупо. Не так давно этот Сэндфорд нанял лодку Мервина Джаквеса, чтобы дивной ночью половить акул. И ты тоже был в лодке. Перед отплытием ты заметил, что ремень одного из кресел износился или умышленно перетерт или перерезан. Приехал Сэндфорд. Сел в кресло. Ремни не проверил — возможно, был изрядно пьян — и потому когда Сэндфорд подцепил акулу, его выбросило за борт. И морское чудище его тут же слопало, верно? В том, что ремень был перетерт, сомнений нет, потому что ты, Меллин, сам по пьяной лавочке разболтал об этом.

После происшествия вы вернулись на остров, Мервин Джаквес сообщил в полицию о несчастье. И все. Смерть признали несчастным случаем. В конце концов, и раньше такое бывало. Но если это не случайность, дорогой мистер Меллин, то это убийство, и ты соучастник.

Меллин прохрипел:

— Это ложь, черт вас побери! Я напарник, а не шкипер. Я сказал Джаквесу о ремнях. И не его вина, что Сэндфорд надрался. Охотник за акулами должен сам о себе заботиться.

— Именно, — откликнулся Гелвада. — Я согласен — ещё бы! Ты говоришь, Сэндфорд не должен был напиваться?

— Вот и я об этом, — из разодранного нагрудного кармана замызганной рубашки Меллин вытащил пачку табака и бумагу и стал сворачивать самокрутку. Пальцы его тряслись.

Гелвада спросил:

— Вы до этого рыбачили с Сэндфордом?

Меллин кивнул.

— В те разы он был пьян?

— Ну, да, он всегда был немного навеселе. На острове он слишком много пил. Но никогда — как той ночью.

— Говоря конкретно, друг мой, в ночь своей смерти он был небывало пьян. Верно? Пьянее, чем обычно; человек, который мог пить сутки напролет, был так пьян, что не соображал, что делает. Верно?

— Ага… что-то вроде. Ну и что?

Гелвада беззаботно обронил:

— Подозреваю, тебе никогда в голову не приходило, что Сэндфорд мог быть не пьян?

— Какого черта?

— Я объясню… Ты никогда не думал, что он мог быть накачан наркотиком? Что ему в стакан что-то подсыпали?

Меллин выронил самокрутку.

— Господь милосердный!.. Может быть, вы правы.

— Почему вдруг? Осенило, да, парень?

Меллин пояснил:

— Когда бы он раньше ни ехал на рыбалку, у него всегда было виски. Он дул его непрерывно. Но никогда не забывал пристегнуться. Он умел о себе позаботиться. Но в последнюю ночь он пил кофе.

Гелвада ухмыльнулся.

— Видишь… твои мозги заработали, — он протянул флягу. — Глотни и слушай.

Меллин взял фляжку и выпил. Гелвада сунул её в карман.

— Той ночью, перед тем, как явился Сэндфорд, ты сказал Джаквесу, что кресло опасно, что кто-то поработал над ремнями. Несмотря на это, Джаквес посадил Сэндфорда именно в это кресло, причем несмотря на кофе, Сэндфорд не додумался пристегнуться. Где ты был, когда он вывалился?

— На носу…

— Значит, ты фактически ничего не видел. Между тобой и кормой был тент. Ты мог видеть его в воде, но подсказываю, друг мой, ты не видел, как он вывалился из лодки.

— Хорошо, я видел его в воде за бортом.

— Вот именно, — кивнул Гелвада. — Тогда ты не можешь поклясться, что не приложил руку Джаквес. Посмотри, друг мой. Акула заглатывает крючок. Сэндфорда рвануло вперед, но между ним и морем корма. Вполне возможно, что ему помогли вывалиться — неожиданный толчок! Понимаешь? — Гелвада любезно улыбался. — Обдумай это. Со временем все вспомнится.

— Какого дьявола вам это дает? Я мог сболтнуть спьяну, но это не доказательство. Я же был не в суде.

Гелвада пожал плечами.

— Ничем не могу помочь. Меня волнует только один вопрос — что я расскажу полиции. Усек? Если я решу туда идти.

Меллин спросил:

— А что вам до этого?

Гелвада развел руками.

— Да ничего… Разве что я заранее задумываюсь о мелочах и имею склонность совать нос в чужие дела.

Он посмотрел на Меллина. Стальной взгляд шел вразрез с улыбкой на губах.

— Вот я думаю, — сказал Гелвада, — буду ли я впутывать тебя в это убийство? Видишь, в чем дело, парень? Повесят одного из вас или обоих?

— Боже мой… — прохрипел Меллин.

Гелвада сунул руку в карман пальто и вынул складной швейцарский морской нож. Ручка безупречно легла в ладонь. Меллин смотрел. Гелвада левой рукой коснулся пружины, выскочило лезвие — четырехдюймовое, острое как бритва лезвие. Гелвада небрежно положил нож на ладонь и внезапно швырнул. Нож перелетел поляну и задрожал в дереве в пятнадцати ярдах.

— Хобби. Я не промахиваюсь, — небрежно бросил Гелвада. Дорогой мой Меллин, давай зайдем в твою очаровательную хижину. Позволь пересказать тебе, что же случилось той ночью, заучи это, и повторишь, когда я потребую. Но никому не скажешь, иначе, прости Господи, будешь болтаться на собственных подтяжках. Тебе ясно?

Меллин хмуро буркнул:

— Да.

Руки его тряслись.

— Или, на выбор, — продолжал Гелвада, — однажды ты можешь поскользнуться на пирсе и свалиться в море. Тебя может переехать тупой водитель, вроде меня. Все может случиться, мой дорогой Меллин, если ты не выполнишь приказ.

Меллин промолчал. Гелвада закурил. Прошло несколько минут. Потом он сказал:

— Говори. Расскажи о твоем друге, шкипере Джаквесе. Ты помнишь, как он был тогда одет?

— Это легко. Он всегда одет одинаково. Пару дней он носит цветастую шелковую рубашку. Пару дней — белую. Он щеголь. На нем всегда веревочные туфли без носков и черные габардиновые брюки с кожаным ремнем.

— Что на голове?

— Бейсболка. С длинным козырьком. Всегда цветная. У него их с полдюжины. Он их всегда теряет. Кладет кепку и забывает о ней. У него много кепок.

— Превосходно. Теперь, дорогой мой Меллин, давай зайдем. Обсудим это по дружески… Мы ведь друзья, верно?

— Ага… Думаю… Думаю, да.

— Почему бы и нет? — сказал Гелвада. — Полиции будет очень интересно узнать правду о смерти Сэндфорда. Может, это не понадобится. А может, да. Ради собственного блага, надеюсь, ты скажешь, что приказано. Кстати, как дела, Меллин? Как профессиональные успехи? — он кивнул на разрушенную хижину.

— Да неважно…

— А, наверно, у тебя не так много работы, как было с Джаквесом. Может, ты побаиваешься Джаквеса? Понимаю, он парень крутой. Может, он прослышал про твою пьяную болтовню. Может, он тебя недолюбливает? Скажи, дорогой Меллин, ты боишься Джаквеса?

Меллин буркнул:

— Если откровенно, он нехороший тип. И может быть жестоким.

Гелвада посмотрел на него и улыбнулся. Жутковато улыбнулся.

— Но, мой дорогой Меллин, ты намного больше боишься меня, верно? Тебе лучше быть не с Джаквесом, а с мистером Гелвадой, как ты думаешь? — голос зазвенел стальной струной.

Меллин ответил:

— Да… И я так думаю!

Гелвада сунул руку в карман пиджака и вытащил пачку банкнот.

— Испанская пословица гласит, что хорошая собака заслуживает кости, — он протянул пачку. — Это — кость.

Меллин забрал деньги и сунул в карман. Гелвада сказал:

— Ты забудешь о разговоре со мной. Даже надравшись, ты не назовешь моего имени. Меллин, иди принеси нож.

Меллин встал, шатаясь, пересек поляну и вытащил нож. Вытащил с усилием. Потом вернулся и подал его Гелваде. Гелвада швырнул снова. И попал в то же дерево в ту же отметину. Он небрежно встал и вернулся с ножом.

— Пошли, детка, — сказал он. — Поболтаем.

Они зашли в хижину.

Гелвада ушел в темноте. Он поспешно вернулся к машине и развернулся. С милю он ехал без фар и включил их только на шоссе. Проехав через город, свернул на боковую дорогу, подъехал к черному ходу «Леопарда», поставил машину и зашел в бар. После двух коктейлей он вышел во двор покурить.

Здесь было пустынно. Гелвада тихо вышел через калитку на шоссе. Держась в тени пальм, отделявших пляж от дороги, он быстро двигался к причалу. Все словно вымерло. Большинство лодок вернулись и покачивались на швартовах. Некоторые снова готовились к выходу в море, кроме тех, что в полночь направятся за акулами.

Гелвада шагал вдоль причала. В ближайшей к берегу лодке он узнал по описанию Меллина лодку Джаквеса. Быстрый и бесшумный, как тень, через минуту он уже был в рубке, открыл дверь в каюту и с не правдоподобным профессионализмом и быстротой начал поиски.

Он проверил все. На дне ящика под старыми бумагами и журналами он нашел, что искал. Три кепки от солнца — старые, помятые, смятые в комок, под пачкой газет из Майами. Он добродушно улыбнулся.

Сунув их в карман, Гелвада вышел, огляделся и спрыгнул на пирс. По теневой стороне дошел до дороги, вздохнул и закурил снова. Он шагал к отелю «Леопард» и напевал старую испанскую любовную песенку.


Глава седьмая

I

Айлес нежился в ванной, безмятежно курил и думал, что классно быть под началом женщины, особенно такой, как Тельма Лайон.

Расплавленное солнце пробивалось сквозь узоры стекла, рисуя забавные арабески на потолке и на стенах. Айлес смахнул пепел на пол. Сколько будет продолжаться эта лафа? Но забавно. Не так давно он был в Англии и сидел на мели. Теперь он в Майами, в роскошном доме, накормлен, напоен, с деньгами в кармане. Он делал все, что мог, для Джонни Вэллона, хоть результат и был невелик. Но это не его вина. Он не сомневался, что однажды Тельма заговорит.

Интересно, что она скажет, и насколько честно. Он пожал плечами. Айлес никогда не понимал женских откровений. Иногда это правда. Иногда — расчет. Но какая разница?

Он вылез из ванны, принял холодный душ, оделся и оглядел себя в зеркале. Неплохо. Свежевыбритый, в белом льняном костюме, шелковой рубашке и спокойной расцветки галстуке — по контрасту с пестрыми шейными платками щеголей-американцев. Можно косить под любого, — подумал он и усмехнулся, — даже под нечто отдаленно напоминающее джентльмена.

Айлес закрыл за собой дверь и направился в комнаты Лайон. Дверь на стук открыла негритяночка.

— Доброе утро, миста Айлес. Миссус в столовой. Вы к ней?

— Да, Мэри-Энн.

Он бодро оскалился и пошел в столовую.

Тельма сидела за столом в бледно-зеленом шифоновом халате. В комнате было прохладно и тихо.

— Доброе утро, Джулиан. Надеюсь, ты вчера хорошо провел время в городе. Повеселился?

Он сел за столик.

— Доброе утро. Не слишком повеселился и не слишком скучал, если вы меня понимаете. Держался окраин. Подумал, что сейчас это лучший выход.

Она кивнула.

— Возможно… хотя не думаю, что тебя разыскивает полиция.

Она налила ему кофе. Айлес взял чашку.

— Интересно, почему?

Она ухмыльнулась.

— В свое время скажу.

Тельма встала, подошла к окну и отдернула прозрачную занавеску. За окном был цветник.

— Думаю, ты гадаешь, почему мы ещё не поговорили…

— Не особенно, — улыбнулся ей Айлес. — Я человек спокойный, вы же знаете, и, в конце концов, появился только пару дней назад. Может, вы хотите все обмозговать…

Она повернулась.

— Ты прав. Я думала. Большую часть времени я ломала голову, поверишь ли ты мне.

— И вас это волновало? — он намазывал тост.

Она улыбнулась.

— Ужасно остроумно, да, Джулиан? Могу я спросить, почему ты думаешь, что мне все безразлично?

— Да, — ответил Айлес бодро. — Знаете, за свою жизнь я много чего слышал от многих женщин… что-то правда, что-то нет… Но по большому счету это неважно, знаете ли, потому что никто не может долго успешно лгать, лгать постоянно, если вы понимаете.

— Да, понимаю. Ну, — она снова улыбнулась, — допустим, я промолчу? Допустим, я позволю спрашивать? Так будет проще.

Айлес налил ещё кофе.

— Выходит, первоначальная история о миссис Николе Стейнинг и её гадкой дочери — не совсем правда? Наполовину правда, на четверть, но это не та причина, по которой вам понадобился кто-то на Черной Багаме, так? Это первое. Дальше, на самом деле вам был нужен Джон Вэллон, а не я, так? Но кто-то должен был поехать, и когда вы не заполучили его, пришлось остановиться на мне. Годится для начала?

Она медленно прошлась мимо камина, достала сигарету, закурила.

— Хочешь верь, хочешь нет, но в моих словах было достаточно правды. На острове живет Виола Стейнинг, и её мать — миссис Никола Стейнинг. Ты же думал, её не существует?

Айлес пожал плечами.

— Я думал, девчонка может быть вашей родственницей, и вы просто не хотите разглашать тайну.

Она покачала головой.

— Она мне не родственница. И, как я говорила, она крепкий орешек. Она слишком много пьет и, боюсь, порой потребляет всякую дурь. Девочка пошла по дурной дорожке…

Айлес кивнул.

— Я так и понял. И вы хотите, чтобы её увезли с Черной Багамы. Даже силой. А что, в другом месте она не станет пить и все такое прочее, или неприятностей у вас с её присутствием станет меньше?

— В яблочко, — кивнула она. — И одновременно это ответ на второй вопрос; мне на самом деле нужен был здесь Джон Вэллон. И я скажу, почему. Пока я была на острове — до возвращения в Англию и встречи с вами — я была почти счастлива и, можно сказать, всем довольна. К несчастью, приехал мужчина. Я его долго знала, Джулиан. Он нехороший человек.

— Понимаю. Он грубо обращался с вами или с ней?

— Он мог быть очень грубым с нами обеими. Во-первых — это придется признать, Джулиан — он знает про меня пару очень неприятных вещей. У него есть несколько довольно глупых писем, которые не стоит оглашать. Пока я была на острове, миссис Стейнинг — мать Виолы — столкнулась в Лондоне с моей подругой, которая сказала, что я здесь. Понимаешь, в то время я даже не слышала о Виоле Стейнинг. Но её мать что-то прослышала и написала мне. Она писала, что девочка совсем одурела, и спрашивала, не могу ли я ей помочь. Я обещала.

Я пошла к Виоле. Она мне понравилась, но в душе я понимала, что случай тяжелый. Она красива, молода, богата и упряма, и уже на той стадии, когда полупьяна весь день и пьяна мертвецки к шести вечера. Не слишком приятная ситуация.

Айлес кивнул.

— Для неё — да. Но вам-то что? Она не ваша дочь.

Тельма возразила:

— Значит это для меня очень много. Мужчина, о котором я говорила, стал заигрывать с Виолой. К несчастью, похоже, она влюбилась. Он неотразим, как черт. Возможно, она хочет найти в ком-нибудь опору. Зато вполне очевидно, что нужно ему. Ее деньги. Теперь ты понимаешь?

Айлес кивнул с набитым ртом.

— Старая история. Возможно, я смогу угадать финал. Вы пришли к своей новой подруге Виоле и рассказали, какой это мерзкий тип. Но она думает, что любит его. Поэтому она велела вам проваливать, полагая, что вы ревнуете. Думаю, он довольно красив. Должен быть красив…

Она быстро спросила:

— Почему?

— Ну, должно же быть в нем что-то, раз вы когда-то в него втюрились, — он жизнерадостно ей улыбнулся.

— Железная логика, Джулиан. Да, это правда. Она думала, что я ревную.

— И, — продолжал Айлес, — вы решили с ним встретиться. Возможно, вы так и сделали. И какой неприятный сюрприз! Он велел вам не лезть не в свое дело. А если вы не перестанете вмешиваться и не уберетесь с дороги, он шепнет Виоле про вас пару слов. Может быть, он даже угрожал показать ей письма.

Она кивнула.

— Совершенно верно, Джулиан. Как ты и сказал, старая история: с женщинами вечно одно и то же, особенно с умными, вроде меня. Никак мы ничему не научимся.

Айлес промолчал, прихлебывая кофе. Она продолжала:

— Я решила, что пора отдохнуть от Черной Багамы, и вернулась в Англию. Вернулась в основном чтобы повидать мать Виолы — миссис Стейнинг. Почти правда, что она в больнице. Из-за доченьки нервы у неё в таком состоянии, что я не смогла сказать ей всего. Поэтому я передала мамочке кучу приветов от Виолы, с которой все хорошо; и я собираюсь на Черную Багаму, а через пару месяцев — обратно в Англию, и обещаю привезти Виолу со мной.

Айлес протянул:

— Ага… Теперь начинаю понимать.

— Я так и думала, Джулиан. Я знала, что нет у меня шансов её привезти. Что к моему возвращению на Черную Багаму этот тип настроит Виолу против меня. И подумала, что лучше всего пойти к Джонни Вэллону; попросить его как-нибудь вернуть девчонку. Знаете, Джонни очень умен; очень умен и может быть очень упрям. Я подумала, что он справится там, где бессильны остальные. Думала, он сделает это для меня.

Айлес усмехнулся.

— Так я и думал. Скажите, Тельма, у вас с Джонни был роман? Из-за этого вы думали, что он возьмется?

Она чуть печально улыбнулась.

— Ты прав наполовину, Джулиан. Когда-то — очень давно — когда у Джонни ещё не было «Ченолт» — я надеялась, что мы поженимся. Мы встретились во время войны. Но, вернувшись, я узнала, что он женился на Магдалене Торн.

Айлес сочувственно кивнул.

— Так бывает, дорогая. Да, бывает.

Она спросила:

— Джулиан, ты мне веришь?

Он встал, закурил, и зашагал по комнате.

— Да, верю. Такое случается с женщинами вашего типа. Проблема в том, что вы чересчур красивы.

— Это мне ничего не дает, Джулиан.

Он осклабился.

— А это редко кому дает. Красота — обоюдоострый меч. Я забыл, кто это сказал, может даже я? Итак, что же в итоге? Я работаю на Джонни Вэллона, или возвращаюсь и закрываю дело, или что?

Он сел в кресло и вытянул длинные ноги.

— И ещё пустячок… Не следует забывать, что меня подозревают в убийстве. Или нет? И мне не так просто вернуться на Черную Багаму, учитывая…

— Учитывая что, Джулиан?

— Учитывая ваши слова.

— На твоем месте я бы не думала о подозрениях. Потому что я сама попрошу тебя вернуться.

Он привстал.

— А это становится интересным. Значит, мне возвращаться? А что, по-вашему, я смогу сделать на этом очаровательном и загадочном острове? Догадываюсь, что как только я суну туда нос, меня сунут за решетку, а мне это надоело. Не так давно я оттуда выбирался когтями и зубами. Не желаю возвращаться без надобности, — он улыбнулся. — Конечно, если этого хотите вы, я готов на все. «Ченолт Инвестигейшен» никогда не подводит клиентов — ну, не часто.

Она серьезно сказала:

— Послушай, Джулиан, мы знаем одно: на тебя не объявлен розыск, иначе это было бы в газетах. Не забывай, что убийство на Багамских островах — событие, крупное событие. А в газетах ничего особенного. Если бы полиция Майами тебя искала, давно бы нашла. Так что тебя вряд ли ищут, им наверняка даже не сообщали.

— Очень интересно. Почему вы так думаете?

— Прикинь сам. Ты видел комиссара полиции в ночь, когда нашел убитого. Ты рассказал историю, звучащую довольно фантастически, но не считаешь же ты его настолько тупым, чтобы её не проверить?

Айлес снова сел.

— Начинаю понимать…

Она улыбнулась.

— Именно. Можешь мне поверить на слово, когда ты вышел от комиссара, он связался со Скотланд-Ярдом. И что случилось? Скотланд-Ярд обратился к Джону Вэллону. Джонни пришлось ответить. Возможно, он не упомянул моего имени, но твою историю подтвердил. Наверняка сказал, что клиент поручил тебе расследование на Черной Багаме, хотя не знает ничего о мистическом звонке. Джонни — светлая голова, он догадался, что к чему. И все подтвердил. Ты понимаешь?

— Понимаю. Раз мою экстраординарную историю подтвердит Скотланд-Ярд, её экстраординарность будет играть на меня?

Она кивнула.

— Мне кажется, тебя даже не ищут; полиция Черной Багамы идет по другому следу.

— Вполне возможно, — он встал, зевнул. — Интересно, что с этим убийством?

Она чуть отошла, застыла, положив руку на каминную полку, и посмотрела на него.

— Вот что мне пришло в голову, Джулиан. Это только догадка, но она вполне может быть правдой. Помнишь, я говорила тебе в нашу первую встречу, что может позвонить служанка. И сказала, что она давно служит у миссис Стейнинг. Это не правда. А вот правда: уезжая с острова, я попросила служанку Виолы — милую пожилую негритянку — просматривать списки прибывающих — на Черной Багаме это легко — и, когда Вэллон, как я надеялась, приедет в отель, с ним связаться. Поговорить и рассказать, что случилось в мое отсутствие. Я передала ей, что прилетишь ты, а не Джонни.

— Ясно, — кивнул Айлес. — И негритянка просто драматизировала ситуацию и решила позвонить в телефонную будку?

— Это разумно, если она хотела встретиться тайно. Она не хотела звонить через коммутатор отеля.

— Похоже на правду. Вы думаете…

— Я думаю так: вполне вероятно, что за время моего отсутствия Виола опомнилась. Может, она что-то о нем узнала. Может, он напугал её. Может, пытался шантажировать. Если служанка это знала — а на Черной Багаме все слуги подслушивают — она могла сказать хозяйке, что из Англии едет друг. Может, Виола захотела встретиться с тобой.

— Хорошо, — сказал Айлес. — Если она хотела со мной встретиться, почему её там не было? Зачем было убивать какого-то парня?

— Этого молодого человека звали Гелерт. Он был неплохим парнем и очень увлечен Виолой. Зря — он ей не нравился. Понимаешь, что могло произойти?

— Дошло, — кивнул Айлес. — Вот вы о чем: Виола приказала служанке позвонить мне и попросить встретиться в пустом чужом доме, ключ от которого был у нее. Но ей не хотелось ехать одной, поэтому она позвонила приятелю и попросила встретить её там. Может, хотела, чтобы он слышал наш с ней разговор. Может, пыталась за кого-то спрятаться. Вполне возможно

— И более чем вероятно, Джулиан. О встрече мог разнюхать тот, другой. Он мог следить за ней, и встретил в доме Гелерта.

— Похоже, — согласился Айлес. — У вашего экс-друга был пистолет. Случилась ссора, Гелерт погорячился и ваш друг его убил. Довольно банально, и обычное дело в этих краях, если у двух мужиков дурной характер и они немного перепили. Может, так оно и было.

— Мне кажется, так и произошло, Джулиан. Или что-то очень похожее. Теперь встань на её место. В худшем случае — убийство произошло при ней. У неё шок, она сбежала домой и до сих пор не кажет носа. Это похоже на нее. Как большинство пьянчуг, она очень пуглива.

Повисла пауза. Айлес затушил в пепельнице сигарету.

— Итак, вы хотите, чтобы я вернулся и сложил мозаику.

— Я хочу, чтобы ты вернулся и увез девочку с острова. Если я права; если мой экс-друг, как ты его назвал, виновен в убийстве — а я в этом уверена — мое возвращение пользы не принесет. По крайне мере мне, верно?

— Да, если у него есть что-то против вас, — ответил Айлес.

— Именно. Теперь ты понимаешь?

Айлес кивнул и улыбнулся.

— Хорошо, дорогая, когда начинать?

— Переждем денек-другой, потом поедем. Думаю, лучше всего явиться к комиссару полиции; скажешь, что сбежал из опасений, что он тебе не верит. Что был в Майами, но вдруг понял всю глупость ситуации, поэтому вернулся, — она улыбнулась. — Так, в конце концов, поступил бы невиновный.

— Думаю, я так и поступлю. Вы правы, если бы полиция Черной Багамы до сих пор меня подозревала, они давно были бы здесь. А так, похоже, они идут по другому следу. Хорошо, когда вы скажете, я еду.

— Спасибо, Джулиан. Я знала, что могу на тебя положиться. Ты никого не подведешь — ни меня, ни себя, ни Джонни Вэллона.

Айлес сверкнул зубами.

— Какое счастье — удовлетворить всех на свете!

Она притворно-застенчиво спросила:

— Кроме самого себя?

— О, нет, — ответил Айлес. — Верьте или нет, я счастлив. Я нюхаю розы, пока разрешают, хоть это просто метафора.

Тельма рассмеялась.

— Не будь нетерпеливым, Джулиан. Кто долго ждет, тот все получит.

Он только усмехнулся.

— Знаю…


II

В восемь вечера уже стемнело. Гелвада вышел из гостиницы, выбрался на шоссе и двинулся вглубь острова. Он был без шляпы, в синем габардиновом костюме и коричневых веревочных туфлях. И как обычно, тихонько напевал под нос.

Эрнест был счастлив. Счастлив потому, что, кажется, все начинает проясняться. Меллин достаточно напуган и сделает, как сказано. Тут он спокоен. Дела идут, и уже намечается просвет.

Дорога сузилась. Прохожих было мало. Где-то слева искрился неон клуба «Золотая Лили». Он прибавил шагу, не покидая тени деревьев на обочине, и через двадцать пять минут очутился перед широкими воротами виллы «Эвенсли». Открыв их, Гелвада замер в тени, оглядывая дом. Тот был темен и производил впечатление необитаемого.

Эрнест решил, что полиции незачем оставлять там человека, подошел к дому и попробовал входную дверь. Заперто. Тогда он зашел сзади, открыл окно, забрался внутрь, тихо закрыл его и наощупь нашел дверь. Кошачьим шагом он прошелся по комнатам первого этажа и добрался до той, где обнаружили тело. Луна выглянула из-за облаков. Света ему хватало.

Гелвада опустился на кушетку, возле которой Айлес нашел труп и поставил себя на место убийцы. Убив кого-то, следует убраться побыстрее. Через окно? Гелвада дернул раму. Открыто. Он отворил створку и очутился на лужайке возле самой стены. По другую сторону дорожки тянулся густой кустарник. Гелвада пересек лужайку, не оставляя следов, и улыбнулся. Полицейские смогут проверить подноготную любого предмета. Да, было бы безумно жаль ошибиться сейчас с кепкой Джаквеса.

В кустах была дренажная труба. Из неё сочилась тоненькая струйка, терявшаяся в траве. Гелваде пришло в голову, что хорошо бы запихнуть кепку в трубу, тогда вода её вытолкнет. Кепка проплывет пару футов и окажется в грязной луже. Он вынул из кармана красную с синим бейсболку Джаквеса, скатал в шар и легонько толкнул в трубу. Та показалась через полминуты и вместе с водой поплыла в лужу грязи. Там ей и место.

Теперь он поспешно удалился. Двадцать минут ходьбы — и вот вторая цель: маленький аккуратный домик на лужайке у дороги. На втором этаже горел свет. Гелвада позвонил и терпеливо ждал, прислонившись к почтовому ящику. Прошло две — три минуты; дверь открылась.

— Что нужно, сэр? Здесь никто не желает вас видеть, босс.

Гелвада видел безмятежное лицо негритянки за полуоткрытой дверью.

— Напротив, уверяю вас, кое-кто хочет меня видеть. Мисс Виола Стейнинг. Только не говорите мне, что её нет.

— Я говорю вам, босс, мисс Стейнинг не хочет никого видеть. Думаю, она плохо себя чувствует.

Гелвада обезоруживающе улыбнулся.

— Уверяю вас, она меня ждет. Скажите, она где?

Хрустнула банкнота. Пока Гелвада шуршал новенькими бумажками, ее глаза неотрывно следили за источником звука. Он протянул купюры и повторил:

— Где она?

Служанка сдалась.

— В глубине дома, босс… в конце коридора. Но мне кажется, ничего хорошего из разговора с ней не выйдет.

Эрнест ухмыльнулся.

— Неважно, я сам разберусь.

— Ладно, босс. Но говорю вам, она зла на весь свет.

Служанка придержала дверь, впуская Гелваду, заперла её и исчезла наверху.

Эрнест медленно прошел по коридору и открыл дверь в конце. Большая комната, и хорошо обставленная. В углу крутился патефон. Пластинка уже кончилась, но его не выключили, и лишь игла со странным шорохом скользила по дорожке. На кушетке полулежала молодая женщина, рядом — столик с дюжиной бутылок и стаканами.

Она тупо уставилась на Гелваду и вяло прохрипела:

— Чего надо?

Гелвада взял стул, поставил его рядом с кушеткой, сел и сказал:

— Мисс Стейнинг, позвольте представиться. Меня зовут Эрнест Гелвада и, что бы вы не думали, уверяю, я весьма приятный человек — ну, временами — а сейчас один из тех моментов, когда я просто неотразим.

Она тупо глядела на него, пытаясь улыбнуться.

— Что вы хотите?

Гелвада пожал плечами.

— Я надеялся, вы предложите мне выпить. Хотел поговорить о чем-то очень важном.

Она чуть шевельнулась. Гелвада видел, что даже пьяная она очень красива.

— Если хотите выпить, берите. Все там. Так что действуйте самостоятельно.

Гелвада окинул взглядом бутылки. Выбрал одну, взял стакан, и налил немного рома.

— Мисс Стейнинг, поверьте, вы мне очень симпатичны. Я знаю, что вы не желаете никого видеть, но дело очень важное, и я решил, что надо с вами встретиться.

Она буркнула:

— Ничего важного. Не хочу я ни с кем говорить.

Гелвада пригубил ром.

— Но, думаю, со мной вы поговорите.

— Да? Это почему?

— Потому что Хуберт Гелерт был по уши влюблен в вас. Какая женщина откажется поговорить о том, кто был в неё влюблен?

Она медленно произнесла:

— Откуда вы знаете? Тоже суете свой нос?

Он покачал головой:

— Я никогда так не делаю, мисс Стейнинг. На острове все знают, что Гелерт был без ума от вас. И знают, что он мертв. Подозреваю, правда, вам неизвестно, почему, так ведь?

— Да кто вы, тысяча чертей? Полицейский? Я смертельно устала от полиции.

Гелвада кивнул.

— Спорю, это так. А что до меня… я тоже не люблю полицию, и я не из них. Предположим, я друг Хуберта, старый друг, и что я очень хочу понять, кто его убил. Подозреваю, вы не знаете?

— Не знаю. И при чем тут я?

— Вы не знаете, почему он поехал на виллу в ту последнюю ночь, мисс Стейнинг?

Она покачала головой.

Гелвада наклонился к ней. Тихий, полный сочувствия голос, казалось, зачаровывал девушку. Ее глаза чуть прояснели.

— Но вы видели его той ночью, правда? Или говорили с ним?

Она тупо промямлила:

— Не помню… Я не помню…

— Вы хорошо его знали? Вы ему очень нравились. Он хотел на вас жениться, правда? Вы не можете вспомнить, почему он поехал на виллу Эвансли? У него не могла быть там назначена встреча? У него не могла быть там назначена встреча с вами? — Голос становился все жестче.

— Какое вам дело? Он мертв, его не вернуть. И говорить не о чем.

Гелвада допил ром и решил, что согласен с ней.

— Не буду вам больше надоедать, но если вдруг как-нибудь, мисс Стейнинг, вам понадобится друг, найдите меня. Я остановился в «Кливленде», рядом с отелем «Леопард». Не забудьте. Если захотите выговориться, заходите. Спокойной ночи.

Он тихо вышел из комнаты.

Когда он ушел, Виола на мгновение напряглась и попыталась думать. Потом пожала плечами и потянулась к бутылке.

Гелвада медленно возвращался, весьма довольный встречей с Виолой Стейнинг. Девчонке безумно повезло, — думал он. Как она хороша даже в таком виде! Но служанка права. Пользы от разговора никакой.

Он ломал голову, как действовать дальше. Что бы ни происходило, следовало довести все до ума. Он улыбнулся. По крайней мере, хоть немного все удастся раскачать.

В номер Эрнест вернулся около десяти. Зашел в гостиную, окинул взглядом веранду, включил свет. Подошел к буфету и налил выпить. Повернувшись, он заметил на столике телеграмму.

«У меня есть информация по вашему запросу об аренде квартиры в Майами, которая может оказаться полезной, если вы готовы заплатить комиссионные.

Мэри Велингтон»

Гелвада улыбнулся и допил бокал. Потом разделся, натянул плавки, накинул халат, закурил и побрел к пляжу. Он был почти счастлив и мурлыкал под нос свою любимую испанскую серенаду.


Глава восьмая

I

Не успела Тельма Лайон позавтракать, как зазвонил телефон. Она встала, положила салфетку и не спеша направилась к нему. Звонок мог значить все. Или ничего.

Тихий, типично материнский голос спросил:

— Миссис Лайон? Я — миссис Велингтон. Может, вы обо мне слышали, может нет. Лучше я напомню. Кажется, как-то давно я вам писала. Не помните? Я была в Лондоне и готовила описание особого вольера. Помните, меня интересовали птицы семейства перепелиных? Я говорила тогда, что у меня необычная коллекция.

Тельма протянула:

— Да… Может быть, вы как-нибудь приедете и мы поговорим. Думаю, мне это интересно.

— Я предпочла бы поскорее, — сказала миссис Велингтон.

— К скольки вы доберетесь, миссис Велингтон? Сейчас половина одиннадцатого.

— Я уже почти здесь, — ответила миссис Велингтон. — Я говорю из автомата за углом.

— Прекрасно, если вы так близко, я жду вас.

Тельма повесила трубку и позвонила в колокольчик.

— Передай мистеру Айлесу, — велела она служанке, — что у меня с утра важные дела, и я хочу побыть одна. Скажи, что буду счастлива видеть его на ланче, но не раньше. Поняла?

Служанка кивнула и вышла.

Тельма подошла к камину, взяла с полки пудреницу и припудрила носик. Внутри поднималось смутное раздражение. Никогда раньше, какую бы специфическую работу для мистера Куэйла она не выполняла, он не вмешивался и не давал указаний — всегда считалось, что агент начинает и заканчивает работу самостоятельно. Она пожала плечами. С мистером Куэйлом никогда нельзя загадывать наперед, что само по себе и неплохо.

Она закурила. В общем и целом, у Куэйла верная система. Ты знаешь ровно столько, сколько необходимо — если не доходишь до остального сам, и иногда ты даже знаешь, что делаешь. Она перешла на эту ступень. Она знала. И недоумевала, почему Куэйлу неймется.

Через три минуты пришла миссис Велингтон. В розовом ситцевом платье выглядела она очень мило и очень консервативно. Тельме она понравилась.

— Будьте добры, садитесь. Не желаете сигарету, кофе? Или чего-то еще?

— Нет, дорогая, спасибо. Я только сделаю, что нужно, и пойду. Понимаете, я здесь только на два дня — максимум три — и хочу увидеть как можно больше, пока не объявят посадку на мой рейс.

— Так вы сразу возвращаетесь в Англию?

— К сожалению, да. Здесь так мило, и я бы осталась еще, но… — она повела плечами, — наш работодатель, назовем его так, загрузил меня работой.

Тельма улыбнулась.

— Метко сказано.

Миссис Велингтон села.

— Думаю, я все же покурю. И потом скажу конкретно, в чем дело.

Она в точности повторила послание Куэйла. Тельма заметила:

— Похоже, он теряет терпение. Скажите, я отвечу, как положено. Как вы думаете, он считает, что я теряю время?

— Не знаю, — сказала миссис Велингтон, — но сегодня рано утром я виделась с мистером Гелвадой. Он прилетел в безумное время — полшестого утра. Одному Богу известно, как он выбрался с Черной Багамы. Подозреваю, зафрахтовал самолет.

Тельма, прислонившись к каминной полке, внимательно разглядывала тлеющий кончик сигареты.

— Что вы думаете об Эрнесте Гелваде? — спросила она. — Я слышала о нем, но не имела чести быть знакома.

— По-моему, он довольно интересен, дорогая. Немного маловат ростом и чуть полноват, но прелесть. Дает почувствовать себя персоной и вдруг — пустым местом. Мне постоянно было с ним неуловимо неуютно. У него очень острый ум. Кажется, он знает наперед, что вы скажете и как он отреагирует. Наверное, с ним будет легко работать.

— Да? Так мне придется с ним работать? — спросила Тельма.

— Да, командовать будет он. Но, думаю, проблем не возникнет при условии, что вы будете слушаться и не станете с ним спорить. Он встретится с вами сегодня вечером. Сказал, что приехал сюда присмотреть квартиру. Мы общались только полчаса, а потом, вероятно, он пошел сюда. Когда вернулся, то сказал, что будет около девяти; зайдет через французское окно в гостиной. Он не хотел бы сталкиваться с прислугой.

— Вот как… — Тельма подумала, что мистер Гелвада ей не понравится.

Миссис Велингтон встала.

— Ну, дорогая, я побежала. Желаю удачи, — она вздохнула. — Мне часто хочется знать, что произойдет, но не выходит, а женщин это так огорчает, правда?

— Женщин огорчает все, миссис Велингтон, — Тельма протянула руку. — Приятно было познакомиться.

— Взаимно. Люблю новых людей. Ну, до свидания, дорогая. Не беспокойтесь, не провожайте. Я настолько привыкла появляться и уходить, гадая, появлюсь ли здесь опять — вы понимаете… Мои командировки настолько нерегулярны… О, вот еще, дорогая. Насчет этого джентльмена, мистера Айлеса… Мистер Гелвада сказал, что его следует как можно быстрее спровадить на Черную Багаму. Мистер Гелвада перехватит его там и сам им займется.

— Интересно, что он хотел этим сказать.

Миссис Велингтон пожала плечами.

— Ой, не знаю. По мне, самые обычные слова.

— Вы так считаете? Все зависит от того, что мистер Гелвада подразумевает под словом «заняться», правда?

Миссис Велингтон не ответила, любезно улыбнулась и ушла.


II

Айлес пришел как раз к ланчу. Он вышел на лужайку через французское окно столовой. Тельма сидела на скамеечке и читала.

Айлес весело спросил:

— Ну, как настроение? Чудесная погодка, верно?

Она кивнула.

— Да… но меня погода не интересует.

Он подтащил скамеечку и сел рядом.

— Вас что-то беспокоит, Тельма?

Она кивнула.

— Истинная правда. Давай начистоту. Я волнуюсь за малышку Стейнинг. С каждым днем, который она проводит на этом мерзком острове без присмотра, я боюсь все больше и больше.

— Понимаю… Значит, мне нужно с этим что-то делать?

— Думаю, нужно, Джулиан. Я хочу, чтобы ты сел на полуденный рейс. Действуй, как мы условились. Возвращайся в «Леопард». Наплети небылиц про отсутствие. У них, скорее всего, свой взгляд на события. Потом отправляйся к комиссару. Расскажи ему нашу историю. Поставь себя с ним правильно.

Он протянул:

— Это труда не составит. Если они действительно взяли другой след, то вряд ли станут сильно мне досаждать. А потом что мне делать?

— Что-нибудь да произойдет.

Айлес улыбнулся.

— Знаете, ничто не сдвинется с места, пока не дашь пинка. Вам не кажется недурной идея повидаться с этой девочкой? Может быть, уговорить её вернуться в Англию?

Она задумчиво протянула:

— Может быть. Но сейчас я не хочу, чтобы ты делал что-нибудь подобное. В любом случае, не хочу, чтобы ты встречался с ней до моей команды.

— Прекрасно, — ухмыльнулся он. — Не знаю, почему я такой ужасно хороший с вами, почему безоговорочно подчиняюсь подобным инструкциям. Интересно, чтобы бы мне посоветовал делал Вэллон, окажись он тут.

Она улыбнулась.

— Я абсолютно уверена, Джулиан, будь он тут, велел бы слушаться меня. В конце концов, я клиент. Считается, что «Ченолт» работает на меня.

Он кивнул, продолжая улыбаться.

— И мне это нравится. Но вы странная, Тельма. Я достаточно много бывал с вами последние два-три дня, но когда пытаюсь подытожить все, что знаю о вас, итог неутешительный.

Она рассмеялась.

— И ты решил, что я та таинственная женщина, которая всегда играет такую важную роль в жизни частного детектива?

— Я решил, что вы чертовки загадочны — и очень привлекательны.

— Спасибо, сладкий мой. Я так понимаю, ты летишь дневным рейсом?

Он кивнул.

— И буду на Черной Багаме в четыре тридцать. Может, вы прилетите, когда примете решение насчет девчонки? Вам нечего бояться, ведь там буду я.

— Я не боюсь, Джулиан. Если надо будет прилететь, я прилечу.

Он встал.

— Хорошо, я пошел. По-моему, очень любопытный случай с этой мисс Стейнинг. Хотелось бы мне знать, чем все кончится.

— На твоем месте я бы не беспокоилась, — сказала она. — Игра или стоит свеч — или нет?

Они рассмеялись.

— Перед уходом не хочешь глотнуть?

Он покачал головой.

— Если я не уберусь отсюда побыстрее, я потащу вас в постель. Так что я пошел.

— Неплохая идея, Джулиан. Но не думаю, что сейчас мне понравится заниматься любовью. До свидания. Удачи. Надеюсь, скоро увидимся.

Проходя через столовую, он оглянулся, движимый смутной надеждой на прощальный поцелуй.


III

Гелвада стоял на дальнем краю лужайки и слушал музыку, восхищаясь бликами лунного света на листве и цветах. Потрясающая картина, — думал он, — а музыка вообще выше всяких похвал.

Он пожал плечами, медленно пересек лужайку, тронул ручку французского окна. Не заперто. Он толкнул створки, шагнул в комнату и остановился на пороге в своем белом, с иголочки, смокинге, любуясь великолепным зрелищем.

Она не сразу его заметила, потом встала из-за фортепиано и вышла на середину комнаты. Взгляд Гелвады оценивающе прошелся по ней с головы до ног. Утонченный вкус. Шифоновое вечернее платье кремового цвета. Облегающий лиф. Волнами спадают складки широкой юбки. Белые плечи драпирует шарф в тон платью. Большая бриллиантовая заколка, бледно-желтые туфельки на высоком каблуке усыпаны блестками горного хрусталя. А темные великолепно уложенные волосы прекрасно дополняли очаровательную картину.

Он сказал:

— Хочу заверить, миссис Лайон, что при виде вас я убедился, насколько умен ваш уважаемый босс. Мать моя… вот это да! Никогда в жизни не видел женщины такой совершенной красоты, клянусь!

Она улыбнулась.

— Мистер Гелвада, полагаю?

Он вошел в комнату.

— Весь к вашим услугам. Все, что есть у Эрнеста Гелвады — у ваших ног, мадам.

— Очень мило, — в голосе мелькнула нотка сарказма. — И что же у мистера Гелвады есть?

Он пожал плечами.

— Боже упаси говорить о себе, но я не лишен некой изюминки. У меня безошибочный глаз, отточенный инстинкт и, осмелюсь сказать, один из самых изворотливых умов. Кроме этих, у меня есть другие достоинства, которые вы, без сомнения, обнаружите при более основательном изучении.

Она засмеялась.

— Включая скромность, мистер Гелвада?

— Ну конечно. Мужчине невозможно являть миру картину такого героизма и не быть при этом скромным. Мне кажется, — продолжал он, — что я уже давно вас знаю. Я буду звать вас Тельмой. Меня зовут Эрнест. Очень часть люди зовут меня Эрни, потому что очень меня любят.

Она снова рассмеялась.

— Замечательно, Эрни. Кстати, не хотите выпить? И кто будет говорить — вы или я? Вам известно что-нибудь о работе, которой я занимаюсь?

— Нет… — Гелвада вернулся к французскому окну и аккуратно закрыл его. — Я так понял, что вы какое-то время живете здесь и уверены, что в стенах нет микрофонов, а у слуг — чутких ушей?

— Можете быть спокойны. Что будете пить?

— Да, это самый важный вопрос, Тельма, потому что первый тост я подниму за вашу красоту, ваш ум и за вас саму. Вы невыразимо очаровательны. Так что бокал должен быть большим — большой, холодный бокал рома. Это будет восхитительно.

— Хорошо, — она подошла к бару и смешала большую порцию «Куба либре».

Гелвада восхищался ловкостью её движений. А как очаровательно мерцали кольца на её пальцах в полутьме!

Вскоре она принесла бокал, и он тут же поднял его.

— Ваше здоровье и ваш успех, Тельма. И давайте сядем.

Она села в широкое кресло напротив. Сел и Гелвада, и хлебнул ещё глоток. Глаза его, с виду добрые и нежные, внимательно оглядывали её поверх бокала.

— Сначала говорю я, потом вы. Устраивает?

— Да, — согласилась Тельма. — Но одно я скажу. Я не знаю, говорили вы с мистером Куэйлом о моем задании или нет, но если он недоволен…

Он перебил, подняв руку и щелкнув пальцами.

— Это не так. Ну как можно быть вами недовольным, Тельма? Поверьте, о вашей миссии я ничего не знаю. Конечно, о вас я слышал. Вы работаете на Куэйла. Давно и успешно. Но наступает момент в жизни женщины, особенно в этой специфической профессии, когда влияние мужчины, скажем, благотворно. Понимаете, милая?

— Да, прекрасно понимаю.

Гелвада допил бокал и встал.

— Если позволите мне сделать ещё порцию этого восхитительного напитка, я перейду к делу.

— Конечно.

Гелвада отошел к бару и принялся смешивать коктейль.

— Куэйл отправил меня на Черную Багаму потому, что совсем недавно погиб при таинственных обстоятельствах агент по имени Сэндфорд, работавший на острове. Его считали пьянчугой. Время на острове он проводил в праздных шатаниях. Ну, многие агенты прячутся за масками пьяниц и развратников. Часто это прекрасно срабатывает. Люди свободно говорят при пьянице и осторожничают при трезвом. Не думаю, что в момент гибели Сэндфорд был трезв.

Она кивнула.

— Понимаю.

— Он вывалился из рыбацкой лодки, — продолжал Гелвада. — И его сожрала акула. Но поймите, Сэндфорд был опытным рыбаком. Есть вероятность, что он был под воздействием наркотиков; что оказался на лодке, потому что думал скрыться на время с острова. Может — кто знает, — он пожал плечами, — кто-то за ним охотился. Ему нужно было время на раздумье. Я поехал на Черную Багаму попытаться разобраться. Приехал, подышал местным воздухом, нанес пару визитов. Нашел парня с той самой лодки — по имени Меллин — который подтвердил, что смерть не была случайной. И у меня проснулись подозрения. Я собирался делать дальнейшие шаги, когда меня сорвала записка курьера Куэйла — миссис Велингтон — с которой вы уже знакомы. Ведь так?

— Совершенно верно, — кивнула Тельма. — Я нашла её очаровательной.

— Так и есть, — согласился Гелвада. — Она милая. Мы зовем её путешественницей, потому что она нигде не задерживается больше недели. Куэйл не дает ей покоя, скажу я вам. Я приехал к ней, и она поведала мне историю, которая попала к Куэйлу через «Ченолт» и Скотланд-Ярд. Ее переслали ему чисто по привычке. Это история вашего визита в «Ченолт» и поручения человеку по фамилии Айлес, который отправился на Черную Багаму, чтобы вытащить оттуда эту обаяшку, — он улыбнулся, — эту безрассудную красавицу мисс Стейнинг. Знаете, Тельма, думаю, Айлесу трудно будет с ней справиться. Я недавно её видел, и она была в стельку пьяна. Дошла до той стадии, — он махнул рукой, — когда уже ничто не кажется важным — даже беседа с Эрнестом Гелвадой.

Следующее, что мне сообщили — Айлес по прибытии на остров каким-то образом влип в убийство молодого человека — Хуберта Гелерта. Моя задача — вытащить Айлеса. Сейчас мне стало ясно, что вы использовали Айлеса и «Ченолт» для своих личных целей; рассказали им сказочку — какие мы в нашем-то деле мастера рассказывать, когда нужно добиться желаемого эффекта. Теперь, Тельма, рассказывайте все как есть.

Гелвада поправил складки на брюках, откинулся на спинку, поставил бокал на столик, вытащил из кармана изящный красно-белый портсигар, закурил и расслабился.

— Рассказывайте, Тельма. У меня зреет идея, которая целиком зависит от вашего рассказа.

— Почему вы так считаете?

Он развел руками.

— Подумайте сами, дорогая, я знаю о вас достаточно. Вы считаетесь великолепным агентом. Я знаю о ваших военных заслугах. Не думаю, чтобы когда-либо раньше вы работали с мужчиной. Так что, когда Куэйл наказал мне найти вас и взять управление операцией на себя, я понял, что, во-первых, это чрезвычайно важно, и во-вторых, что у вас проблемы. Догадка верна?

Она кивнула.

— Абсолютно, Эрнест. Вот история в двух словах. Главный виновник всего не Виола Стейнинг, а её брат, молодой ученый Джон Стейнинг. Он работал в секретной области ядерной энергетики. Вы в курсе?

— Знаю, — фыркнул он. — Атомные бомбы, водородные — всеми этими штучками мы угрожаем собственному существованию — как это ужасно! — На его лице появилось выражение комического ужаса. — Подумайте только, даже Гелвада не может спорить с атомной бомбой! Но продолжайте.

— Джон Стейнинг сделал несколько открытий, которые считал очень важными, или у него были бумаги, которые он считал важными. Об этом узнал кто-то со стороны и начал его обрабатывать. Вы знаете, у них иногда странные методы…

Гелвада зловеще кивнул.

— Знаю я их методы.

Она продолжала:

— Хорошо. Стейнинг был непоколебим в своей преданности работе и людям, на которых работал. Несомненно, он видел опасность. Он исчез, и бумаги с ним вместе. Так было, когда Куэйл впервые влез в это дело. Один из агентов Куэйла, который работал в паре с Сэндфордом, напал на след Стейнинга. Тот вел на один из Багамских островов. Когда агент туда добрался, Стейнинг был уже мертв.

— Уже интереснее. Как он умер?

Тельма пожала плечами.

— Официально — самоубийство! Застрелился, но при странных обстоятельствах.

— Вы хотите сказать, что его могли убить?

Она кивнула:

— Так все и подумали. Либо нервы его были настолько измотаны, что он решил застрелиться, либо это сделали за него. Главное, что исчезли бумаги.

— Понимаю. Их забрали?

— Не думаю, — она покачала головой. — В день своей смерти он отправил письмо сестре Виоле. Даже более чем письмо — бандероль. Решили, что предчувствуя конец, каким бы он ни был, он все отправил сестре.

— А! Теперь начинаю понимать. И вас натравили на нее?

— Верно, меня приставили к Виоле Стейнинг.

— Все становится на место. Вас направили на Черную Багаму. Там уже действовал Сэндфорд. Теперь ясно. Куэйл мог поручить Сэндфорду присматривать за вами — его обычная привычка. Они это поняли и добрались до Сэндфорда раньше. Скажите, дорогая, как успехи с Виолой?

— Никак. Виола очень славно проводила время, но более или менее блюла себя, пока не узнала о смерти брата. Понимаете?

— Понимаю. И ещё это письмо!

— Верно, — кивнула Тельма. — Или из-за смерти брата, или из-за крайней важности этого письма, но она сломалась. Запила. И выкидывала такие номера! Я решила сделать единственное, что смогу — вытащить её с острова. Вернуть её в Англию и присматривать, пока мы не сможем что-либо из неё вытянуть.

— Понимаю… понимаю… — Гелвада смял сигарету и взялся за бокал. — Складывается вполне ясная картина. Очень интересно. Я рад быть её частью.

— Приятно слышать, Эрнест. Надеюсь, и дальше так пойдет.

Он пожал плечами:

— Жизнь, моя милая, состоит из черных и белых полос. Если мы восхищаемся хорошим, то не должны ворчать на плохое. Но продолжайте. Это захватывает.

— Я вернулась в Майами. Тут давно была моя штаб-квартира. Я знала, что бесполезно везти Виолу Стейнинг силой. И мне категорически нельзя близко с ней сходиться.

— Правильно. Кто знает, и вас могла сожрать акула, — он мило улыбнулся. — Хотел бы я быть на её месте. Но вы правы. И вы придумали план?

— И я придумала план. Вернулась в Англию, нашла миссис Стейнинг. Сказала, что лучше бы Виоле вернуться в Англию к мамочке. Заверила, что сделаю все, чтобы её убедить. Другими словами, обеспечила себе готовую отмазку. Потом пришла в «Ченолт». Когда-то я была знакома с Джоном Вэллоном, и он вполне подходил. Наплела историю о нехорошей Виоле Стейнинг. Вэллон поверил, и сперва я думала, что и Айлес тоже. Сейчас я думаю, что Айлес не верит.

— Ага, — кивнул Гелвада. — Это хуже всего. И что с Айлесом?

Она улыбнулась.

— Я скормила ему другую историю, Эрнест — более захватывающую. Запутавшись в убийстве Гелерта, он сбежал в Майами. Он умен, этот Айлес. Сначала я пыталась вытурить его отсюда: поняла, что пользы от него уже не будет. Наняла местного детектива — гориллу по имени Джек Карно — выставить его отсюда в Англию.

Гелвада кивнул. Она продолжала:

— Не вышло. Айлес слишком хитер. Он явился сюда, и я использовала историю номер два. Предложила ему вернуться на Черную Багаму. Якобы очевидно, что полиция не подозревает его, потому что они не пытались связаться с американскими властями. Я сказала, что у бывшего любовника есть пара моих писем; что этот человек охмуряет Виолу Стейнинг ради её денег; что я не могу вмешаться, потому что иначе он станет меня шантажировать. Айлес поверил. И дневным рейсом вернулся на Черную Багаму.

— Ясно. Что он намеревается делать?

— Надеюсь, ничего. Я просила ничего не делать до моей команды.

— И вы думаете, он так и поступит? — спросил Гелвада.

— Уверена. Похоже, он в меня влюблен.

Гелвада согласился:

— Очень может быть. Почему бы и нет? Вы сказали, он умен. А какой мужик перед вами устоит, Тельма? Скажу по секрету, верьте или нет, но даже я — Эрнест Гелвада — странно привязался к вам. Клянусь!

Она улыбнулась:

— Как мило!

— Отнюдь, — беззаботно отмахнулся Гелвада, — это естественно. Такие красавицы меня всегда привлекают. Но продолжим… Если Джулиан Айлес будет торчать на Черной Багаме, если он умен и его непросто напугать, если он справился с вашим Джеком Карно, я запросто могу использовать его в качестве подставки.

— Возможно. Я слышала, Эрнест, что ваши методы иногда… ну, жестоки.

— А почему нет? Жизнь тоже часто жестока. Вы боитесь за Джулиана Айлеса?

Она протянула:

— Я бы не хотела, чтобы с ним произошло что-нибудь плохое, — без необходимости.

Гелвада заверил:

— Тельма, я никогда не причиняю неприятностей без необходимости. Я бы выпил еще, может, присоединитесь? Выпьем за успех совместного дела. И я пойду. Я прибыл на маленьком быстром самолетике. Но он не вполне надежен. Мотор гремит, как консервная банка. Но все равно, путь недалек, и Эрнест Гелвада всегда верит в милость Господню.

Она спросила:

— Легко ночью приземляться на Черной Багаме?

— Нет. Но в такую ночь, когда в лунном свете все видно, как днем, и с таким дурацким самолетом, вы либо приземляетесь нормально и где нужно, либо не судьба. Кроме того, — он перешел на таинственный шепот, — я не сказал, я считаюсь классным авиатором.

Она встала и направилась к бару.

Гелвада попросил:

— На этот раз маленький самый сухой «мартини» — если можно.

Она рассмеялась.

— Это кем же нужно быть, Эрнест, чтобы пить «мартини» после рома!

Гелвада пожал плечами.

— Никогда не думал о таких пустяках. Мне безразлично. Голова у Эрнеста Гелвады крепкая.

Он встал, подошел к ней и взял бокал:

— Мадам, за наше смелое предприятие. У него, конечно, может быть только один исход — удачный.

Голос его стал серьезным.

— Вы продолжите развлекаться. Будете плавать, кататься на яхте, ходить на вечеринки. Но вы всегда будете в этой комнате в десять часов вечера, потому что с десяти до одиннадцати могу звонить я. Запомнили? А если я сказал — в десять, будьте добры быть пунктуальной. После одиннадцати вы птица вольная, но с десяти до одиннадцати будете сидеть у телефона.

Она кивнула.

— Ясно. А вы очень решительны, правда?

Гелвада улыбнулся.

— Дорогая Тельма, разве вы этому не рады? Вы бы хотели работать с мужчиной, который неуверен в себе? Будьте хорошей девочкой. Делайте, что говорят. И вы сделаете, потому что вы очень хорошая девочка.

— Допустим… Замечательно. Я буду ждать звонка. Удачи вам, Эрнест.

Гелвада взял её руку, склонился над ней и мягко поцеловал.

— Однажды мне будет позволено поцеловать ваше плечо — и если мне повезет, дойдет и до губ. До встречи, Тельма. Мои наилучшие пожелания…

Он поставил стакан и исчез.

После его ухода Тельма долго стояла неподвижно. Как и многие другие, она начинала осознавать разрушительную сущность мистера Эрнеста Гелвады. Потом пожала плечами и вернулась к фортепиано.

Гелвада остановился уже на той стороне лужайки и с восхищением прислушался к аккордам. Потом, мурлыкая под нос, пересек патио и, держась в тени, вышел черным ходом. Только на обочине бульвара он остановился закурить.

И тут из тени прозвучал тихий голос:

— Мистер Эрнест Гелвада?

Гелвада не шелохнулся, защелкнул зажигалку и курил.

— Да? — спросил он.

— Отступите чуть назад. Я хочу поговорить. Меня зовут Вилли Фрим. Я агент Федерального Бюро Расследований.

— Ладно…

Гелвада, будто в задумчивости, прошел пару шагов, вернулся и скрылся в тени.

Стройный мужчина лет тридцати стоял, прислонившись к стволу пальмы. Лицо его Гелваде понравилось.

Фрим сказал:

— Ваш босс Куэйл связался с Гувером, и к нам в штаб-квартиру Майами пришли инструкции. Мистер Куэйл подумал, что вам может вдруг понадобиться наша помощь. Меня назначили работать с вами.

Гелвада улыбнулся.

— Мой уважаемый босс заботится обо всем. Смешно то, что обычно он прав. Приятно познакомиться, мистер Фрим. Думаю, обо мне вы слышали, как и большинство людей вашей профессии.

Фрим усмехнулся.

— Еще бы! Я слышал, вы высокого о себе мнения, и обычно заслуженно. Ладно, а вот я.

Он сунул руку в карман и вытащил обычный кожаный бумажник с идентификационной карточкой агента ФБР.

Гелвада посмотрел на нее.

— Мне этого достаточно.

— Если вы хотите поговорить, ниже по улице у меня стоит машина. Можем посидеть там. Я ждал вашего прибытия. Мы следили за самолетами с Черной Багамы. Когда этим утром вы появились в аэропорту, мне сообщили. Я сидел у вас на хвосте весь день. Думаю, нам неплохо было бы поговорить.

— Чрезвычайно разумно, и верьте или нет, друг мой, вы появились очень вовремя. Идемте в машину, покурим. Нам многое нужно обсудить.

— Идет. Сюда… — и они растворились в тени.


Глава девятая

I

К одиннадцати утра уже палило невыносимо. Гелвада выбрался из постели, принял ванну, надел халат и вышел на веранду. Он отхлебывал кофе, мурлыкал под нос и раздумывал о клубке той безумно интересной ситуации, в которую влез.

В конце концов он вернулся в гостиную, позвонил в «Леопард» и попросил мистера Джулиана Айлеса. Он ждал, мило улыбаясь самому себе.

Айлес взял трубку.

— Мистер Айлес? Позвольте представиться. Меня зовут Эрнест Гелвада. Я коммивояжер, и у меня очень нужная продукция. Ваше имя мне назвала самая красивая женщина, которую я встретил в Майами. Мне кажется, неплохо будет нам с вами переговорить, а?

Пауза. Потом Айлес спросил:

— Она передала мне инструкции?

— Ну конечно, — непринужденно заявил Гелвада. — Очень важные. Как насчет виски в шесть вечера?

— Замечательно.

— Превосходно, я в «Кливленде» — рядом с вашим отелем. Жду вас в шесть.

— Приду, — пообещал Айлес и Гелвада повесил трубку.

Он лениво оделся, залез в машину и медленно выехал из города. Через полчаса он уже сворачивал на проселок и тормозил возле лачуги Меллина.

Меллин сидел на ступенях развалившейся веранды. Когда рядом возник Гелвада, он поднял глаза.

Гелвада сел рядом.

— Мне жаль, мой друг, но на этот раз со мной нет выпивки, что, может, и к лучшему, потому что ты будешь внимательно слушать. Для тебя есть указания.

Меллин мрачно буркнул:

— Я молил Бога больше вас не увидеть.

Гелвада пожал плечами.

— На этом свете многие хотели бы никогда со мной не встречаться. Хотя их судьба тебе неинтересна — если будешь делать, что говорят. Слушай. На остров приехал джентльмен по имени Джулиан Айлес. Мистер Айлес, думаю, очень умный человек. Он живет в отеле «Леопард». Этой ночью он тебя найдет. Возможно, часов около восьми-девяти. И даст тебе инструкции, которые ты в точности выполнишь. Все ясно?

— Ага, — кивнул Меллин, — ясно. Во что я влип?

Гелвада отозвался:

— Если сделаешь, как я сказал, не влипнешь ни во что — по крайней мере, особого вреда не будет. Я уже объяснял, что намного безопаснее слушаться меня. Если хочешь, чтобы про твою причастность к смерти Сэндфорда забыли, советую вести себя хорошо.

— Хорошо… хорошо… Я ведь так и делаю, а?

— Превосходно, — сказал Гелвада. — Теперь ты наймешь или как-нибудь заполучишь быстроходную моторку. Заправишь её бензином. Поставишь на якорь недалеко от залива, но чтобы была незаметна. Когда сделаешь это, вернешься сюда и будешь ждать мистера Айлеса. Ясно?

Меллин сказал:

— Ладно, я достану лодку, но это обойдется недешево.

— Естественно…

Гелвада вынул пачку денег и протянул их Меллину.

— Теперь повтори, что надо сделать.

Меллин повторил.

Гелвада встал.

— Проверь, чтобы лодка была хорошая. Вернись к полудню. Жди мистера Айлеса. И никакой выпивки. Ты будешь трезвым, или я с тобой разберусь. Удачи.

Гелвада повернулся и ушел.


II

В начале седьмого Гелвада увидел Айлеса из окна. Он с восторгом смотрел на приближающуюся высокую фигуру. Айлес ему понравился — ленивая, небрежная походка, идеально сидящая одежда. Он вздохнул и пробормотал:

— Le style c`est l`homme![3]

И пошел в холл. Как только Айлес появился на ступенях веранды, Гелвада открыл дверь. Он стоял в прохладном холле и улыбался. На нем была черная крепдешиновая пижама, алый с черным халат, из кармана изящно выглядывал надушенный носовой платочек.

— Мистер Джулиан Айлес? Я — Эрнест Гелвада… к вашим услугам… И что вам известно?

Айлес ухмыльнулся и протянул руку.

— Не так много. Честно, я немного смущен.

Гелвада пожал плечами и повел его в гостиную.

— Садитесь, Джулиан — я буду звать вас Джулианом, потому что испытываю к вам почти братские чувства. А вы зовите меня Эрнест, — он одарил англичанина улыбкой. — Многие друзья зовут меня Эрни, ведь друзьям, втянутым в такой серьезный бизнес, это позволительно. А пока я приготовлю большой холодный коктейль.

Айлес сел, взял сигарету из пачки со столика и сказал:

— Так дело будет серьезным, да? Очень рад. По крайней мере, хоть что-нибудь произойдет.

Гелвада, который возился в бутылками возле бара, оглянулся через плечо.

— И ещё как! Друг мой, вы будете в восторге от событий, последствий и всего, что получится. Будут ли последствия? — Он беззаботно махнул рукой. — Клянусь, жизнь ваша становится крайне интересной. Так всегда бывает, когда рядом Эрнест Гелвада.

Он принес бокалы с ромом, лимонным соком и льдом на столик. И принялся расхаживать по комнате.

— Пейте, Джулиан, и слушайте. Слушайте внимательно.

Айлес с улыбкой заметил:

— Я всегда внимательно слушаю. Приходится. Мне в разное время плели столько историй, что приходится тщательно проверять факты.

Гелвада резко обернулся.

— Нет нужды беспокоиться, — теперь лицо его стало серьезным, а голос чуть мрачным. — В фактах всегда можно положиться на Эрнеста Гелваду. Все, что необходимо, — делать то, что сказали, и ничего больше.

Айлес дружелюбно улыбнулся, взял бокал, отхлебнул и сказал:

— Очень хорошо! Мне очень нравится. Спасибо.

И, все так же улыбаясь, небрежно спросил:

— А если я не стану делать то, что сказано?

Гелвада в изумлении воздел руки.

— Таких препятствий никогда не возникало. А поверьте, я знаю, о чем говорю. Значит, если вы не будете делать, что сказано?

Тон его снова сменился, в голосе появились металлические нотки. Даже на Айлеса с его флегматичной натурой влияла странная энергия, исходящая от Эрнеста Гелвады.

— Если вам это не понравится… Ну, тогда мне придется кое-что пересмотреть, дорогой Джулиан. Например, убийство Гелерта. Вы вернулись на остров, не сомневаюсь, побывали у комиссара полиции. И преподнесли майору Фалстиду правдоподобную версию своего внезапного исчезновения. Но дело в том, друг мой, что они ещё не нашли убийцу. И непохоже, что найдут, если только его, как фокусник кролика из шляпы, не вытащит… кто? Кто, кроме Гелвады?

— Так вы знаете убийцу?

Гелвада кивнул.

— Я знаю, кто убийца… Еще бы! По крайней мере, знаю, что могу выставить кое-кого в таком свете, что докажу его вину. Если я так сделаю, для вас это будет прекрасно, правда, Джулиан? Но предположим, этого не будет; предположим, по мановению волшебной палочки я раскопаю улику против мистера Джулиана Айлеса? Как вы думаете, что с ним будет?

Айлес подумал, что с Гелвадой очень сложно иметь дело. Что под мирной и улыбающейся оболочкой скрывается торнадо — абсолютно безжалостный человек, способный на все.

Он вздохнул.

— Что за игра, черт бы её побрал… Эрни… Пока мы ещё друзья!

Гелвада взял от стены тростниковый стул и поставил его в паре футов от Айлеса. Взгромоздился на него, дотянулся до стакана и жадно глотнул.

— Я скажу об этой игре ровно столько, сколько захочу. Но сначала поговорим о другом. Я многое в вас начинаю понимать. У меня всегда был нюх кадровика. Дьявол, были времена, когда я слыл почти колдуном. Я в Майами разговаривал с нашей общей знакомой — очаровательной и восхитительной миссис Лайон, которая, кажется, была вашей клиенткой.

Айлес покачал головой:

— Почему была? Почему не есть?

Гелвада милостиво улыбнулся.

— Теперь я — ваш клиент… Но продолжу. Думаю, вам нравится миссис Лайон, не так ли? Нравится несмотря на то, что наплела по крайней мере одну сказку.

Айлес отпил из бокала.

— Не скажу, что она рассказала мне сказку. Она описала мне случай, над которым предстояло работать, ещё в Англии. Ну, это была не совсем правда, но почти. Когда я нашел её в Майами, она мне объяснила, почему тогда не сказала всего. И рассказала правду. А потом попросила меня вернуться и ожидать её указаний.

Он пожал плечами и мило улыбнулся Гелваде, который косо смотрел на него.

— Вот этих указаний я и ждал, — информацию для работы, — он рассмеялся. — И не ожидал встретить торнадо вроде вас!

Гелвада склонился вперед и ткнул пухлым пальцем в Айлеса.

— Это один из приятных сюрпризов в вашей жизни. Но вернемся к нашим баранам. Теперь говорю я, и утверждаю, что миссис Лайон никогда не говорила правды. Она никогда не говорила правды, потому что не говорила всей правды, а если вы хотите знать, почему красавица Тельма так поступила, я скажу. Потому что она умница, замечательная личность и потому что она всегда выполняет, что ей сказано. И еще, — продолжил он, — она очень рассердится, друг мой, если вы не сделаете того, что скажет Эрнест Гелвада.

После длительной паузы Айлес спросил:

— Да? Интересно, почему?

Гелвада встал и заходил по комнате. Вечерний бриз шелестел легкими занавесками.

— Всю мою сознательную жизнь я делил людей на группы. Замечательная забава — делить людей на группы; решать для себя, что они сделают или не сделают при данных обстоятельствах. Сперва я задавал себе вопрос о моих братьях по разуму: могу ли я им доверять? Ответ неминуемо был отрицательным. Потому что, дорогой Джулиан, я понял, как здорово никому не доверять, а если да, то не настолько, чтобы нельзя было в любой момент изменить ситуацию. Поймите, я хочу вам доверять.

— Понятно… Можно мне еще?

Гелвада кивнул. Айлес встал, пошарил в баре и наполнил свой бокал. Он стоял, прислонившись к шкафу, и лукаво разглядывал Гелваду.

— Так вы решили доверять мне, Эрни? Но ровно настолько, чтобы можно было все исправить, если я вас подведу. Интересно, как вы это сделаете.

Он вынул из кармана пачку, извлек одну сигарету и бросил пачку Гелваде. Потом подошел с зажигалкой. Гелвада затянулся и сказал:

— Вам, друг мой, важно оправдать мое доверие. Не оправдаете — убью без всяких колебаний. И что ещё важнее, — рот улыбался, но глаза оставались холодными, — убивая, я не буду даже испытывать неприязни, но буду знать, что эта смерть необходима — вы слишком много знали и плохо себя вели. Теперь садитесь. Я буду говорить.

Айлес вернулся к стулу и откинулся на нем, не отрывая взгляда от Гелвады.

Эрнест заговорил мягко, почти беззаботно.

— Как вы знаете, друг мой, в мире очень много неприятного. Везде есть добрые силы, но, к несчастью, силы зла намного более заметны. Но никогда наш бедный мир не был в таком опустошении; везде и повсюду люди изобретают средство уничтожить другую половину человечества — что, по моему, совершенно ни к чему.

Он пожал плечами, потом, небрежно взмахнув сигаретой, продолжил.

— Это не так важно, разве что из-за этого страдают невинные люди. Для защиты таких людей в любой стране есть силы, работающие тихо и незаметно ради, скажем так, спасения человечества.

Он улыбнулся Айлесу.

— Я, Гелвада, как раз из этих сил.

— Силы! — Айлес засмеялся. — Желал бы я быть на вашей стороне.

Гелвада кивнул.

— Верьте или нет, друг мой, но вы уже на моей стороне. Теперь о миссис Лайон. Миссис Лайон говорила вам про дрянную девчонку Виолу Стейнинг. О миссис Стейнинг, которая всегда пьяна, отупела от пьянства, чьи нервы измочалены и которая очень несчастна, — он развел руками. — Еще одна жертва сил зла. Ну, так делом миссис Лайон было следить этой девушкой; не из-за какой-то идиотской любовной интрижки, как говорила она, но из-за намного более значительного — жизненно важного. Вкратце: брат этой миссис Стейнинг — молодой ученый — работал над самым важным изобретением — изобретением, которое могло положить конец угрозе атомной бомбы, водородной бомбы и всей той чертовщине, о которой столько твердят. Понимаете?

Айлес кивнул.

— И, естественно, у него были враги. Его начали беспокоить. Вам, я уверен, не понравилось бы изо дня в день жить под пристальным надзором дьявольских глаз с утра до ночи, гадая, что же за этим последует, когда нанесут удар. Вам это понравится, друг мой? Ему тоже не нравилось. И он сделал то, что сделало бы большинство людей, — он улыбнулся, — кроме Гелвады. То, что сделает каждый, когда напуган. Он сбежал. Прихватив свои секреты, потому что, понимаете, он не предал своих хозяев — людей, работающих над тем, что они считают благом.

Потом стало очевидно, что враги подобрались совсем близко. И он написал сестре, отослал ей пакет с документацией. Бедняга… — Гелвада пожал плечами. — Это все, что он успел. Кто-то мог найти лучшее применение его секретам, но он смог только это. Тот, у кого находятся документы, или кто знает, где они — Виола Стейнинг. Теперь вы понимаете, почему миссис Лайон наняли следить за мисс Стейнинг?

Айлес кивнул.

— Очень странно, но я верю каждому вашему слову.

— А почему нет? Зачем мне лгать? Лгут только трусы. А я безумно храбр. Черт побери, я ужасно храбрый.

Айлес вполголоса заметил:

— Неудивительно, что Тельме Лайон нужна была помощь.

— Конечно. Представьте себя на её месте — красивая, очаровательная, сильная личность, все надеялись, что она справится с девчонкой, — Эрнест снова пожал плечами. — Кто с ней справится… кроме отбойного молотка? И зачем это? Я разговаривал с ней. Если бы я мог добыть секреты с помощью отбойного молотка, я бы это сделал. Но это лишнее. Кроме того, я не люблю отбойных молотков, и это ничего бы мне не дало.

Когда здесь была Тельма Лайон, здесь же был и другой агент. Его задачей было наблюдать за обеими. Неизвестный им, он был поблизости. И вдруг умер. Понимаете? Одной из тех странных смертей, которыми так часто умирают люди, и никого это не заботит. Списано — и забыто. Жизнь продолжается. Ушел один храбрец, его место занимает другой.

Вдруг Эрнест умолк. Потом спросил:

— Правда, Тельма замечательная женщина?

Айлес кивнул:

— По-моему, да.

Гелвада наклонился вперед и ткнул пухлым пальцем в грудь Айлеса.

— Вам так кажется? Вы лжете. Сильнее, друг мой, вы её любите. Я знаю. Я вижу ваш взгляд, когда вы о ней говорите. Я разгадал вашу тайну. Скажу больше: я тоже её люблю. Я, Гелвада, который любит каждую женщину на свете, люблю её по крайней мере не меньше, чем остальные миллионы. Так что все, что я скажу, вы сделаете для миссис Лайон. А я в точности скажу, что делать.

— Я слушаю, — Айлес закурил снова.

— Когда я действую, мой друг, мне нужно пространство и расстояние. Как большим армиям, мне нужно место, чтобы развернуться. Как крупному флоту, мне нужно пространство для маневра. Понимаете? По этой же причине мне не нужна на острове суматоха из-за лишней женщины, а в данный момента наша красавица, обожаемая Тельма, лишняя. Так что она останется в Майами. Но думаете, она там в безопасности? — он выразительно покачал головой. — Ставлю запасы чая всего Китая против тухлого яйца, что силы, убравшие второго агента, знают о миссис Лайон, а если нет, то не дадут ей шанса что-либо разузнать. Она ассоциируется с мисс Стейнинг. Они уберут любого, кто подойдет близко или заинтересуется мисс Стейнинг.

Айлес кивнул.

— И, наконец, они уберут мисс Стейнинг?

— Вот именно, — кивнул Гелвада. — Именно. Но не раньше, чем узнают, где пакет. А когда узнают, заберут его и уберут её. Но им придется трудновато — даже эти люди, такие отчаянные и жестокие — стеснены обстоятельствами. Остров мал. С него сложно уехать незаметно. Он так мал, что все знают, кто прилетает и улетает. А с завтрашнего дня это станет ещё сложнее.

— Почему?

Гелвада встал и выпятил грудь, как павлин.

— Я брошу им кость. Создам мини-сенсацию, распустив слухи про убийство первого агента, которое было признано случайностью. На какое-то время им придется затаиться, а вам, мой Джулиан, представится возможность выполнить работу, которую я вам назначил. Интересуетесь?

Айлес спросил:

— Что вы хотите?

— Значит так: вы принимаете мои условия. Делаете, что вам скажут. Останетесь агентом «Ченолт», но фактически станете агентом мистера Гелвады. Когда придет время, я любыми средствами завладею пакетом, который молодой Стейнинг отправил своей сестре. Когда это будет, не знаю; как это будет, не знаю; но я его получу, а тогда его надо будет упрятать подальше отсюда. Он поедет к Тельме Лайон на Майами, и отвезете его вы. Потому что, — он поморщился, — я буду очень занят.

Айлес встал.

— Вы очень занятная личность, Эрни. Странно, но я всему поверил. Я принимаю игру. И сделаю, что мне скажут.

— Да будет так, — кивнул Гелвада. — Будет очень мило, если вы сделаете мне ещё коктейль.

Айлес подошел к бару, Гелвада стоял рядом.

— У вас с деньгами порядок? — спросил он.

Айлес кивнул.

Гелвада продолжал:

— Возьмите напрокат машину, если нет своей, — маленькую и неприметную. Сегодня в восемь часов открыто выедете из города по главному шоссе. Не прячьтесь. Выбравшись, держитесь дороги, пока не заметите узкую тропинку возле старого мола. Сверните. Чуть ниже будет просвет и хижина. В ней вы найдете человека по имени Меллин. Белого. Он был компаньоном на одной из рыбацких лодок. Меллин прекрасно знает побережье и лодки. К тому времени наша лодка будет стоять на якоре неподалеку от бухты, готовая к выходу в море.

Теперь посмотрим… Может случиться, что этой ночью быстроходная рыбацкая шхуна покинет остров. Ну, и куда она пойдет? — он повернулся, подошел к окну и указал на море. Слева от нас, вдали, остров Насау. Справа — вытянутое побережье Америки, и Майами — почти напротив. Впереди и чуть правее, между нами и Майами, — небольшая группа коралловых рифов. Пара из них обитаемы. Другие пустынны, или считаются таковыми. По моему мнению, тот, кто хочет добраться до Большой земли, обойдя стороной Майами, должен иметь запас бензина для заправки. Ваша с Меллином задача — дрейфовать возле рифов. Возможно, выдастся славная ночка. Вы будете предельно осторожны, там есть дюжина мест, где можно спрятать лодку.

— Понял, — кивнул Айлес. — Но если они не зайдут на рифы, что нам делать?

— Зайдут. Все здешние лодки — даже самые большие — могут взять бензина только до Майами. Но это им не нужно. Они не осмелятся. Придется им зайти на рифы.

— Ну, а если так?

— Все очень просто, — сказал Гелвада. — Они не должны отсюда выбраться. Любым способом уничтожьте лодку. Поняли, друг мой? — он забрал стакан из рук Айлеса.

— Прекрасно понял. Помните, я все поставил на вас, Эрни.

— Почему нет? Мне кажется, неплохая ставка.


II

Одиннадцать часов. Полная луна выплыла из-за темных туч и озарила залив. Гелвада сидел на траве, прислонившись к пальме, курил и любовался этой красотой. Гелваде нечему было огорчаться. Жизнь для него — игра в шахматы, которую он обожал, если фигурки двигались так, как ему хочется. А если нет, он что-нибудь творил. Он несгибаем, не знал страха и щепетильности, потому что безоговорочно верил в себя и свое дело.

А сейчас он думал о Джаквесе, пытался понять мысли этого умного, тихого негра, который планирует на столько ходов вперед. Гелвада решил, что Джаквес, как и многие другие, не видит просчетов до тех пор, пока его не напугают.

Гелвада пожал плечами. Некоторых испугать очень несложно. Они достаточно храбры для дела, потому что видят его преимущества; потому что надеются выйти сухими из воды. Часто они упускают пару пунктиков. И спотыкаются. Их затягивает, и паника обеспечена. В такой момент на сцене появлялся Гелвада. С Джаквесом такой момент наступил.

Эрнест встал и смахнул воображаемые былинки со своих темно-синих брюк. Тихо напевая, он направился к заливу.

Он думал об Айлесе. Гелвада, великий знаток людей, понимал, что под развеселой внешностью скрывается преданный и принципиальный человек. Это одно. Второе: Айлес с ума сходит по Тельме Лайон. Он улыбнулся. Это второе и может стать самым главным. По этим двум причинам Айлес будет слушаться.

Он замедлил шаг, дойдя до пришвартованной лодки. Где-то в рубке тихий, низкий голос мурлыкал:

Девочка с ореховой кожей и блуждающим взором,
Ты молчишь, но ты такая умница,
Молчат твои сладкие губки,
За них говорит танец бедер.
Меня в дрожь бросает, когда ты танцуешь
Перед этими ублюдками с роскошных яхт.

Гелвада спустился по деревянному пирсу и остановился у края причала.

— Джаквес… — позвал он.

Джаквес вынырнул из тени рубки.

— Добрый вечер, мистер Гелвада. У меня все готово, как вы и заказывали. Да, сэр! Все в порядке. У нас будет знатная рыбалка.

— Превосходно, — Гелвада шагнул в лодку и спустился в рубку. — Чудная ночка. Друг мой Джаквес, я пришел к выводу, что ночь слишком хороша для погони за рыбой — даже за таким чудищем глубин, как акула. Сегодня я поэт. Мне нравится лунная дорожка, темные тени рифов. Заводись, друг мой. Давай побродим по лунной воде. Давай пойдем, куда глаза глядят. И, если можно, выпьем немного виски.

Джаквес ухмыльнулся.

— Вы хозяин, мистер Гелвада. На этой лодке лучшее виски на острове. И кофе. У меня есть все. Бутылка в каюте… и бокалы, и лед.

Он завел мотор.

Гелвада спустился в каюту и вернулся в бутылкой, бокалами и графином холодной воды, извлеченным из холодильника. Он сел на банку и взглянул на Джаквеса.

Джаквес стоял за рулем, стройный, гибкий и спокойный. Правая рука — на спицах штурвала, левая висит вдоль бока. Гелвада отметил силу его тонких пальцев, втянутый живот, худые, мускулистые ноги, крепкие плечи. На черные уши натянута красная с голубым кепка. Джаквес улыбался, сверкая в сумерках белыми зубами. Крепкий тип, — подумал Гелвада.

Он налил себе и сидел, молча глядя за борт на водяную пыль, летящую за лодкой по направлению к острову Медведя.

После долгого молчания Гелвада тихо спросил:

— Почему не остановиться здесь? Какая здесь глубина?

Джаквес пожал плечами.

— Не так много. Здесь очень долго мелко. Глубоко будет намного дальше. Футов двадцать, не больше.

— Брось якорь. Остановимся здесь. И давай поговорим, — он улыбнулся Джаквесу.

— Почему нет? Вы босс, мистер Гелвада.

Джаквес оставил штурвал, выключил мотор и прошел на нос.

Гелвада услышал плеск падающего якоря. Через минуту Джаквес вернулся и спрыгнул в кокпит.

Гелвада сказал:

— Садись, друг мой, напротив меня. Вот твой бокал. Сигарету?

— О, я не откажусь от ваших сигарет, мистер Гелвада, — сказал Джаквес. — Очень хорошие. Вы шикарный джентльмен, высший класс.

Он сел, взял бокал и предложенную сигарету.

Гелвада с кривой улыбкой хмыкнул:

— Я могу себе позволить быть добрым. Ты же знаешь, это традиция — исполнять все пожелания смертника.

— Да? — Джаквес звонко рассмеялся. — Что же будет со мной, мистер Гелвада?

Гелвада ответил с самой очаровательной улыбкой:

— Ты умрешь, Джаквес.

И вынул руку из кармана пиджака. В ладони черной тенью лежал пистолет.

— Послушайте, мистер Гелвада. Вы шутите! Вы ведете какую-то игру…

— Я не играю. Пейте. Курите. Я буду с вами говорить, Джаквес. Вам это будет интересно. Скажите, когда вы подцепили акулу, вы гоняете её до изнеможения, так? Это очень долго, мой черный друг, да? Но в конце концов она устанет. Вы подтаскиваете её к борту или к корме. А что потом?

Джаквес смутился:

— Потом я её убиваю.

— Точно, — кивнул Гелвада. — Когда вы её подтащите, как вы её убиваете?

— Как это как? Здесь есть револьвер — солидная пушка 45-го калибра. Приходится всадить в неё четыре-пять пуль.

— Верно, — почти небрежно бросил Гелвада. — Думаю, вам больше нигде не приходилось его использовать. Вы держите его на борту для акул, но не использовали на человека, правда?

Джаквес взорвался:

— Слушайте, мистер Гелвада, какого черта!

— Тихо! Разговоры не помогут. А теперь скажи мне… — он устроился поудобнее, — ты ведь помнишь мистера Джулиана Айлеса, правда? Англичанин, который заставил тебя отвезти его в Майами, потому что оказался замешан в убийстве человека по фамилии Гелерт?

— Еще бы, помню. Ну а мне-то что? Он сел в лодку и наставил пистолет, как вы сейчас. И заставил гнать в Майами…

Гелвада отмахнулся.

— Я все это знаю. Но что ты сделал, прибыв в Майами, Джаквес? Сказать? — он откинулся назад и затянулся, явно наслаждаясь собой. — Скажу. Считалось, что ты заправишь баки и отправишься восвояси. Никто не мог представить, что тебя будет волновать мистер Гелвада. Но это было. Ты высадился в Майами, пришел к типу по имени Джек Карно — частному детективу. И сказал мистеру Карно, что одному человеку в Майами — миссис Тельме Лайон — будет очень интересно, что прибыл Айлес. Ты знал, что миссис Лайон в Майами. Знал, где она живет. Ты очень много знал о ней. И Карно связался с миссис Лайон, а ты вернулся на Черную Багаму. Ты думал, что мистеру Айлесу конец, что Карно разделается с ним, что миссис Лайон уберет его с дороги, потому что подозрение в убийстве могло нарушить её планы. И, увидевшись с Карно, ты вернулся.

Джаквес протянул:

— Не знаю, о чем вы, мистер Гелвада.

Эрнест улыбнулся.

— Нет, знаешь, друг мой. Ты все знаешь. Ты знаешь, зачем в самом деле приехала на Черную Багаму миссис Лайон, а если нет, то знают твои хозяева.

— Я ничего не знаю… Я ничего не знаю…

Гелвада пожал плечами и отхлебнул виски.

— Друг мой, я и не ожидал, что ты со всем согласишься. У меня ещё есть что сказать. Ты помнишь ночь, когда ты отправился на акул с мистером Сэндфордом? Когда он так трагично упал за борт? Когда его сожрала акула? Такой отвратительный случай, правда, Джаквес? Ужасно. Тебе он не понравился, правда?

— Нет, сэр… но я ничего не мог сделать.

— Ты лгун, тысяча чертей, — жизнерадостно заявил Гелвада. — Ты убил Сэндфорда. Когда Сэндфорд взошел на борт, он был в наркотическом опьянении. Ты посадил его на сиденье со срезанными ремнями. Когда акула заглотнула наживку, а Меллин, твой напарник, был впереди и ничего не видел, ты подтолкнул Сэндфорда. И убил его. Знаешь, почему?

Джаквес ничего не сказал. Он сидел, сложив руки на коленях, тупо глядя на Гелваду.

Гелвада продолжал, все с теми же любезными интонациями.

— У тебя было задание отделаться от Сэндфорда, потому что он был агентом. Ты знал, что он агент, и знал, на кого он работает. Его надо было убрать. Возможно, он слишком много разузнал. Может, слишком много знал о мисс Стейнинг. А, дорогой мой Джаквес? Тебе надо было от него как-нибудь избавиться. И ты воспользовался шансом, — он чуть наклонился вперед. — Друг мой, я уверен, что той ночью Сэндфорд хотел убраться с острова, добраться до материка; возможно, чтобы связаться с ФБР или поговорить с миссис Лайон… и узнать. Он решил, что пришло время действовать. Кто-то пытался его остановить. В его выпивку добавили наркотик. Ну, он был слишком силен для наркотика и добрался до лодки, а ты его прикончил.

Джаквес взмолился:

— Выслушайте меня, мистер Гелвада! Вы не должны так со мной разговаривать. Вы обвиняете меня в убийстве. Вы должны это доказать. Слышите? — голос его дрожал. — Вы должны это доказать!

Гелвада рассмеялся.

— Я могу доказать свои слова, мой черный друг. Ты забыл своего напарника Меллина. Меллин дал показания. Он подтвердил все, что я сказал. Верь или нет, но, когда Сэндфорд вывалился, Меллин был почти возле кормы. И видел, как ты вытолкнул его.

— Проклятый лжец!

Гелвада развел руками.

— Все может быть, — сказал он. — Но он готов поклясться. В любом случае, если ты отвертишься от этого, хотя вряд ли, то не отвертишься от другого.

— О чем вы? Что вы имеете в виду, мистер Гелвада? Что значит — от другого?

Гелвада сказал почти весело:

— Ты убил Гелерта. Посмотри сам, друг мой. Ты избавился от Сэндфорда. Через некоторое время на острове появился ещё один незнакомец. На этот раз — мистер Джулиан Айлес. Ты слишком мало знал о мистере Айлесе — о нем тебе рассказал некто с острова или из Майами, некто, подкупивший служанку мисс Стейнинг, и узнавший, что служанка мисс Стейнинг ожидает приезда джентльмена, чтобы позвонить ему и устроить встречу с хозяйкой. Тот бы присматривал за ней или увез бы её с острова — а это очень раздражало твоих друзей. Все правильно?

Джаквес молчал. Зато Гелвада продолжал:

— И мистеру Айлесу позвонили в телефонную будку неподалеку от отеля «Леопард». Но это была не служанка мисс Стейнинг. Сказать тебе, кто звонил? Ты.

Джаквес почти провизжал:

— Проклятый белый сукин сын…

— Молчать! Ты этим голосом говорил, так ведь? Возбуженным голосом — высоким фальцетом, который может принадлежать и мужчине, и женщине. Ты позвонил и велел Айлесу приехать на виллу Эвенсли, где ты только что убил Гелерта. Ты застрелил его из пистолета 45-го калибра, который используешь для акул, а когда застрелил, позвонил Айлесу и велел приехать. Типичная подставка. Приехав, он влипал в убийство, и, как подозреваемый, был ограничен в действиях.

Гелвада довольно рассмеялся.

— Немедленно после этого ты вернулся на лодку. Считалось, что там ты и был все время и готовился к рыбалке с полковником Макферсоном, — он снова рассмеялся. — Должно быть, вышло очень забавно, когда спустился Айлес, сказал, что поездка полковника Макферсона отменяется, и заставил тебя везти его в Майами.

Он поднял палец.

— Но шутка в том, друг мой, что веселье тебе выйдет боком. Вот мои обвинения. Ты убил Сэндфорда. Ты скормил его акулам. Ты убил Гелерта. Обоих ты убил по одной причине.

Джаквес медленно произнес:

— Вы несете чушь. Вы ничего не сможете доказать. Вы ничего не знаете.

— Да? Сказать тебе, что произошло той ночью? Кто-то поработал со служанкой мисс Стейнинг. Их очень интересовало местонахождение пакета с документами. Я убежден, ты позвонил мисс Стейнинг и попросил её встретиться в Эвенсли с джентльменом, которого ей необходимо увидеть, который хочет сказать ей что-то важное о её покойном брате. Думаю, только это ещё могло подействовать на спившуюся женщину.

Она пришла, но из-за того, что немного тревожилась и была напугана, так скажем, она сделала то, что сделала бы при таких обстоятельствах любая молодая женщина. Он послала записку своему другу Хуберту Гелерту и попросила приехать и его. Кажется мне, что ты с ней встретился. И сказал, чего тебе надо. Она отказалась отдать пакет. Отказалась сказать, где тот лежит.

Гелвада зевнул.

— Думаю, ты был немного груб с ней. И тут явился Гелерт. Гелерт велел ей отправляться домой. Может, она взяла его машину. Если была достаточно трезвой, чтобы сидеть за рулем. А потом Гелерт занялся тобой, и ты его убил.

— Вы можете только говорить, мистер Гелвада. Вы не можете доказать.

— Нет? Сказать кое-что? Я прогулялся вокруг того дома, ища нечто на земле. Что, ты думаешь, я нашел, Джаквес? Я нашел кепку, которая была на тебе той ночью — копия той, что у тебя на голове. Там на подкладке твои инициалы. Ты обронил её в грязную лужу возле дренажной трубы в рощице, в стороне от тропы.

— Проклятый лжец! Той ночью на мне не было кепки.

— Может быть. Но там она есть. Я сам положил её туда. Когда мы вернемся, друг мой, я навещу комиссара. И возьму с собой Меллина. Меллин даст показания, что ты намеренно убил Сэндфорда. Я расскажу майору Фалстиду свою историю. Они все обыщут и найдут твою кепку. Как ты думаешь, что с тобой сделают, Джаквес? Тебя повесят, и ты это знаешь. Убийство Сэндфорда так очевидно! Ты надеялся, что Меллин не заговорит? Думал, он слишком напуган? К несчастью для тебя, он слишком боялся молчать.

Эрнест проглотил остатки виски, не спуская глаз с Джаквеса.

— Снимайся, Джаквес. Мы возвращаемся на Черную Багаму. Ты останешься в лодке. Я оставлю тебя поразмыслить над моими словами, но только на пять минут. А потом ты мне кое-что скажешь. Имена нанявших тебя людей. Ты назовешь имена тех, кто нанял тебя убить Сэндфорда, и где они находятся; кто нанял добыть пакет у мисс Стейнинг; для кого ты убил Гелерта.

Голос его изменился:

— Для тебя это будет очень сложно, Джаквес, потому что я представляю, насколько ужасны эти люди; какие ужасы они творят. И ты знаешь, что тебе сделают очень больно, как только ты их выдашь. Если ты их не выдашь, — он пожал плечами, больно тебе сделаю я.

Гелвада улыбнулся:

— У тебя есть выбор. Ты считал себя в безопасности, убивая Сэндфорда. Ты знал, чем занимается Сэндфорд, но ты забыл одно, Джаквес. В нашем необычном, где-то загадочном деле на место убитого появляется другой. Скажи это своим друзьям, если их ещё увидишь. Скажи, что я, Гелвада, пришел на место Сэндфорда. Пусть они возьмут меня, как его, если сумеют. Поднимай якорь. Быстро. Заводи мотор. Мы возвращаемся. Секунда колебания — и я пристрелю тебя, как собаку. Акулы этого ждут — не дождутся!

Джаквес встал и сгорбившись, с выпученными от страха глазами, поплелся вперед. Гелвада наблюдал за ним. Джаквес развернул лодку и взял курс на Черную Багаму.

Через двадцать минут Джаквес привязывал лодку к молу. Гелвада встал и прикурил сигарету.

— Садись, друг мой, и думай над своей проблемкой. Сиди на корме и не дергайся. Что ты намерен делать? Будешь отвечать на вопросы? Скажешь, кто тебя нанял, или мне идти к комиссару?

Джаквес отозвался из тени:

— Я ничего не скажу, — он был на грани истерики. — Я ничего вам не скажу. Я ничего не знаю.

Гелвада хмыкнул:

— Очень хорошо. За тобой придут утром. Спокойной ночи, Джаквес. Доброй охоты.

И пошел прочь.

В тени пальм он остановился, обернулся и минут пять наблюдал за лодкой. Ходовые огни хорошо выделялись на фоне залива. Вдруг они качнулись, взревел мотор, и, набирая скорость, лодка рванула от пристани, вспарывая гладь залива и оставляя за собой летящую белую пену.

Гелвада улыбнулся, раскурил новую сигарету и направился в номер, тихонечко насвистывая под нос.


Глава десятая

I

Часы слоновой кости на каминной полке пробили час, когда Гелвада вошел в номер. Эрнест включил свет, швырнул шляпу на стул и вышел на веранду. Он смотрел на тихое, залито лунным светом море и гадал, где сейчас Мервин Джаквес и куда направляется. Потом пожал плечами. Где-то неподалеку играл оркестр. Пульсирующий ритм румбы привел его в дикий восторг.

Гелваде безумно понравилась музыка, в ней было что-то очень жизнерадостное. Черт побери, — думал он, — эта музыка просто как жизнь. Тихая и торжественная, веселая и забавная, в руках музыкантов она жила полнокровной жизнью.

Оркестр остановился и заиграл самбу. Необычный мотив — спокойный, почти душевный, с неявным ритмом ударов барабанов бонго и щелканьем кастаньет. С этими самбами всегда нелегко, — размышлял Гелвада, — никогда не угадаешь, чем они закончатся. И не поймешь, что будет дальше. Самбы — как и жизнь — такие непоследовательные, кажется, композитор сам не уверен, к чему все придет.

В этом они похожи на жизнь и на его профессию. Что-то начинаешь, но никогда не можешь быть уверен в результат. Следуешь чутью и надеешься. Обязательно надеешься.

Темп музыки изменился. Эрнест стоял и слушал, улыбаясь и полностью отключившись от тяжелого дня, думая только о музыке. Он снова пожал плечами и зашел в гостиную, потом в спальню, разделся и улегся в постель.

Гелвада был доволен — насколько это вообще возможно. Он раскрутил дело; вскоре оно завершится, и завершится, как он полагал, по его. Он расслабился, сложив руки на животе и закрыв глаза. На губах играла почти невинная улыбка. Он дремал и ждал.

В два часа утра Айлес свернул на проселок к хижине Меллина. Тот, молчаливый и унылый, сидел на месте пассажира. Айлес остановил машину.

— Ну, прибыли. Приятных сновидений, Меллин.

Меллин выбрался из машины.

— Надеюсь, они будут приятными. И надеюсь, он будет доволен. Мне не нравится эта чертова затея. Я не…

Айлес ухмыльнулся.

— Кого волнует, что тебе нравится или не нравится, Меллин? Все нам приходится делать то, что говорят. Кроме того, не думаю, что тебе стоит переживать. Может, впервые в жизни ты помогаешь закону и порядку — или нет? — он искоса посмотрел на Меллина. — Неплохая перемена.

— Ладно, ладно, надеюсь, вы правы, мистер Айлес. Но что будет дальше?

Айлес пожал плечами.

— Ты знаешь то же, что и я. Думаю, если продолжение последует, ты об этом узнаешь. На твоем месте я бы шел домой, выпил и лег баиньки. Спи сном праведника, — он цинично оскалился. — Спокойной ночи, Меллин.

Он устроился за рулем, вдавил педаль газа и направился к шоссе.

Оставив машину на пальмовой лужайке возле отеля, Айлес вышел на задний двор. Частично занятый танцплощадкой, тот представлял собой эффектную смесь красок. Разноцветные огни мерцали в листьях пальм. В углу, под полосатым тентом, негритянский ансамбль играл испанскую и мексиканскую музыку. Шестьдесят или семьдесят пар — женщины в открытых вечерних платьях, мужчины в белых смокингах — танцевали или сидели за столиками под пальмами.

Роскошное зрелище, — подумал Айлес. — Такое запомнится навсегда. Может, когда-нибудь, в худшие времена, ему захочется это вспомнить.

Он обогнул танцплощадку и пробрался к длинной стойке бара, где кишел народ. Айлес заказал большую порцию виски с содовой и устроился за отдельным столиком в дальнем конце. Как и Меллин, он гадал, что же будет дальше. Но — индюк думал и в суп попал. Он влип, и единственное, что оставалось — плыть по течению, делать то, что скажет странный и неотразимый Гелвада. Но по своей осмотрительной и в чем-то циничной натуре, Айлес решил, что слишком доверяет мистеру Гелваде — это доверие переросло почти в веру в этого бельгийца, который так величественно повелевает жизнью и смертью и в чьих странных речах очень мало намеков на серьезное отношение к делам.

Айлес вздохнул, закурил и стал думать о Тельме Лайон.

Голос за спиной произнес:

— А… мой друг Джулиан? Как дела? По-моему, вы ушли в воспоминания. Но, черт побери, это не приносит пользы. Лучше смотреть в светлое будущее, дорогой Джулиан… хотя, может быть, — Гелвада подтащил стул и устроился напротив, — мысли ваши заняты нежной красотой нашей общей знакомой?

Айлес поднял взгляд. Гелвада ехидно скалился.

— Вы догадливы, Эрни. Я думал о ней, — Айлес подался вперед. — Знаете, я думаю, она прекрасная женщина.

— Ну конечно, — ответил Гелвада. — А сказать вы мне пытаетесь, друг мой, если не быть многословным, что влюбились. Самое сложное для англичан — признаться в любви. Они изо всех сил избегают этого слова. Для вас, богов формальностей, немыслимо позволить себе любой восторг, даже ради великого чувства. Здесь вы законченные идиоты.

Он пожал плечами.

— Любить женщину нужно исступленно — почти свирепо. Женщины простят все — даже величайшую измену — если мужчина любит, как тигр, и лжет, как гусар. Да дьявол… любовь — это гроза, а не апрельская сырость. Она должна быть выматывающей, опустошающей и абсолютно немыслимой. Это говорю я, Гелвада, и, тысяча чертей, уж я-то знаю.

Айлес усмехнулся.

— По-моему, вы влюблялись тысячи раз. И каждый раз все более искренне и свирепо.

— Возможно… — Гелвада развел руками. — Но постоянно я влюблен в свою работу, которая, поверьте, друг мой, захватывает, как самая высокая страсть. В любви нужно верить в себя и не удивляться, если однажды очутишься в канаве с ножом в спине. Оскорбленная женщина становится яростным врагом и бьет в спину. Женщина может обожать тебя, и все же наслаждаться, убивая тебя, как враг может восхититься твоим мастерством и тут же отправить на тот свет. Любовь интересна, но и жизнь тоже. Правда, можно соблазнить бесчисленное множество женщин, но невозможно соблазнить жизнь — она, в отличие от женщин, бьется по правилам. Но мне совершенно ясно, что вы, мой Джулиан, без ума от миссис Лайон. Я видел это с самого начала.

Она, конечно, потрясающая женщина. В один прекрасный день, друг мой, вы поймете, что люди моего уважаемого босса — потрясающие люди. К тому же, наша Тельма красавица — чего у меня, Гелвады, нет. Обаяние — да… мужество — да… хитрость почти как у змеи — да… Все это у Гелвады есть, но он никогда не заблуждался насчет своей внешности.

— Да? — удивился Айлес. — Слава Богу, что у вас хоть чего-то нет, Эрни.

Гелвада вытащил богато разукрашенный портсигар и закурил.

— Теперь о нашем друге Джаквесе. Он меня заинтриговал. Когда мы причалили, я с ним поговорил, оставил в лодке и удалился, гадая, хватит ли у него характера выстрелить мне в спину. Ему не хватило. Я наблюдал за ним из тени пальм. Он завелся и погнал в море, будто за ним гнался дьявол. Кажется, направлялся к острову Медведя. Вы его видели?

Айлес кивнул.

— Меллин знает свое дело. В конце концов, он работал с Джаквесом многие годы. Мы дрейфовали у дальней оконечности острова Медведя. За ней, слева, лежит группка рифов. Меллин сказал, они необитаемы. Джаквес зашел на один из них — не более трех четвертей мили в длину и около полумили в ширину. Он подплыл вплотную. Меллин сказал, там пологий спуск. Джаквес бросил якорь в пяти-шести ярдах от берега. Там не слишком глубоко. Он прыгнул за борт и вплавь выбрался на берег.

Гелвада спросил:

— Превосходно. Куда он пошел?

Айлес пожал плечами.

— Нам не было видно. Там везде заросли, лианы и кусты. Мы видели, как он вышел на берег, а потом исчез.

— А Меллин говорил, что на острове никто не живет?

Айлес покачал головой.

— Он сказал, что не думает, что на островах кто-нибудь есть. Изредка могут заплывать рыбаки. Иногда люди остаются здесь на недели, а потом возвращаются. Меллин сказал, что не знает этого рифа и не может точно сказать, есть ли там кто-нибудь.

Гелвада кивнул.

— Так что вы сделали с мистером Джаквесом?

Айлес осклабился.

— Мы его угомонили. Он торчит на острове и не может выбраться. Думается, до Черной Багамы три — четыре мили. Мы подошли бортом к лодке Джаквеса. Меллин разбирается в лодках, как морской волк. Он кое-что сделал, и через двадцать минут она уже лежала на дне. Джаквес проклянет все на свете, прежде чем она снова будет на ходу.

Гелвада одобрительно улыбнулся.

— Превосходно. Итак, мистер Джаквес сидит на крошечном необитаемом островке без лодки. Думаю, мы можем оставить его в покое.

Повисло пауза, потом Айлес сказал:

— Не хочу показаться любопытным, но могу я спросить, что будет следующим блюдом такого экстравагантного и волнующего меню?

— Мой друг, — сказал Гелвада, — можете спрашивать о чем угодно. Если я захочу ответить — отвечу. Но сейчас как раз тот случай. Я расскажу, каким будет следующее блюдо.

Он взглянул на часы.

— Сейчас половина третьего. Вы допьете коктейль, сядете в свою машину и снова поедете к несчастному Меллину. Наверно, — Гелвада улыбнулся, — это не приведет его в восторг. С Меллином, сами понимаете, разговор отдельный. Он всегда несчастен. Он смотрит на жизнь через темные очки, очень затемненные. Зата́щите его в машину, отвезете к заливу. Пусть держит лодку наготове, проверит бензин, и ждет. Я не могу точно сказать во сколько, но к вам присоединюсь. Запомнили?

— Запомнил, — Айлес откинулся на стуле. — Знаете, Эрни, можете не верить, но мне начинает нравиться работать с вами. Не знаю, чем все кончится, может, я раньше окажусь в тюремной камере, но, по-моему, это весело.

Гелвада изобразил крайнее удивление.

— Ну конечно!.. Какие могут быть сомнения? — он наклонился вперед. — Работать с мастером Гелвадой должно быть весело. Почему, черт подери, иногда мне самому становится весело — очень весело! Помните… лодка должна быть готова через час. И будьте рядом, пока я не появлюсь. Счастливо, друг мой.

Он встал и исчез в другом конце бара.


II

Майор Фалстид, комиссар полиции, временами плохо спал. Часто он мечтал вернуться в Индию на прежнюю должность помощника судьи. Та жизнь была проще и меньше закручена, чем нынешняя. Во-первых, его беспокоило убийство Гелерта. Дело с мертвой точки так и не сдвинулось. Айлес вернулся на остров, но, насколько комиссар знал, не был причастен к убийству, разве что нашел тело. Уставившись в темный потолок он думал, что жизнь полицейского начальника Черной Багамы — не сахар. Слишком много здесь сплетников. Ему уже задают вопросы. Люди решили, что по острову разгуливает маньяк, готовый пристрелить следующую жертву.

Фалстид снова вздохнул, откинулся в постели, включил свет, взял из тумбочки сигарету и закурил. Зазвонил телефон.

В ушах Фалстида раздался вкрадчивый голос Гелвады.

— Доброе утро, комиссар. Позволите представиться: меня зовут Эрнест Гелвада. Уверяю, я не мелкая сошка. И мне совершенно необходимо немедленно с вами встретиться.

— Ну конечно!

Комиссар видел имя Гелвады в списке приезжих — список приносили ему ежедневно. Он отметил его, и только. А сейчас спросил:

— Я так понимаю, дело ваше крайней важности, мистер Гелвада?

— Это вы сказали. Уверяю вас, майор, вы и половины себе не представляете. Черт подери, это будет сюрприз. Я хочу поговорить о двух убийствах.

Фалстид вскинул брови.

— Двух? Двух убийствах?

— Именно, — подтвердил Гелвада. — За последние шесть месяцев на острове произошли два убийства. Вы считаете, что только одно. Я укажу на второе. Так чтобы не терять времени, дорогой комиссар, предлагаю вам немедленно позвонить. Закажите срочный правительственный разговор с Майами. Попросите соединить с мистером Вилли Фримом, которого вы найдете в штаб-квартире Федерального Бюро Расследований — он один из людей мистера Гувера. Поговорите с ним. Расспросите о мистере Эрнесте Гелваде. Скажите ему, что я встречаюсь с вами по важному вопросу. Увидите, — любезно продолжал Гелвада, — мистер Фрим заверит вас, что я человек ответственный, что мне можно верить и что вам хорошо было бы следовать моим советам.

Комиссар был слегка смущен.

— Очень хорошо, мистер Гелвада, как вам угодно. Могу я поинтересоваться, какова ваша роль в этом деле?

Гелвада жизнерадостно ответил:

— Черт подери… конечно нет! Полагаю, после разговора с мистером Фримом вопрос будет неактуален.

— Хорошо, — холодно буркнул Фалстид. — Когда вас ожидать?

— Комиссар, я буду через десять минут. Не волнуйтесь насчет пижамы. По-моему, это самая удобная одежда. Я всегда встречаю лучших друзей в пижаме. Их это очень забавляет. До встречи.

Комиссар положил трубку на рычажки и вздохнул.

— Будь я проклят!

Он решил одеться. Потом подумал, что это может не понадобиться. Кроме того, Гелвада сам сказал, что не возражает против пижамы. Так что комиссар взял свою форменную фуражку, которая лежала рядом с аккуратно расправленной униформой на шезлонге. Красивую, темно-синюю, с козырьком, с серебряными галунами и почти новую. Надев её, он посмотрелся в зеркало. Ужасно смешно! Форменная фуражка никак не шла к небесно-голубой пижаме с синей отделкой.

Фалстид сел на кровать и снял трубку. Звонил он дежурному инспектору.

— Ты, Бонавентура? Слушай, позвони в Майами. Нужен начальник полиции, лично. Закажи срочный разговор. Срочный… правительственный. Понял? Когда свяжешься с начальником, проверь, правда ли, что агента ФБР в Майами зовут Вилли Фрим. Пусть начальник свяжется с Фримом и соединит его со мной, как можно быстрее. Запомнил?

Цветной инспектор спокойно повторил:

— Да, комиссар, я понял. Да, сэр. Срочный правительственный звонок начальнику полиции Майами. Проверить мистера Фрима — Вилли Фрима из штаб-квартиры ФБР, Майами. Пусть мистер Фрим напрямую позвонит вам домой, сэр. Я понял, сэр.

Комиссар вздохнул, положил трубку, подошел к зеркалу и снова оглядел себя. Чертовски идиотский вид… Он зашвырнул фуражку в угол и надел халат.

Потом отправился в гостиную, налил себе чудовищную порцию виски с содовой и выругался — льда не было.

Оставалось только ждать.

В три тридцать в гостиной появился Гелвада. Он сел, взял предложенную виски с содовой, чуть отпил и закурил.

— Ваше здоровье, майор. Очень приятно познакомиться. И более чем приятно внести некое оживление в ваше — как это выразиться — прозаическое существование. Да, черт подери, вы должны согласиться, что ничто так не будоражит кровь комиссара полиции в три тридцать утра, как парочка убийств. Вы уже поговорили с мистером Фримом?

Фалстид покачал головой.

— Еще нет. Возможно, он позвонит с минуты на минуту. У нас очень хорошая связь с Майами.

— Хорошо. Превосходно. А сейчас парочка новостей, — он улыбнулся, как озорной ребенок. — На этом острове обитает юная леди — мисс Виола Стейнинг, красотка, обаяшка — и всегда под мухой. Тысяча чертей, она пьет непрерывно и, кажется, не собирается завязывать. Ну вот… С прискорбием вам сообщаю, что она заболела ужасной болезнью, которой заразила и свою служанку — удивительно глупую негритянку. Эту парочку — во имя безопасности остальных обитателей острова — следует немедленно изолировать. Их немедленно должен осмотреть врач и отправить в больницу. Вы понимаете, комиссар?

— Бог мой! — воскликнул Фалстид. — Прекрасно понимаю. Но, дьявол, какая тут связь с убийством, о котором вы говорили? Не понимаю…

Зазвонил телефон. Фалстид поднял трубку:

— Должно быть, Майами.

Гелвада встал.

— Великолепно… Все тютелька в тютельку. Виден великолепный организаторский талант Гелвады. Если это Фрим, я хочу потом с ним поговорить.

Фалстид ответил на звонок и через несколько минут сказал:

— Все в порядке, мистер Гелвада. Я удовлетворен. Вы будете разговаривать?

Гелвада взял трубку и около пяти минут тихо и быстро что-то говорил. Глядя на него, Фалстид думал, что жизнь и вправду удивительна, раз что-то происходит даже в таком тихом уголке, как Черная Багама.

Эрнест положил трубку и сел поближе к комиссару.

— Послушайте, друг мой. Сейчас, когда вы кое-что обо мне знаете, когда отчасти понимаете те трудности, с которыми я сталкиваюсь, прошу вас выслушать меня внимательно. Сперва обсудим убийство Сэндфорда. Шкипера лодки Мервина Джаквеса наняли нехорошие люди, которым Сэндфорд перешел дорогу. И Джаквес столкнул его за борт и скормил акуле. Вот так! Просто ещё один несчастный случай. Такое и раньше случалось.

— Так вот в чем дело! — комиссар пожал плечами. — Никто бы и не заподозрил. Джаквес живет здесь давно. У него прекрасная репутация, но…

Гелвада перебил.

— У всех прекрасная репутация, пока мы её не теряем. Джаквес, по-моему, тщеславен, очень тщеславен. Думаю, он любит деньги. Человек ради денег готов на все, особенно если вдобавок боится своих хозяев. Дело в том, что Сэндфорд был агентом той же организации, на которую работаю я. Его заданием было следить за мисс Стейнинг, потому что у спивающейся красотки находятся крайне важные документы, которая она получила от брата перед его гибелью. И эти документы должны попасть попали в нужные руки. Понимаете, комиссар? В мои руки, — он улыбнулся.

— Теперь о втором убийстве — убийстве Гелерта. Вы знаете все, что творится на острове. Это ваша работа. Поэтому вы наверняка слышали, что между мисс Стейнинг и Гелертом был, скажем так, некий флирт — до того, как она перепугалась и нырнула в бутылку. Я подозреваю, что Джаквес назначил мисс Стейнинг встречу. Думаю, он заманил её, пообещав что-то рассказать о покойном брате. На самом деле он хотел силой выпытать, где пакет, полученный от брата. Ей вряд ли хотелось ехать одной, и она позвонила Гелерту.

Виола попросила его срочно прибыть в Эвенсли. Возможно, он как раз брился, все бросил, наспех оделся и помчался. Это объясняет тот факт, что только половина его лица была выбрита.

Ну, между этими троими произошла какая-то сцена; потом, я думаю, девушка поехала домой. Возможно, Гелерт чем-то угрожал Джаквесу, грозился сообщить в полицию. И Джаквес его убил.

Гелвада встал, прикурил сигарету и заходил по комнате.

— Конечно, майор, прямых доказательств нет, но бродя вокруг дома в тщетных поисках следов, я кое-что обнаружил. Я нашел красно-синюю кепку, принадлежащую Джаквесу. На подкладке были его инициалы. Нашел в кустах прямо напротив французского окна, через которое мог сбежать убийца.

Теперь о первом убийстве. Тут доказательства есть. Я разговаривал с парнем, который был в лодке в ночь смерти Сэндфорда — с белым парнем по фамилии Меллин. Меллин готов дать показания. Готов официально заявить, что видел, как Джаквес столкнул Сэндфорда, когда клюнула акула.

Комиссар заявил:

— Этого вполне достаточно, мистер Гелвада. Мы немедленно арестуем Джаквеса.

Гелвада жестом его остановил.

— Боюсь, что нет. Понимаете, мне не нужно было, чтобы Джаквеса арестовывали. Этой ночью я с ним виделся с ним. И поговорил. Черт возьми, какой интересный был разговор! Я сделал ему предложение. Если он назовет мне людей, на которых работал, я обещал его пощадить, но если нет, — отправиться прямиком к вам. Когда мы вернулись, я оставил его поразмыслить. И через минуту он был уже в море. Не думаю, что вам стоит беспокоиться о Джаквесе. На вашем месте я бы не беспокоился. Сдается мне, что скоро мы о нем услышим, — весело закончил Гелвада.

— Ага… Хорошо, мистер Гелвада, после разговора с Фримом я понял, что нужно дать вам свободу минимум на пару дней. Да, а что с болезнью мисс Стейнинг?

Гелвада ухмыльнулся.

— Должны же у вашего врача быть основания считать её тяжелобольной, с прислугой вместе. Буду благодарен, если вы немедленно вытащите его из постели и прикажете позвонить мисс Стейнинг. Он решит, что она страдает от какой-то здешней заразы. Не сомневаюсь, вообразит самую страшную. И немедленно прикажет их со служанкой забрать и изолировать. Возможно, вам удастся оставить с ними полицейского.

Комиссар кивнул.

— Я это устрою.

— Через два-три дня, когда ситуация немного прояснится, — продолжал Гелвада, — ваш добрый доктор поймет, что ошибся. Обнаружит, что диагноз ошибочен, и обоих можно отпустить.

— Хорошо. Думаю, это никому не повредит.

— И ещё одно, — добавил Гелвада. — Доктор должен поехать к ним незамедлительно.

Он посмотрел на часы.

— Уже очень поздно — или очень рано, как вам больше нравится, — а у меня масса дел. Как только наших дам увезут — понятно, нельзя допустить, чтобы мисс Стейнинг что-либо паковала или выходила из комнаты — тотчас же одолжите мне двух-трех ваших самых смышленых ребят.

— Хотите обыскать дом?

Гелвада кивнул.

— Я хорошенечко его прочешу. Сдается мне, документы там. Убрав с дороги мисс Стейнинг, мы получим шанс их найти.

— Ладно, — кивнул Фалстид, поднял трубку и бросил через плечо: — Вы были абсолютно правы, когда говорили, что внесете некоторое оживление, — он улыбнулся. — Не возражаю. Это весьма любопытно.

В четыре тридцать утра полицейский Даларас, обыскивая платяной шкаф в спальне Виолы Стейнинг, нашел в куче грязного белья большой запечатанный и перевязанный конверт.

Гелвада взвесил пакет на ладони, прочитал адрес и улыбнулся.

— Друг мой, задание выполнено. Верни все на место, как было, и иди домой. Спокойной ночи.

Он вышел из дома и пошел по тропинке к воротам, спрятав конверт подмышкой под пальто. Он быстрым шагом вернулся к себе, зажег свет и положил пакет на стол. Некоторое время он смотрел на него. Потом налил себе выпить. Сел. И принялся его вскрывать.

Уже почти рассвело, когда Гелвада вышел из номера. Он побрился, принял душ, переоделся — и выглядел свежим, как после долгого сна, и безумно довольным собой. Эрнест быстро спустился к заливу. Вдоль берега бродил Айлес. У конца мола на якоре стояла лодка, Меллин курил на корме.

Гелвада зашагал к ним.

— Доброе утро, друг мой. Все идет по плану. Все безумно здорово. Жизнь начинает мне очень нравиться, а она всегда по-новому увлекательна, признаешь ты это или нет. Поехали.

Он забрался в лодку. Айлес следом.

— Друг мой Меллин, — сказал Гелвада, — отвези нас на риф, где застрял Джаквес. Покажи, где потонула его лодка.

— Ладно. Поднять её будет нелегко…

— Может, тебе в будущем стоит с этим повозиться? У Джаквеса есть родня?

Меллин покачал головой.

— Не слышал.

— Может, однажды лодка станет твоей. Кто знает?

Меллин промолчал, завел мотор и отчалил.

Через сорок минут он заглушил мотор. Солнце взошло, вода ярко рябила в его лучах. Гелвада перегнулся через борт и увидел в двадцати футах под собой моторку Джаквеса, лежащую на борту на песчаном дне. Из рубки выплыла рыбка.

— Жизнь — забавная штука, — заметил Эрнест. — Сегодня это рыбацкая лодка, завтра — дом симпатичной рыбки.

Он полюбовался переливчатой чешуей рыбки, которая грациозно нырнула обратно, потом сказал:

— Подойди как можно ближе. Я хочу сойти на берег.

— Ближе не могу. Боюсь, вам придется замочить ноги.

— Что может быть лучше? — хмыкнул Гелвада. — Ладно, стой.

И повернулся к Айлесу:

— Любите плавать?

Айлес кивнул.

— Предлагаю попробовать, — он начал раздеваться.

Через десять минут они выбрались из воды на пологий песчаный берег. В тридцати футах от воды отмель переходила в глухой тропический подлесок. Гвелвада прошел вдоль края и вдруг остановился.

— Как видите, друг мой, здесь тропинка. Пошли по ней! Надеюсь, это утро обойдется без змей.

Он зашагал по тропе, Айлес молча следовал за ним.

Шли они довольно долго. Тропа немилосердно петляла в густом подлеске. И вдруг едва не выскочили на поляну. В центре её возвышалась добротная хижина. Снаружи валялось несколько ящиков. Из трубы поднималась чуть заметная струйка дыма.

Айлес заметил:

— Не здорово, если там кто-то есть, кому мы не понравимся. Влезая в драку, я предпочитаю быть при оружии.

Гелвада пожал плечами.

— Не думаю, что стоит так переживать, друг мой. В конце концов, без оружия драться можно не хуже, чем с ним.

Они перебежали поляну, открыли дверь, вошли — и Айлес остолбенел. Хижина была разделена пополам. Эта половина явно служила гостиной. Полки заставлены консервами, в камине ещё тлели угольки.

В центре комнаты стоял стол, а поперек него — тело Джаквеса. Он рухнул вперед, сидя на стуле, голова и плечи оказались на столе, левая рука нелепо свесилась. На пол из бессильных пальцев выпала потухшая сигарета. Зрелище не из приятных: ему выстрелили в левый глаз в упор. Тем более эта часть лица оказалась повернута кверху.

Гелвада сел на деревянный стул. Айлес подумал, что без одежды бельгиец выглядит ещё незауряднее, чем в ней. В одежде Эрнест казался пухлым, но на обнаженном теле не было ни грамма жира. Только крепкие мускулы и сухожилия; кожа, белая, как у женщины, гладкая и здоровая, и под ней при каждом движении перекатывались мускулы.

Гелвада вздохнул.

— Видите, друг мой, каким оказался конец Джаквеса. Я это знал.

— Нехороший конец, — отозвался Айлес.

— Подумайте сами, — хмыкнул Гелвада. — Этот дурак думал, что люди, которые его наняли, станут опекать его в случае опасности. И вернулся за помощью. Идиот! Неужели он рассчитывал, что его оставят в живых?

Он встал, пересек комнату и толкнул другую дверь. Так оказалась спальня, небогатая, но удобная. Гелвада указал в угол. На полу стояла небольшая рация.

— Все очень просто… Человек жил здесь. От него Джаквес получал инструкции. Превосходное убежище. Отсюда он мог связываться с начальством на материке. Мог узнать, что случилось с Джаквесом на Черной Багаме. А убийство Джаквеса заставило его сбежать. Интересно, куда. Может, я догадаюсь?

Айлес заметил:

— Должно быть, была вторая лодка.

— Конечно. Конечно, здесь была вторая лодка.

Гелвада вернулся в гостиную и стал разглядывать останки Мервина Джаквеса. Потом буркнул себе под нос:

— Теперь у тебя есть время для раздумий, друг мой Джаквес. О том, каким ты был идиотом…

И повернулся к Айлесу.

— Пошли. Здесь нечего делать. Мне больше нравится на солнце.


В полдень Гелвада допил вторую чашку кофе, встал, подошел к окну и посмотрел на залитое солнцем море. Потом прошел в спальню. Когда он вернулся, Айлес увидел в руках у него пакет.

Гелвада потряс пакетом.

— Друг мой, вот корень зла! Ради этого люди жили, работали и умирали. В жертву этому принесена жизнь Стейнинга, здоровье его сестры, Гелерт и наш друг мистер Джаквес, который так неудобно валяется на столе где-то там.

Он посмотрел на часы.

— Дневной рейс в два тридцать. Вы улетите на нем. Возвращайтесь в отель, сложите вещи и пообедайте. В Майами будете после трех. Документы передадите миссис Лайон. Пусть хранит их как зеницу ока до дальнейших распоряжений. Я остаюсь.

— Вы вернетесь в Майами?

Гелвада кивнул.

— Дня через два — три. Нужно кое-что выяснить, да ещё позаботиться о нашем друге Джаквесе. Нужно встретиться с комиссаром. Но я вернусь… может, завтра, может, послезавтра. До встречи, друг мой. И удачи.

Он швырнул пакет на стол, Айлес его забрал.

— Ладно, я лечу в два тридцать.

Гелвада лукаво заметил:

— Как приятно снова видеть мисс Лайон, правда? Сегодня я буду думать о вас. Думаю, вы пообедаете с ней в комнате с видом на лужайку.

Он картинно зевнул.

— Смотрите, как занять время в самолете. Рейс продлится полчаса — достаточно, чтобы продумать атаку на восхитительную и очаровательную Тельму. Продумайте позицию. Вы приедете к ней героем — или почти героем. У вас есть документы, вы за неё успешно выполнили задание. Ей больше не нужно волноваться насчет начальства. Она будет счастлива. Более того, это расположит её к вам.

— Надеюсь, вы правы, — Айлес улыбнулся. — Как бы мне этого хотелось!

Гелвада озорно улыбнулся.

— Будьте умницей. По дороге продумайте каждую льстивую фразу. Оттачивайте свое любовное мастерство. Будьте яростным и интересным, нежным и волнующим, — он вздохнул. — Хотел бы я быть на вашем месте, друг мой.

И снова вздохнул.

— Вы должны быть безумно счастливы.

Айлес усмехнулся.

— Почему бы и нет?

— И точно! А между делом вы будете следить за пакетом. Ведь вы его не потеряете, а?

— Нет, — сказал Айлес. — Это я обещаю. Ну, увидимся, Эрни.

— Можете не сомневаться, — ответил Гелвада.

Айлес вышел.

Гелвада стоял возле стола, пока не услышал стука двери внизу. Потом подошел к бару, смешал коктейль, вернулся к столу, сел, положил на него ноги и задумался.

Ему нравился Айлес. Англичане достойны восхищения. Хотя он ещё молод, но с характером, а с годами придет и опыт. Гелвада представил Айлеса в самолете, как тот разрабатывает план атаки на Тельму и оттачивает фразы, с которыми пойдет на приступ.

Какая чушь… Проблема англосаксов в том, что игру с женщиной они не отличают от игры в гольф, где нужно тщательно обдумывать технику каждого удара, где нужна сила и тщательный прицел.

Он встал и потянулся. Усталость сказывалась. Потом зевнул, взял трубку и попросил соединить с комиссаром полиции.


На выжженном солнцем летном поле Гелвада ждал рейса в два тридцать на Майами. Из удобной позиции под пальмами он видел таможенный зал, зал ожидания и полоску кустов, возле которой маленькими группками стояли прошедшие контроль пассажиры.

С краю, прислонившись к стене, стоял Айлес в безупречном бежевом габардиновом костюме, кремовой шелковой рубашке и коричневом в белый горошек галстуке. В левой руке он держал кейс; в правой — бокал рома со льдом, любезно предоставленный авиакомпанией.

Гелвада вздохнул. Айлес будет счастлив, — подумал он, по крайней мере, удовлетворен. Его работа окончена. Волнения краткого визита на Черную Багаму позади, и он с нетерпением ждет встречи с Майами и Тельмой Лайон.

Эрнест ухмыльнулся. Даже такие умные и сообразительные ребята, как Айлес, временами бывают очень наивны. Когда они хотят свести жизнь к очевидным и простым понятиям — потому что в данный момент им так хочется — они неизменно умудряются загнать себя в мир собственных иллюзий.

Он пожал плечами. Такова человеческая натура. Сейчас Айлес верит, что существенно помог в работе, которую должна была выполнить Тельма Лайон. Верит, что она будет благодарна. Вопреки природному цинизму, он уже представляет себя героем в её глазах. Возможно, даже видит сцену своего приезда, когда она станет выражать свою признательность…

Гелвада снова ухмыльнулся. Очень немногие, — подумал он, — понимают Тельму Лайон. Очень немногие — за исключением тех, кто, подобно ему, проникает в помыслы женщин — понимают, что она блистательна, умна, упорна и безжалостна. Иначе она бы не продержалась у Куэйла долгие годы войны, когда её жизнь, как и жизнь Гелвады, много раз висела на волоске, и все лишь ради того, чтобы выполнить задание, за которое не будет ни вознаграждения, ни почета; разве, если повезет — сухая, неохотная похвала Куэйла.

Айлесу многому надо учиться, — думал Гелвада, — но если пока ему нравится рай для дураков — почему бы нет?

«Клиппер», сверкая обшивкой, вырулил на дорожку, развернулся перед знанием аэропорта и остановился. Из него вышли пилот, штурман и стройная темноволосая стюардесса. Началась посадка. Айлес с кейсом под мышкой поднялся на трап последним.

Пилот со штурманом забрались в кабину; самолет разогнался, оторвался от земли и огромной серебряной птицей стремительно набрал высоту.

— Ну, удачи, Айлес… смешной романтик, — подумал Гелвада и зашагал к машине. Интересно, увидит ли он Айлеса снова?


В три часа дня он затормозил перед воротами управления полиции, пересек выжженный солнцем двор и вошел в здание.

Фалстид сидел за столом в кабинете в белой форме и белой панаме на затылке.

— Добрый день, Гелвада. Что за очередная встряска?

Гелвада вытащил сигарету из пачки.

— Встряски, я думаю, подходят к концу, мой дорогой майор. Айлес только что улетел в Майами. Так сказать, улетел в синеву… Проклятье… иногда мне хочется быть на его месте. Но только на мгновение. В общем и целом, несомненно, я предпочитаю быть Эрнестом Гелвадой.

— Да? Ну, жизнь вам вряд ли наскучит. Странная у вас работа, — майор на секунду умолк. — Боюсь, вы сочтете меня чертовски любопытным, но как вы её нашли?

Гелвада усмехнулся.

— Я расскажу. Хотите верьте, хотите нет, но когда-то я был хорошеньким маленьким мальчиком. Жил в маленьком городишке в Бельгии, на границе с Эльзасом. Потом пришла война. И немцы. Мне было четырнадцать, когда моего отца пристрелили за то, что он убил немца, изнасиловавшего мою мать. Мне было плохо. Я привык мечтать, как убиваю немцев, и стал в этом знатоком. Я научился метать нож — и, скажу я вам, метко метать! Потом я связался с британским агентом и стал поставлять информацию. Это было нетрудно: я шатался повсюду и выглядел очень невинно. Меня ни разу не заподозрили, люди — особенно когда напивались — не боялись говорить при мальчишке. Одно цеплялось за другое, я поднимался со ступени на ступень, пока не стал таким, как сейчас. Делаю все то же и остаюсь тем же. Просто… Правда?

— И вам это нравится?

Гелвада улыбнулся.

— А почему нет? Это забавно. Время быстро летит. Его никогда не хватает, чтобы задуматься о себе. Мне такая работа подходит, и — проклятье, я дока в своей профессии! — скромно добавил он.

Фалстид улыбнулся.

— Вы очень забавный человек. Забавный человек с железными нервами.

Гелвада затушил сигарету.

— Я пришел попрощаться. Вечером улетаю. Не знаю, сколько пробуду в Майами или куда там я полечу.

Он осклабился.

— Может, я и вернусь. Между прочим, есть две новости. Первая — Джаквес. Джаквес, наш не слишком умный приятель, мертв. Тело на рифе за островом Медведя. Вчера он дал деру именно туда. Приехал повидаться со своим боссом; сказать, что вы собираетесь обвинить его в убийстве. Он думал, босс ему поможет.

— Понимаю…

— Джаквес, конечно, дурак, — продолжал Гелвада. — Но он был очень напуган и считал, что это лучший выход. Босс ему помог: взял и пристрелил. Предсказуемая реакция, ведь Джаквес мог оказаться серьезной помехой, попади он к вам в лапы. Пытаясь спасти свою шкуру — или шею — он мог рассказать слишком много.

— Хорошо, мы этим займемся, — пообещал Фалстид. — Завтра туда поедут и заберут тело. Сделаем все по возможности тише. Думаю, вы этого хотите?

— Если честно, друг мой, мне наплевать, — отмахнулся Гелвада. — Но одну небольшую услугу я от вас ожидаю. Вот список. Позвоните сегодня Фриму и продиктуйте его. Он поймет, что это значит.

Фалстид взял листок.

«Отель «Альтермейер»

Орландо-бич

Бар «Ферензи»

Отель «Альтермейер»

— Хорошо, — сказал майор, — позвоню немедленно.

— Превосходно, — кивнул Гелвада. — И, может быть, вы закажете мне билет на сегодняшний рейс?

Фалстид кивнул.

— Ладно.

Гелвада поднялся.

— Я очень устал. Лягу спать… сном счастливого, удовлетворенного и заслужившего это человека. Пока, Фалстид. Увидимся… может быть!

Он вышел.

Фалстид поднял трубку.

— Изумительный парень! Чертовски изумительный парень!


III

В начале пятого Айлес вдавил кнопку звонка у двери Тельмы Лайон и с приятным чувством безразличия стал ждать. Палящее денное солнце заливало кусты и цветник в патио, но здесь было прохладно.

Дверь открыла негритянка.

— Добрый день, мистер Айлес. Рада снова вас увидеть.

— Взаимно. Миссис Лайон дома?

Служанка покачала головой.

— Ее нет с утра, мистер Айлес. Обещала вернуться к ужину.

Айлес почувствовал разочарование.

— Ясно…

Негритянка заметила:

— Вы выглядите ужасно уставшим, мистер Айлес.

— Я и в самом деле устал, — кивнул Айлес. — И не спал. Мэри-Энн, моя комната открыта?

— Нет, мистер Айлес. Но для вас есть ключ, — она вынула ключ из кармана передника.

— Хорошо, — Айлес взял его. — Я приму ванну и посплю. Если вернется миссис Лайон, скажите ей, что я выйду в половине девятого.

— Передам.

Айлес миновал длинный коридор, открыл дверь и вошел. Кейс он положил под матрас, распаковал саквояж, разделся, натянул пижаму и забрался в постель.

Он думал о встрече с Тельмой, о том, что он сделает и скажет. Думал о себе: что когда-то выбрал постоянную профессию с видами на будущее. И скривился. Что-то не заметно. Всю жизнь он рисковал и уже понял, что ему это нравится. Ну и что? Он лежал, заложив руки за голову и глядя в потолок, вспоминал прошлое, размышлял о настоящем и загадывал на будущее. А потом уснул.

Проснулся он в восемь. Встал, принял душ, оделся и вышел. Дверь в квартиру Тельмы была открыта. Айлес направился в гостиную.

В нежно-розовом халате с золотым поясом хозяйка смешивала коктейли.

Айлес вздохнул.

— Выглядите просто сногсшибательно.

Она ему улыбнулась.

— Рада тебя видеть. Но что ты здесь делаешь? Я не ожидала так скоро.

Он протянул кейс.

— Вот. Я тоже не ожидал так скоро вернутся. Но Эрни Гелвада на дело скор. Я бы сказал — просто метеор!

— Так ты достали причину всех бед — документы Стейнинга?

Он кивнул.

— Знаете… странно, но сегодня днем, когда я вернулся, меня охватило странное разочарование.

Она подошла к нему и протянула «мартини».

— Что это значит, Джулиан? Ты огорчен, что волнения могут остаться позади?

— Могут? Они уже остались. Похоже, история подошла к концу, а я не знаю, нравится мне это или нет.

Она рассмеялась.

— Почему?

Он пожал плечами.

— Не знаю… Просто последние несколько дней я жил в каком-то странном мире снов; делал самые необычные вещи, даже не зная, зачем, но мне это нравилось. Это меня привлекало. Теперь все закончилось, и что дальше? Ничего… кроме…

Она села напротив него.

— Кроме чего, Джулиан?

— Знаете, я никак не пойму, когда вы серьезно, а когда нет.

Тельма снова рассмеялась.

— Очень часто я сама этого не знаю. Но в чем дело?

Айлес допил «мартини» и поставил стакан.

— Помните ту сцену в Гайд-Парк Отеле, когда мы впервые встретились? Мне смутно помнятся ваши слова: когда работа будет сделана, вы не останетесь в долгу. Я часто гадал, что это значило — если значило вообще.

Она улыбнулась.

— Именно это я и хотела сказать, Джулиан. Но ты не забыл? Когда мы встречались в Гайд-Парк Отеле, я была вашей клиенткой — и дала конкретное поручение: увезти Виолу Стейнинг с Черной Багамы. Такая была работа. Ну, а она все ещё там, разве не так?

— Вы выкручиваетесь. Вы прекрасно знали, что лжете мне, даже второй раз, придумав друга, который шантажировал вас слишком откровенными письмами.

Она пожала плечами.

— А что мне оставалось, Джулиан? Не могла же я рассказать, что в действительности пыталась сделать и какой была моя миссия. Но если хочешь, чтобы я сказала, что я очень благодарна, хорошо… Говорю это сейчас.

Айлес криво ухмыльнулся.

— Знаете, на Черной Багаме я очень много о вас думал. И весь день витал в облаках.

— Надеюсь, мечты были приятными, Джулиан.

Она подошла к французскому окну и задернула шторы. Потом включила розовый торшер. Айлес подумал, что комната выглядит очаровательно — и так ей подходит. И сказал:

— Очень приятными, но только мечтами. Не думаю, что есть надежда на их исполнение.

— Мечты редко исполняются. А что имено доставило тебе столько удовольствия?

— Большей частью они связаны с вами и со мной. Я думал, может ли у нас быть будущее.

Она засмеялась.

— Немедленно выбрось эти глупости из головы, Джулиан. Как это у меня с кем-нибудь может быть будущее?

— Почему?

Она пожала плечами.

— При моей работе ни о каком будущем и речи быть не может. О нем даже не мечтают. Так что если ты помышляешь о семейной жизни, Джулиан, выбрось это из головы. Я не из тех женщин.

Он улыбнулся.

— Значит, вы повенчаны с работой?

— Понимай как угодно.

После долгой паузы он сказал:

— Ну ладно… Интересно, каким будет следующий ход.

— А Эрнест не сказал? Обычно он очень пунктуален.

— Я должен был привезти эти документы вам. Ну, вот они. Думаю, вы знаете, что с ними делать. Гелвада сказал, что скоро приедет он сам.

— Когда?

— Не знаю. Сказал, через два-три дня. А пока, думаю, надо ждать.

Она молчала.

Айлес заметил:

— Не похоже, чтобы вы были довольны.

Она подошла к нему, взяла бокал и снова его наполнила.

— Я думаю, что за игру ведет Гелвада. Он странный человек, но по большому счету всегда прав.

— Не хотите же вы сказать, что ожидание означает продолжение? — в голове Айлеса звучала надежда.

— Ты этого хочешь, Джулиан, правда? Это дело стало для тебя увлекательным приключением. И тебе бы хотелось, чтобы оно не кончалось?

— А почему нет? Это забавно. Но я не понимаю, почему вы так несчастны.

Тельма отрезала:

— Я не несчастна. Но я в недоумении. Ты уверен, что Гелвада больше ничего мне не передавал?

Он покачал головой.

— Это все. Он сказал, что я должен привезти документы. Они здесь. Он сказал, что прибудет через два-три дня. Казалось, он безумно счастлив.

Она кивнула и невесело улыбнулась.

— По-моему, Эрнест Гелвада всегда счастлив. Мне говорили, что он владеет секретом вечной молодости — непреклонной верой в себя. Интересно, а как он выглядит, когда несчастлив? Как бы то ни было, в свое время все эти вопросы разрешатся сами собой. А сейчас предлагаю перекусить. Я была рада узнать от Мэри-Энн, что ты вернулся. Она обещала приготовить особый ужин.

Тельма позвонила в колокольчик.

Айлес допивал второй коктейль. Тельма стояла около французского окна и ждала. Айлес подумал, что такое выражение лица ей несвойственно.

Через минуту Тельма заметила:

— Смешно, но она не отзывается! — и вышла из комнаты.

Айлес гадал, что происходит. Женщины — странные создания. Думаешь, им будет приятно, а выходит все наоборот. Интересно, о чем она думает.

Дверь отворилась. Тельма стояла на пороге и смотрела на него. На её лице застыла странная улыбка. Айлес открыл рот — и и замер. В комнату следом за ней вошел мужчина.

Худой, в хорошем габардиновом костюме песочного цвета. На левый глаз надвинута светлая фетровая шляпа. Мужчина был смугл, с маленькими черными усиками и сверкающими зубами. И улыбался. В его правой руке Айлес увидел «маузер».

Мужчина сказал с итальянским акцентом:

— Спокойно, детки. Лучше бы вам не шуметь. Игра окончена, — он толкнул Тельму Лайон в спину. — Сиди здесь вместе с твоим дружком. И не дергайся.

Тельма выдавила:

— Да, Джулиан. Лучше слушаться.

И села на диван. Айлес устроился рядом.

Она спросила мужчину:

— Что вы сделали с моей служанкой?

— Слушай, детка, не задавай вопросов… Успокойся.

Он пересек комнату, отдернул шторы на французском окне и распахнул его.

В комнату вошли ещё двое. Один был низким и крепким; второй среднего роста. Выглядели оба весьма нерасполагающе.

Айлес спросил:

— Слушайте, в чем дело?

Ответил коротышка.

— Все очень просто, парень. Нам нужен только кейс. И, кажется, мы его нашли, правда? Второе, что нам нужно — чтобы вы были умницами и делали, что говорят. Иначе будет больно. И твоей девчонке тоже. Мы не потерпим глупостей.

Айлес пожал плечами.

Коротышка поднял кейс, расстегнул замки, вынул запечатанный и перевязанный пакет, изучил адрес на конверте.

— Кажется, ребята, на этот раз все в порядке.

Он подошел к дивану и посмотрел на них сверху:

— Интересно, что с вами будет, упрямые ублюдки… Ладно, скоро узнаем. Миссис Лайон, вы с вашим другом отправляетесь на прогулку. Можете накинуть пальто. По ночам иногда бывает чертовски холодно, особенно на ветру.

— Мое пальто в спальне.

— Ладно. Джулио, проводи крошку. Она хочет надеть пальто.

Тельма встала и вышла из комнаты. Мужчина в песочном костюме последовал за ней.

Айлес поиграл мускулами и вдруг бросился на коротышку. Тот, чересчур проворный для своей комплекции, отступил на шаг и ударил Айлеса в живот. Тот налетел на стул и рухнул. Теперь он лежал на полу и глотал воздух.

Коротышка сказал:

— Я же велел вести себя прилично, парень! В следующий раз будет намного хуже. Вставай, ублюдок… и расслабься!

Вернулась Тельма Лайон в легком меховом манто.

Мужчина в песочном костюме заметил:

— Матерь Божья!.. Парень решил поискать приключений!

Айлеса пытался встать, хватаясь за стену.

Коротышка буркнул:

— Да… Он ведь крутой, понимаешь?

— Хотел бы я с ним разобраться. Чтобы он хорошенечко повизжал.

— Да что на тебя нашло? С чего ты такой кровожадный? Пошли, — коротышка повернулся к Тельме Лайон. — Мы выйдем здесь. Снаружи ждет машина. Сядете в нее. И ведите себя тихо и послушно. Если кто-нибудь рыпнется… пеняйте на себя. Ясно? Пошли…

Он встал сбоку.

Тельма повернулась к Айлесу:

— Лучше не пытайся что-нибудь сделать, — она улыбнулась. — Надеюсь, тебе ничего не сломали?

Она вышла, Айлес с тремя бандитами последовали за ней.


Глава одиннадцатая

I

В девять тридцать пять «Клипер» приземлился в аэропорту Майами. Гелвада поймал такси и поехал прямо к «Альтермейеру» — тихому отелю за пляжем.

Он расплатился, приказал пригнать прокатную машину и прошел в номер. Принял ванну, побрился, оделся и заказал бокал «мартини». Потом уселся, изредка его прихлебывая, курил и размышлял.

Гелвада, который большую часть времени размышлял о людях, пришел к выводу — а опыт накопился немалый — что в конце концов они поступают так, как и требовалось. Вот так встречаешь людей, наблюдаешь за ними, стремишься узнать их привычки и способ мышления, а обнаружив этот способ, совсем не сложно предугадать в большинстве случаев образ их действий. В данном случае, — подумал он, — каждый действовал как надо — даже мисс Стейнинг.

А если бы не было никаких документов, если бы брат её не умер, если бы ничего этого не случилось, заканчивала бы Виола Стейнинг дни свои молодые с роковой страстью к выпивке? Да, — решил Гелвада. — Страх, возбуждение, ярость, ревность, ненависть — все это бьет по человеческим слабостям. Они не меняются. Не появляется новых желаний, новых ощущений, новых потребностей; лишь обостряется все то, что было.

Зазвонил телефон. Звонили снизу — машина прибыла. Гелвада посмотрел на часы. Десять тридцать. Чудесная лунная ночь. Неспешная прогулка по берегу моря может оказаться любопытной.

Он усмехнулся сам себе, допил «Мартини», спустился вниз и сел в машину. К Орландо-бич он ехал не спеша, развалясь на сиденье и держа руль кончиками пальцев. Мимо несся в Майами ночной поток, расцвеченный яркими вспышками роскошных машин с разодетыми юношами и девушками, привлеченными безудержным весельем и безумием Майами. Гелвада улыбнулся. Ради развлечения могли бы время от времени заняться его работой, она куда безумнее, и безумие длится куда дольше.

Когда он затормозил в пальмовой аллее напротив Орчид-Хауз, было около одиннадцати. Он вылез и побрел по бульвару, руки в брюки, с висящей из угла рта сигаретой.

Гелвада думал о приеме, который его ожидал. Как это будет? Изысканно одетая Тельма, улыбающийся Айлес, сигареты, выпивка и немногословные поздравления?

Он позвонил и терпеливо ждал. Но ничего не дождался. Тогда он пересек патио, обогнул здание и через боковую калитку свернул на лужайку перед окном гостиной Тельмы Лайон. Одна его створка открыта. И внутри — темнота.

Гелвада вздохнул, выбросил окурок, затоптал его и шагнул в комнату. Минуту постоял, по-собачьи принюхиваясь, ловя смутный запах сигарет. Потом обошел комнату и нащупал выключатель.

В центре комнаты валялся перевернутый стул. Странную атмосферу он создавал, всю картину портил. Что-то в нем было абсурдное, мрачное. Эрнест принялся тихонько насвистывать. Затем прошелся по квартире. Пусто. Дверь в кухню открыта. Ни служанки, никого. Только странная давящая тишина.

Гелвада вошел в спальню и включил свет. Постель нетронута. И слабый намек на запах духов. Он пожал плечами и снова подумал, что все идет, как надо.

Эрнест вернулся в гостиную, подошел к бару и смешал коктейль. И снова ощутил смутное раздражение при виде перевернутого стула. Он поставил его на ножки и сел в одно из кресел.

Он думал об Айлесе. Сколько у него здравомыслия — был ли тот хладнокровным, циничным и безжалостным, когда все стояло на ушах, и таким беспомощным в нормальной жизни? На этот вопрос могло ответить только время. Гелвада допил бокал, вышел через французское окно, аккуратно его прикрыл за собой, пересек лужайку, патио, залез в машину и покатил обратно.


Бар «Ферензи» похож и непохож на многие другие. Платишь деньги и заказываешь, что душе угодно! Хорошая выпивка, много музыки, ровно в полночь — танцевальные шоу в красивыми девочками. Здесь людно. Длинный бар, шестеро барменов в ослепительных белых куртках, гул голосов. Напротив бара, возле стены, — столики и удобные стулья. Но там мало народу. Все предпочитают бар.

Гелвада заказал «хайбол», отнес его за угловой столик и сел. Откинулся и закурил. Глаза из-под полуприкрытых век блуждали по залу. Возле двери у бара стоял высокий тощий мужчина с усиками в ниточку. На худом лице резко выступали скулы. Пятна под ними, почти чахоточные, подчеркивали нездоровую бледность. Он поигрывал бокалом, но взгляд постоянно возвращался к столику Гелвады.

Гелвада допил бокал, встал и вышел мимо высокого типа наружу. Свернул налево, неторопливо зашагал по длинной узкой улице вглубь города. Время от времени он останавливался, заглядевшись на одну из сверкающих витрин. За ним на расстоянии, держалась тощая фигура, останавливаясь точно в такт.

Эрнест пожал плечами. Нет ничего глупее шпика, который позволяет собственной добыче за собой охотиться.

Пройдя ещё немного, он опять остановился у магазина мужской одежды, с восхищением разглядывая галстуки. Гелвада ждал, пока не услышал, как на перекрестке свернула машина и медленно поехала к нему. Тогда он развернулся и пошел обратно к морю. По пути он миновал худого типа, который разглядывал вывеску табачной лавки.

Ему Гелвада бросил:

— Добрый вечер, друг мой. Не думаю, что вы в этом специалист, но, может, ваш босс не настолько богат, чтобы нанять профессионалов?

Человек возмутился:

— Эй, парень, какого черта ты несешь?

— А ты не знаешь?

Машина притормозила у тротуара. Из неё вышли двое. Один воскликнул:

— Привет, мистер Гелвада!

— Добрый вечер. Это мой друг, — он указал на высокого типа. — Не знаю, как его зовут, но заберите его. Он меня начал раздражать.

Один из мужчин велел худому:

— Пошли, парень. Покатаешься с нами. Нужно поговорить.

— Какого черта? — спросил худой.

Мужчина представился.

— ФБР. И мы не любим споров. Залезай.

Гелвада подождал, пока машина уедет, потом вернулся к бару «Ферензи», нашел свою машину и поехал к отелю «Альтермейер».

В номере он открыл кейс, достал шведский морской нож, сунул его в карман брюк, короткоствольный «люгер» — в кобуру подмышку. И снова вышел.

Он доехал до Гринакр Билдинг, посмотрел на указатель внизу и поднялся на лифте. Когда он открыл дверь конторы, сидящий за столом мужчина поспешно поднял голову.

— Да? Чем могу быть полезен?

— Друг мой, сомневаюсь, что можете. У меня исключительно срочные дела с вашим боссом, мистером Карно.

— Его нет.

Гелвада поднял брови.

— Но вы его ждете?

— Да. Вопрос в том, ждет ли он вас?

— Нет, — Гелвада любезно улыбнулся. — Уверяю, друг мой, что я последний человек в мире, которого он ждет.

— Ну и что? — спросил мужчина, явно бывший в плохом настроении.

— Ну и ничего. Я просто подожду, — Гелвада вынул пистолет из кобуры. — Я умею с ним обращаться, и поверьте, я один из лучших стрелков Европы. Так что мне ничего не стоит всадить пулю в вашу башку или туда, где от неё будет побольше вреда.

Мужчина протянул:

— Иисусе Христе!.. Уверен, вы это сделаете.

— Забирайте свою шляпу и убирайтесь. Мой совет, друг мой, — улепетывайте и не высовывайте носа! — тон его нагонял страх. — Боюсь, иначе я покажусь вам очень неприятным.

Мужчина встал.

— Послушайте… Я ведь не спорю. Я просто ночной сторож, — он усмехнулся. — И не хочу стать трупом.

— Вы весьма благоразумны, — похвалил Гелвада.

Мужчина взял шляпу, обогнул Эрнеста и открыл дверь.

Тот бросил через плечо:

— На вашем месте я бы шел прямо домой. И даже не пытался искать Джека. Понимаете?

— Послушайте, мистер, я умываю руки, и поверьте, собаку съел на этом деле.

Его шаги эхом отдавались в коридоре.

Гелвада сел за стол. Он курил, пистолет лежал перед ним. Медленно проползли двадцать минут, дверь открылась и в комнату шагнул Карно. Он застыл в дверном проеме, большой, дородный, агрессивно уставившись на гостя и на пистолет.

Эрнест ободряюще улыбнулся.

— Добрый вечер, Джек. Какая историческая встреча! Держи руки на виду и проводи меня в свой личный кабинет. У нас есть что обсудить.

— Слушайте, — буркнул Карно, — в чем дело? Что за дурацкие шутки? Вы думаете, что сможете выбраться, когда вокруг столько охраны?

Гелвада поднял пистолет. И вдруг швырнул его в лицо Карно. Звук был похож на удар молотка по дереву. Сам он с быстротой молнии бросился следом, выбрасывая вперед кулак. Карно грохнулся затылком об пол у двери собственного кабинета. Гелвада пнул его в живот и небрежно бросил:

— Думаю, лучше побыстрее начать переговоры. Это чертовски все облегчит, тебе не кажется? — Он пнул ещё раз, потом поднял пистолет и ледяным голосом скомандовал: — Марш в комнату!

Карно поднялся. Лицо его заливало кровью, одного зуба недоставало. Гелвада вошел следом. Карно упал на стул и прижал к лицу платок. Он задыхался. Эрнест подтащил стул к столу и уселся.

— Куча дерьма! За свою жизнь я встречал много говнюков, но ты воняешь нестерпимо. Люди убивали, но сохраняли душу. Они мошенничали, лгали, крали, но оставались людьми. Но человек, готовый продать свою страну — последняя помоечная мразь.

Карно прохрипел:

— Чего ради все это? Вы думаете, что сможете выбраться отсюда? Что происходит?

— Я выберусь отсюда, уверяю, — Эрнест почти любезно улыбнулся. — Ты слышал, Джек, про Алькатраз — тюрьму на острове, куда отправляют государственных преступников и где всегда включено электричество? Где большинство заключенных предпочитают умереть, чем жить так дальше? Вот что тебя ждет.

Как большинство дилетантов, ты хватил через край, Джек. Когда Джулиан Айлес прибыл сюда в лодке Мервина Джаквеса, Джаквес пришел к тебе, потому что работал на тех же людей. Я сказал «работал». Он рассказал тебе об Айлесе. Про побег с острова. И ты позвонил миссис Лайон. Ты знал о ней все, но она о тебе — ничего. Догадываюсь, друг мой, что ты ей сказал. Ты сказал, что узнал от полиции Майами, что они ищут сбежавшего с Черной Багамы подозреваемого в убийстве. Сказал, что беглеца, Джулиана Айлеса, рано утром высадил Мервин Джаквес. Сказал, что все исправишь: переправишь Айлеса из Майами в Нью-Йорк и в Англию, где он будет в безопасности.

Гелвада развел руками и ухмыльнулся, небрежно швырнул пистолет на стол перед собой.

— Что она могла сделать? Ведь это она направила Айлеса на Черную Багаму. Она думала, что ты говоришь правду. Надеялась, что ты говоришь правду, и заплатила тебе, попросив убрать Айлеса подальше. Я точно угадал, правда, друг мой?

Карно молчал.

— К несчастью для тебя, Джулиана Айлеса не так просто запугать. В то время он сам не был слишком уверен в миссис Лайон и решил, что она тебя наняла. Так или иначе, он решил воспользоваться случаем и нашел её. Через некоторое время она тебе позвонила, велев не беспокоиться — ситуация её устраивала.

Гелвада вздохнул.

— Как счастливы должны были быть твои хозяева. Теперь Тельма Лайон и Джулиан Айлес ошивались прямо под носом, тебе был виден каждый их шаг. К несчастью они — и ты — не учли только одного — Эрнеста Гелваду! Ну?

Карно молчал, уставившись в стол перед собой и размазывая платком кровь по лицу.

— Ты мелкая рыбешка. Ты ничто. Чернорабочий, дешевый мальчик на побегушках. Несчастный Джаквес мертв. Он бежал с Черной Багамы на доклад к шефу на риф за островом Медведя. И его застрелили — подходящий конец для незаметного жучка. А босс сделал ноги. Босс вернулся в Майами. Он все ещё здесь. И останется здесь, пока дело не завершится должным образом. Ты отведешь меня к нему.

Карно взорвался:

— Какого дьявола? Я…

— Слушай… Как хочешь… В любом случае ты надолго отправишься в тюрьму… в Федеральную тюрьму Алькатраз. Насколько ты там застрянешь, что в конечном счете с тобой будет, зависит от твоего сегодняшнего поведения. Выбирай. Ты отведешь меня к твоему хозяину или немедленно отправишься в ФБР. Решай.

Гелвада встал, даже не потрудившись забрать пистолет. Он закурил и облокотился о стену, глядя на Карно.

Через какое-то время Карно буркнул:

— Ваша взяла. Но это будет круто.

— Ничего не круто. Иди обмой лицо. И приведи себя в порядок. Пошевеливайся, друг мой.

Карно зашел за ширму в углу кабинета. Гелвада, удобно развалясь в кресле, курил и слушал, как Карно плещется в умывальнике. Через минуту тот вышел, зажимая нос.

— Слушайте, можете верить или не верить, но я не врубился. Что это за чушь о федеральном преступлении? Никого же не похитили?

Гелвада любезно спросил:

— Что ты под этим подразумеваешь, мой мягконосый друг? — Он наклонился вперед. — Черт возьми, Карно, не хочешь же ты сказать, что не знаешь, чем занимался, а? Скажи, что, по-твоему, ты делал?

— Я думал, что готовится похищение… этой вашей миссис Лайон. Я должен был за ней следить. Мне сказали, она женщина богатая, понимаете? И если с ней что-то случится, друзья хорошо заплатят. Я должен был следить за ней.

Гелвада кивнул:

— Ясно. Итак, по-твоему, смысл в том, чтобы похитить миссис Лайон и потребовать за неё выкуп? Так тебе сказали хозяева?

— Я думал, в этом весь смысл, — подтвердил Карно. — Когда этот Айлес оказался в Майами, Джаквес прибежал ко мне, как вы и сказали. Джаквес тоже был в деле — следил за Лайон на острове. Он сказал, что Айлес имеет к ней какое-то отношение. Может, телохранитель или ещё кто. Но он вляпался в убийство — понимаете?

— Понимаю…

Карно прижал платок к носу, потом вытащил пачку сигарет и закурил.

— И тогда я подумал, что могу урвать кусок. Может, она заплатит, чтобы Айлеса отсюда убрали. У него проблемы, — подумал я, — понимаете? Решил, что могу подзаработать, и позвонил ей. Она встретилась со мной и заплатила, Как вы и говорили.

Гелвада хмыкнул.

— И потому за мной тащился такой никчемный хвост? Если твои слова — правда, если ты думал, что это просто подготовка похищения, зачем ты заставил своего страшного дружка следить за мной?

Карно пожал плечами.

— Я знаю не все. И делаю, что мне велят. Я слышал, что вы можете прилететь с острова, а если прилетите, я должен за вами следить.

— Если все это правда, мой большой и глупый друг, может, не стоило так с тобой обходиться. Предположим, я скажу тебе, что похищение в этой афере — ничто, просто случайность, простая случайность в крупной афере врагов твоей страны ради овладения некоторыми документами?

— Господи Боже!.. Слушайте, говорю же, я ничего об этом не знал. Я думал, готовится похищение, но я же не должен был в нем участвовать, понимаете? Это было бы федеральным преступлением. Я собирался гораздо раньше забрать свою долю и линять. Это правда.

— Шутка в том, что я не сомневаюсь в этом. Ладно, теперь ты все знаешь. Мой совет, друг мой, — постарайся оказаться полезным. Как я понимаю, человек, от которого ты получал инструкции, только недавно очутился на Майами?

Карно кивнул.

— Ага… Мне позвонили. Сказали, где он. Когда парень, которого я к вам приставил, позвонит, мне нужно было отправляться к нему.

— Прекрасно, но тогда в чем дело? Думаю, ты доберешься до телефона, друг мой. Скажешь хозяину, что придешь к нему. И мы пойдем вместе.

— Я — ладно, только вы рискуете…

— Жизнь — сплошной риск, — Гелвада указал на телефон.

Карно снял трубку.


II

Просторный коттедж окружала лужайка с белым забором. Очень приятная смесь испанской и колониальной архитектуры. В саду росли цветы. Выглядело все изумительно, очаровательно — что-то вроде резиденции богатого иностранца для уикэндов. Размещалось все это за дорогой между Орландо-бич и Майами.

Карно толкнул обитую железом калитку.

— Послушайте, у вас есть пистолет?

— Нет, — Гелвада покачал головой. — Забыл у тебя в кабинете. У тебя есть?

Карно тоже покачал головой.

— Будет нелегко.

Эрнест улыбнулся.

— Вряд ли: сейчас мы добрались до такого этапа, когда огнестрельное оружие вряд ли понадобится.

Он поднялся на крыльцо и нажал звонок. Карно стоял вплотную за спиной, держа руки в карманах.

Дверь открылась, в полумраке проема выделялась приземистая фигура слуги-азиата. Тот был аккуратно и прилично одет.

Гелвада сказал:

— У мистера Карно назначена встреча с твоим хозяином.

Слуга кивнул.

— Проходите, пожалуйста.

Они прошли за ним по коридору. Слуга отворил дверь к конце его. Они вошли. Дверь за ними мягко закрылась.

Большие окна просторной комнаты выходили в сад за домом. Хорошая мебель, в углу стол с настольной лампой. За ним — мужчина.

Хозяин был высок, худ, весьма яркой наружности, с маленькой бородкой. Он улыбался и казался очень приятным человеком.

— Добрый вечер, джентльмены. Польщен вдвойне. Я ожидал только мистера Карно.

— Рад, что вы рады, — Гелвада представился: — Меня зовут Эрнест Гелвада. Может быть, вам случалось его слышать.

Мужчина улыбнулся и встал. Одет он был почти элегантно. Он сказал:

— Рад познакомиться, мистер Гелвада. Когда-то давно я слышал о вас при таких же сложных обстоятельствах, как нынешние. Моя фамилия Векштейн.

— Не думаю, — хмыкнул Гелвада, — но пусть…

Он сел. Карно придвинулся к камину и встал к нему спиной, широко расставив ноги.

— Слушайте, я хочу кое-что сказать, прежде чем начнет он, — жест в сторону Гелвады. — С самого начала я считал это дело похищением и думал, что вас интересует миссис Лайон, что мне просто нужно следить за ней. Потом я получил бы свою долю и отвалил. Я ничего больше не знал, и мне это не нравится. Может, я последний жулик, но я никогда ничего не делал против своей страны. Она мне нравится.

Векштейн возразил:

— Я не виновен в вашем крайнем невежестве. К тому же не в моем обычае докладывать шестеркам, что они делают.

Карно обратился к Гелваде:

— Это меня оправдывает. Теперь вы видите, что я говорил правду.

— Рад слышать, — Гелвада повернулся к хозяину. — Мистер Векштейн, ситуация для вас очень неудачная. Я бы сказал, игра окончена.

— Разве? Вы так думаете, мистер Гелвада?

Эрнест улыбнулся.

— Я не думаю, я знаю. Взгляните со стороны, друг мой. Какое-то время вы жили на уединенном островке в трех или четырех милях от Черной Багамы. Карно был вашим связным здесь — и не знал о реальной игре. Его делом было следить за миссис Лайон и доложить, если она соберется на Черную Багаму. На острове вашим агентом был Джаквес. Это по вашему поручению он устранил Сэндфорда. А когда он пришел в последний раз, чтобы рассказать об угрозе ареста, вы его убили.

Векштейн заметил:

— Я всегда считал Мервина Джаквеса тупицей. И не ошибся.

— Может бы. Ну, что вы намереваетесь делать теперь?

Векштейн пожал плечами.

— Да ничего. Моя миссия окончена. Думаю, дельце завершилось для нас удачно. Что бы вы теперь ни делали, не поможет.

Гелвада осклабился.

— Другими словами, вы философ, Векштейн?

— Почему нет? Это один из моментов, когда философия может помочь. Чтобы со мной не случилось, мне будет приятно знать, что мы победили.

— Это мы ещё посмотрим. Я понимаю, вы как-то заполучили миссис Лайон и мистера Айлеса. И думаете, ради них я пойду на уступки?

— И не думал, — отмахнулся Векштейн. — Меня это не волнует.

— Где они?

Векштейн рассмеялся.

— Вы, должно быть, считаете нас идиотами, мистер Гелвада? У нас каждый занимается своим делом, и в мои обязанности не входит знать, где сейчас уважаемая миссис Лайон или храбрый мистер Айлес. Мне совершенно безразлично, что с ними. Вполне могу предположить самое худшее. Мне так кажется. Понимаете?

Гелвада кивнул.

— Другими словами, вам хватит мужества достойно встретить наказание? Вот боюсь только, паршиво вам придется.

Он встал.

— Не наденете ли шляпу, Векштейн? Сегодня такой бриз. Или, может, вам нравится чувствовать его в волосах?

— Почему я должен беспокоиться о шляпе?

Гелвада улыбнулся.

— Думаю, вы правы. На вашем месте я бы не беспокоился даже о голове и шее. Не думаю, что это будет геройское испытание. Обвинение — убийство. Не знаю, чем это грозит здесь. Думаю, они могут поберечь нервы властей Черной Багамы. Не знаю, означает это виселицу, электрический стул или газовую камера. Да, вас это не интересует.

Векштейн улыбнулся:

— Не очень. Я своего добился.

— Забирай его, Карно. Веди по дороге к Майами. Недалеко отсюда увидишь машину. Отвези его в полицию. Они знают, что дальше, — он повернулся к Векштейну. — Это может тебе показаться подвигом, но, по-моему, просто жалкое зрелище. Не сомневаюсь, ты напичкан идеями передела мира. Но по мне ты просто мошенник и убийца — дилетант.

Векштейн шевельнул бровями:

— Дилетант?

Гелвада недобро усмехнулся.

— Неумеха. Прежде чем умереть, ты поймешь, что провалился.

Карно рявкнул:

— А ну пошли!

Векштейн встал и вышел из-за стола.

— Спокойной ночи, мистер Гелвада.

Карно по пятам следовал за ним.

Гелвада закурил и прошелся по комнате, взглянул на часы, шагнул через французское окно на лужайку, обошел дом и вышел к шоссе. В полусотне ярдов в лунном свете стояла машина. В неё садились Векштейн с Карно. Машина развернулась и исчезла.

Гелвада шагал по дороге, курил и тихонько насвистывал.

Через сотню ярдов справа показался проселок. Там стояла вторая машина. Он подошел. В машине сидел Фрим.

— Добрый вечер, Гелвада. Ну как?

— Неплохо.

— Я сидел у вас на хвосте. Мои лучшие люди следили за Айлесом и миссис Лайон с момента его прибытия.

— Где они?

— В доме по ту сторону Орландо-бич. Крупное поместье, называется Кленовая Поляна.

— Что там происходит? Что-нибудь крутое?

— Ты знаешь столько же, сколько и я, но мы ко всему готовы. Шесть машин окружили дом. У них дымовые шашки, автоматы и все прочее. Мы возьмем этих ребят живыми или мертвыми.

— Намного интереснее получить их живыми, — заметил Гелвада. — Очень не хотелось бы их сейчас злить.

— Ты думаешь о миссис Лайон и Айлесе? — поинтересовался Фрим.

— Да, но лишь постольку поскольку. Если необходимо, они умрут. Но, думаю, такой нужды нет.

— Как думаешь поступать?

— По мне, я бы поговорил. Дай мне двадцать минут. Одолжи машину. Двадцать минут в доме. Если я не вернусь, штурмуйте. Ты разговаривал с комиссаром полиции Черной Багамы?

— Да, и все ему сказал. Все улаживается. Сегодня оттуда вылетают двое.

— Хорошо, — кивнул Гелвада. — Я пошел.

— Лучше тебе взять эту машину, — сказал Фрим. — Я расскажу, где это. Не входи с главного входа. Там на подъезде наши люди. Езжай по боковой. Увидишь дверь. Надеюсь, тебя встретит радушный прием.

Гелвада улыбнулся.

— Ну, знаешь…

— Зачем тебе это? Почему не дать мне добро? Миссис Лайон?

— Не только миссис Лайон, но и бедолага Айлес. Он из энтузиастов-любителей.

Фрим усмехнулся.

— Ну у тебя и нервы, парень! Ладно, будь по-твоему, но если ты не вернешься, мы штурмуем.

Он выбрался из машины и спросил:

— Пистолет тебе поможет?

Гелвада покачал головой.

— В определенные моменты оружие очень привлекательно, но от него слишком много шума, друг мой. У меня от него мигрень.

Фрим объяснил дорогу. Гелвада выжал сцепление и покатил к Орландо-бич.


Глава двенадцатая

I

Гелвада стоял на обочине. По другую сторону дороги высились железные ворота, врезанные в высокую стену. В бледном свете луны через парк вилась широкая дорога к дому. Он улыбнулся. Романтическая резиденция в духе былой аристократии. Идея ему понравилась.

Он оглянулся на рощицу, в которой спрятал машину. Удачно замаскировал, через дорогу уже не видно. Держась тени, Гелвада пошел по обочине вдоль стены.

Прошло несколько минут, пока он нашел низкую деревянную калитку. Заперта. Гелвада отошел, разбежался и, перемахнув через верх, приземлившись на траву с другой стороны.

Чуть подальше, среди деревьев, виднелся дом. Большой, импозантный, весь погруженный во мрак, кроме маленького окошечка в правом верхнем углу — видимо, чердачного.

Он шел по ухоженному газону под деревьями, стараясь не ступать на посыпанную песком дорожку.

Вскоре он остановился. До дома оставалось двести ярдов, деревья начали редеть. Их явно вырубали, чтобы обеспечить обзор из окон. Но слева и справа от дома рос густой кустарник, сквозь который узкая тропинка вела к черному ходу.

Гелвада двинулся вправо, держась тени, и принялся продираться сквозь кустарник, временами останавливаясь и прислушиваясь.

Оставалось уже немного, когда он услышал голос — низкий и гортанный.

— Руки вверх и так держать! Иначе пристрелю!

Гелвада поднял руки и обернулся. В паре ярдов стоял высокий мужчина. По форме Гелвада принял его за здешнего охранника.

Мужчина подошел к Гелваде. В руках он держал короткоствольный автомат, а под мышкой висел пистолет.

— Ну… Что надо? — говорил он медленно, с иностранным акцентом.

Гелвада воспользовался случаем и ответил по-немецки:

— Не будь дураком. Меня ждут. Тебе про меня не сказали? У меня донесение.

Мужчина ответил на том же языке:

— Покажи.

— Конечно, — Гелвада сунул руку в нагрудный карман, сделав тем временем пару шагов вперед. А начав вынимать руку, выбросил её вперед и вверх. Приемом джиу-джитсу он заехал охраннику в шею, краем ладони попав точно под кадык. От удара мужчина отлетел назад, судорожно глотая воздух. Автомат выпал из рук.

Гелвада тигром метнулся вперед и обеими руками ударил врага в лицо: левой рубанул под подбородок, ребром правой — по основанию шеи.

Охранник грохнулся замертво.

Гелвада оттащил распростертое тело под кусты. Потом, в неосознанном порыве, поднял автомат, зашвырнул в кусты. И мимо лежащего ничком тела пошел в обход.

Отсюда, из тени, Гелвада видел свет, падавший из французского окна. Он вышел из полумрака и пересек лужайку.

Сквозь незашторенные окна видна была просторная комната, судя по обстановке, кабинет. Книжные полки по стенам, старинные столики завалены книгами и документами. У стены — массивный стол красного дерева, пустой, если не считать двух телефонов, пачки сигарет и старинного письменного прибора.

Гелвада шагнул внутрь, осмотрелся, закурил, подошел к столу и сел. Слева оказались три кнопки звонков. Гелвада с ухмылкой нажал на все. И откинулся, с наслаждением затягиваясь табачным дымом.

Снаружи донеслись поспешные шаги, дверь распахнулась — и на пороге остолбенел человек, глядя на Гелваду широко раскрытыми от изумления глазами.

Эрнест сказал:

— Добрый вечер, мой юный друг. Входи. Чувствуй себя как дома!

Вошел молодой парень, лет двадцати пяти на вид, в синем габардиновом костюме, бледно-зеленой шелковой рубашке с бабочкой. Бледное лицо с женскими чертами контрастировало с жестоким, крепко сжатый ртом и твердым взглядом.

Гелвада ухмыльнулся.

— Я так понимаю, ты тут вроде секретаря. Предлагаю найти хозяина и сказать ему, что здесь мистер Гелвада — мистер Эрнест Гелвада. Не сомневаюсь, что он так или иначе слышал это имя.

Парень рявкнул:

— Говори, как ты вошел! Как попал сюда?

Гелвада презрительно покосился на него.

— Не пытайся быть бо́льшим дураком, чем ты есть от Бога, — нагло заявил он. — Делай, что говорят. Иначе я с тобой разберусь. Ты мне не нравишься. Похож на бешеную рыбу. Марш за хозяином! И бегом, а то я суну твою пустую башку в местный нужник. Да не стой кретином! Марш!

Парень буркнул что-то неразборчивое и вышел, не закрыв дверь.

Гелвада прикурил новую сигарету. Его резвый ум поигрывал идею, которая посетила его во время стычки с охраной. Идея выглядела довольно разумно. Он пожал плечами. В данном случае имеет смысл рискнуть.

В комнату вошли двое. Первым — молодой секретарь. За ним — упитанный мужчина с холеными сединами. Здоровый цвет лица, хорошо одет, безукоризненное белье, ухоженные ногти. Внимание привлекали глаза. Вытянутые, почти азиатские, они зло сверкали из-за роговых очков.

Очень недоброжелательный взгляд, — подумал Гелвада.

Мужчина сказал молодому:

— Все в порядке, Пауль. Можешь идти… Не бойся… Я уверен, мистер Гелвада не причинит нам зла.

Он ядовито улыбнулся Гелваде.

Пауль вышел, прикрыв за собой дверь. Гелвада небрежно курил, не вставая с места.

Мужчина в роговых очках придвинул стул, сел в центре комнаты и уставился на Гелваду.

— Мистер Гелвада, разрешите представиться. Я Карл Момзен. Однажды, во время войны, я имел счастье столкнуться с вами в Риге. Но вы оказались чересчур шустры для меня. С чем и поздравляю. Но, конечно, тогда я не был Момзеном. Кажется, в то время меня звали Вахольц — Фридрих Вахольц.

Гелвада озорно улыбнулся.

— Возможно, для меня лучше было не встречаться с вами.

Момзен вздохнул.

— Далекие деньки… Как бы то ни было, сейчас мы встретились как бы на нейтральной территории. На самом деле я не удивлен вашему появлению. Естественно, я заметил оживление вокруг дома — даже до прошлой ночи. Несмотря на все предосторожности, принятые вашим хорошим другом мистером Вильямом Фримом из ФБР… Я уверен, что он ваш хороший друг… Мы не могли не сознавать, что происходит. Слуги докладывали, что практически невозможно пробиться по прилежащим дорогам, забитым плотным потоком машин ФБР и конной полицией Майами. Как интересно!

Гелвада кивнул.

— Конечно, мистер Момзен, события развиваются слишком быстро для нас обоих. Вот почему я подумал, что лучше нам встретиться и немного поговорить — обсудить все как… Как бы нас назвать? Как профессионалы с большой буквы… И попытаться прийти к какому-нибудь соглашению. Между прочим, чтобы пробраться сюда, мне пришлось немного круто обойтись с одним из ваших охранников.

— Не забивайте голову, — отмахнулся Момзен. — Я только что с ним разговаривал. Кроме синяка на шее, все в порядке. Так что можете говорить.

Гелвада выбросил окурок в пепельницу и сокрушенно заговорил:

— Конечно, я должен был догадаться, что когда Джулиан Айлес приедет на Майами с документами Стейнинга, чертов Джек Карно про это узнает. Тот наверняка караулил его в аэропорту. Я был кретином, что это не учел. Карно доложил Векштейну, и вы позаботились об Айлесе, миссис Лайон и документах, не успел ещё Айлес их доставить.

Момзен кивнул.

— Разумеется, друг мой. Все документы в сохранности и совсем недавно убыли по адресу. Боюсь, придется вам с ними распрощаться.

— Я уже думал об этом и могу сказать, что мысленно, с огромным сожалением, уже простился. Должен поздравить вас с удачей. Но я хотел поговорить совсем не об этом. Я хочу предложить небольшую сделку. Если можно, верните в добром здравии миссис Лайон и мистера Айлеса. Миссис Лайон, конечно, более ценный агент. Она нам очень нужна, а вот несчастный Айлес — просто любитель, который впутался в дело почти случайно.

Глаза Момзена сверкнули.

— Рад буду оказать услугу, мистер Гелвада, — глаза его сверкнули. — Знаете, я восхищаюсь вашим мастерством. Но, предположим, я решу отпустить ваших людей целыми и невредимыми. Что вы предложите взамен?

Гелвада достал из пачки сигарету и осторожно затянулся.

— Ваш друг Векштейн сглупил. Прежде чем покинуть одинокий островок возле Черной Багамы, он счел необходимым убить негра-рыбака — незначительного типа по имени Мервин Джаквес. Мы нашли его тело на острове. Это, конечно, убийство и, учитывая что Векштейн сейчас под арестом, можете оценить ситуацию.

Момзен кивнул.

— Кажется, понимаю. Продолжайте, пожалуйста.

— Если вы согласны отпустить Лайон и Айлеса целыми и невредимыми, я готов ручаться, что Векштейна будут судить только за убийство Джаквеса. Больше ничего расследовать не будут. Если нет — для меня делом чести станет раздуть это убийство до государственного дела о шпионаже. Это затронет и вас. Общественным достоянием станет и история вашей организации, и убийство Сэндфорда, и махинации с бумагами Стейнинга. Не думаю, что вам это понравится. Надеюсь, вас арестуют и упекут в Алькатраз.

— Понимаю, — сказал Момзен. — Думаю, и большинство моих людей?

— Вот именно, — любезно улыбнулся Эрнест.

— А какова альтернатива?

Гелвада встал и заходил по комнате.

— Если вы передадите миссис Лайон и мистера Айлеса, то можете уезжать. Я даже обещаю не пытаться наложить руки на бумаги Стейнинга. Таково мое предложение. Векштейн о вас не заикнется, и мы тоже. Вы покинете дом в условленное время. Вас выпустят из Штатов. ФБР и полиция проводят вас до границы. Но миссис Лайон и Айлеса вы должны отдать.

— Я склоняюсь к согласию, — протянул Момзен. — Но есть одно «но», с которым вы должны смириться. Видите ли, дорогой мистер Гелвада, я вам не верю. Вы человек решительный и очень умный. Не хочу играть вам на руку. Поэтому условие таково: я не отпущу ваших людей, пока я и мои люди не окажемся далеко отсюда и за пределами страны. Тогда и только тогда я их освобожу. Они смогут вернуться, когда я почувствую себя в относительной безопасности.

— Хорошо, — согласился Гелвада. — Тогда, думаю, сделаем так. Вы с вашей командой покинете дом, скажем, в три часа ночи. Когда пересечете границу, отпустите миссис Лайон и Айлеса.

— Быть посему. Время нас устраивает. Будет две машины. Я со своими буду в первом лимузине. Во втором под вооруженной охраной поедут миссис Лайон и Айлес. Если нам дадут беспрепятственно выехать из страны, миссис Лайон и Айлес будут освобождены. Вы, в свою очередь, будете судить Векштейна за обыкновенное убийство — и ни за что более.

Гелвада кивнул.

— По рукам. Я иду прямо к Фриму и сообщаю о решении. Вы понимаете, что по пути к границе будете под надзором ФБР и эскортом полиции. Но вас не тронут… — с улыбкой добавил Гелвада, — если только вы не откроете огонь по любой из американских машин. Поэтому если у кого-то из ваших людей чешутся руки, лучше предупредите.

— Понимаю, — согласился Момзен. — Предупрежу. Эксцессов не будет.

Гелвада подошел к французскому окну.

— Спокойной ночи, Момзен, он же Вахольц, он же черт знает кто… Надеюсь когда-нибудь ещё встретиться.

— Я тоже надеюсь, — кивнул Момзен. — До встречи, друг мой.

Когда Гелвада вышел, он цинично ухмыльнулся.

Гелвада торопливо шел по узкой песчаной дорожке, огибающей дом. Добравшись до кустов, он побежал. Минуты не прошло, как он нашел спрятанный автомат, схватил его, ещё прибавил ходу, преодолел калитку и припустил по дороге.

На перекрестке Гелвада обнаружил Фрима в машине с рацией. Тот вышел навстречу.

— Рад видеть тебя целым. Что теперь?

Гелвада тяжело дышал.

— Друг мой, сейчас скажу. В два счета все может сорваться, но надо рискнуть. Я заключил с Момзеном сделку.

Фрим поднял бровь.

— Это было необходимо?

Гелвада пожал плечами.

— Ты знаешь этих людей. Отчаянные головорезы, и храбрости Момзену не занимать. Довольный тем, что добыл бумаги Стейнинга, он хочет спасти себя и своих людей. Миссис Лайон и Айлес служат ему заложниками. Он знает, что окружен твоими людьми, и хочет выбраться.

Эрнест ухмыльнулся.

— Ну так дадим ему возможность! Вот в чем суть сделки. Черт побери, красиво получилось! Момзен и его люди выезжают в три часа в двух лимузинах. В первой машине будет Момзен и его приближенные. Во второй — водитель, вооруженная охрана и миссис Лайон с Айлесом. При условии, что ему дадут выехать за пределы страны, Момзен обещал отпустить заложников с миром. Но если ты или местные копы ему помешают, — Гелвада снова пожал плечами, — думаю, нашей парочке придется несладко.

Фрим кивнул.

— Еще я обещал, — продолжал Эрнест, — что Векштейна будут судить только за убийство Мервина Джаквеса. Не возражаешь? Ты передашь его на Черную Багаму. Его осудят и повесят.

Фрим горько хмыкнул:

— И Момзен так и ускользнет? Он получил бумаги Стейнинга и снова продолжит плести интриги, устраивать заговоры…

Гелвада перебил.

— Дорогой Фрим, один предприимчивый шотландец однажды сказал, что самые хитрые планы у мышей, а человеку свойственно периодически проигрывать. У меня есть другой план.

— Да? Идеи у тебя так и бурлят, а, Эрни?

Эрнест улыбнулся.

— Очень часто. Понимаешь, он верит мне не больше, чем я ему. Знает, что если нужно лгать, я солгу. Поэтому, можешь мне поверить, все его люди будут вооружены. Я предостерег, чтобы ни у кого из его ребят не тряслись пальцы на курках. Сказал, что от полицейских и фэбээровских машин, которые проводят его до границы, помех не будет, но если хоть один из его людей выстрелит, я за последствия не отвечаю.

— Ну, они стрелять не станут! Зачем? Они просто с песнями выберутся из страны и сделают ноги.

Гелвада поднял руку.

— Подожди… Надеюсь, машины полиции стоят по всей дороге?

Фрим кивнул.

— Тогда, друг мой, я вынужден тебя покинуть. Не сомневаюсь, скоро увидимся — в крайнем случае, завтра утром. Нужно будет уладить пару дел. До встречи.

Гелвада развернулся и направился к своей машине.


II

Машина стояла в тени деревьев. На сиденье лежал автомат. Он взял его и принялся изучать в свете приборного щитка. Хорошая работа: огонь можно было вести и очередями, и одиночными выстрелами. Гелвада довольно хмыкнул, бросил автомат на соседнее сиденье и взглянул на часы. Двадцать минут третьего.

Он завел мотор и проехал с полмили. Потом свернул на боковую дорогу. Указатель гласил, что она ведет на автостраду. Гелвада съехал с насыпи, оставил машину под деревьями, выключил фары, вылез и запер дверцы. Потом свернул в чащу и стал продираться параллельно дороге.

Через десять минут он добрался до развилки. Прямо перед ним лежало широкое шоссе. В двадцати ярдах справа посереди дороги стояла полицейская машина. В свете приборного щитка Гелвада разглядел двоих: водителя и полицейского с автоматом на коленях.

Эрнест свернул налево и занял позицию у обочины под деревьями, оттуда было видно и шоссе, и машину. Он проверил автомат, поставил на режим одиночных выстрелов, опустился на сырую землю и стал ждать.

Прошло с четверть часа. Откуда-то издалека, от поместья Момзена, послышался гул моторов. Он придвинулся к краю дороги. Судя по свету фар двух лимузинов они ехали медленно, километров тридцать в час, не больше.

Гелвада, не выходя на опушку, лег ничком, прижал автомат к плечу и навел его на машину полиции.

Первый лимузин был в сотне ярдов от него. Гелвада поймал в прицел окно полицейской машины, осторожно прицелился и нажал на спуск. Окно машины разлетелось вдребезги. Как Гелвада и задумал, пуля прошла перед носами полицейских.

Он видел, как полицейский вскинул автомат. Засвистели пули, дырявя лимузин. В ответ поднялась стрельба, но потом лимузин накренился и свалился в кювет.

Когда второй лимузин, взвизгнув тормозами, притормозил напротив, Гелвада лязгнул переключателем и окатил лобовое стекло градом пуль. Машина остановилась. Эрнест выскочил на дорогу практически одновременно с экипажем патрульной машины. Он рванул дверцу — на полу лежали Айлес и Тельма Лайон.

— Доброе утро. Надеюсь, вы в порядке?

— Бог мой! — воскликнул Айлес. — Эрни! Что произошло?

Гелвада пожал плечами.

— Кто-то выстрелил по машине полиции. Должно быть, один из людей Момзена. В ответ открыли огонь. Если судить по количеству пуль, всаженных в машину, живых там не осталось. Потом кто-то застрелил вашего водителя и охранника. Думаю, это самое главное. Можете считать это хеппи-эндом.

Тельма Лайон заметила:

— Можем, конечно, но верьте или нет, но, кажется, мне задело руку.

— Дайте погляжу…

Гелвада откинул с её плеч меха и разорвал легкий шелк платья.

— Дорогая, это ерунда. Легкая царапина на предплечье. Обещаю, и следа не останется.

Сзади завизжали тормоза. Из машины вылез Фрим.

Гелвада поспешно распрощался.

— Возвращайтесь как можно быстрее в квартиру Тельмы.

И зашагал навстречу Фриму.

— Итак, Эрни?

— Жуткое дело, — ухмыльнулся Гелвада. — Кто-то выстрелил по машине полиции. Те открыли огонь по передней машине, потом кто-то всадил несколько пуль в лобовое стекло вот этой. Видишь, водитель и его коллега мертвы. Миссис Лайон и Айлес в порядке.

Фрим смотрел на него и скалился.

— Бога ради, Эрни!.. Я что, ребенок?

Гелвада улыбнулся.

— Помнишь, друг мой, я говорил тебе о мышах и людях… И не забывай, что первый выстрел раздался из машины Момзена!

Фрим кивнул.

— Ага… Я запомню!

— Отвези миссис Лайон и Айлеса в её квартиру. Я зайду к тебе утром, Вилли.

Эрнест углубился в чащу и стал пробираться к машине. Лунные блики красиво расцвечивали дорогу.

Гелвада был счастлив и мурлыкал под нос старую испанскую серенаду.


Глава тринадцатая

I

Айлес стоял у окна и глядел на залитую солнцем лужайку, когда из-за угла появился Гелвада. На нем был шикарный шелковый костюм, мягкая белая шляпа и коричневые замшевые туфли. По правде сказать, он был чересчур разодет.

Айлес вернулся в прохладную гостиную и принялся готовить себе выпивку.

Гелвада переступил порог.

— Доброе утро, друг мой. Как себя чувствуете после таких приключений? А Тельма?

— Она в порядке. Как вы и сказали, это не более чем царапина. К тому же то, что её не ранили серьезно — или не убили — не ваша вина.

— Может, сделаете мне бренди с содовой и со льдом? И помните, дорогой мой Айлес: нельзя приготовить яичницу, не разбив яиц.

— Даже если яйцо — женщина? — Айлес принялся смешивать коктейль.

Гелвада пожал плечами.

В комнату вошла Тельма Лайон в белом блестящем пиджаке и юбке. Одна рука висела на шелковой перевязи в тон.

Айлес протянул Гелваде бокал:

— Значит, конец приключению? Ужасно жаль, что после таких усилий документы ушли на сторону. Как вам это нравится, Эрнест?

Тельма взглянула на Гелваду.

— Они пропали, Эрнест?

— Конечно, нет, — буркнул тот. — Бумаги Стейнинга находятся на пути в штаб-квартиру ФБР в Вашингтоне.

Он посмотрел на часы.

— Если уже не доехали.

И отхлебнул бренди с содовой, любезно улыбаясь.

— Надеюсь, Джулиан, вы не рассчитывали, что я доверю эти документы вам?

— Все ясно, я был просто приманкой, — буркнул Айлес.

— Нет, Джулиан, — возразила Тельма. — Не так. Помнишь, когда ты привез то, что считал документами, я слегка усомнилась? Я не могла поверить, что Эрнест их тебе отдал.

Гелвада сел и разгладил безупречные складки на брюках.

— Стейнинг был умен. К несчастью — или к счастью — сестра его оказалась глупа и неосмотрительна. Я с самого начала не верил, что он отправит такие важные документы почтой, причем сестрице без царя в голове и не дуре выпить. И оказался прав. Он этого не сделал.

— А что он сделал? — спросил Айлес.

— Он написал сестре, что посылает документы. И устроил так, чтобы это письмо кто-то как бы случайно увидел. Потом отправил пачку малозначащих бумаг, изображавших результат работы последних шести месяцев. И приложил записку, что настоящие документы отсылает отдельно на почту Черной Багамы до востребования.

Гелвада вздохнул.

— Получив пакет фальшивок, она даже не потрудилась просмотреть их или прочитать записку, приложенную к последнему листу. Возможно, она была пьяна и перепугана. Так что Виола перевязала пакет и сунула под стопку белья, где я его и нашел. Этот пакет я дал вам, Джулиан. Другой — настоящий — добыл комиссар полиции Черной Багамы и передал агентам Фрима.

Гелвада улыбнулся.

— Ситуация была восхитительная. Поймите, друг мой, я не знал, кто агенты Момзена на острове или в Майами. А нужно было это знать. После беседы со мной Мервин Джаквес направился прямо к боссу с рассказом о случившемся. Я знал, что наши враги здесь, в Майами, наблюдают все перемещения на острове. Знал, что когда вы прилетите с фальшивками, они раскроются, что Карно следит за Тельмой, что они ударят немедленно. Ну… так и вышло. Они похитили документы, вас и Тельму. А что ещё им было делать? Результат, как видите, достоин восхищения. Правительство США получило документы. Векштейн будет признан виновным и повешен. Момзен мертв. Что ещё надо?

Миссис Лайон спросила:

— И что теперь, Эрнест?

Гелвада улыбнулся.

— Наша миссия окончена. Черт побери, мы проделали огромную работу. Изъянов я не вижу. И так собой доволен!

Он подошел к бару, смешал коктейль и принес его Тельме.

— Жаль, конечно, что вам напоследок досталось. Но это почетная рана.

Он вернулся к креслу.

— Джулиан… Через несколько дней вы можете вернуться в Англию. Думаю, мистер Вэллон потребует доклада о счастливом исходе дела вашего клиента, — он одарил Тельму ослепительной улыбкой. — А вы, Тельма, можете делать что угодно. Можете остаться здесь на каникулы, пока наш шеф не потребует доклада. Или вернуться с Джулианом в Англию… если хотите.

Тельма спросила:

— А что будете делать вы, Эрнест?

Он улыбнулся.

— Я возвращаюсь на Черную Багаму. Тысяча чертей… мне там понравилось. Буду плавать и нежиться на солнышке. Ловить акул и барракуд. Буду гулять, кататься верхом и немного выпивать по вечерам. И буду очень счастлив…

Гелвада встал.

— Нужно повидать Фрима, и на этом моя работа закончится. Я уже нанял рыбацкую лодку. После ланча отплываю на Черную Багаму. К вечеру буду там.

Он взял шляпу и направился к выходу.

— До встречи, друзья мои. Вы же знаете, я великий знаток человеческих душ. И прекрасно знаю, что вы оба будете делать…

— И что мы будет делать, Эрнест? — спросила она.

Он усмехнулся.

— Вы останетесь здесь на несколько дней. Будете отдыхать, вести светские беседы и развлекаться. Потом, когда Майами вам наскучит, станете подумывать об Англии и радости возвращения домой. Вы вернетесь в Англию вместе, и все оставшееся время очаровательный Джулиан будет очень вас любить, дорогая Тельма.

Айлес пытался перебить, но Гелвада поднял руку.

— Не спорьте, друг мой. У меня всегда был дар предвидения. До встречи, милые мои, храбрые мои компаньоны. Гелвада говорит вам спасибо от всего своего большого сердца.

Они смотрели ему вслед.

Айлес печально вздохнул:

— Невозможный человек…


II

В два тридцать Гелвада спустился по деревянному причалу к воде и спрыгнул на корму тридцатифутовой моторки.

Он закурил и развалился на подушках.

— Прогревай мотор, — велел он шкиперу. — Скоро отходим.

Пока шкипер возился, Гелвада встал, облокотился на борт и не отрывал взгляда от пристани.

Когда в поле зрения появилась Тельма Лайон, Эрнест улыбнулся. Тельма была в белой юбке и синем джемпере, модный голубой беретик с небрежным изяществом сидел на черных кудрях. Негр нес за ней два чемодана.

Гелвада спрыгнул на пристань.

— Очень рад, что вы пришли проводить меня. Так мило с вашей стороны, дорогая Тельма! Вы очаровательны и неотразимы.

Она улыбнулась.

— Я не провожаю вас, Эрнест. Я еду с вами. Меня тоже пленила Черная Багама.

Гелвада ничего не ответил, но помог ей перейти в лодку. Негр подал чемоданы.

Эрнест скомандовал:

— Отдать швартовы, шкипер. Черт возьми, это будут лучшие каникулы в моей жизни!

Лодка двинулась в залитые солнцем просторы моря.

Тельма Лайон заметила:

— Есть одна загвоздка, Эрнест. У меня нет брони в отеле. Не было времени…

Гелвада улыбнулся.

— Не волнуйся, моя сладкая… Я забронировал нам номер в «Леопарде» ещё до того, как навестил тебя сегодня утром!


Примечания


1

Французское окно — двухстворчатое окно до пола.

(обратно)


2

Организация — предшественница ЦРУ.

(обратно)


3

Стиль делает человека! — фр.

(обратно)

Оглавление

  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • X