Вячеслав Васильевич Тычинин - Трое из океана

Трое из океана 842K, 146 с.   (скачать) - Вячеслав Васильевич Тычинин

Вячеслав Васильевич Тычинин
ТРОЕ ИЗ ОКЕАНА
(приключенческая повесть)


Часть первая


Трое в скафандрах

Океан ревел.

Пенные валы с грохотом разбивались о высокие прибрежные скалы. Водяная пыль носилась в воздухе, оседала на низкорослых дубках и зарослях шиповника. Только в одном месте, где берег спускался к океану песчаной отмелью, волны легко взбегали на нее и тотчас скатывались обратно, оставляя на песке лохматые водоросли.

Сквозь рваные клочья грозовых туч стремительно несся узкий серп луны. Иногда он совсем скрывался в тучах, и тогда все вокруг погружалось в темноту. Но через несколько минут призрачное сияние луны снова озаряло бушующий океан, заросшие лесом горные отроги Сихотэ-Алиня.

Из-за огромного валуна выскользнули два пограничника. Впереди на коротком поводке бежала овчарка. Внимательно поглядывая по сторонам, пограничный наряд пересек бухточку и начал подниматься по влажной извилистой тропке на утесы.

— Удивляюсь я, товарищ старшина, — приглушенно сказал пограничник, шедший позади, — какого беса мы сегодня в обходе. Да при таком волнении ни одна лодка не удержится на воде. Верная смерть!

— Служба! — отрывисто бросил передний. — А еще учти: врагу как раз на руку плохая погода.

Наряд скрылся за утесами, а у зубчатого камня в глубине бухточки, который то целиком накрывался волнами, то ненадолго обнажался, возникло неясное движение. Что-то неопределенное отделилось от камня и двинулось к берегу. Вскоре стало видно, что это — люди. Три человека в водолазных скафандрах упрямо выбирались из водяной толчеи. Падая, хватаясь за каменистые выступы дна, с большим трудом люди достигли берега.

У кромки прибоя они остановились, помогли друг другу снять скафандры. Один из водолазов повернулся лицом к воде. Трижды в его руке мигнул зеленый огонек фонарика.

Пришельцы явно торопились. Подобрав скафандры, они быстрым шагом двинулись вперед, ступая только на плоские камни, разбросанные всюду на песке бухточки. Отойдя от воды, люди сняли маленькие баллоны, висевшие у них на поясе, присоединили их горловины к заплечным мешкам. Взявшись за руки, все трое взвились вверх, удерживаясь на подвесных лямках воздушных шаров. Сильный ветер подхватил их и погнал к скалам. Большая туча надолго скрыла лунный серп. Когда он выглянул снова, в воздухе уже никого не было. А морской прибой дотянулся до камней, на которых только что стояли люди, и смыл слабые отпечатки человеческих ног.


Муста Кванда

Старый охотник нанаец Муста Кванда медленно брел по высохшему руслу ключа к Кабаньей пади, где под узловатым осокорем стоял его шалаш. Утренний обход не удался. Вся дичь словно провалилась под землю. А тут еще в воздухе повисла сухая мгла — верный признак того, что скоро будет дождь. Вот и разведай тут новые охотничьи угодья!

К чаю остались одни сухие галеты. Чтоб разнообразить завтрак, Кванда подстрелил рябчика. В глубокой яме с водой, оставшейся от недавнего разлива реки, удалось поймать парочку налимов. Это немного подняло настроение старика.

Сбоку, в каменистой осыпи, звонко щелкнула пищуха. Пробарабанила желна. Черная, красноголовая птица, пугливо прячась за деревьями, время от времени быстро долбила кору своим крепким клювом. Перебежал дорогу бурундук. Пестренький зверек бойко вскочил на поваленное дерево, блеснул бусинками глаз и исчез.

Кванда на все эти знакомые ему много лет мирные проявления жизни в тайге не обращал особого внимания. Раздвигая густые заросли лесной калины, шелковистой таволожки и даурской крушины, переплетенной ползучим лимонником, он устало взбирался по склону к недалекому уже шалашу.

Но вот какой-то новый звук донесся до слуха старого охотника. Кричали уссурийские сойки. Целая стайка синих птичек перелетала с ветки на ветку, обеспокоенно и резко переговариваясь. Что-то явно встревожило их.

Кванда приостановился, на всякий случай снял винтовку с плеча, потом отступил назад, под защиту зарослей. Уж не тигр ли бродит здесь?

В кустах желтой жимолости мелькнуло что-то пестрое, похожее на тигриную шкуру. Но вместо грозного владыки уссурийской тайги из кустов вышли три человека. Одетые в черные брюки, клетчатые ковбойки, с большими рюкзаками за плечами, они остановились на краю поляны, видимо совещаясь. В руках самого высокого появилась развернутая карта.

Успокоенный Кванда шагнул вперед.

— Здрасти!

Незнакомцы резко повернулись к охотнику. Кванде показалось, что они чего-то испугались. Но сейчас же высокий приветливо улыбнулся:

— Здорово, отец. Вот кстати! Ты один?

— Одна.

Большую часть своей долгой жизни Муста Кванда провел в тайге и так и не сумел научиться трудному русскому языку. Его дети, даже внучонок, говорили чисто, без всякого акцента, а охотник объяснялся с трудом на ломаном языке.

— Мы — геологи. Понимаешь? Геологи. Ищем всякий полезный камень, руду.

Кванда обрадованно закивал головой, сощурил и без того крохотные глаза.

— Геологи — хороший люди. Твоя красивый камень найди, Москва много люди присылай, тайге завод, дорогу делай. Куда сейчас ходи?

— То-то и беда, папаша, что мы немного заблудились. Не знаем, куда идти. Компас разбили. — Высокий мужчина показал охотнику поврежденный прибор. — Вот такая беда. У нас партия большая, есть и лошади, и проводники, да мы пошли втроем в сторону и отбились от своих. Где они теперь — и ума не приложу. Придется выходить к жилью. Ты, наверно, охотник? Знаешь тайгу?

— Моя все тайге понимай! — горделиво объявил Кванда.

— И чудесно. А в картах разбираешься? Как выйти в долину реки Арму? Где мы сейчас находимся?

Высокий блондин присел, развернул на коленях топографическую карту крупного масштаба. Оба его спутника продолжали стоять молча.

Муста Кванда внимательно всмотрелся в карту. Синими жилками по ней змеились реки. Красной ниточкой бежала железная дорога от Владивостока к Хабаровску. Коричневыми пятнами громоздились горные хребты Сихотэ-Алиня и его отроги.

— Наша тут есть, — уверенно поставил на карту морщинистый палец Муста Кванда. — Сюда ходи, четыре дня будешь Арму.

— Вот спасибо! Да ты просто золотой старик. Но у меня к тебе еще одна просьба: выведи нас в долину Арму. Уважь геологов, а?

Кванда задумался. Ему не хотелось терять дорогое время. Но продукты на исходе. В поселках Арму он достанет рису, соли, спичек. Может быть, удастся разведать места для будущей охоты. А главное — как отказать хорошим людям, заблудившимся в тайге?

— Ладно, начальник! — решительно махнул рукой Кванда. — Мало-мало собирался, пошел в Арму.

Про себя охотник определил, что высокий красивый блондин с голубыми глазами — начальник. Говорил и распоряжался он один. Двое других молчали.

Все четверо поднялись к шалашу охотника. Муста Кванда влез внутрь, собрал просушенные рысьи шкуры и подвязал их тючком вверху, чтобы случайно забежавший зверь не повредил охотничью добычу. На сучке висели одеяло и кусок брезента. Кванда скатал их вместе, приладил за плечами, подвесил к поясу сумку с несколькими горстями муки, риса и объявил, что он готов.

Маленький отряд тронулся в путь.


Размышления охотника

Приглядываясь к своим спутникам, старый охотник добродушно ворчал:

— Как ваша тайга ходи? Ничего понимай нету!

Завидев впереди просвет, геологи норовили свернуть к нему. Как видно, они не знали, что почти всегда такой просвет означает или топкое болото, или сплошной бурелом, где двигаться еще труднее, чем в лесу. На одном из привалов они уселись среди кустов белой ясеницы и, не будь Кванды, надышались бы до одури эфирного масла, испаряемого этим растением. Устраиваясь на первую ночевку, натащили вместе с березовыми много и осиновых дров. А кто же из таежников не знает, что осина разбрасывает искры, прожигающие одежду!

Правда, в одном Кванда не мог упрекнуть геологов: ходоки они были отменные.

Ночью прошел обильный дождь. К утру он перестал, но с веток и листьев капала вода. В неподвижном, не по-осеннему теплом и влажном воздухе появилось несметное множество мошки. Плохо помогала даже мазь: мошка прилипала к ней, щекотала лицо, слепила глаза, набивалась в уши, в волосы.

Особенно страдал смуглолицый геолог с подбритыми усиками. Он так расчесал зудящие ранки на шее, плохо защищенной накомарником, что они начали кровоточить.

— Чертова тайга! — вырвалось у него однажды.

— Ты, Аро, — строго отозвался блондин, — уж очень изнежился в городе, засиделся в нем. Советский геолог должен быть мужественным, терпеливым. И разве не прекрасен этот дикий край, который нам поручили исследовать?

— Конечно, красиво, Николай Иванович, — уныло согласился Аро, — да только мошка заживо съедает.

Третий геолог, самый молодой, с впалыми щеками и грустным взглядом выпуклых карих глаз, язвительно улыбнулся. Казалось, он был рад мучениям Аро.

Днем путникам встретилось интересное горное обнажение. В угольно-черной массе извилистыми слоями залегал какой-то желтый минерал. Однако геологи, как видно, не собирались останавливаться. Кванда перевел недоуменный взгляд с обнажения на Николая Ивановича, открыл было рот, но сказать ничего не успел. Николай Иванович перехватил взгляд старого охотника, поспешно скомандовал:

— Снять рюкзаки. Хоть нас и ждут, а упускать такие находки нельзя. Михайла, обследуй залегание, возьми образцы!

Кареглазый молодой геолог беспрекословно полез по откосу вверх. Кванда заметил, что приказы Николая Ивановича вообще выполнялись без малейших возражений. Дисциплина у геологов была железная: хотя собирать дрова, разводить костер, варить еду, готовить ночлег приходилось только Аро и Михайле, Кванда ни разу не услышал от них ни единого слова протеста.

На коротком дневном привале геологи извлекли из рюкзаков плитки шоколада. Кванда довольно улыбнулся. Он очень любил шоколад. Жаль, что редко удавалось лакомиться им. Блондин щедро отломил охотнику полплитки.

— Угощайся, папаша.

Рядом, в пенящемся ручье, с камня на камень перебегали, качая хвостиками, горные трясогузки. Аро поднял камень и сшиб одну из них в воду. На секунду вздулся и сейчас же лопнул розовый пузырь.

Кванда неодобрительно покачал головой:

— Ей-богу, твоя плохой люди. Кушай нету, зачем убивай?

Николай Иванович свирепо рявкнул:

— Какого черта? Ты что, Аро, очумел? Поднять руку на беззащитную птицу!..

Охотник ожидал ссоры, но Аро молча проглотил окрик.

На третий день дорога ухудшилась. Груды камней, колючие заросли держидерева то и дело преграждали путь. Долина сузилась. Над головами нависли выступы угрюмых скал, поросших мохом. Исчезли птицы. Повеяло холодом.

Тут-то и произошло несчастье.

Треск сухостоя заставил охотника обернуться. Прямо на Николая Ивановича рушился ствол сучковатой лиственницы, отмершей на корню. В некоторых местах уссурийской тайги деревья стелют свои корни почти по поверхности земли, и часто достаточно резкого порыва ветра, чтоб свалить самые слабые из них.

Миг — и в стремительном прыжке Кванда столкнул Николая Ивановича с тропки. Вершина дерева с хрустом переломилась. Ствол рассыпался. Колени охотника подогнулись, и он упал на влажную траву. Обломок ствола раздробил Кванде пальцы правой ноги.

Николай Иванович сам промыл рану, туго перевязал ногу и остановил кровотечение. Винтовка охотника перешла к Аро.

— Идти можешь?

Кванда попробовал шагнуть, ступая на пятку, но боль сейчас же заставила его остановиться.

— Михайла, поведешь старика, — распорядился Николай Иванович.

— Тут мало-мало ходи, тропа кончай, лесник живет, — сказал Кванда, морщась от боли.

— К леснику? — раздумчиво переспросил Николай Иванович. — Надо бы тебя доктору сдать. А впрочем, и верно, ничего другого не придумаешь. Где сторожка лесника?

Голубоглазый блондин снова развернул свою карту.

На этот раз Муста Кванда заметил в ней недостатки, ускользнувшие сначала от его внимания. На карте не были отмечены недавно возникший поселок леспромхоза, дорога в верховьях Арму.

Тяжело опираясь на руку Михайлы, Муста Кванда тащился по тропе. К счастью, сторожка лесника и в самом деле оказалась неподалеку. В дверной петле торчала ветка, знак, что хозяина дома нет. Пришлось распоряжаться самостоятельно. Аро поставил в угол винтовку. Николай Иванович заботливо уложил Кванду в постель, придвинул к его изголовью ковшик с водой, пачку печенья и сунул под подушку три плитки шоколаду.

— Не твоя вина, папаша, что не довел нас до места, — великодушно сказал Николай Иванович. — Но не беда. Теперь мы и сами доберемся: недалеко. Прощай. Поправляйся скорее.

Оставшись один, Муста Кванда целиком отдался размышлениям. Впервые за последние дни ему не надо было выбирать путь среди зарослей, заботиться о привале, о дровах, о всяких мелочах, неизбежно сопутствующих дороге.

Щедрость Николая Ивановича, а особенно его внимание понравились старику. Но, странное дело, в душе Кванда не чувствовал благодарности к геологу. Неясное ощущение смутной тревоги мешало этому.

Лежа навзничь, сосредоточенно разглядывая сучок в дранке, Муста Кванда медленно, но безостановочно думал, сцепляя воедино все разрозненные факты, оставшиеся в памяти.

Вспомнились промахи геологов, для опытных людей непростительные в глазах старого охотника. Вспомнились неточности на карте, странное равнодушие к желтому минералу (чуть-чуть не прошагали миме!), какая-то военная дисциплина. Конечно, Николай Иванович начальник. Но разве Кванда не видал советских начальников? Не такие они, ей-богу, не такие!..

Кванда беспокойно заворочался, и сейчас же нога заныла сильнее. Ах, как нехорошо все получилось! Вот и мучайся теперь сомнениями. Надо было дойти с этими людьми до леспромхоза, посоветоваться с директором.

В леспромхозе есть телефон, можно дозвониться даже до города.

Беспокойство все усиливалось. Скоро охотник уже не мог улежать в постели. Неизвестно, когда вернется лесник. Надо самому добираться к людям, дать знать о неизвестных в тайге.

Охотник сполз с нар, доковылял до угла, где стояла винтовка, но, взвесив ее на руке, понял, что такая тяжесть ему не по силам. Выбрав у железной печки кизиловую палку потолще, Кванда обстругал ее, сунул в карман нож и выбрался за порог сторожки.

Поблизости в глубокий изумрудный водоем падал прозрачный каскад. В зарослях бересклета весело щебетали желтобрюхие овсянки. Все жило и радовалось в этот светлый осенний день. Но на душе старого охотника лежал камень. Кванда с тоской посмотрел вдаль, в долину, куда стекал ручей. Сколько времени понадобится ему на этот путь? Дотащится ли он вообще до поселка?

Глубоко вздохнув, Муста выбросил вперед посох, крепко оперся на него и, сморщившись от предчувствия боли, сделал первый шаг.


Аро за рулем

Узкая гравийная дорога вилась по самому краю глубокого обрыва. Далеко внизу глухо шумела и пенилась река. Над дорогой утюгом навис мшистый серый утес. В двухстах метрах от него, ниже по реке, затаился в кустах Аро. Все его внимание было обращено на вершину утеса, с которого спускалась дорога.

Замедлив ход на повороте, из-за утеса вынеслась голубая «победа». Потом прошумел МАЗ, выбрасывая клубы синего едкого дыма. В кузове его на мешках сидели женщины. Прошел лесовоз, громыхая прицепом. И опять стало тихо. Аро продолжал лежать в кустах.

Но вот на дороге показался старенький грузовичок. Одним прыжком Аро метнулся из засады.

— Э-эй, стой! — поднял руку Аро.

Шофер, как видно, не собирался подбирать одинокого путника. Машина не замедляла хода. Тогда Аро бесстрашно бросился к самому радиатору. Завизжали тормоза, в окно кабины высунулась голова рассерженного шофера.

— Тебе что, жизнь надоела? Чего лезешь под машину?

— Извини, браток! Сестренка завтра замуж выходит. Четыре года не видались. Нипочем нельзя опоздать. Будь другом, подбрось. Сколько хочешь возьми, только подвези к станции.

Аро умоляюще смотрел на шофера.

— Ладно, раз уж так приспичило, — залезай, — смилостивился шофер. — Только я к самой станции не еду. У меня раньше сворот, километрах в сорока от железной дороги.

— Это ничего. Дальше-то я легче доберусь, — торопливо говорил Аро, усаживаясь на потертое брезентовое сиденье, устраивая в ногах рюкзак. — Тебя как величать?

— Тимофеем. Петренко.

— Понимаешь, Тимоша, проскочила легковушка — не взяла. Потом МАЗ — тоже не остановился. Вот я и кинулся к тебе со всех ног. Пешком-то не прошагаешь, ноги отвалятся.

Не переставая болтать, чтобы избежать расспросов, Аро через четверть часа уже знал название автохозяйства, пункт погрузки, фамилию заведующего гаражом.

— Эх, и выручил ты меня! — дружески потрепал по плечу шофера Аро. Потом, словно вспомнив что-то, засуетился. — Тут у меня четвертинка есть. Хлебнешь?

— За рулем не положено, — помотал головой Тимофей, с вожделением косясь на бутылку. Водка заманчиво плескалась в посудине. — Еще автоинспекция попутает.

— У страха глаза велики, — беспечно отозвался Аро. — Где она тут, в тайге?

— Не скажи. На Черном ручье шлагбаум есть. Права и путевку проверяют. Заметят, что водкой пахнет, сразу упекут в слесаря.

— А мы чесноком заедим. Великое ли дело — четвертинка?

Тимофей еще некоторое время слабо отнекивался, потом сдался.

— Наливай, шут с ним. Авось проскочим.

— Стаканчика у меня нет, — сказал Аро, — так ты пей из горлышка. Да не стесняйся. Пей до дна. Я ведь на свадьбу еду. Там вина да водки море разливанное.

Петренко остановил машину, вытер губы рукавом пиджака.

— Ну, раз так, будем здоровы. За все хорошее!

Единым махом опорожнив бутылку, Петренко швырнул ее под откос, аппетитно крякнул.

— Крепка-а-а…

С полчаса Тимофей вел машину молча, ощущая в желудке приятное жжение. Примолк и Аро.

— Что-то меня на сон потянуло, — сладко зевнул Петренко. Через минуту зевнул еще, широко, до хруста в челюстях.

Зевки все учащались. Глаза шофера неудержимо слипались. Он таращил их, протирал, но сон опускал веки, туманил мозг.

— Давай, я поведу машину, — предложил Аро. — Я тоже шофер.

— Не положено, — с трудом выговорил Петренко, из последних сил борясь со сном. Придорожные кусты расплывались, затягивались дымкой. Ноги шофера сами легли на педали тормоза и сцепления.

Завладев рулем, Аро выключил зажигание. С этого места дорога просматривалась далеко в обе стороны. Быстро, но не суетясь, Аро перетащил Петренко на свое место, обшарил карманы его пиджака и вытащил красненькую шоферскую книжечку, талон технического паспорта и путевой лист, внимательно прочитал их. Осторожно поддел лезвием перочинного ножа фотокарточку удостоверения шофера, наклеил на ее место свою, с неразборчивой дужкой печати. Потом забрался под машину и оборвал заводной рукояткой трос спидометра.

Развернуться на узкой горной дороге оказалось делом не легким, но Аро удалось это, и вскоре он полным ходом мчался обратно. Безжизненно сползая вниз, шофер полулежал в кабине рядом с ним.

Возле мшистого утеса Аро снова развернул грузовик и открыл задний борт.

Дорога оставалась пустынной.

Вставив два пальца в рот, Аро тихонько свистнул. Сверху посыпалась земля, зашелестели листья. Николай Иванович и Михайла перебежали дорогу, быстро устроили в кузове среди досок узкий лаз и юркнули него, Аро закрыл задний борт, завязал крючки проволокой и сел за руль.

Час проходил за часом, а грузовик, не останавливаясь, бежал на запад, к железной дороге. Смерклось. Выглянули звезды. Лучи автомобильных фар шарили по дороге, на поворотах перескакивали через реку и терялись в белесом тумане, поднимавшемся с воды. Из зарослей выпрыгнул заяц. Испуганный зверек скакал в световом тоннеле, пока машина не накрыла живой комочек толстой резиновой лапой.

Глубокой ночью фары грузовика осветили полосатый черно-белый шлагбаум контрольного поста с красным фонариком посредине. Чувствуя, как у него учащенно бьется сердце, Аро затормозил, поправил тело шофера и дал сигнал. Из будки, жмурясь, вышел автоинспектор в милицейской фуражке.

— Что везешь?

— Доски.

— Откуда?

— С Тазовского лесозавода.

— Права. Путевку.

Аро подал документы в окно, не открывая дверцы кабины. Инспектор просмотрел их.

— Долго едешь.

— Дорога плохая, — извиняющимся тоном сказал Аро.

— Леваков нет?

— Что вы, товарищ начальник!

— А кто это у тебя в кабине?

— Сцепщик со станции. Рабочий человек. Попросился доехать. Как не взять?

Автоинспектор встал на подножку, посветил фонариком.

— Разбуди. Пусть предъявит документы.

Аро потряс шофера за плечо.

— Спит. Он где-то на свадьбе крепко поднабрался. А документ…

Аро покопался в карманах Тимофея.

— Вот какая-то бумажка.

Автоинспектор развернул ее. Справка удостоверяла, что предъявитель ее Иван Алексеевич Таращук действительно работает сцепщиком, имеет троих детей. Справка была выдана для предъявления в детский сад.

— Семейный человек, а так напивается! — неодобрительно сказал автоинспектор, подозрительно нюхая воздух в кабине. — Все спиртом провонял. Да ты сам-то пьян? А ну-ка, дыхни!

— Как можно за рулем пить! — обиженно сказал Аро, выполняя требование автоинспектора. — Или я порядок не знаю?

— Нет, не пахнет, — удивился инспектор. Заглянул в кузов, обошел вокруг машины, потрогал крючки и вернул документы Аро.

— Езжай!

Полосатый шлагбаум пополз вверх, открывая дорогу.


Признание шофера

Зеленые, красные, синие огни станции вынырнули из тьмы как-то сразу. Издалека донесся свисток паровоза. Аро остановил грузовик, откинул задний борт кузова. Две тени скользнули и растаяли в темноте.

Аро поправил доски, снова заменил фотокарточку. Потом сунул удостоверение в карман шоферу, поднес к его носу флакон. Петренко глубоко, с хрипом втянул в себя воздух, с трудом разлепил глаза.

— А? В чем дело? Где я? — бестолково забормотал Тимофей, озираясь вокруг, шаря руками по коленям.

— Силен ты спать, Тимоха! Всю дорогу проспал, — засмеялся Аро. — У меня аж руки замлели. Я твоего сворота не знаю, не взыщи — проскочил к станции. Садись за руль. А за то, что довез, дал со своей машиной крюку, нà тебе червонец.

Пока Петренко приходил в себя, соображал, как он очутился возле железной дороги, Аро исчез. Внезапная мысль пронзила шофера. В испуге он схватился за карман пиджака. Но нет, документы и деньги лежали на месте.

— Ф-фу-у!.. Хорошо, честный парень попался!

Только утром Петренко сдал груз, поставил автомобиль в гараж. Сильно болела голова. Тошнило. Временами даже познабливало.

Уйти домой не пришлось. Распахнулась калитка, на пороге возникла плотная фигура заведующего гаражом Чебышева.

— Где так долго пропадал? Уж ко мне хозяйка твоя прибегала, спрашивала.

Тимофей не сообразил заблаговременно придумать правдоподобное объяснение задержке. Вопрос застал его врасплох.

— Понимаешь, Максим Терентьич, баллон спустил, — промямлил Петренко первое, что ему пришло в голову.

— Ну и что? У тебя же запаска есть. Или ты шесть часов запасное колесо ставил?

Чебышев подошел к грузовику и ударил кулаком по запасному колесу. Оно отозвалось гулким звуком.

— Эге!.. У тебя и запаска накачена. Слушай, ты что врешь, Тимофей? Куда «налево» съездил, говори! Сколько у тебя спидометр намотал?

Чебышев сунул голову в кабину, включил щитковую лампочку и удивленно присвистнул. Потом заглянул под машину. Трос спидометра висел под коробкой передач.

— Где это тебе помогло трос оборвать? Тебя ж в лес не посылали. А ну-ка, иди сюда, к свету!

Заведующий гаражом подтащил шофера к окну. Сквозь пыльное зарешеченное окошко пробивались первые лучи солнца.

— Ты опух! Опять в рейсе напился?

— Скажешь тоже, «напился»! Ну, выпил стаканчик…

— Кто поднес? Где?

— Угостил один добрый человек. Попросился подъехать до Сухого лога.

— Знаешь что, Тимофей? Выкладывай все начистоту. Не крути, — решительно приказал Чебышев.

Не сразу, с недомолвками Петренко рассказал Максиму Терентьевичу, что произошло с ним в рейсе.

— Подвез попутно — это да, не отрицаю. А «налево» никуда не ездил, верь совести, — закончил Тимофей, обиженно оттопыривая толстые губы.

— Не нравится мне эта история, — с расстановкой сказал Чебышев, прикрывая веками воспаленные глаза. Морщины на сухом лбу поднялись вверх. — Говоришь, спидометр до Сухого лога работал?

— Работал. Точно. Я еще смотрю — стрелка около шестидесяти маячит. Думаю: тянет старушка, даром что мотор в капиталку пора.

Чебышев потер лоб, потом бросил под машину резиновый коврик.

— Дай-ка сюда переноску. Свети. Ближе…

Несколько минут Максим Терентьевич неподвижно лежал под машиной; вылез мрачнее тучи.

— Трос оборван насильно. По нему колотили. Колпачковая гайка смята. Ветки, коряги тут ни при чем. Будешь говорить, куда мотался? Ну и гад же ты, Тимоха! Готов машину изувечить, только чтоб десятку зашибить.

— Ах ты, бож-же мой! — с отчаянием в голосе сказал Петренко. — Что за напасть такая! Говоришь — тебе не верят.

— Да кто ж тебе поверит? Двести с гаком километров проспал, ничего не видел. Кто-то за него вел машину, кто-то оборвал трос спидометра… Малому ребенку скажи, не поверит. Не хочешь сознаться? Тогда буду звонить в ГАИ.

Чебышев снял трубку, ожесточенно продул ее, набрал номер.

— Алло! Автоинспекция? Кто у телефона? Говорит завгар кирпичного завода Чебышев. Чебышев, говорю! Че-бы-шев. Тут такое дело, товарищ начальник…

Окончив разговор, Максим Терентьевич сердито сказал Петренко:

— Завтра приедет, разберется. Пока велел машину на линию не выпускать. Иди спать. Наломал дров, кошкин сын!

Рассказ шофера настолько заинтересовал автоинспектора, что он посадил Петренко и Чебышева в свою машину и повез обоих к уполномоченному госбезопасности лейтенанту Маркушу.

Встревоженный Петренко говорил все без утайки.

Связались по телефону с контрольным пунктом на Черном ручье. Выяснилось, что машин в ту ночь было немного, и дежурному инспектору запомнился грузовик ГАЗ-51 с досками, горбоносый смуглый шофер с усиками и пьяный пассажир в кабине.

— А удостоверение шофера вы проверяли? Или только путевку? — добивался Маркуш, стройный молодой офицер в новой форме. — На фотографию не обратили внимания? Та-ак…

Дело явно осложнялось.

Чебышев написал подробное объяснение и уехал домой. Маркуш вместе с Петренко, проклинавшим в душе недавнего щедрого попутчика, сел в «победу».

Автоинспектор на Черном ручье повторил свой рассказ. Лица пьяного пассажира, сцепщика, не видел: тот непробудно спал. Этого шофера, Петренко, не припоминает.

На том месте, где незнакомец остановил машину Петренко, на глинистой обочине обнаружились перекрестные отпечатки шин. Тимофей без труда опознал характерный рисунок протектора своих покрышек с вулканизационной заплатой на левой задней шине. После долгих поисков удалось разыскать и пустую бутылку, выброшенную Тимофеем из кабины.

Картина начинала проясняться.

По телефону Маркуш связался с Хабаровском и подробно доложил обо всем начальнику краевого управления госбезопасности.


Квартирант

В Хабаровске много горбатых улочек. Мощенные булыжником, а то и просто посыпанные шлаком, они взбираются на холмы, круто падают вниз, опять карабкаются вверх. На одной из таких улиц, спускавшихся к Амуру, на скамейке сидел человек в мешковатом зимнем пальто, плохонькой кепке и грубых ботинках. Это был Михайла.

Наступила ночь. Изредка моросил холодный мелкий дождь. С тополей в сквере облетели все листья, и голые прутья сиротливо чернели на фоне темного неба.

Глядя в тяжелом раздумье на груду мокрых желтых листьев под ногами, Михайла решал свою судьбу.

Со станции, куда их группа добралась на грузовике Петренко, он выехал ночью первым же пассажирским поездом. Один. Куда исчезли Николай Иванович и Аро, Михайла не знал. Следуя наставлениям своего шефа, железнодорожный билет взял до Хабаровска. В очередь у ярко освещенной кассы не встал, приютился в темном уголке. Дал старику в фуражке с малиновым околышем денег, попросил оказать небольшую услугу геологу. «А то еще билетов не хватит, застряну тут».

За все время пути в общем вагоне Михайла не задремал ни на минуту. Особенно напрягла его нервы проверка билетов. Рюкзак лежал на верхней полке, заставленный чемоданами попутчиков, но Михайле казалось, что контролер непременно обратит внимание на острые углы американской портативной рации.

Конечно, риск был очень велик. Вдесятеро благоразумнее было бы закопать рацию ночью где-нибудь в лесу, близ станции. Но следовало немедленно покинуть опасный район. Приказ шефа не допускал никакой задержки на маленькой станции, где наверняка чуть не все жители знают друг друга в лицо. Но какие неприятные минуты пришлось пережить Михайле в накуренном, переполненном вагоне, когда на правах соседа проклятый старик железнодорожник затеял громогласный разговор о геологической разведке в горах Сихотэ-Алиня!

— А где вы там ходили? Кто начальник партии? Моего Никиту не знаете? Тоже геолог.

Хорошо, что железнодорожник вскоре же уснул. Михайла не представлял себе, как он вытащил бы при нем свой рюкзак и сошел на станции Корфовской, не доезжая Хабаровска, куда старик взял ему билет!

Ох, как приятно было подняться с колен, стряхнуть с них налипший песок, когда рация оказалась наконец под толстым слоем дерна, уложенного аккуратными квадратами! Оставшуюся землю Михайла отнес далеко в сторону и высыпал в старую лесную колдобину, а потом еще, для верности, замаскировал ее опавшими листьями. Так, как учили в разведывательной школе в Кауфбейрене.

Отыскав в лесу глухой овраг, Михайла провел в нем трое суток, из предосторожности не разжигая костра, жестоко страдая по ночам от холода. Лишь по истечении этого срока он снова появился на станции.

Пригородным поездом Михайла приехал в Хабаровск. На вокзале долго копался в книжном киоске, перелистывая иллюстрированные журналы, поглядывая вокруг поверх страниц. На привокзальную площадь вышел только через полчаса после того, как схлынул поток пассажиров. В автобус не сел. Пошел в город бодрым уверенным шагом человека, которому тут все хорошо знакомо. Дважды заходил во дворы, затаивался в них, чтобы удостовериться, нет ли слежки.

Самый трудный вопрос разрешился неожиданно просто. На воротах одного из дворов Михайла прочел объявление о сдаче комнатушки на втором этаже флигеля.

Заросший травой двор имел два выхода. Флигель примыкал к толстой каменной стене — брандмауэру. Окно комнатушки открывалось как раз над этой стеной. Никакого труда не составляло в случае опасности спрыгнуть на нее, соскочить на улицу и скрыться в переулке.

Разговаривая с квартирной хозяйкой, Михайла видел, что все складывается как нельзя лучше. И однако глухая тоска не оставляла его. С той памятной ночи, как он ступил на песок морской бухты, ни разу, даже во сне, Михайла не чувствовал себя спокойно. Даже тогда, когда втроем они шли по тайге через сплошные заломы по звериным тропам.

Хозяйка долго выспрашивала, откуда он приехал, где намерен устраиваться на работу, какую имеет профессию, не курит ли (долго ли до пожара!), не собирается ли, упаси боже, водить к себе приятелей, выпивать с ними.

— Я, мамаша, человек одинокий, тихий, — заверил Михайла хозяйку, — непьющий. От меня вам никакого беспокойства не будет. И без дела болтаться не намерен. Вот осмотрюсь немножко, похожу, почитаю объявления и устроюсь.

— Оно и ладно, — согласно закивала головой старушка. — А поступить на работу в нашем городе проще пареной репы. Эвон, сколь строек вымахало! И, почитай, на каждой монтеры требуются.

Разговор шел именно в таком плане, как хотелось Михайле. Это было куда приятнее расспросов. Когда же Михайла отсчитал хозяйке вперед за месяц двадцать рублей, старуха совсем расчувствовалась.

— Ежели тебе утром кипяточку потребуется или еще чего, ты, батюшка, только скажи. Я женщина старая, сырая, но для своего квартиранта всегда потружусь. Вот мы с тобой для начала и попьем сейчас чайку.

За чаем старуха говорила без умолку. Похвалилась внучатами, рассказала, как ездила летом в гости к невестке и там вставила себе золотой зуб, пожаловалась на соседку, что обирает квартирантов, а заботиться о них не хочет ни на грош. Михайла поддакивал, изредка вставлял осторожные вопросы. Бессонные ночи, постоянное нервное напряжение вконец измотали его. После горячего чая в тепле потянуло ко сну с такой силой, что временами Михайла переставал слышать хозяйку. Наконец даже старуха заметила состояние своего квартиранта.

— Да ты, никак, дремлешь, батюшка? Совсем я тебя заговорила. Беги-ка в милицию, пропишись, да и ложись почивать.

Сон как рукой сняло! Михайла рассчитывал дня три-четыре прожить без прописки.

— После, бабушка, успеется.

— Нет, батюшка! У нас с этим строго. Участковый наказывал: станет человек на жительство, сей же час его прописывать. Не сделай по-ихнему, еще жучить меня начнут, старую.

— Ногу я растер, ступить больно, бабушка!

Кончился разговор тем, что старуха согласилась сама съездить в паспортный стол и оформить прописку.

Отдав паспорт, Михайла в волнении зашагал по комнатушке.

Старуха удивилась, застав квартиранта бодрствующим. Не желая расспрашивать хозяйку, Михайла пытливо вгляделся в ее морщинистое лицо. Оно сохраняло свое обычное благодушное выражение.

— Так и не ложился, батюшка?

— В баню надо сначала. Помыться с дороги.

— Тоже верно. На вот, милый, мочалочку.

В бане Михайла соскабливал с себя многодневную грязь, жадно прислушиваясь к разговорам вокруг; потом побрился и почувствовал прилив бодрости. Но мысли все время возвращались к саквояжу, спрятанному на чердаке под печным боровом. Пистолет бесшумного боя, шифровальные блокноты, деньги, чистые бланки для разных справок и удостоверений, документы — все находилось там.

Домой Михайла вернулся не сразу. Сначала, не замедляя шага, прошел мимо входа, длинным туннелем тянувшегося во двор. Потом, зорко поглядывая вокруг, обогнул квартал, вышел из переулка к каменной стене и только тогда вошел во двор. Вручив хозяйке червонец, Михайла отправил ее за баранками, а сам перенес саквояж с чердака в свою комнату и спрятал его под расхлябанными половицами.

Наставления инструктора разведывательной школы Майкла-«верзилы» требовали провести хотя бы первые две-три ночи на стороне, пока не станет ясно, что прописка не вызвала никаких подозрений. Но Михайла так изнемог, так манила к себе мягкая чистая постель, что он махнул на все рукой. Положив под подушку пистолет, тщательно проверив дверной запор, Михайла выключил свет и мгновенно уснул.

Утром Михайла отправился позавтракать в маленькую столовую за углом.

По комбинезонам, испачканным известкой и цементным раствором, во многих посетителях столовой легко угадывались строители. Трое из них сели за столик Михайлы: чернявый парень со шрамом на щеке, степенный старик с узкой бородкой и молоденькая девушка в спортивных шароварах, ситцевой косынке на пыльных белокурых волосах.

Старик развернул чистую тряпочку, достал оттуда несколько головок ядреного чесноку.

— Незаменимая овощь к борщу! Вася, Тома, берите. И вы, молодой человек, угощайтесь.

Михайла начал отнекиваться, но старик потчевал так искренне, что пришлось взять дольку аппетитно пахнущего чеснока.

Не прошло и пяти минут, как Михайла оказался втянутым в общий разговор. Узнав, что он приезжий, нигде еще не работает, Тамара заволновалась:

— Поступайте к нам в УНР-28. Право! Нам все профессии нужны: и каменщики, и сантехники, и электрики. Работа на воздухе, на высоте. Чудо! Хотите, я поговорю с прорабом?

Тамара даже ложку положила, будто готовясь немедленно бежать к прорабу хлопотать за Михайлу. Ее милое курносенькое лицо выражало такое участие в судьбе незнакомого человека, что у Михайлы внезапно подступили к глазам слезы. Как давно никто не говорил с ним так душевно!

— У меня еще квартиры нет, — пробормотал он первое, что пришло ему в голову.

— Пустяки, — убежденно пробасил Василий. — Семейный? Ах, холостой! Тогда какой разговор? Найдем в нашем же общежитии койку. А женишься — комнату дадут. Вот как нам с Томой.

Еще до того как встали из-за стола, Михайла уже знал некоторые подробности жизни молодоженов. Старик оказался бригадиром каменщиков. Он дал свой адрес, вызвался сам переговорить с прорабом, если Михайла надумает поступить к ним. На прощанье все пожали ему руку, пожелали успеха, уже как знакомому. На улице разошлись в разные стороны. Скрываясь в воротах стройки, Тамара обернулась, приветственно помахала косынкой. Поднял кепку и Василий.


Телефонный звонок

Полковник Лазарев, начальник одного из отделов Хабаровского краевого управления госбезопасности, признавал справедливость упреков жены.

— Когда это кончится, Ваня? — укоризненно спрашивала она, обводя рукой стены. От пола до потолка на длинных стеллажах во много рядов стояли книги. Большие фолианты и маленькие, карманного формата книжечки. Толстенные тома «Всемирной истории» и тощие поэтические сборники. Номера старинной «Северной пчелы» и новинки «Советского писателя». — Ведь жизни твоей не хватит, чтоб такую гору перечитать! Даже если б завтра на пенсию ушел, день и ночь читал бы!

Что можно было возразить на эти справедливые слова? Смешно надеяться прочитать три тысячи книг, когда тебе перевалило за пятый десяток.

И все же страсть оказывалась сильнее всяких доводов рассудка. Едва у Ивана Никитовича заводились в кармане свободные деньги, он спешил к букинистам.

Там его уже знали. Выносили стул, стремянку, и Иван Никитович надолго погружался в любимое занятие. Бережно снимая книгу с полки, он сдувал пыль с ее обреза, с корешка, не торопясь листал страницы. Если попадался загнутый уголок, неодобрительно хмурил брови, расправлял его, утюжа сгиб ногтем большого пальца. Даже запах книг — аромат бумаги и типографской краски — приятно волновал Лазарева.

Из этих походов он возвращался обычно с целой пачкой книг под мышкой, радуясь по-ребячьи, если удавалось приобрести старое издание Смирдина, Маркса, Суворина, особенно с экслибрисом какого-нибудь давнишнего собирателя книг, такого же завзятого библиофила, как и он сам.

Дома в своей библиотеке Иван Никитович священнодействовал. Вынимал каталог, заносил в него новые книги, каллиграфическим почерком надписывал ярлычки и наклеивал их на свои приобретения. Потом начинал размышлять, куда поместить новинки, чтоб были по соседству с авторами той же национальности, видны из-за переднего ряда книг, не слишком отличались по формату.

И долго еще вечерами Иван Никитович вынимал недавно купленные книги, с наслаждением ощупывал их, перелистывал, с лукавой усмешкой подтрунивая над женой:

— Видишь, Маша, Пушкин пишет графу Канкрину насчет своих денежных дел. Закладывает имение в Нижегородской губернии, чтоб рассчитаться с долгами. Сорок пять тысяч долгу, не шутка! А я всего-то на книги прошлый раз двадцать рублей извел, и то ты меня бранишь!

Но такие спокойные вечера в семье Лазарева выпадали не часто. Служба нередко вынуждала полковника проводить в управлении дни и ночи. Обиднее всего было то, что Иван Никитович не мог сказать жене даже того, что говорят все мужья, уходя из дома: на сколько времени он отлучается, какое дело ему предстоит.

Не суждено было Лазареву дочитать «Записки солдата» Брэдли и в этот поздний вечер. Тревожно залился телефонный звонок. Иван Никитович поднял трубку:

— Да. Кто? Сейчас буду.

Уже натянув на широкие плечи шинель, нахлобучив на гладко выбритую голову фуражку, Иван Никитович поцеловал жену в лоб, отвечая на невысказанный вопрос, ласково ободрил:

— Спи, Маша. Все будет хорошо.


В кабинете полковника

Большой стол под зеленым сукном с несколькими телефонами на нем, дюжина венских стульев, огромная, во всю стену географическая карта Дальнего Востока, закрытая шелковой шторой, да застекленный книжный шкаф составляли все убранство просторного кабинета.

Сцепив сильные пальцы за спиной, полковник грузно расхаживал по паркету, держа потухшую папиросу во рту. Из-за окна, смягченный двойными рамами, доносился неясный уличный шум.

У стола, следя взглядом за полковником, сидел майор с худощавым энергичным лицом, легкими, гладко зачесанными назад волосами.

— Что нам известно, Виктор Васильевич? — густым баритоном сказал полковник.

Майор Яковлев не отозвался. Он понимал, что полковник не нуждается в ответе, просто размышляет вслух.

— Сторожевой катер морской погранохраны нащупывает гидрофонами подводную лодку. Чужую. Появление наших в этом квадрате в тот момент исключено. Позже шум винтов подлодки прекращается. Лечь на грунт, затаиться она не могла: слишком глупо. Значит, сумела оторваться от катера.

— В ту же ночь радиолокаторы береговых постов ПВО засекли неизвестный планер, нарушивший госграницу, — подсказал Яковлев.

— Да. Если сопоставить падение планера и появление лазутчика близ железной дороги, можно почти наверняка сказать, что планер — отвлекающая операция. Ведь около его обломков не разыскано ни трупов, ни хоть каких-нибудь следов человека! Вывод: врагу понадобилось надежно прикрыть действительную высадку с подводной лодки. Начальник штаба управления погранвойск категорически заверил меня, что на всем протяжении контрольной полосы следы нигде не обнаружены. Хотя бы обработанные порошком. Не срабатывал ни один сигнальный прибор на полосе.

— По-видимому, пересекли с помощью воздушных шаров? — высказал предположение Яковлев.

— Возможно, возможно, — согласился Лазарев, крепко потирая ладонью голый массивный череп. — Идем дальше. Сколько человек нарушило госграницу? Куда они стремятся?

— Думаю, не меньше трех-четырех, товарищ полковник, — снова заговорил майор, подходя к карте и отбрасывая штору.

— Любопытно, Виктор Васильевич. Почему так полагаете? Объясните, — сказал Лазарев, тоже подходя к карте. В его серых глазах зажглись лукавинки, и простое полное лицо сразу утратило добродушное выражение.

— То, что нарушитель был не один, это ясно, — уверенно начал Яковлев. — Иначе он попросту, не привлекая ничьего внимания, доехал бы до станции в кабине попутного грузовика. А тут он усыпляет шофера, возвращается обратно. Зачем? Разумеется, чтобы провезти незамеченными, в полной тайне, своих более важных сообщников. Ведь он полагал, что шофер возвратится в гараж и, не подозревая о дополнительном пробеге, — спидометр-то выведен из строя! — будет помалкивать о попутно заработанных деньгах.

— Да-да, это пока аксиома, — нетерпеливо перебил майора Лазарев. — Дальше.

— А дальше так: где появляется нарушитель? В Сухом логе. Значит, предположительный район его высадки с подлодки вот здесь. — Яковлев очертил пальцем на карте кусок береговой линии. — Проделать такой путь вдвоем по тайге мудрено. Группе из пяти-шести человек рассредоточиться после выхода к железной дороге трудно. А главное — столько человек не очень-то просто спрятать в кузове одного грузовика. Значит, вероятное число нарушителей границы — три-четыре человека. Далее. Необычный способ перехода границы, в необычном месте, тщательность прикрытия операции заставляют думать, что группа заброшена не для мелких диверсионных актов, а с иным, более важным прицелом.

— Логично, — согласился Лазарев. К этому можно добавить, что до сих пор вражеский радист не выходил в эфир, иначе наши радиопеленгаторные станции уже за секли бы его. Худо, что мы не имеем словесного портрета нарушителя. Шофер запомнил только усики, которые легче всего сбрить, автоинспектор…

Громкий звонок прервал полковника.

— Я слушаю. Какое? Так, так, так… Сколько? В тяжелом состоянии? Где? Ясно. Немедленно свяжитесь с аэропортом, попросите, пусть вышлют вертолет и доставят больного сюда. Нет, прямо в центральную хирургическую клинику.

Положив трубку, Лазарев прихлопнул ее ладонью, несколько мгновений молча смотрел на своего помощника.

— Поступило новое донесение от лейтенанта Маркуша, — заговорил после паузы полковник. — В леспромхоз «Синяя Шинихта» добрался охотник, нанаец Муста Кванда. Он провел по тайге троих… — Лазарев сделал паузу, ласково глядя на Яковлева. Майор вспыхнул от радостного смущения. — …троих незнакомцев, назвавшихся геологами. Мнимые геологи — в том районе нет ни одной поисковой партии — оставили охотника, повредившего ногу, в лесной сторожке. Но он сумел добраться до леспромхоза, дать знать о чужаках. Последние сутки Кванда не шел, а полз. У него распухла нога, началась гангрена. Местный врач не рискнул делать ампутацию. Через несколько часов охотник будет в Хабаровске. Проследите, чтобы отправка вертолета не задержалась. Позвоните в клинику, предупредите главного хирурга.

— Разрешите идти? — вытянулся майор.

— Выполняйте.

Оставшись один, Лазарев включил радиоприемник, затем отдернул штору перед географической картой и погрузился в изучение района событий. Музыка помогала Ивану Никитовичу раздумывать над сложными ребусами хитроумных врагов.


«Теперь уже скоро…»

На станцию Аро не пошел. Обогнув спящий пристанционный поселок, выбрался на железнодорожную насыпь там, где начинался подъем. Небо очистилось. Звездный ковш Большой Медведицы стоял над горизонтом. В ближнем болоте печально шуршал камыш.

Далекий свет паровозного прожектора упал на рельсы, осветил телеграфные столбы. Аро лег под откосом. Вдыхая слабый запах полыни, он ждал.

Загудели рельсы. Железная трехглазая туша надвинулась вплотную. Мощное отрывистое дыхание паровоза заглушило все звуки. Клубящийся пар заволок звезды. Тяжело работая красными масляными локтями, локомотив прошел мимо. Подрагивая на стыках, длинной чередой потянулись вагоны.

Снизу Аро отлично видел каждую тормозную площадку. Но он дождался цистерны и только тогда вскочил с земли. Стремительный бег вдоль вагонов, смелый бросок — и Аро уже стоял на стальной лесенке цистерны.

За ночь поезд останавливался только два раза. Перед рассветом Аро слез на третьей остановке, переждал несколько часов в ближнем лесочке. Едва открылся поселковый магазин, купил серенький плащ, такого же цвета кепку, туфли на толстой резиновой подошве. Рюкзак вместе со всем содержимым исчез в чемодане с никелированными застежками.

На станции Аро подсел к хорошенькой женщине с кучей вещей, угостил ее сынишку плиткой шоколада и через десять минут подружился с малышом.

Когда подошел пригородный поезд, Аро, несмотря на конфузливый протест женщины, подхватил ее сына на руки, навьючил на себя два узла и в таком виде проследовал в вагон.

— Мне так неудобно! Не знаю, как вас и благодарить, — мило щебетала женщина, кокетливо улыбаясь услужливому попутчику.

Так же втроем они сошли на перрон в Хабаровске. Со стороны казалось, что этот армянин приехал со своей семьей.

До отхода московского поезда Аро безвыходно просидел в вокзальном агитпункте, отгородившись газетой от других читателей, и на перроне появился, когда поезд уже стронулся с места. А едва за окнами вагона промелькнул мост через Амур, Аро из коридора зашел в купе проводника, раскрыл коробку «Северной Пальмиры»:

— Курите? Прошу… Берите еще десяточек, в запас.

Окутавшись ароматным папиросным дымом, Аро перешел к делу:

— Представьте, не успел на вокзале взять билет. Прямо из такси — в вагон. Только-только! Такая досада… Что, если я вас попрошу потрудиться? Один мягкий. За расходами не постою. Порядок знаю…

Столковались быстро. В одном из купе нашлась свободная верхняя полка, и вскоре Аро уже спал, чутко вполглаза, готовый вскочить при первой тревоге. На нижних полках мирно спали две женщины. Синий свет плафона придавал их лицам мертвенный оттенок. Рядом с Аро смачно похрапывал пассажир в полосатой пижаме.

Днем резались в подкидного дурака, в преферанс, азартно, с треском забивали «козла», вечером всем купе сходили в ресторан. Пассажир в пижаме оказался председателем крупного дальневосточного колхоза, одна из женщин — полная, краснолицая — ветеринарным врачом, другая — щупленькая остроносая шатенка — бухгалтером Аро рассыпался в любезностях перед дамами, председатель колхоза приглашал его погостить как-нибудь недельку в артели. Из купе то и дело доносились раскаты беззаботного веселого смеха. Больше всех смеялся Аро, не переставая зорко наблюдать за всем, что происходило вокруг него в коридоре, на перронах станций.

Но ничто не вызывало подозрений. Только один раз Аро слегка насторожился. В купе заглянула разносчица в белом фартуке с объемистой плетеной корзиной.

— Пирожков с мясом, конфет не желаете? Есть ирис, мятные, драже…

Разносчица скользнула равнодушным взглядом по лицам всех четверых и вышла. Тотчас же из соседнего купе послышался ее певучий голос:

— Пирожков с мясом, конфет не желаете? Есть ирис…

Аро прикрыл глаза. «Продавщица? Или осмотр пассажиров?» Сидя у окна под защитой шторки, Аро внимательно вгляделся в обычную перронную суматоху. Разносчица стояла около продуктового ларька и, бестолково размахивая руками, спорила о чем-то с продавщицей. Аро облегченно вздохнул.

Ночью, когда поезд остановился на одной из маленьких станций, Аро неожиданно покинул купе.

— Хочу остановочку сделать на сутки, с фронтовым дружком повидаться, — доверительно сообщил Аро проводнику. — Вместе до Берлина дотопали.

На станции почти сразу же попалась попутная машина, и к утру Аро очутился в областном центре. В до вершение удачи за время пути выяснилось, что шофер имеет собственный домишко, и как-то само собой реши лось, что Аро остановится у него на время, пока завершит все дела в городе.

Утром Аро ушел из гостеприимного домика шофера и вернулся только поздно вечером. То же повторилось на второй день. Как видно, дел у приезжего было немало.

Но вел он себя странно: целыми часами толкался на центральном рынке, в самой гуще толпы, заходил в бесчисленные мелкие магазинчики, скверы и парки, кружил по всему городу неутомимо и настойчиво. Много времени проводил в ресторанах. Медленно потягивая пиво, обшаривая глазами соседние столики, Аро чутко прислушивался ко всему, о чем говорилось вокруг.

Вечер четвертого дня, как обычно, застал его в ресторане.

Стемнело. Под высоким потолком зажглись стеклянные люстры. Вспыхнули настенные бра. В зеркальных створках буфета заиграли веселые блики. За соседним столиком лицом к Аро нетвердо сидел высокий мужчина лет тридцати, со скуластым добрым лицом и густой копной черных волос. Мужчина был пьян, но продолжал пить рюмку за рюмкой, закусывая ломтиками колбасы.

— Вот так оно все и получилось, — говорил пьяный случайному, как видно, собеседнику, старику в опрятном черном костюме. — Простите, не знаю, папаша, как вас величать. Жена померла, ребятишек у нас не было. Старики еще в Отечественную… ик!.. в Отечественную скончались. И остался я гол как сокол, один на всем белом свете. Хочу теперь на целину податься, там буду шоферить.

Как видно, болтовня пьяного порядком надоела старику. Несколько раз он порывался уйти, но мужчина удерживал его за рукав.

— Нет, вы погодите, папаша, тут такое дело…

Аро забрал свое пиво, стакан и подсел к столику соседей.

— Разрешите? Люблю компанию. Хуже нет в одиночку пить.

— Пжалста!

Старик облегченно вдохнул, сейчас же поднялся и ушел.

— Ваше здоровье! — поднял свой стакан Аро.

Чокнулись. Потом еще. Пьяный снова начал рассказывать историю своей печальной жизни, довольный, что нашел такого внимательного слушателя. Аро не только слушал, но даже расспрашивал мужчину.

Из ресторана вышли за полночь. Одной рукой Аро бережно поддерживал новоприобретенного друга за талию, в другой нес его чемоданчик, полученный в гардеробе. Усадив пьяного на заднее сиденье такси, Аро поместился рядом и скомандовал шоферу:

— В Ольгино.

Прыгая на ухабах, такси помчалось сквозь черноту ноябрьской ночи.

Промелькнули огни предместий. Кренясь на виражах, расшвыривая гальку, такси не замедляло хода. Пьяный продолжал рассказывать о своей неудавшейся жизни. Аро молчал. Привалившись к спинке сиденья, подняв воротник, он, казалось, дремал.

Когда фары автомобиля осветили избы села Шуй, Аро неожиданно остановил такси.

— Не поедем мы сегодня в Ольгино. Успеется. Заночуем здесь, у свояка. Утром еще по баночке пропустим.

— А как же с оплатой? Вы ж, гражданин, до Ольгино рядились, — запротестовал шофер.

— Убыток, значит? — сочувственно спросил Аро. — Сколько там нащелкало? Ладно, скаредничать не буду. Получай сполна.

Аро помог пьяному выбраться из машины, нежно обнял его за плечи, пряча лицо в воротник.

Шофер покачал головой, внимательно посмотрел, как идут двое. Один — ступая твердо и широко, другой — подволакивая ноги, мелкими безвольными шажками.

— Я устал, браток, — пожаловался мужчина. — Куда ты меня ведешь?

— Ничего, теперь уже скоро…


Сын дашнака

Далеко в ночи беззвучно, как зарница, полыхало зарево большого пожара. Сухо пощелкивали винтовочные выстрелы. Ближе к даче, над рощей платанов, встревоженно носились в воздухе вспугнутые грачи. На фоне зарева они казались черными крестиками.

На самой даче шла лихорадочная работа. Из распахнутых настежь окон на подстриженные зеленые куртины и газоны вываливались тяжелые узлы, кожаные чемоданы, баулы. Директор крупного завода в Алаверди, один из главарей контрреволюционной организации дашнаков, Патканян покидал родную Армению.

Сбившись в одну маленькую испуганную кучку, дети вместе с матерью стояли на веранде. Только самый спасший, восьмилетний Перч, стиснув кулачки, ходил вслед за отцом, распоряжавшимся погрузкой.

— Отец, почему ты не прикажешь перестрелять большевиков, всех, кто хочет захватить наш дом?

— После, после, мой мальчик, — озабоченно отмахивался от сына Патканян-старший. — Мы еще вернемся. Тогда и рассчитаемся со всеми красными бандитами. А пока надо уезжать. Эй, Гаспарян! Камень на твою голову! Как ты вяжешь чемоданы?

Застоявшиеся сытые кони рванули перегруженные коляски, легко вынесли их по хрустящему гравию на крутой подъем. Зарево поднялось еще выше. Выстрелы стали слышнее. Кони чутко прядали ушами, коротко всхрапывали, переходя на размашистую рысь.

Патканян-старший погрозил кулаком в сторону пожара.

— Мы отступаем, но и вы, проклятые, найдете здесь только голую выжженную землю!

Такой и запомнилась на всю жизнь Перчу эта страшная ноябрьская ночь 1920 года: грозящий волосатый кулак отца, его хриплые проклятья, стаи грачей, вьющиеся над брошенным родным домом, безмолвные и тем еще более страшные сполохи пожарища…

Патканян и его друзья не бросали слов на ветер. От Еревана до Давалу бежавшие дашнаки оставляли за собой срубленные фруктовые сады, сожженные рощи. На месте цветущих армянских деревень курились кучи золы.

Униженная мольба о помощи, обращенная к Англии, Соединенным Штатам Америки, даже к меньшевистской Грузии, не возымела нужного действия. Дашнаки оказались выброшенными за пределы Армении.

На первых порах Патканяны нашли приют в Персии, но вскоре перекочевали в Турцию. Однако и здесь, в предместьях Стамбула, они не задержались. Весной 1922 года, после отчаянной трепки в Бискайском заливе, груженное фруктами голландское рефрижераторное судно «Бродяга» доставило семью Патканяна во Францию. А через неделю на океанском лайнере «Нормандия» в каюте третьего класса бывший директор Алавердинского медеплавильного завода отбыл в Нью-Йорк.

Унизительная процедура политического карантина на Эллис-Айленде — «Острове слез» — закончилась для Патканяна благополучно. На него еще возлагались кое-какие надежды.

Местом своего жительства в Соединенных Штатах Патканян избрал город Аллентаун, близкий к Нью-Йорку где у Патканяна завелись небольшие коммерческие дела, и к Филадельфии, где обосновалась целая колония армян-эмигрантов.

Шли годы. Надежды на падение большевистской России таяли. Быстро таяли и сбережения. Фамильные драгоценности рода Патканянов давно перекочевали в ломбард. Семья жила только на скудные финансовое подачки американских благотворительных обществ.

Наконец, почти в одно время умерли от тифа муж и жена Патканяны. Сестра Перча вышла замуж за удачливого продюсера из Аризоны, младший брат поступил в военно-морской флот и сгинул где-то на Гавайских островах. Перч остался один, наедине со своей лютой, неугасимой ненавистью к красным, которые лишили его всего, обрекли на нищенское прозябание.

Работать на конвейерах автомобильных заводов «Дженерал моторс», в скотобойнях Свифта в Чикаго или на дорожном строительстве в западных штатах страны Перчу не улыбалось. Вместе с тем он не имел способностей, необходимых для репортера, киноартиста, на худой конец — банковского служащего. Но физически был очень силен, несмотря на средний рост и узкие плечи, отлично бегал, плавал, владел боксом. И Перча охотно взяли в федеральное бюро расследований агентом «джи-мэном».

К этому времени при содействии «Матримониальной службы Филда» он женился на бойкой блондиночке Джуди Коллинз, дочери скотовода из Орегона, и поселился в Восточном Бронксе.

От армянского у Перча осталась разве только привязанность к лоби — отваренной фасоли с мелким луком, бозбашу — густо наперченному борщу — и другим блюдам национальной кухни.

Но одном Перч не изменил себе. Его ненависть к коммунистам не ослабела. Это ценное качество было замечено. Перч начал продвигаться вверх по ступеням служебной лестницы. Решающим оказался для него разговор с сержантом из Си-Ай-Си. Случай свел их в баре. Плечистый, краснолицый сержант сорил деньгами и, основательно подвыпив, почему-то воспылал симпатией к молодому армянину.

— Ты глупец, дружище, — безапелляционно заявил сержант, разглядывая на свет вино в тонком бокале, смачно размалывая крепкими зубами бифштекс. — За каким дьяволом ты торчишь в ФБР? Такие парни нужны и нам. Хочешь, я сведу тебя кое с кем?

Предложение пришлось Перчу по душе. И не прошло полугода, как он очутился в разведывательной школе под Майами. Человек без родины, внутренне опустошенный, Перч не затруднял себя никакими угрызениями совести, охотно учился убивать голыми руками, взрывать мосты и заводы, отравлять водоемы, шифровать секретные донесения.

Ночами, лежа навзничь на жесткой койке, Перч подолгу злорадно мечтал о том, как он снова появится в Советской России, но уже не беспомощным мальчишкой, а ангелом мщения. Уж теперь-то он отыграется на красных!

Перед включением в группу Николая Ивановича Перч Патканян получил новое имя Аро и тщательно разработанную легенду. Согласно ей, он стал сыном рабочего Ереванского станкостроительного завода, шофером третьего класса из Майкопа. Каждый месяц своей жизни, каждую перемену места жительства в Советском Союзе Аро мог при необходимости подтвердить документами с печатями и штампами.


Обмен шапками

Снова тесное купе скорого поезда. Снова вокзальный перрон. Но на этот раз другого сибирского города. Выйдя на припорошенную снегом привокзальную площадь, Аро огляделся. От каменного здания багажного отделения тянулся деревянный забор. Там и сям на нем пестрели объявления. Отсчитав десять досок, Аро остановился. Но взгляд его был направлен не на объявления, а на три затейливые царапины.

Судя по довольной улыбке, эти царапины чем-то понравились Аро. На автобусе он доехал до ближайшей к вокзалу столовой, мельком взглянул на часы и уверенно вошел в зал. Несколько столиков пустовало, но Аро предпочел подождать, чтобы занять столик у самого окна. Чемоданчик поместился на подоконнике.

Не меньше часа Аро лениво жевал котлеты, запивая их холодным жигулевским пивом, не проявляя никакого интереса к окружающему. Не произвело на него впечатления даже появление Николая Ивановича, скромно усевшегося неподалеку. Ни один мускул в лице Аро не дрогнул, не изменилось и рассеянное выражение глаз.

Все так же неторопливо Аро покончил с едой, подо звал официантку. Николай Иванович ел мало, оставил деньги за ужин на столике и подошел к барьеру гардеробной одновременно с Аро. Каждый из них протянут, номерок и получил с вешалки свое пальто и шапку. Обе шапки оказались черными. Пока старичок швейцар обмахивал щеточкой пальто Аро, Николай Иванович молча оделся взял шапку Аро и вышел. В свою очередь Аро нахлобучил на голову чужую шапку и тоже вышел, но от дверей повернул в другую сторону.

Остаток вечера Аро провел в городском театре. Во время второго действия заперся в туалетной комнате, извлек из внутреннего кармана чистый листок бумаги, добытый заранее из шапки. Чиркнув спичкой, закурил! Той же спичкой подогрел листок. Написанные симпатическими чернилами, ясно проступили четыре короткие фразы:

«Ожидай Михайлу. Вместе выезжайте в Обручев. Устраивайтесь на работу. Связь по пятницам».

Ни подписи, ни даты.

Второй спичкой Аро сжег записку и смыл легкий пепел.

Несколько позже, перед рассветом, в скором поезде исследовал доставшуюся ему шапку и Николай Иванович. В ней оказались паспорт, военный билет, профсоюзный билет вместе с учетной карточкой, трудовая книжка и письмо на четырех страницах, исписанное убористым мелким почерком Аро.

Пассажиры спали. Никто не тревожил Николая Ивановича, и он не ушел из тамбура, пока не выучил почти наизусть письмо Аро.


Выбирай, Михайла!

Странное чувство раздвоенности испытывал Михайла, проходя по улицам Хабаровска, первого советского города, в который он попал после долгих лет разлуки с родиной. Выполняя указания Николая Ивановича, радист искал работу. Но в сердце у него теплилась необъяснимая надежда, что ему не придется выполнять шпионское задание. «Да минет меня чаша сия!» звучали евангельские слова в душе Михайлы.

Еще в те страшные месяцы, когда он спускался ступенька за ступенькой все ниже в смрадную трясину предательства, Михайлу не оставляла мысль, что его жизнь изменится. Как? Этого он не знал.

Сейчас, внимательно всматриваясь в лица прохожих, наблюдая за детьми, увлеченно игравшими в скверах, Михайла заново обдумывал свое положение.

Незначительный сам по себе эпизод в столовой глубоко взволновал его. Незнакомые люди приняли в нем живое участие, бескорыстно предложили помощь. Как непохоже было это на все, чем он жил долгие годы! Сама атмосфера сердечности, душевной открытости, которую он почувствовал во взаимоотношениях советских людей, показалась радисту сказочной. Где же те угрюмые, подозрительные и запуганные люди, о которых ему говорили перед отправкой? Нет, они совсем иные. Но если ему лгали о людях, то, может быть, такая же наглая ложь и расстрелы, пытки, которым советская контрразведка якобы подвергает всех, попавших в ее руки? Не запугивали ли его попросту мнимыми ужасами?

Михайла не испытывал никакой ненависти к России. Да и с чего ему было испытывать ее? Ведь это он сам позволил запутать себя в грязные сети «ловцов душ человеческих», преступил святые законы верности отчизне.

Не хватало сил вынести надругательства над душой и телом; сломили голод, страх, безысходная тоска. А надо было все претерпеть, хоть ползком, но добираться до родной земли! Своя земля и в горсти мила. А в чужой стороне всяк тобой помыкает. Так и свершился первый роковой шаг…

Час проходил за часом, а Михайла все колесил по городу, широко открытыми глазами глядя на окружающее. Квартирная хозяйка сказала правду. Всюду объявления звали, приглашали, манили: «В отъезд нужен инженер-механик с окладом…», «Крупному строительству требуются каменщики, штукатуры, маляры…», «Краевая контора по оргнабору производит прием шоферов всех классов. Выплачиваются подъемные, проезд, северные надбавки за каждые шесть месяцев работы». Нет, здесь безработица не угрожала никому!

Большинство прохожих было одето скромно, но добротно. Нигде Михайла не встретил рубищ, вопиющей нищеты, землистых истощенных лиц. Спокойные, уверенные в себе, доброжелательные люди спешили по делам, прогуливались с детьми, работали на строящихся зданиях, над которыми простирали свои металлические стрелы башенные краны. И сколько было этих кранов над городом!

Теперь или никогда… Михайла понимал, что стоит на распутье, перед последним решающим выбором. Вот он, выполняя приказ Николая Ивановича, уедет отсюда дальше на запад, будет помогать добиваться какой-то неизвестной цели. А дальше? Если даже им неслыханно повезет, они полностью выполнят задание Си-Ай-Си, благополучно выберутся из России, что последует потом? Только одно — новое задание. И так до того часа, когда послышится роковое: «Стой! Руки вверх!»

Деньги? Но даже они не могут радовать. Пир во время чумы… Гуляй, веселись, но помни, что скоро опять пойдешь на задание, играть в жмурки со смертью. Так не оборвать ли разом, пока есть хоть слабая надежда на помилование?

Но тут же тайный голос шептал: «Сейчас ты свободен, наслаждаешься солнцем, воздухом, движением. А отдашься добровольно в руки чекистам — очутишься в каменном мешке, за решеткой. Что ждет тебя там?»

— Выбирай, Михайла! — беззвучно шевелил губами радист. Даже в мыслях он называл себя так, не смея вспомнить имя, данное при рождении.

Маленькая девочка в красном беретике закатила мяч под перекладину штакетника и никак не могла добыть его оттуда.

— Дяденька, достаньте мне мячик, — попросила шалунья.

Михайла остановился. Круглые синие глаза ребенка смотрели с трогательной доверчивостью. Аккуратно подстриженная челочка, розовые губки, толстые щечки делали девочку похожей на тех прелестных бутузов, которых художники изображают на праздничных открытках.

Радист достал мячик.

— Спасибо! — серьезно поблагодарила девочка и повернулась, готовясь убежать.

— Как тебя зовут? — спросил Михайла. Ему захотелось продлить эту приятную минуту. Он даже поискал карманах, не завалялась ли там конфета.

— Машенька.

— Давай, Машенька, я перенесу тебя через грязь, — предложил Михайла. Он обнял маленькое тельце. Ребенок доверчиво ухватился за его шею мягкой рукой, и Михайла у самых своих губ почувствовал легкое дыхание девочки. На мгновенье нежная щечка коснулась его огрубевшей щеки.

Бережно опустив девочку на землю, Михайла торопливо зашагал прочь, не оглядываясь, чувствуя ком в горле. «Перенес через грязь, пожалел… А что готовлю тысячам таких же, ни в чем не повинных ребятишек?»

Поздним вечером Михайла зашел в окраинную полуподвальную столовую поужинать. Прихлебывая кофе, глядя перед собой, он с небывалой силой испытал прилив щемящей тоски. После долгих лет скитания на чужбине он снова среди русских людей, на родной земле, слышит милую русскую речь. И однако вынужден прятаться, как затравленный волк. Каким счастьем было бы сидеть вот так, как этот парень за соседним столиком, спокойно разговаривать с людьми. Куда он пойдет после ужина, этот парень? Все равно. Куда бы он ни пошел, его ждут любящая семья, родные, товарищи. Завтра он отправится на работу, будет проходить мимо милиционеров, может быть, пройдет и мимо здания КГБ, и ничто не дрогнет в его сердце.

Проклятая жизнь! Лучше быть последним оборванцем, нищим, но только не человеком вне закона, без родины, предателем. Что толку утешать себя, что ты всего лишь радист, связист? Разве он не такой же презренный шпион, человек под номером, с кличкой вместо имени, как и Аро с его глазами убийцы?

Шпион! Какое страшное, змеиное, шипящее слово! Чего бы он ни сделал, чтобы искупить свой грех перед родиной, прожить остальную жизнь честно, с поднятой головой! Но первый шаг для этого — сдача. А простят ли его? Что, если и вправду загонят на каторжные работы в ледяные подземелья Колымы, как предупреждали в разведывательной школе? Ведь так хочется жить, дышать, видеть над собой солнце, смотреть в глаза любимой… Боже мой, боже мой!

Михайла почувствовал, как глухие рыдания скапливаются у него в горле.

Лишь в начале ночи, истерзанный колебаниями, измученный целым днем ходьбы по городу, Михайла решился. Опустив плечи, он сидел на скамейке, над Амуром, прощаясь с широким миром. Вот и конец. Осталось забрать на квартире свой саквояж и идти туда.

…Постовой милиционер на улице Карла Маркса, центральной магистрали города, был очень удивлен, когда к нему подошел молодой мужчина с саквояжем в руках.

— Я агент иностранной разведки. Хочу добровольно сдаться советским властям. Прошу отвести меня в управление госбезопасности.

Милиционер сначала предположил, что мужчина пьян, но от него не пахло водкой. «Разыгрывает! Нет, такими вещами не шутят».

Вызвав помощника, милиционер оставил на него пост и повел странного человека к зданию управления КГБ с таким деловитым видом, будто сопровождать шпионов по хабаровским улицам для него было самым привычным занятием.


Знакомство Лиды Стрельченко

Во всем Сосногорске, включая его заречную сторону, не было девушки, равной Лиде Стрельченко. По крайней мере, помощник паровозного машиниста Владимир Прозоров был твердо убежден в этом. У кого еще были такие чудесные светло-карие глаза, опушенные длинными черными ресницами? Кто из девушек мог так заразительно смеяться, обнажая два ряда безупречных зубов? А ямочки на полных румяных щеках, а коса, словно корона, уложенная в несколько тяжелых колец на голове? Будь Владимир похрабрей, он давно сказал бы ей об этом. Но они одногодки, и Лида видит в нем только Володьку, друга детства, не больше, всегда готового ради нее взобраться на самое высокое дерево, прыгнуть с обрыва в реку.

А может быть, мешает их сближению то, что Владимир не умеет танцевать? Сколько раз он начинал учиться, и все напрасно. Вроде бы и нехитрое искусство, а ничего не получается. А Лида увлекается танцами до самозабвения. Она готова танцевать до утра. Вальс, фокстрот, танго, полечку — все, что угодно. И как танцует! Солистка балета! Галина Уланова! Разве полюбит она такого увальня…

Невеселые мысли эти бродили в голове Владимира Прозорова в один из субботних вечеров. Стоя в уголке клуба железнодорожников, он следил оттуда за любимой девушкой, упоенно кружившейся в вальсе.

Не один Прозоров наблюдал за хорошенькой жизнерадостной Лидой Стрельченко. С явным восхищением любовался ею голубоглазый блондин в отлично сшитом синем костюме.

Лида заметила это. Заметила и лукаво улыбнулась. Что ни говори, а в двадцать два года приятно кружить головы молодым людям!

Музыка оборвалась, и Лида упала на стул, обмахивая платочком разгоряченное лицо. Пауза длилась недолго.

— Танго! — провозгласил, выступая вперед, руководитель джаза, весь в черном, с артистической бабочкой на снежно-белой накрахмаленной рубашке. Неизвестно почему, мальчишки называли такие бабочки «собачьей радостью». Лида вспомнила это смешное название, но не успела засмеяться.

— Разрешите вас пригласить?

В почтительной и скромной позе перед Стрельченко стоял тот самый блондин, который молчаливо восхищался ею.

— Пожалуйста.

После первых же фигур Лида поняла, что ей попался настоящий танцор, не чета неуклюжим парням, которые столько раз оттаптывали ей ноги. Легко увлекая девушку, ее партнер плавно и свободно скользил в танце, словно под ногами у него был навощенный паркет, а не порядком истертый дощатый пол.

— Как вас зовут?

— Лида. А вас?

— Александр.

Оба помолчали. Маленькая рука Лиды лежала на плече мужчины. Александр бережно поддерживал девушку за тоненькую талию, не замечая ревнивого взгляда Прозорова.

— Следующий танец тоже за мной, Лида. Согласны?

— Хорошо, — просто ответила девушка.

Но станцевать им не пришлось. Едва раздались вступительные такты вальса и танцоры стали в позицию, у дверей послышался шум.

— Пошел ты!.. Я вас всех тут, гадов, окалечу!

— Ой! — испуганно прижалась Лида к Александру. — Это Васька Рябой, первый хулиган в городе. Ужас, какой сильный. Даже ребята его боятся. Говорят, у него всегда бритва с собой. Он недавно из заключения освободился и колобродит теперь. Такому разве тюрьма страшна?

Между тем хулиган растолкал молодежь у входа и выбрался на середину зала. Джаз умолк. Разыскивая себе жертву, Васька — здоровенный рябой детина — обежал взглядом девушек.

— Эй, симпатичная, сбацаем фоксик? — заорал Васька, остановив свой выбор на Лиде. — Музыка, шпарь!

Нелепо дрыгая руками и ногами, изгибаясь всем своим нескладным туловищем, Васька двинулся к Лиде. Раздался смех. И действительно трудно было удержаться от смеха при взгляде на конвульсивные корчи хулигана. Ободренный общим смехом, Васька Рябой осклабился, обнажая желтые клыки:

— Выходи, симпатичная. А ты, мразь, исчезни!

Последнее «любезное» обращение относилось к Александру, который заслонил собой девушку. Володя Прозоров кинулся было к Ваське, но тут же отлетел в сторону. Лида в страхе тянула за рукав Александра:

— Бегите, а то он вас изувечит!

— Спокойно, Лида, не бойтесь.

Александр весь подобрался, напрягся, голубые глаза зажглись холодной угрозой.

— Проваливай отсюда, приятель! Пока не поздно…

На глупой физиономии Васьки Рябого изобразилась крайняя степень изумления. Ему осмеливаются угрожать! И кто? Этот чистоплюй, франтик!..

— Я кому сказал? — повысив голос, отчеканил Александр. — Считаю до трех. Раз…

Взмахнув тяжелыми кулаками, Васька кинулся на Александра.

Не только Лида, никто из молодых парней и девушек, находившихся в зале, не успел заметить, что, собственно, произошло. Все видели только, как что-то молниеносно мелькнуло в воздухе, голова Васьки дернулась, и он всей тяжестью тела рухнул на пол.

Через пять минут подоспели дружинники, вызванные Прозоровым. Ваську выволокли на крыльцо. Оглушенный, он не сопротивлялся. Оркестр снова заиграл вальс, и танцы возобновились.

Девушки бросали умильные взгляды на Александра, но весь остаток вечера он танцевал только с Лидой. Вдвоем они вышли и на улицу. Подувала поземка. В облачном небе лишь кое-где просвечивали звезды. Глухо шумел лес на сопках, окружавших город.

— Я вас провожу домой, Лида. Можно? Где вы живете?

Всю дорогу до коттеджа, который занимала семья Стрельченко, молодые люди шли под руку, оживленно разговаривая.

— Вы работаете или еще учитесь? — расспрашивал Александр.

— Работаю. Копировщицей.

— А где?

Лида замялась.

— Секрет? Тогда не говорите, — поспешно сказал Александр.

— Нет, почему же… В почтовом ящике номер тринадцать.

— Ай-ай-ай, такую хорошую девушку запрятали в почтовый ящик, — пошутил Александр.

— А вы кем работаете?

— Всего-навсего шофером. Водилой.

— Ну зачем же так… У вас неплохая профессия, — утешила Лида своего кавалера.

— Вы так думаете? Спасибо.

— А где работаете? На станции, у железнодорожников?

— Не угадали.

— У нас? — неуверенно сказала Лида. — Но я вас почему-то в первый раз…

— Нет, нет, не у вас.

— Где же тогда?

Александр смущенно закашлялся.

— Лида, мне просто совестно. Ей-богу! Не расспрашивайте меня, — взмолился он.

Такая уклончивость разожгла любопытство девушки.

— Нет уж! Я любопытна, как белка. Говорите сейчас же!

— Хорошо. На спирто… На спирто-водочном заводе.

У Александра был такой убитый вид, что Лида расхохоталась.

— На водочном? Ой, не могу! Вы алкоголик, да?

— Что вы, Лидочка! — защищался Александр. — Просто приехал, в других гаражах работы не было. Я и поступил.

Лида смеялась до колик в боку.

— Вы меня извините, нехорошо так смеяться, но ух очень смешно вы рассказываете о своей работе!

Позже, уже в постели, обняв подушку, Лида долго думала о своем новом знакомом. Какой Саша славный! Красивый, со вкусом одет, без этой стиляжьей пестроты. Отлично танцует. Не навязчивый. Даже не пытался поцеловать ее у калитки. А какой смелый! О, с таким можно никого не бояться, даже Васьки Рябого. Впрочем Володя сказал, ему теперь срок обеспечен. Как Саша его стукнул! Интересно, придет ли Саша в воскресенье на танцы как обещал? Ему ведь далеко шагать со своего спирто-водочного. Лида фыркнула в подушку. Тоже мне, предприятие! Вот у нее…

Так, с легкой счастливой улыбкой, думая о Саше девушка и уснула в эту ночь.


Исповедь «ди-пи»

— Разрешите, товарищ полковник?

— Да, да.

На пороге кабинета Лазарева появился рослый милиционер. До отказа перетянутый широким кожаным ремнем, с выпуклой грудью, богатырь прошел к столу, обходя ковровую дорожку из опасения наследить на ней, вытянулся по стойке «смирно».

— Садитесь.

Сержант милиции осторожно присел на краешек стула.

— Ваша фамилия?

— Кондратенко, товарищ полковник! — вскакивая со стула, отрапортовал милиционер.

— Садитесь, садитесь, товарищ сержант. Рассказывайте все по порядку.

— Так что стою я, товарищ полковник, на посту, на улице Карла Маркса…

Кондратенко подробно доложил Лазареву о происшествии, которое привело его в стены управления КГБ, вручил полковнику саквояж Михайлы.

Допрос лазутчика начался в кабинете Яковлева. Допрашивал полковник Лазарев. Майор записывал показания, для полной гарантии включив магнитофон. Михайла сидел посреди кабинета, ярко освещенный настольной лампой.

Да, он американский шпион. Подлинное имя — Адам Дашкевич. Но пусть гражданин следователь отметит в протоколе, что он добровольно сдался советским властям! Родом из Сморгони. Летом 1944 года отец-полицай, когда войска 3-го Белорусского фронта приближались к Молодечно, бежал из Белоруссии в Германию и вскоре же погиб в автомобильной катастрофе.

Да, он обучался в разведывательной школе в Кауфбейрене, но дал подписку работать на Си-Ай-Си только после того, как прошел все круги ада: сначала в лагере для «ди-пи» — перемещенных лиц — около Шпрендлингена, потом подметалой в цирке Вюрцбурга и, наконец, белым рабом на банановых плантациях в Гватемале.

Да, он заброшен из Японии на подводной лодке, но единственное, что поддерживало его все последние дни, была надежда порвать с Николаем Ивановичем и Аро, скрыться от них, начать новую, честную жизнь. И сейчас он готов указать, где закопал рацию, сообщить о благополучном приезде, описать внешность своих сообщников, опознать их, когда они будут схвачены (если они еще не в руках гражданина полковника), подробно рассказать о приметах места, где закопаны скафандры и другое снаряжение. Он виноват, пусть его накажут. Но он очень просит гражданина полковника сохранить ему жизнь. Видит бог, он не враг своего народа, он просто глубоко несчастный человек, щепка в руках безжалостной судьбы.

Лазарев дал выговориться Дашкевичу до конца, не перебивая горячечный поток слов ни единым вопросом. Многолетним опыт работы в органах госбезопасности приобретенная интуиция подсказывали полковнику, что этот едва сдерживающий рыдания белорус не лжет что он сломлен до конца, готов на все ради возвращения к жизни.

Дашкевич умолк. Смигивая слезы, с робкой надеждой во взгляде, он с замиранием сердца ждал, что скажет ему суровый кряжистый полковник. В комнате стало так тихо, что отчетливо слышалось поскрипывание пера: Яковлев дописывал последнюю фразу.

— Куда направлялась ваша группа? — спросил Лазарев. — С каким заданием? Вы не сказали самого главного.

— Не знаю. Перед отправкой мне приказали только выполнять любые распоряжения Николая Ивановича.

— Послушайте, Дашкевич, — сердито повернулся на стуле Лазарев, — если вы думаете…

— Господом богом клянусь, гражданин полковник, — для большей убедительности крестясь, перебил Лазарева Адам Дашкевич, — не знаю. Если бы я знал!.. Николай Иванович ни словом не обмолвился, куда, зачем нас послали. Голову даю наотрез — этого и Аро не знает. Мне приказано только передать радиограмму о приезде группы в Хабаровск, на несколько дней поступить тут на работу, получить хабаровскую прописку, а потом явиться к Аро.

— Хорошо. В таком случае: где вам назначена явка для встречи с Аро?

— В Н.

Дашкевич назвал крупный город в Сибири.

— Где? — невольно переспросил Лазарев. Несмотря на всю свою выдержку, он изменился в лице. Яковлев положил авторучку и бросил быстрый укоризненный взгляд на своего начальника.

— Да, в Н., — подтвердил Адам Дашкевич. — Там каждое четное число, с десяти до двенадцати часов дня сидеть на привокзальной площади. Можно подходить к ларькам, киоскам, но опять возвращаться на скамейку. Если я буду находиться под контролем чекистов, то обязан завязать уши шапки наверху тесемкой. Ко мне подойдет Аро и передаст новые распоряжения Николая Ивановича.

— Это все?

— Да.

— Когда выходите на связь с центром?

— Ежедневно в двадцать два по Гринвичу.

Допрос закончился лишь глубокой ночью. Лазарев нажал кнопку звонка:

— Уведите задержанного.

Едва за Дашкевичем закрылась дверь, Лазарев снова возбужденно заговорил, обращаясь к майору:

— Вызовите Москву. Немедленно.

— Вы верите Дашкевичу? — скептически поджал губы Яковлев.

— Да, — убежденно ответил Лазарев. — По крайней мере, в главном. Это еще один из тех запуганных россказнями о «зверствах красных», вконец запутавшихся людей, которых вражеская разведка засылает в нашу страну.

— А не провокация ли это? — настаивал майор. — Вы не допускаете мысли, что сдача Дашкевича — заранее разработанный хитрый ход в игре? Нам подсовывают пешку, чтобы направить по ложному следу, выиграть время!

— Разумеется, Виктор Васильевич, мы проверим каждое слово Дашкевича, — мягко возразил Лазарев. — Но заметьте, что пока его показания точно совпадают с тем, что сообщил нам Кванда. А это весьма существенно. Согласны? Ведь Дашкевич не подозревает, что Кванда у нас. Он расстался с ним в глухой тайге, за сотни километров отсюда, убежден, что после выздоровления охотник снова отправится на добычу зверя. Вот так. А сейчас наш долг безотлагательно известить обо всем Москву. И генерала Сидорова. Похоже, что наши гости переместились в его хозяйство. А может быть, они идут еще глубже? Почем знать!

Как будто отвечая на слова полковника, в углу на столе мелодично и прерывисто зазвенел телефон.

— Иван Никитович, Москва, — поспешно поднимая трубку и протягивая ее полковнику, произнес Яковлев.

В немногих словах Лазарев доложил обстановку, результат допроса, намеченный план действий.

— Считаю необходимым создать заслон вокруг шестого хозяйства. Если гости еще в пути, перехватить их. Если прибыли — не выпустить дальше на запад. Утром выезжаю с первым гостем в лес. В ближайшие дни рассчитываю добраться до приморской базы гостей. Жизнь охотника Кванды вне опасности, но ногу пришлось отнять.

Переговорив с Москвой, Лазарев повернулся к Яковлеву.

— Готовьтесь к поездке, товарищ майор. Поручаю вам выпустить Дашкевича на условленную явку. К концу дня я рассчитываю вернуться с ним из Корфовской.

— Слушаюсь.

Сегодня утром Дашкевич радирует о своем прибытии в Хабаровск. На месте явки ему следует быть через десять дней. Так что времени на подготовку ее у вас хватит.

Яковлев вышел, а Лазарев вызвал машину из гаража, приказал снова привести Дашкевича. В ожидании машины Иван Никитович погасил свет в кабинете, отдернул тяжелую штору и распахнул створки окна. Холодный предутренний воздух приятно освежил лицо.

Почти физически Лазарев ощущал, какое бремя ответственности навалилось на его плечи. Это чувство не было непривычным, но всегда оставалось острым и тревожным. Каждый час свободы вражеских лазутчиков мог обернуться неожиданной железнодорожной катастрофой, гибелью сотен ничего не подозревающих людей, грохочущим взрывом завода, моста, порта. А могло произойти и другое, не менее страшное несчастье. В каком-нибудь конструкторском бюро страны выпуклый стеклянный глаз вражеского фотоаппарата на мгновение уставится на чертежи нового танка, самолета, орудия.

В годы Великой Отечественной войны Лазарев боролся с врагом в подполье Донбасса, оккупированного фашистами. Тотчас после освобождения Украины Иван Никитович возвратился в органы государственной безопасности. Полковник был опытным чекистом, отлично представлял значение своей работы для государства и в душе гордился, что стоит на таком важном участке фронта борьбы с врагами Родины.

Многолетнее общение с темными сторонами жизни не сделало бывшего пароходного машиниста, старого члена партии пессимистом. И сейчас Иван Никитович с радостью отметил про себя, что сдача американского агента — факт, ранее исключительный, почти невозможный, уже второй с начала года. Как видно, все меньше становилось людей, готовых таскать из огня жареные каштаны для Си-Ай-Си. Добрый признак!

Но два других врага еще на свободе. Как их обезвредить? Плохо, что они успели проникнуть в глубь страны. Еще хуже, что Дашкевич, по-видимому, действительно не осведомлен о задании группы, географическом пункте, где она должна действовать. Решающей будет явка, на которую придет Аро. Он связан с вожаком группы. Через Аро можно будет дотянуться и до Николая Ивановича, последнего члена вражеской группы. Только бы не оборвать эту ниточку!

Внизу послышалось ворчанье автомобильного мотора. Лазарев захлопнул окно, застегнул воротник. За работу!


В петле

В камере Адам Дашкевич лег на жесткий матрац, но сон не приходил. Уставившись в темноту широко раскрытыми глазами, перебирал в памяти подробности допроса, выражение лиц чекистов. Что предстоит ему? Неизвестно. И все же раскаяния в решительном шаге не было. Будь что будет. Любое лучше, чем лапы американской разведки.

Вспомнилась вся прошлая жизнь с того злополучного дня, когда вместе с отцом он бежал в Германию.

Колючая проволока лагеря для «ди-пи», зловонные бараки, гороховая похлебка. Лекции и многокрасочные журналы с фотографиями ужасных пыток, которым подвергаются доверчивые простаки, возвратившиеся в Советский Союз. Жирная елейная морда Бронюса Варанаускаса из ЦОПЭ — Центрального объединения политических эмигрантов. Он обещал свободу, работу, деньги. Надо только — пустяк! — выступить один раз по радио. «Дом дружбы» на Георгплатц в Мюнхене. Выступление перед микрофоном по составленному кем-то тексту — первый самостоятельный шаг по длинному пути предательства…

Вместо обещанной работы — спекуляция на черном рынке американскими сигаретами «Честерфильд» и «Кэмэл», шнапсом. Впрочем, была и работа — рассыльным в Бад-Рейхенхалле, в центре по запуску воздушных шаров с фотоаппаратурой и антисоветскими листовками. Работа кончилась очень быстро, как только Адам осмелился назвать своего шефа по фамилии, без почтительной приставки «герр».

Дальше — уборка навоза в цирке. Рабство вместе с индейцами и метисами на плантациях «Юнайтед фрут компани» под всесжигающим обезумевшим солнцем. Раскаленная белая пыль бесконечных дорог, укусы насекомых, кустарники, кишащие ядовитыми змеями, дырявые шалаши и работа… Работа без отдыха, нескончаемая, отупляющая. После нее даже предложение завербоваться в разведку показалось не петлей, а лучом надежды.

Так началось обучение радиоделу, тайнописи, шифровке, топографии, фотографированию. Стрельба на звук, навскидку, не целясь. Бесшумная ходьба ночью по валежнику, разжигание бездымных костров. Прыжки с парашютом. Наставления: глаза всегда должны говорить то же, что и язык; чрезмерная вежливость так же опасна, как и развязность; никогда не выказывать собеседнику свою заинтересованность в получаемых сведениях; знакомиться предпочтительно с официантами ресторанов, кафе, с фотографами, парикмахерами — к ним ходят десятки людей; не ночевать в гостиницах, на вокзалах, искать частное жилье; не выделяться одеждой, манерами среди окружающих; помнить о мелочах — именно они чаще всего губят разведчика.

Дашкевич прерывисто вздохнул, заложил руки под голову. В памяти ожили картины последних суток, проведенных в Японии.

За стеклом автомобиля мелькали поля поливного риса, работающие на них крестьяне в соломенных шляпах. Не замедляя хода на мостах, шестиместный «шевроле» проносился через деревушки, утопающие в зарослях сакуры — японской вишни.

К концу дня «шевроле» въехал в Токио. Шины легко засвистели по асфальту проспектов, застроенных громадными железобетонными зданиями контор, банков, многоэтажных складов. На самой оживленной торговой улице Гиндза «шевроле» попал в автомобильный затор. Машины всех марок и цветов двигались одной сплошной лавиной, подолгу стояли перед светофорами. Только выбравшись из центра, «шевроле» снова набрал скорость. Внизу, под мостами, в каналах стояла тяжелая маслянистая вода с радужными разводами, в иле белели консервные банки.

На вокзале Дашкевич и его молчаливые спутники пересели на поезд. То выскакивая на виадук, то ныряя в туннель, поезд понес их на север. В Аомори, уже ночью, состав вкатился на железнодорожный паром. Запахло морем, рыбой. Совсем рядом в воде пролива Цугару отражались огни кавасаки, джонок, сампанов. Откуда-то доносилась заунывная песня японских рыбаков. У Дашкевича тоскливо сжалось сердце. Куда его везут? Неужели это начало пути в Россию?

От Хакодате, переправившись на остров Хоккайдо, поезд снова побежал по рельсам. Но на этот раз недолго. На какой-то маленькой станции все вышли из вагона. У перрона уже ждал закрытый «бьюик». Дашкевич приготовился лезть в машину, но один из его спутников грубо остановил белоруса. Дашкевичу плотно завязали глаза.

Автомобиль рванулся, и через час снова запахло морем, водорослями. Дашкевич услышал торопливый плеск волн. В лицо пахнуло холодом. Где-то вблизи громко цели «гэта» — сандалии на деревянной подошве. «Носильщики», — догадался Дашкевич.

— Давай сюда! — раздался хриплый голос.

Дашкевич почувствовал, что его ведут куда-то вниз по гибким сходням. Потом под ногами загремело железо. Еще вниз — по отвесной лесенке. Вправо — по тесному проходу, влево, еще влево. Стоп!

Повязка слетела с глаз. Ослепленный ярким светом, Адам Дашкевич не сразу рассмотрел, что его окружает. В крохотной каютке — одна над другой — три койки. Привинченный к полу столик. За ним сидят трое: начальник разведывательной школы в Кауфбейрене Мартин Хорвитц, голубоглазый красивый блондин и смуглый человек, похожий на армянина либо грузина.

Хорвитц не стал тратить время на приветствия, осведомляться о самочувствии Дашкевича и прочей чепухе.

— Вот ваш начальник, Николай Иванович. Повинуйтесь ему, как богу. Все, включая вашу драгоценную жизнь, отныне принадлежит ему. Пойдете втроем в Советы. Будете делать, что прикажет Николай Иванович. И помните, что я вам говорил: по возвращении в Штаты вы — обеспеченный человек. Можете начинать свой бизнес. Надеюсь, что, став миллионером, вы не перестанете меня узнавать? — Хорвитц захохотал, обнажив широкие желтые зубы заядлого курильщика. — Желаю удачи. Такие парни, как вы, справятся с любым заданием.

Хорвитц кивнул и вышел. Почти тотчас же глухо застучали дизеля. Судно двинулось в путь. По виду каютки, с задраенным люком, ее особой расчетливой тесноте, по плеску волн у самого уха Дашкевич догадался, что он находится на подводной лодке. Значит, он не ошибся. Приближается развязка.

За все время короткого перехода через Японское море к советским берегам Дашкевич не видел никого из команды подводной лодки. Аро почти беспрерывно спал Николай Иванович решал шахматные этюды, не обращая на своих помощников никакого внимания.

…Скрип засова оборвал воспоминания Дашкевича.

— Выходите!


Сын эфира

Лазарев сел рядом с шофером. Дашкевич поместился между двумя сопровождавшими его сотрудниками. Шофер вывел ЗИМ со двора, повернул на юг.

До самой Корфовской ехали молча. Стрелка спидометра не спускалась ниже шестидесяти километров. Пока свернули в лес, по указанию Дашкевича, пока колесили по заросшим глухим проселкам, совсем рассвело. Оставив машину у края оврага, все трое спустились в него.

Адам Дашкевич отсчитал восемнадцать шагов вниз по руслу ручья от кривой двустволой березы, взял вправо на шесть шагов и опустился на колени, внимательно разглядывая землю.

— Здесь!

Через несколько минут портативная радиостанция была извлечена из земли. Дашкевич стряхнул песок с целлофанового чехла, расстегнул застежку «молнию», развернул сначала прорезиненную ткань, затем промасленную бумагу, в которую была бережно упакована рация; вынул карту края, отпечатанную на тонком шелке, шифровальный блокнот и вопросительно поднял глаза на полковника.

— Какой порядок передачи установлен для вас? — спросил Лазарев.

— Вызывать центр одну минуту, потом переходить прием. Повторять вызов каждые четыре минуты. Прежде всего сообщить количество шифрованных групп. Обозначение в начале передачи: «Сын эфира». Если в конце сообщения указывается: «От Михайлы», это значит, что я нахожусь под контролем советской контрразведки, если просто «Михайла» — все в порядке. В сообщении хотя бы одно слово должно быть из двадцати слов, занесенных в карточку центра. Если его нет — сообщение фальшивое, передано не мной.

Лазарев взглянул на часы.

— Разворачивайте рацию.

Дашкевич послушно установил рацию, заземлил ее, набросил на куст антенну и включил батарею. Глазок индикатора засветился. Лазарев с удивлением рассматривал рацию. Такой он еще не встречал, В корпус передатчика был вмонтирован магнитофон.

Лазарев был далек от самоуверенной мысли, что ему известны все возможные уловки врага для передачи сообщений. Он по достоинству оценивал опытность и изобретательность противника. «Необычный передатчик! Возможно, радист и сам не знает о его новизне?» Подумав об этом, полковник удержался от вопроса, который вертелся у него на кончике языка, вытащил свой блокнот, нашел нужную запись.

— Повторите, какое сообщение приказал вам передать Николай Иванович после благополучного приезда в Хабаровск?

— «Прибыли назначению пунктуально. Выезжаем дальше. Встречаемся условленном месте. Михайла». «Пунктуально» — слово из карточки центра.

— Так. Вот ваша шифровка. Выходите на связь.

Как только стрелки часов показали девять, Дашкевич надел наушники и дробно застучал ключом. После нескольких проб он поднял голову:

— Радиооператоры разведцентра готовы к приему, гражданин полковник, — приглушенным голосом, словно его могли подслушать, доложил Дашкевич.

— Передавайте.

Оставив ключ в покое, включив магнитофон, Дашкевич внятно прочитал шифровку, потом соединил магнитофон с передатчиком, и лента магнитофона побежала с удесятеренной скоростью.

Лазарев понял новую уловку врага. В эфир несутся сплошной визг и свист, напоминающие характерные электрические разряды. Никакое подслушивание ничего не даст. Больше того, радиопеленгаторщики даже не подумают пеленговать этот хаос звуков. Вражеский радист не рискует ничем. Только записав его шифровку на магнитофоне и прослушав ее в замедленном темпе, можно установить текст передачи. «Хитро придумано!» — оценил новый прием Лазарев.


На живца

Длинная стрелка привокзальных электрочасов обежала полный круг, короткая подползла к цифре «11», Адам Дашкевич успел порядком продрогнуть, а Аро все еще не подходил к нему.

Несколько раз Дашкевич вставал, покупал то горячий пирожок, то бутерброд, снова возвращался на свою скамью, напротив вокзала. Аро не появлялся.

Со стороны казалось, что на скамейке терпеливо ожидает поезда один из многочисленных пассажиров, любитель свежего воздуха. Но несколько пар глаз, не отрываясь, наблюдали за каждым его движением.

Пристально смотрел на него и Аро.

Задолго до этого дня он обдумал, как встретиться радистом, не подвергая себя риску. Даже Михайла не узнал бы Аро в толстоносом пожилом человеке. Черная борода. Мохнатые брови. В правой руке — костыль. На голове — серая меховая шапка. Ни дать, ни взять — престарелый колхозник.

Местом наблюдения Аро избрал промтоварный магазин неподалеку от скамьи, на которой сидел Дашкевич. Отсюда радист был виден отлично. Едва магазин открыли, Аро вошел в него с толпой покупателей и сейчас стоял у оконной витрины.

Накануне он установил, что позади прилавков есть коридор, выходящий во двор, а обойдя вокруг магазина, удостоверился, что проход со двора ведет задами к кривому переулку, спускающемуся к реке. Лучшего места нечего было и желать. Даже в случае оцепления района оставалась надежда ускользнуть дворами.

Тогда же Аро тщательно, но незаметно осмотрел всю привокзальную площадь, запомнил лица продавцов всех ее шести ларьков и киосков, шоферов немногочисленных такси. В цепкой натренированной памяти агента зафиксировались фасады домов, окна, ограды.

Сейчас он напряженно размышлял. Ему предстояло решить трудную задачу.

Михайла явился вовремя. Конечно, он еще не знает, что вместо Хабаровска ему предстоит поселиться в Обручеве. Шеф почему-то изменил свои первоначальные планы. А может быть, нарочно дезориентировал Михайлу, чтобы замаскировать подлинный пункт назначения.

Уши меховой шапки Михайлы опущены, значит, чекисты не контролируют радиста. С этой стороны все в порядке. Что же тогда тревожит?

Чем больше вглядывался Аро в Михайлу, тем подозрительнее ему казалось поведение и весь внешний облик радиста. Слишком свободна поза, в которой он сидит! Не чувствуется в ней собранности, скрытой настороженности, естественной для человека, пришедшего на опасную встречу.

И не только облик радиста тревожил Аро. В киоске «Союзпечати» — новый продавец. В одном из такси не горит зеленый огонек. Занято? Почему так долго?

Дашкевич повернулся, и Аро увидел его лицо. Глаза неподвижны, углы рта опущены. «Взят? Ах, сволочь, и шапку не завязал. Продался! На живца берут? Не выйдет!» У Аро глухо, толчками забилось сердце.

Перейдя к другой витрине, Аро снова впился взглядом в Михайлу, лихорадочно соображая: «Уходить? Лишиться связи с центром? А что скажет шеф? Может быть, это все мое воображение, нервы. Эта размазня просто выдохлась. Но лицо, лицо… И такси, продавец…»

Аро не пренебрегал предчувствиями. Несколько раз в его жизни они поразительно оправдывались. А сейчас внутренний голос особенно настойчиво говорил о грозной опасности. И Аро перестал колебаться.

— Девушка, я могу повидать заведующую? — спросил агент у молоденькой продавщицы.

— Пожалуйста. Позвать вам?

— Не беспокойтесь. Я сам пройду. Разрешите?

Зайдя за прилавки, Аро нашел в коридоре нужную дверь. Толстая заведующая в сером халате сидела среди пустых деревянных и картонных ящиков и что-то прикидывала на счетах.

— Товарищ заведующая, я что хотел спросить: у вас, случаем, сторож в магазин не требуется?

— Своих хватает, — отрезала заведующая, даже не подняв головы.

— Жалко. Ну что ж делать. Извиняйте.

— На здоровье.

Аро попятился, прикрыл за собой дверь и по коридору вышел во двор. «Спокойно. Не ускорять шаг. Теперь сюда…».

Выбравшись на берег реки, сделав большой круг, Аро оставил далеко позади опасный район. Теперь предстояло выехать из города. Кто знает, не стерегут ли его на железнодорожном вокзале, и в речной пристани, в аэропорту, на всех дорогах, выходящих из города. Полагаться только на перемену внешности казалось опасным. Уж, конечно, Михайла сообщил чекистам все его приметы.

Поразмыслив, Аро решил подняться вверх по реке на лодке до ближайшей пристани, там пересесть не пароход, идущий в верховья реки, затем автобусом добраться до железной дороги намного западнее города, где его подстерегают, и лишь дальше ехать поездом. Кружной, долгий, зато наиболее безопасный путь.

План удался блестяще. Высадившись ночью с моторки на маленькой захолустной пристани, Аро утром пересел на пароход.

Красавица река прорывалась сквозь гранитные скалы, присмиревшая, текла у подножия головокружительные обрывов. Свинцовая вода, по которой уже кое-где плыла первая шуга, мощно проносилась мимо изумительных по красоте берегов. Столетние сосны держали на своих кронах низкие облака. Аро не видел ничего. Он безвыходно сидел в каюте.


Под белой фатой

Александр не только пришел в воскресенье на танцы, но и снова проводил Лиду Стрельченко до ее коттеджа и даже предложил посидеть на лавочке. Девушка явно нравилась ему. Весь вечер он танцевал только с Лидой не отходил от нее ни на шаг, вызвав этим новую вспышку бессильной ревности у Владимира Прозорова.

Встречи продолжались. Через две недели Лида считала Сашу лучшим и верным другом. Дошло до того, что она поверяла ему свои маленькие девичьи секреты. Александр тоже рассказал девушке о себе. Не скрыл даже того, что уже был женат, но неудачно: жена вскоре умерла. Старики скончались еще во время Великой Отечественной войны там, где и весь век прожили, в колхозе.

Минула еще неделя, и Лида решила познакомить Александра с родителями. Судя по всему, Саша не просто ухаживал за ней. Правда, он еще не сделал Лиде формального предложения, но вполне прозрачно намекнул, что у него самые серьезные намерения.

Для такого торжественного случая Александр надел свой лучший костюм, тот самый, синий, в котором Лида впервые увидела его, купил новый галстук, до блеска начистил ботинки, заменив ими валенки.

— Хочу понравиться твоим родителям, — наивно признался он.

Весь вечер Александр говорил мало, дельно, вел себя очень скромно и с такой явной любовью следил глазами за Лидой, что совсем очаровал ее мать Елену Афанасьевну. Старый конструктор Сергей Петрович Стрельченко иначе отнесся к гостю. Ему не понравилось скороспелое увлечение дочери, и глава семьи держался подчеркнуто сухо.

Однако даже Сергей Петрович, после того как Александр ушел, проиграв ему две партии в шахматы, отведав вишневого варенья и немножко покружившись с Лидой под радиолу, вынужден был признать:

— Парень хоть и смазливый, как рождественский ангелок, но не дурак. Лучше, чем я ожидал.

Стрельченко был человеком справедливым.

Морозы еще не окрепли, вечерами стояла тихая безветренная погода, и Лида подолгу гуляла с Александром Горюновым по улицам Сосногорска. Согревая руки Лиды в своих теплых ладонях, Саша ласково говорил ей в маленькое ушко те самые слова, которые так любят слушать девушки.

В своих ночных странствиях молодые люди выходили за город, спускались на лед Сосновки, забирались даже в окружающий лес. Вдвоем с Сашей Лида не боялась ничего. В ее глазах он был настоящим рыцарем: смелым, пылким, но послушным каждому ее желанию.

Наконец Саша произнес слова, которых Лида давно уже ожидала от него, и преподнес ей дорогой шоколадный набор. Елена Афанасьевна обрадовалась, даже чуточку всплакнула от избытка чувств. Сергей Петрович долго пытался убедить дочь, что нельзя делать такой решительный шаг в жизни, зная человека меньше одного месяца, что можно жестоко ошибиться. Но Лида, первый раз в жизни, твердо стояла на своем.

— Ты несправедлив к нему, папа! — горько всхлипывала она, размазывая слезы по щекам. — Тебе просто досадно, что он не инженер, не врач, а шофер, простой рабочий. Но ты сам всегда учил меня, что в нашей стране рабочий — самое почетное звание. И Саша кончил семилетку, культурный, начитанный, танцует, поет… Да еще учиться будет дальше. Он мне сам обещал.

Три дня в доме Стрельченко все стояло вверх дном. Лида и Елена Афанасьевна объединились и не давали покоя Сергею Петровичу, пока он не сдался:

— Пропади оно все пропадом! Женитесь, разводитесь, раз уж выжили окончательно из ума. Ну, Лида — ребенок еще, не отдает отчета в своих чувствах. А ты, мать… Эх!.. На что ты ее толкаешь?

— Ах, Сережа, но ведь они любят друг друга!

— Любят?! Да ты… Ладно, делайте по-своему, но знайте, я вам не потатчик!

Свадебный вечер был омрачен: Сергей Петрович сказался больным. Но новобрачные так откровенно сияли, стол так ломился от вин, водок, мясных, рыбных, сладких и прочих блюд, что вскоре же веселье стало общим.

Горюнов, по его словам, не успел обзавестись близкими друзьями и никого не позвал на свадьбу. Зато Лида пригласила всех своих сослуживцев по конструкторскому бюро и друга детства Володю.

Прозоров не хотел идти на торжество противника, но нашел в себе достаточно мужества и благородства, чтобы подавить ревность. Что поделаешь, Лида любит не его, а Сашку. И надо быть справедливым: Горюнов достоин ее любви. Вдобавок он не кружит голову девушке, а женится на ней, как подобает честному человеку. Как же отказать Лиде в такой день, огорчить ее?

Выдержки Прозорова хватило ненадолго.

— Горько-о-о! — провозгласил, поднимаясь с бокалом игристого донского, конструктор Викентий Осипович Павлищев. Широколицый, с длинным хрящеватым носом, редкими прилизанными рыжими волосами на шишковатом черепе, он не отличался красотой, а Владимиру показался даже отвратительным. «Облизывается, словно ему целоваться!» — с ненавистью подумал Прозоров.

Александр Горюнов, вопросительно улыбаясь, взглянул на Лиду. Она послушно подняла разрумяненное хорошенькое лицо, обрамленное свадебной белой фатой. Горюнов нагнулся и по-хозяйски крепко, не торопясь, поцеловал жену в губы.

Прозоров скрипнул зубами и выскочил из-за стола. В прихожей он разыскал свое пальто, никем не замеченный, вышел на крыльцо. Морозный воздух обжег лицо, захватило дыхание.


Любящий муж

Проходили дни, а Саша Горюнов оставался таким же внимательным и нежным, как до свадьбы. Иногда Лиде даже казалось, что он стал еще больше любить ее.

Молодые получили отдельную однокомнатную квартиру, обставили ее недорогой мебелью и зажили самостоятельно.

Едва закончив работу, Александр приходил из гаража, с аппетитом ужинал и подсаживался к жене. Лаская ее, он перебирал волосы Лиды, разглаживал пальцем брови на белом лбу молодой женщины, потом страстно целовал ее глаза, губы, ямочки на щеках.

Позже, лежа в постели, молодожены подолгу разговаривали.

— Знаешь, Лидок, — говорил Александр, — я хочу перейти к вам на работу. Тройной расчет. Первое — буду чувствовать себя еще ближе к тебе, второе — там заработок выше, а я ведь теперь как-никак семейный человек! — Александр шутливо теребил жену за нос.

— А третье?

— А третье — мне надо учиться. Для этого нужно время. А в нашем гараже бестолковщина. Готовы днем и ночью машину гонять.

— Чем же я тебе могу помочь?

— Поговори с отцом. Пусть замолвит словечко в отделе кадров. Ведь в ваш почтовый ящик не каждого берут. А с Сергеем Петровичем там считаются, верно? Только проси от себя. Он на меня дуется, не знаю, почему.

— Хорошо, — охотно согласилась Лида. — А теперь поцелуй меня еще раз. Нет, вот сюда…

На следующий вечер Александр просил:

— Расскажи мне, с кем ты проводишь день? Кто вместе с тобой работает?

— Ну, Саша, у нас там полно народу. Зал большой.

— Наверное, и молодых людей много?

— Уже ревнуешь? — довольная силой чувства, которое она внушала мужу, кокетливо улыбалась Лида. — Нет, молодежи мало. Все больше старики.

— А этот, носатый, Павлищев, что ли, тоже с тобой сидит? Даже рядом? Вот видишь… Как он на нашей свадьбе облизывался! Сразу видно — жуткий бабник.

— Ой, Саша, да кто ж на такую обезьяну посмотрит? Не смеши меня!

— Не смеши… — ворчал Александр. — Я, Лидочка, не ревную тебя к нему, конечно, но все, знаешь, как-то неприятно думать, что он целый день рядом с тобой. Глаз, поди, не сводит… У тебя на столе телефона нет?

— Нет. Телефон у Павлищева. А что?

— Какой номер? Хоть и неприятно, что он трубку поднимет, но иначе тебе ведь не позвонишь.

— Знаешь, Сашок, наши телефоны засекречены, — смущалась Лида.

— А если срочное что-нибудь, очень важное. Вдруг авария с моей машиной случится, в больницу попаду…

— Что ты говоришь, Сашенька! — пугалась Лида. — Ну, в случае чего… звони по телефону 2–34–46. Только не называй себя, не говори, откуда звонишь. Я тебя по голосу узнаю.

— Понятное дело. Будь спокойна, не подведу. Это я так, на аварийный случай.

Еще через день Александр, посмеиваясь, говорил жене:

— Воображаю, как у вас поджилки у всех трясутся, когда главный конструктор является. Грозный ваш начальник?

— Это Рампиловский-то? Наоборот, очень вежливый, выдержанный такой. Со мной, мелкой сошкой, и то за руку всегда здоровается. Как-то пришла я к нему в кабинет…

— Ты у него даже в кабинете была? Ай да Лидок! — с уважением качал головой Александр. — Вот где роскошь, верно! Мягкая мебель, ковры, цветы, диваны…

— Ничуть. У него очень простая обстановка. Вот так стол стоит, вдоль стен — стулья в два ряда, а здесь — сейф.

— Не сейф, наверное, а страшилище? Я как-то, Лидочка, кино смотрел. Заграничный фильм. Так вот там понакручено на сейфе… Звуковая сигнализация — только тронь дверку, заревет, будь здоров! Световая сигнализация, киноаппарат — фотографировать каждого, кто открывает сейф, фотоэлементная защита…

— На сейфе Рампиловского тоже какая-то штучка наверху. С глазком.

Наступил вечер, когда Горюнов спросил жену:

— Слушай, Лидок, но что ж это за предприятие у вас? Ехал я вчера мимо: тройная вахта, охрана на вышках, пулеметы, прожектора, собаки…

— Сашенька, — умоляюще сказала Лида. — Не спрашивай меня. Это совершенно секретно. Я и так слишком разболталась с тобой.

Горюнов отодвинулся от жены. При слабом свете ночника Лида увидела нахмуренное лицо мужа.

— Как хочешь, Лида, — ледяным голосом сказал Александр. — Дело твое. Можешь и не говорить. Мне вообще-то это ни к чему. Просто хотелось знать, где работает жена. Но как-то дико слышать от тебя, самого близкого человека на свете… — голос Александра задрожал, — …такие слова. Ты что ж, мужу не доверяешь? Но тогда как жить с человеком, которому не веришь, от которого надо в чем-то таиться? Наконец, ты же знаешь, я сдал документы на проверку, скоро сам буду работать у вас. Так в чем же дело? Когда я ухаживал за тобой, помнишь, я не спрашивал ни о чем. Но теперь другое. Я муж. А между мужем и женой не может быть никаких секретов. Ты хочешь, чтобы я не знал, где работает моя жена, с кем дружит, что делает…

— Но, Сашенька, пойми, это ж не мой секрет, — сквозь слезы сказала Лида, — это государственная тайна!

— А! Подумаешь, «государственная тайна». У нас привыкли туман напускать, играть в секретность. Наверное, всего-навсего заводишко какой-нибудь артиллерийский или танковый полигон.

— Нет…

Лида молча плакала.

— Что с тобой, ты плачешь? — вдруг переменил тон Александр. Куда девалась его суровость! В голосе зазвучало глубокое раскаяние. — Прости меня, Лида, голубка! Зря я тебя расстроил. — Горюнов нежно обнял жену за плечи, жаркими поцелуями осушил ее глаза. — Ну, не буду больше, не буду. Вот никак не думал, что такой пустяк тебя взволнует. Да провались оно все на свете! Было бы из-за чего слезки лить! Мне просто обидно показалось, что ты со мной не откровенна, вот я и начал настаивать. Конечно, глупо это, признаюсь…

Лида не выдержала, тоже обняла мужа. Примирение состоялось полное.

В конце дня Александр вернулся из гаража веселым, добродушным, как всегда.

— Видишь, Лидусь, — мягко упрекнул жену Горюнов, — ты вчера целую сцену мне закатила, а ребята в гараже сами все рассказали.

— В каком гараже?

— В вашем. Вернее, ребята из вашего гаража. Мы на погрузке встретились. Они ведь знают, что я перейду к ним, и рассказали: у вас при научно-исследовательском институте экспериментальный ракетодром, на нем испытываются межконтинентальные баллистические ракеты. Только и всего.

— Только и всего?!

Лида чувствовала себя вконец сбитой с толку. Секрет государственной важности, который она утаила от любимого мужа, с такой легкостью выдан шоферами из их гаража едва знакомому человеку? Что же это такое? Или она в самом деле придает непомерное значение секретности своего предприятия?

— Только учти, Лидок, никому ни слова! — предостерегающе помахал пальцем Горюнов. — А то ребятам может быть неприятность. Да и мне… У нас ведь как? Есть сверхбдительные дураки. Спроси у такого: «Где это самолет шумит?», а он тебе: «Вы что, аэродром ищете?» Начитается человек детективов, и везде ему шпионы чудятся. Вообще лучше никому, даже маме с папой, не рассказывай, чем мы с тобой наедине делимся. Спокойней и нам, и им. Болтовня до добра не доводит. Согласна?

— Согласна, — ответила Лида, не замечая, что логика рассуждений мужа хромает на обе ноги. Скрытность жены оскорбила Сашу, а их разговоры он запрещает пересказывать даже родителям. «Болтовня до добра не доводи!», а сам с явным удовольствием слушает ее рассказы.

Радость примирения затмила собою все. А Горюнов уже вытаскивал из кармана сразу две плитки шоколада.

— Мы прогорим до получки! — пугалась Лида.

— Не бойся, — ласково обнимал жену Александр, вкладывая ей в рот кусочки шоколада, целуя в губы после каждой порции. — Я сегодня одного важного толстяка с кучей чемоданов на вокзал подбросил.

— Нехорошо это, «налево» зарабатывать.

— Пустяки. Не каждый же раз. И по пути. Да, кстати, как с моим оформлением, не знаешь? Двигается?

— Вчера опять просила папку. Отказал, вредный. Но я сама заходила к начальнику отдела кадров Петухову. Сказала, что ты мой муж, зять старшего конструктора Стрельченко. Он ничего не обещал, но считает, что скоро проверка закончится.

— Скорей бы! Надоело спирт возить.


В светском обществе

Майкл родился в семье выходца из Ирландии калифорнийского фермера Джеральда Дрю восьмым. Ни отец, ни мать не желали увеличения своего многочисленного потомства, но Майкл не побеспокоился спросить разрешения у своих уважаемых родителей. Он просто родился — и все тут.

По местным масштабам Джеральд Дрю был богатым фермером. Но что значило его состояние по сравнению со сказочным богатством их дальних родичей по материнской линии Джилкристов! Они не принадлежали к числу знаменитых «шестидесяти семейств» Соединенных Штатов Америки и даже к второстепенным миллиард рам. Тем не менее Джилкристы были миллионерами. Об их дворце в Лос-Анжелосе, загородных поместьях, яхтах, поездках в Африку на охоту за львами, в Биаррицу на дых в семье Дрю ходили бесконечные россказни. С младенческих лет Майкл впитывал в себя восхищение перед богатством Джилкристов, преклонение перед Всемогущим Долларом.

По вечерам, закончив объезд своих владений, сменив грубую шерстяную фуфайку на домашнюю пижаму и с наслаждением протянув ноги к горящему камину, Дрю-старший начинал:

— Чертовски здорово живут Джилкристы! Вчера мне рассказали: они внесли в благотворительный фонд Карнеги еще сто тысяч долларов. И для них это — раз плюнуть. Еще бы! Одних федеральных и местных налогов они платят в год больше миллиона долларов, Когда старик выдавал свою племянницу Сузи замуж, он устроил обед на шестьсот персон. Гости ели, сидя на лошадях верхом. Сигареты были завернуты в десятидолларовые банкноты. А из свадебного пирога выскочила почти голая певичка!

— Джеральд, что ты говоришь детям! — пыталась остановить мужа дородная миссис Марсия Дрю.

— Пустяки, — отмахивался дымящейся трубкой достопочтенный фермер. — Пусть знают, как живут настоящие американцы. Я слыхал, стены в ванной комнате миссис Барбары Джилкрист отделаны под джунгли: на золотой тафте нарисованы обезьяны, свисающие с пальм, цветистые фламинго, зевающие крокодилы и еще пропасть всякой дряни. А в туалетной комнате — хи-хи! — сиденье из каррарского мрамора, отделанного золотом. Старик Джилкрист — голова! Он сумел сделать свой бизнес. Его детям и в сто лет не размотать того, что нажил их папаша.

— А как он нажил такие деньги? — жадно спрашивал Майкл.

— Это, сынок, длинная история. Началось с того, что после первой мировой войны Джилкристы сумели за бесценок купить у правительства семь судов типа «Президент» и перепродали их потом пароходной компании «Доллар лайн» с миллионным барышом.

В другой раз Дрю-отец повествовал своим отпрыскам о транспорте преуспевающего олигарха:

— Старик прикупил себе этой весной еще одну яхту. Теперь их у него три. А сыну, не Тэду, а младшему — Чарльзу, подарил «Линкольна». Кузов отделан внутри леопардовыми шкурами по две тысячи долларов штука. Ни центом меньше! Сам-то старик больше любит лошадей.

Соседями у Дрю были сплошь русские молокане, выходцы из царской России. Поволжские хлеборобы, они не признавали попов, отвергали обряды официальной церкви, отказывались от службы в армии. Молокан сослали на Кавказ, потом, в поисках лучшей доли, они бежали в Америку. Большинство сектантов сгибло в нищете, но некоторым удалось обзавестись «фармами», выбиться в люди.

Майкл часто играл вместе с детьми молокан, иногда даже ночевал у них и вскоре выучился русскому языку. Мальчик отличался феноменальной памятью и незаурядными лингвистическими способностями. Но говорил он по-русски хоть и бегло, однако так же, как и его невольные учителя: «теперича», «выдюжал», «негоже», «слухай».

Заодно Майкл пристрастился к национальной русской кухне. Щи с кислой капустой, со сметаной и красным перцем, вкусно пахнущий черный ржаной хлеб, испеченный на поду русской печи, соленые огурцы с ароматом укропа казались ему куда вкуснее пресных блюд в доме отца.

Еще до того, как Майкл окончил колледж, Дрю-отец успел разориться. В период короткого бума он пустился в спекуляции земельными участками, выгодно продал восемьсот акров земли, на вырученные деньги приобрел перуанские облигации, часть денег вложил в кубинский заем, но внезапно за один день потерпел крах из-за падения курса этих ценных бумаг. Пришлось продать ферму с остатками земли, купить место биржевого маклера и перебираться в город.

В Лос-Анжелосе Дрю поселились на задворках Алварадо-стрит в скромном домике с гаражом, в котором стоял уцелевший от распродажи старенький «шевроле». Обходиться без него в городе, растянувшемся вдоль автострады на тридцать миль, было попросту невозможно.

Майкл никогда не придавал большого значения наукам, предпочитая тратить время на теннис и бейсбол. Но великолепная память выручала. Обложившись учебниками за три дня до экзаменов, он неизменно ухитрялся получать высшие оценки, а при выходе из лосанжелосского колледжа даже был награжден похвальным листом.

Такая высокая оценка умственных способностей Майкла сильно польстила Джеральду Дрю. Крепко выругавшись, он заявил сыну:

— Отправляйся в институт. Твои братья и сестры обошлись без науки. Но будь я проклят, если у них в головах ума больше, чем в баке из-под газолина. А ты — другое дело. Времена меняются. Конечно, десяток тысяч твердого годового дохода лучше всякого диплома, но все же инженеру легче сделать карьеру, чем простому клерку. Отправляйся. Больше пятнадцати долларов в неделю я тебе не дам, но на них можешь рассчитывать.

Так Майкл нежданно-негаданно очутился в Калифорнийском технологическом институте. К вящей его радости, как вскоре выяснилось, там же на третьем курсе учился Тэд, один из младших Джилкристов. Это счастливое обстоятельство позволило Майклу, с детства отличавшемуся практической сметкой и уменьем ладить с людьми, завязать в высшей степени полезное знакомство.

Между Тэдди и Майклом установились вскоре если не дружеские, — разница в имущественном и общественном положении не позволяла этого, — то во всяком случае довольно приятельские отношения.

Майкл помогал ленивому Тэду брать научные барьеры которые приходилось преодолевать студентам в промежутках между состязаниями в рэгби и посещением бурлеска. Тэд в знак благодарности изредка милостиво разрешал Майклу навестить себя в полулегендарной резиденции Джилкристов.

Во время этих визитов Майкл воочию убедился в том, что его отец не преувеличивал, описывая апартаменты миллионера. В загородном доме Джилкристов насчитывалось больше сотни комнат. Застекленный тропический сад, оранжереи, бассейны для плавания, большая конюшня с рысаками, гараж с двумя десятками «линкольнов» и «крайслеров», великолепный орган с тысячью труб, такой мощности, что он был бы уместен и в соборе Парижской Богоматери, — все здесь поражало воображение Майкла, разжигало его стремление к роскоши.

Однажды Тэд взял с собой Майкла на яхту. Легкое суденышко плавно качалось на синих пологих валах, вздымавшихся из глубины Тихого океана. К северу, в излучине бухты, белела кайма прибоя. К югу виднелись песчаные плоские холмы, поросшие цепким лупином. Калифорнийское солнце обдавало жаром полуголые тела яхтсменов.

Поговорили о забавах студентов. В Калифорнийском институте в моде была «охота за штанишками»: молодые люди врывались в спальни девушек и похищали их белье. Тэд и Майкл не раз отличались в этой «охоте». Но самую остроумную потеху устроили гарвардцы. Группа студентов выкрала вечером из общежития одного беднягу, связала, заткнула ему рот и умчала на автомобиле за триста миль от города. Там жертву отпустили раздетой до рубашки, без гроша в кармане.

— Не представляю, как он добрался домой? — хихикая, заметил Тэд.

Жара, мягкий плеск волн размягчали душу, располагали к откровенности, и Майкл рискнул спросить:

— Кем ты думаешь стать, Тэдди, после окончания института?

— Кем? — лениво переспросил Тэд. Лежа навзничь, он блаженно жмурился от солнца, погрузив руку в прохладную воду. — О, у меня на этот счет есть твердый план. Надо защищать Америку от красных и негров. Коммунисты готовы слопать весь мир. Если бы не Америка, они бы уже разделались с Европой. Решено — я пойду в разведку.

— А мне всю жизнь предстоит тянуть лямку инженера, — печально вздохнул Майкл. — Хорошо тебе. Твой отец миллионер.

— Ну, милый мой, — снисходительно сказал Тэд, брызгая водой в лицо приятелю, — ты еще не видел подлинных богачей. Последний русский царь Николай Второй имел годовой доход всего 10–12 миллионов долларов. Да еще ему приходилось содержать на эти деньги кучу всякой родни, свои дворцы. А я могу тебе назвать десятки американских промышленников, которые платят больше одних только налогов в год! Индийские набобы по сравнению с ними нищие.

— Умру, а разбогатею! — страстно вырвалось у Майкла заветное.

— И правильно сделаешь, — одобрительно отозвался Тэд. А пока что выбери шкот. Ветер переменился. Правь к берегу.

В учебных занятиях, развлечениях, спортивных состязаниях время летело быстро. Тэд Джилкрист закончил институт и действительно поступил в Центральное разведывательное управление. Майкл учился уже на третьем курсе, когда с ним стряслась беда. Дважды он ловко подделывал чеки в местный банк и получал по ним деньги небольшими суммами. Но на третий раз попался.

Сидя в тюремной камере в ожидании суда, Майкл переходил попеременно от надежды к отчаянию. То ему чудилась страшная тюрьма Синг-Синг, то начинало казаться, что отец сумеет выручить его.

В один из дней Майкл вспомнил о своем школьном приятеле. Тэд уехал на восток, переписка между ними едва тлела, но утопающий хватается за соломинку. Ухватился за нее и Майкл. В адрес Тэда Джилкриста пошла слезная телеграмма.

Через неделю в неурочный час загремели запоры тюремной двери, Майкла вывели во двор, посадили в автомобиль без решеток и доставили к отцу. Выяснилось, что Майкла выпустили на поруки под залог, внесенный Тэдом Джилкристом.

А еще через неделю Майкл смиренно сидел перед Тэдом и слушал его наставления:

— Ты идиот! Разбогатеть мелким мошенничеством? В наши дни это невозможно. Ты только запятнал себя. Но нам нужны преданные, исполнительные люди. Ты хорошо знаешь русский язык. Это твой большой козырь, ты можешь пригодиться. Короче, с институтом, понятно, все покончено, но я могу избавить тебя от тюрьмы и устроить к нам. Будешь специализироваться по русскому профилю. Или, может быть, ты предпочитаешь отправиться в Синг-Синг? — издевательски прищурился Джилкрист.

Нет, Майкл вовсе не рвался в тюрьму. Наоборот, он стремился попасть в разведку. Почем знать, может быть, именно в ней его призвание и путь к желаемому богатству? Ведь бывали же знаменитые разведчики, вроде английского Лоуренса, вошедшего в историю! Правда, об американских разведчиках, отличившихся в России, Майклу что-то не приходилось слышать, но, черт возьми, он рожден под счастливой звездой!

— Спасибо, Тэдди, дружище! — униженно сказал Майкл. — Я всегда считал тебя самым лучшим парнем на свете.

Так Си-Ай-Си обогатилась еще одним агентом Майклом Дрю, недоучившимся студентом Калифорнийского технологического института.


Джилкрист критикует Америку

Прошло три года. Уже не прежним школяром, а взрослым человеком Майкл Дрю сидел в своей тесной холостяцкой квартире. Но снова, как в студенческие годы, на его столе громоздились книги. Делая пометки в толстой тетради, Дрю внимательно читал одну из них.

Стук в дверь прервал занятия разведчика. Он поспешно сунул тетрадь в ящик стола, прикрыл книги газетой.

— Войдите!

На пороге возчик Тэд Джилкрист.

— Хеллоу, Тэдди! Как я рад. Проходи, садись. Вот сюда, на софу, тут удобней. Сигару? Коктейль?

Джилкрист сильно изменился. Он стал еще суше. Лоб избороздился глубокими морщинами. Рот застыл в привычной желчной ухмылке. Видимо, борьба с коммунизмом приносила мало радостей.

— Весь год пропадал в Европе? — спросил Тэд, развалясь на софе, выпуская аккуратные колечки душистого сигарного дыма.

— Там, — подтвердил Майкл.

— Где именно?

— Жил в лагере для перемещенных лиц, шлифовал русский язык. Ведь в Советах говорят совсем иначе, чем в старой России.

— Понравилось?

В глазах Джилкриста запрыгали лукавые огоньки.

— Ужас! Я ведь спал на нарах, хлебал ту же бурду, что и лагерники, чтоб ни в чем не отличаться от них. Отъедался только по воскресеньям в городе. Хорошо хоть, отозвали досрочно. Зато произношение у меня теперь безупречное, как у коренного сибиряка. Вообще мне многому пришлось поучиться там: одежде, манерам, обращению.

— А что ты сейчас зубришь?

Джилкрист поднялся с софы, посмотрел заглавия книг.

— Хэмфрис, «Ракетные двигатели и управляемые снаряды». Локк, «Управляемые ракеты». Сандерсон, «Многоступенчатые баллистические ракеты», «Принципы радиотелеметрии»… Можешь меня поблагодарить, Майкл. Это по моей рекомендации тебя засадили за такую литературу. Жди вызова к шефу… «Труды Гугенхеймской спецлаборатории»… А, это наша, калифорнийская! Только теперь лабораторией института руководит не прежний старикашка Дэвид Эггер, а крупный специалист по ракетной технике доктор Генри Ричтер. Наши опомнились, к сожалению, только в последнее время. Знаешь, Майкл, я как-то оказался в кабинете шефа во время передачи по радио сообщения ТАСС. Ей-богу, был момент, когда я не дал бы за его жизнь и цента! Шеф весь налился кровью, минуты две не мог сказать ни слова. Я его понимаю. Все мы были убеждены, что красные так далеко не уйдут со своими межконтинентальными ракетами. Да, тяжелые времена. Удар за ударом…

— Ну, наши тоже успешно работают в области ракетной техники, — возразил Дрю.

— Ты так думаешь? Простак! — Джилкрист снова бросился на софу, насмешливо поглядывая на Дрю. — А знаешь, что сказал доктор Вернер фон Браун? — Тэд вынул сигару изо рта и раздельно процитировал: — «В области баллистических ракет США серьезно отстают от Советского Союза». И это говорит руководитель конструкторского бюро управления баллистических снарядов военного министерства, создатель «Фау», мировая величина! Этот немец знает толк в ракетах, можешь мне поверить. Недаром ему передали под начало все работы в Майами-бич.

— Но помилуй, Тэд, — пылко воскликнул Дрю, — ведь у нас уже создали межконтинентальные баллистические ракеты трех типов: «Атлас», «Титан» и «Минитмэн». Правда, «Минитмэн» твердотопливная, «Титан» имеет всего две ступени, но у «Атласа» суммарная тяга жидкостных реактивных двигателей — двух стартовых и одного маршевого — сто восемьдесят тонн! И точность — в пределах одной десятой процента — восемь километров, дальность — девять тысяч километров…

— Память у тебя прежняя. А топливо? — прервал горячие излияния разведчика Джилкрист.

— Топливо? Керосин. Окислитель — жидкий кислород, — озадаченно ответил Дрю.

— Вот то-то! Да еще добавь, что на вооружение «Атлас» поступит только в начале будущего года. А у красных уже сейчас есть абсолютное оружие. Считают, что скорость их ракеты около десяти километров в секунду. Они либо сумели получить стойкий атомарный водород, либо создали какое-то однокомпонентное топливо без окислителя, в несколько раз мощнее тетранитрометана. Нет, новости с мыса Канаверал меня не радуют… А наши кретины (Дрю боязливо оглянулся на дверь) по-прежнему ассигнуют миллиарды на авиацию. Впрочем, и тут мы отстали. Русские истребители-перехватчики почище наших реактивных «Супер-Сейбр» и «Мачит». А последний реактивный бомбардировщик Советов превосходит «Канберру»…

Морщины на лице Джилкриста проступили так отчетливо, что стали больше похожи на складки кожи. Забыв о сигаре, он устало смотрел в пол, усыпанный пеплом. Дрю с удивлением разглядывал приятеля. Он хорошо знал о его великолепной осведомленности. Говорили, что Джилкрист вхож к таким людям, как Джон Моккоун, председатель КАЭ — комиссии по атомной энергии. Во всем 3-м бюро не было человека, лучше информированного, исключая, разумеется, шефа. Несомненно, все, что говорил Джилкрист, было чистейшей правдой. Но такой пессимизм… Невероятно, невероятно! Как он изменился…

— Хорошо, — уже не столь уверенно снова заговорил Дрю. — Пусть наши ракеты еще уступают русским. Но у нас создается антиракета «Найк-Зевс» для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет. «Дуглас эйркрафт» разрабатывает корпус антиракеты, «Вестерн электрик» — систему наведения, а «Гранд сентрал рокет Ко» — твердотопливный ускоритель. На эти работы ассигновано…

— Пять миллиардов долларов. Знаю. Кому ты рассказываешь новости? — поднимая голову, возразил Джилкрист. — Это хорошо. Но система антиракетных установок еще не развернута нашими в достаточной степени, да и она бесполезна без системы раннего оповещения. Надо иметь предупреждение о ракетном нападении минимум за пятнадцать минут. Иначе население не успеет укрыться в убежищах, а антиракеты — подняться навстречу для контратаки.

— А система раннего оповещения разрабатывается? — с тревогой спросил Дрю.

— Строятся две сверхмощные радарные установки с дальностью действия до пяти тысяч километров, отрывисто сказал Джилкрист. — Одна — в Фэрбенксе, на Аляске, другая — в Тьюле, в Гренландии. Они войдут в состав системы. Но, черт меня побери! — вскочил внезапно разведчик, яростно сжимая кулаки. — Какое унижение для Америки, какой позор! Мы всегда считали и говорили, что можем в любой момент растереть в порошок Советы, а теперь вынуждены думать об обороне, чтобы нас самих не растерли!

— Но русские, кажется, не собираются нападать на нас? — рискнул вставить Дрю. В другое время он ни за что не осмелился бы произнести такие крамольные слова, но резкая критика Джилкристом американской военной мощи ободрила его. — По крайней мере, пока не собираются, — на всякий случай поправился Дрю.

— Зато мы должны нападать! — выкрикнул Джилкрист. Он покраснел от злобы, глаза налились кровью. — К дьяволу красных!

Джилкрист нервно зашагал по тесной комнатушке, круто поворачиваясь в углах. Дрю следил за ним глазами, не узнавая своего всегда уравновешенного приятеля. Как видно, многое изменилось в мире, пока он торчал в Европе!

— Я надеялся на атомную ракету «Ровер», — успокаиваясь после внезапной вспышки, продолжал Джилкрист. — Ее экспериментальный двигатель уже испытывался в форте Джекасс-Флэтс учеными и инженерами Лос-Аламосской лаборатории. Но вчера пришло неприятное известие: высокотемпературный реактор на время вышел из-под контроля. По неизвестной причине произошел скачок мощности, из реактора освободились радиоактивные продукты. Все вокруг получили смертельную дозу радиации. Вряд ли хоть кто-нибудь выживет после такого облучения.

Я не слышал об этом, — взволнованно сказал Дрю.

— Ты о многом не слышал, — презрительно отозвался Джилкрист. Надеюсь, хоть об атомных подводных лодках ты знаешь что-нибудь? Вот наше лучшее оружие против коммунистов! Стоимость лодки всего сто миллионов долларов, а каждая несет четырнадцать баллистических снарядов «Поларис» с термоядерной боевой головкой мощностью в десять миллионов тонн в тротиловом эквиваленте. И дальность подходящая — две с половиной тысячи километров. Хватит перекрыть всю территорию Советов, — снова быстро накаливаясь, возбужденно продолжал Джилкрист. — Представляешь, какой концерт зададут эти милые малютки, когда обложат Советы, как медведя в берлоге? Лодки высунут свои носы из Ледовитого океана и всех морей в одно время, и красные взлетят прямо в ад! Все двести миллионов вместе со своими щенками! В ад, прямехонько, без пересадки!

Разведчик в исступлении тыкал рукой в пространство, едва не попадая в Дрю, не замечая, что тот испуганно пятится от него. Лицо Джилкриста исказилось от бессильного бешенства и лютой злобы. Он задыхался.

— В ад! В ад!


Прием у шефа

«Бьюик» несся с такой скоростью, что на крутых поворотах асфальтированной горной дороги визжали шины. Фары выхватывали из чернильного мрака ночи нависшие скалы, поросшие горным лавром, одинокие лохматые ели, угрюмые расселины. «Ну и местечко!» поежился Майкл Дрю.

Разведчик сидел рядом с шофером. Внешне спокойный, как того требовала его профессия, он волновался. Предстоял прием у шефа, всесильного начальника 3-го бюро Роберта Зукроу.

Дрю ни разу еще не видел шефа, но слышал о нем многое.

Глубокий старик, Зукроу вот уже пятнадцать лет занимал свой высокий пост. Один из крупных акционеров знаменитой сталелитейной корпорации «Юнайтед Стейтс стил», он далеко превосходил богатством таких третьеразрядных миллионеров, как Джилкрист. Но еще больший вес и влияние ему придавало близкое родство с самими Меллонами, некоронованными владыками Америки. Зукроу пользовался полным доверием Уолл-стрита.

«Зачем шеф вызывает меня?» — размышлял Дрю, машинально следя за все новыми извилинами дороги. «Неужели настало время ехать в Россию? А почему бы и нет? Не зря же я совершенствовался в русском языке, изучал радиотелеметрическую аппаратуру ракетных снарядов. Вот он, решительный поворот в моей карьере! Если я сумею выполнить задание шефа, мое будущее гарантировано».

Двоякое чувство владело разведчиком. Радовало, что наконец-то он выдвигается из неизвестности, получает важное задание, скорее всего связанное с русским абсолютным оружием. Тревожила мысль о России. Загадочная, страшная страна! Не счесть блестящих, хитроумнейших разведчиков, которые сгинули там. Никто не знает, почему они провалились, что сталось с ними. Это не Франция, не Германия, не Япония. Сколько необъяснимого в психологии хотя бы тех же «ди-пи», вместе с которыми он целый год делил нары и жалкую похлебку в западногерманском лагере!

Резкий скрип тормозов и толчок вывели Дрю из задумчивости. «Бьюик» остановился перед чугунной решеткой больших ворот. В обе стороны от них шла высокая стена из тесаного камня с натянутой поверх колючей проволокой. Вход в ворота охраняли рослые часовые. Из двух бойниц выглядывали рыльца скорострельных пулеметов.

Проверка документов, звонки куда-то внутрь этой крепости отняли не меньше получаса. «Бьюик» остался у ворот, а Дрю в сопровождении офицеров охраны направился к центральному зданию по аллее, обсаженной пихтами.

Перед входом в здание Дрю невольно замедлил шаг. У самого подъезда стоял восьмиместный «корд» благородного черного цвета. Под длинным капотом угадывался мотор чудовищной силы. На рулевом щитке слабо мерцали разноцветные стрелки приборов. «Будет и у меня такая красавица!» — с бешеной завистью подумал Дрю.

Шеф принял разведчика в кабинете, обставленном очень строго, почти спартански просто. Шкафы с золотыми корешками книг, необъятный стол из канадской сосны с целым стадом телефонов, обычные гнутые стулья… Никаких оленьих рогов, медвежьих шкур, чучел, которыми так любят украшать свои кабинеты богатые люди. Единственным предметом роскоши был иранский ковер во весь пол. Его мягкий ворс совершенно глушил шаги.

Удивила Дрю и внешность шефа, хотя ему не раз описывали ее. Голый яйцеобразный череп восковой желтизны. Впалые щеки. Глубоко сидящие под надбровными дугами глаза. Выпуклый костяной лоб. Раз повстречав такого человека, трудно было забыть его.

Зукроу сидел не один. Сбоку стола в почтительной позе пристроился толстяк, один из референтов шефа. В ногах Зукроу лежал пятнистый дог величиной с хорошего теленка.

— Подойдите ближе, — высоким пронзительным голосом сказал шеф. — Садитесь. Начинайте, Шипман.

Толстяк повернулся к Дрю.

— В мою задачу входит проверить ваши знания в области ракетной техники. Вы готовы отвечать? Ну, для начала.!. Чем изменяется направление полета баллистической ракеты?

— Чаще всего отклонением реактивной струи за счет поворота оси двигателя относительно оси ракеты, — четко ответил Дрю. — Двигатель установлен на карданных подвесах. Поворот его оси достигается радиосигналами с земли. Возможно также управление графитовыми рулями, расположенными в струе газов, вытекающих из сопла реактивного двигателя. Рули высоты и направления приводятся в движение автоматом стабилизации.

— А из чего состоит автомат?

— Из гироскопического датчика угла, в который входят гирогоризонт и гировертикант, из полупроводникового усилителя — преобразователя и рулевых машин.

— Назначение прецессионного гироскопа?

— Выдача выходного сигнала.

— Что такое Лоран?

— Радионавигационная система, использующая импульсную технику.

— Для чего служит интегрирующий акселерометр?

— Он выключает ракетный двигатель по достижении нужной скорости, в случае отказа радиоуправления.

Вопросы и ответы следовали быстро, без единой паузы. Лицо толстяка принимало все более благожелательное выражение. Зукроу никак не реагировал на ответы Дрю, хотя слушал их очень внимательно.

— Покажите на этом чертеже расположение радио-телеметрической аппаратуры.

Ученый вытащил из папки цветную схему со множеством линий и контуров. Дрю показал.

— Какие вы знаете параметры радиолокационных установок для управления снарядами? — возобновился экзамен-допрос.

— Частота повторения импульсов, несущая частота и частота сканирования, — с едва заметной запинкой ответил Дрю. Легкая испарина покрыла его лоб. «Если этот морж завалит меня…»

— Какие виды электронных ламп используются в системах управления? — безжалостно продолжал спрашивать ученый. — Не знаете. А что вам известно о теории корреляции?

Дрю прочно молчал, бросая исподлобья умоляющие взгляды на своего экзаменатора.

Зукроу пошевелился в кресле, впервые вмешался в диалог:

— Дорогой Шипман, право, вы слишком строги к экзаменующемуся. Разве мы готовим докторов технических наук, а не разведчиков?

— Понимаю, сэр, но…

— Вы свободны!

Нетерпеливым кивком головы шеф отпустил своего референта. Ученый собрал папки, зашаркал к выходу.

Когда Зукроу и Дрю остались вдвоем в кабинете, шеф таким же кивком подозвал к себе разведчика.

— Садитесь.

— Слушаюсь, сэр.

— Вам дается задание исключительной важности.

— Благодарю вас, сэр! — привстал Дрю в полупоклоне.

— Джилкрист рекомендовал мне вас с самой лучшей стороны. Через месяц вы отправитесь в Россию. В этой папке весь план операции. Завтра изучите его до малейших деталей. Задание сводится к тому, чтобы добыть фотокопии чертежей радиотелеметрической аппаратуры советской межконтинентальной баллистической ракеты. Двигателя, горючего во избежание провала не касайтесь. («Этим займутся другие», — догадался Дрю). Наша резидентура донесла, что экспериментальный ракетодром русских вместе с научно-исследовательским институтом находится под городом Сосногорском.

Дрю напряженно слушал, боясь упустить хоть слово, не замечая, что дог подошел и положил свою исполинскую морду на его колени.

— В помощь вам будут даны два человека — отличный агент Аро, проявивший себя в ряде сложных операций, и радист. Радиста подберет Хорвитц. Азы ракетной техники вы усвоили. Это было необходимо, чтобы вы не привезли нам из России чертежи старого комбайна, подсунутые чекистами. Такие случаи, к сожалению, бывали…

— Понимаю, сэр.

— В Сосногорске устраивайтесь на работу, вступайте в брак, становитесь там своим человеком. Но не переигрывайте, не пытайтесь стать активистом. Лучше всего занять должность, которая позволит вам передвигаться для связи с помощниками. В этом отношении вам предоставлена свобода. Можете по своему усмотрению варьировать детали операции, сообразуясь с местной обстановкой. Хочу сделать вам одно предупреждение.

— Какое, сэр?

— Не переоценивайте силу денег, находясь в России. В этой стране особые условия. Предпочитайте играть на чувствах: любовь, патриотизм, страх наказания…

— Будет исполнено, сэр.

— Освоившись, вербуйте надежного агента из числа сотрудников института. В случае невозможности — проникайте на ракетодром сами. План предусматривает оба варианта. Если скрытое фотографирование чертежей исключено, разрешается похищение их, даже со взломом сейфа. В подлиннике или в копии, но чертежи радиотелеметрической аппаратуры советских межконтинентальных ракет должны быть у меня в руках! — властно подчеркнул Зукроу.

Дрю послушно склонил голову и обнаружил при этом морду дога на своих коленях, потеки его слюны на брюках, но не осмелился оттолкнуть пса, боясь вызвать недовольство шефа.

— Назад, Маф! — приказал Зукроу, заметив легкое движение Дрю. — Ложись! Без чертежей вам незачем возвращаться в Штаты. Зато после выполнения задания на ваше имя будет открыт счет…

Зукроу пододвинул к Дрю банковский чек, выписанный на «Гаранти траст». У Дрю перехватило дыхание: в чеке была обозначена сумма впятеро больше той, о которой он мог только мечтать.

— Сэр, я выполню ваш приказ! — торжественно, как клятву, произнес Дрю, вскочив со стула.

— Надеюсь. И да поможет вам господь бог достойно послужить величию Америки! — прочувствованно заключил Зукроу.

«Главное — послужить себе», — подумал Дрю.

Кивком головы шеф дал понять, что аудиенция окончена.


К звездам

Коренной ленинградец, конструктор Сергей Петрович Стрельченко большую часть жизни провел в родном городе. Работал он там сначала на знаменитом Кировском заводе, затем в одном из научно-исследовательских институтов правобережья Невы. Не покинул Стрельченко Ленинграда и в жестокую 900-дневную блокаду. На восток эвакуировались лишь жена и Лидуська.

Схлынула военная гроза, Стрельченко приехал за семьей, которая обосновалась к этому времени в Сосногорске, и застрял в нем. Опытный конструктор, он сразу же получил здесь лестное приглашение и дал согласие на новое назначение.

С годами Сергей Петрович привык к Сосногорску, но навсегда сохранил сердечную привязанность к Ленинграду. Альбом с великолепными цветными фотографиями одного из красивейших городов мира стал в семье Стрельченко реликвией.

Отец знал в Ленинграде каждый уголок. Лида, ребенком вывезенная на восток, не помнила почти ничего. Детская память сохранила только неясную слитную картину, в которой мешались гранитные набережные Невы, тенистые бульвары и парки с их чугунными решетками художественного литья, острые шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства. Ярко запечатлелись в сознании девочки лишь вздыбленные кони Клодта на Аничковом мосту.

Зеленые сопки, окружавшие Сосногорск, казались Лиде родными. Ленинград был туманным прекрасным сном далекого детства.

Сергей Петрович очень любил свою единственную дочь и с самого раннего возраста взял ее воспитание в свои руки, чтоб оградить от «телячьих нежностей» матери, как он выражался. Елене Афанасьевне пришлось ограничить свои заботы питанием, лечением и нарядами дочери. Духовным же развитием девочки целиком занимался Сергей Петрович.

Лида была еще девочкой, а отец уже рассуждал с ней о серьезных вещах. Когда она выросла, поступила копировщицей в тот же институт, где работал и он. Сергей Петрович решил, что Лида обязана полностью знать трудный и тернистый путь исканий, которым люди пришли к созданию ракет.

В долгих вечерних беседах Сергей Петрович профессорским тоном рассказывал Лиде об основах ракетной техники. Сначала девушке казались очень скучными все эти схемы, разрезы, детали, но постепенно она заинтересовалась ими, начала понимать, для чего нужны чертежи, которые она аккуратно копирует в бюро.

— Ты уже знаешь, Лидусь, — поправляя очки в золотой оправе, говорил отец, — что человек смог создать управляемый снаряд только после изобретения четырех вещей.

— Ракетных двигателей, электронных приборов, сервомеханизмов и радиолокаторов, — на лету подхватывала Лида, загибая пальцы правой руки, сияя в ожидании похвалы.

— Верно, — одобрительно подтверждал Сергей Петрович, любовно глядя на дочь. — Головка у тебя смышленая. Но ты не представляешь себе, каких трудов потребовали эти изобретения! Сколько открытий понадобилось в разных областях науки!

— В каких же это, папа?

— В химии, аэродинамике, металлургии, радиотехнике… Возьмем одно только топливо. Мы, конструкторы ракет, требуем топливо наименьшего объема. Инженеры говорят, что оно не должно быть слишком вязким, иначе его не прокачать насосами. Термодинамики заявляют, что топливо должно загораться сразу. Двигателисты добавляют, что надо максимально снизить температуру сгорания топлива, чтобы облегчить охлаждение двигателя. И все сходятся на том, что топливо обязано быть очень энергоемким. Вот сколько требований! Попробуй сочетать их вместе! Мудрено?

— Мудрено.

— Наши химики все время ищут наилучшее топливо. Пока нет выгоднее фтора и металлоорганических соединений с добавкой алюминия. Но вот мы добыли топливо. А как подать его в камеру сгорания двигателя.

— Ну, папа, это-то уж, наверное, довольно просто. Ты мне прошлый раз рассказывал насчет сжатого воздуха и пороховых зарядов.

— Они годятся только для мелких ракет. Для высотных выход один: турбогенераторные агрегаты. А чем вращать самое турбину? То-то, девочка, все это неимоверно сложно. Одно тянет за собой другое, как в цепной реакции. Я снимаю шапку перед нашими учеными и инженерами, которые преодолели все эти трудности, создали лучшие в мире ракеты!

— Папа, а как их направляют? Ты мне почти не говорил об управлении ракетами.

— Сейчас расскажу. — Стрельченко радовался вниманию, с которым слушала его дочь. — Допустим, мы с тобой получили топливо, подали его в камеру сгорания, обеспечили воспламенение, добились охлаждения стенок двигателя, чтоб он не взорвался после запуска. Короче: двигатель работает, ракета летит. Куда? В небо? Нужен умный прибор, который поспевал бы всюду: регулировал работу двигателя, подачу топлива, обеспечивал заданный курс, подсчитывал скорость. Ошибка в сотую долю градуса и ракета упадет далеко в стороне от цели. Это называется попасть пальцем в небо.

— С такой кучей обязанностей никакой робот не справится.

— Конечно. Поэтому межконтинентальные ракеты наводятся при помощи комбинированной астрономической и инерционной системы управления. А вообще существуют четыре типа систем. Первый тип — автономное управление. Программному устройству ракеты перед запуском задается заранее вычисленная программа, и снаряд летит по ней. Второй тип — командное наведение. В этом случае снаряд управляется с места запуска командными сигналами, которые воспринимаются его бортовой аппаратурой.

— Два типа. А еще?

— Имей терпение. Не перебивай. Третий тип — автоматизированное наведение. Ракета удерживается на заданной трассе, например, на оси радиолокационного луча. На ракете есть приборы, опознающие трассу. Они-то автоматически и возвращают к ней ракету при отклонениях. Поправки вырабатываются счетно-решающими устройствами ракеты, передаются рулевым машинам, а уж те через сервомеханизмы поворачивают рули. И четвертый тип: самонаведение ракеты. Она воспринимает от цели какие-нибудь импульсы: тепловые, световые, электрические и сама направляется на нее. Допустим, город светит своими огнями. Ты понимаешь, Лида, как важна в таком тонком деле высокая чувствительность следящей, вычислительной…

— Я, папа, что-то сама потеряла чувствительность, туповата стала. Это, наверное, от голода.

Сергей Петрович спохватился:

— Совсем я тебя заморил учеными разговорами. Идем ужинать. Мама нас чем-нибудь покормит.

Постепенно у Лиды возникло непреодолимое желание своими глазами увидеть запуск. Хотелось, чтобы суховатые рассказы отца ожили в реальной картине подымающейся к звездам ракеты.

— Папа, ну попроси же Рампиловского, чтоб он разрешил мне посмотреть запуск ракеты! Смешно: работаю в институте, на ракетодроме, можно сказать, второй год, а еще не видела живую ракету.

Стрельченко долго отнекивался. Потом подошло замужество дочери, и ей самой стало не до ракет, но вскоре после свадьбы Лида возобновила свои атаки на отца.

— Хорошо, — пообещал наконец Сергей Петрович, — переговорю с Александром Кирилловичем. Пусть хоть плохонькую ракету тебе покажет.

Через неделю Сергей Петрович вошел к дочери, усердно копировавшей чертеж хвостового оперения ракеты, и с таинственным видом наклонился к ее уху:

— В конце дня будь готова. Поедем на ракетодром.

В «чайку» сели трое: Рампиловский, Сергей Петрович и Лида. Александр Кириллович умело вел машину по широкому бетонному шоссе, перелетавшему с одной сопки на другую.

— Удовлетворяю просьбу Сергея Петровича, — обернулся Рампиловский к Лиде, — учитывая ваш страстный интерес к ракетам. Не часто встречаются молодые девушки с такой любовью к технике. Почем знать, может быть, вам суждено перейти от копировки к конструированию ракет! Сейчас вы увидите одну из них в действие. Правда, сегодня мы запускаем ракету устаревшего образца, только для проверки качества топлива, но картина запуска в общем-то остается одинаковой.

— А боевые ракеты ей видеть не положено, — произнес Сергей Петрович, — хоть она и наша сотрудница. Всяк сверчок знай свой шесток.

— Да, тут не помогли бы никакие просьбы Лидии Сергеевны, — становясь сразу серьезным, подтвердил Рампиловский. — С государственной тайной не шутят. Тут нет ни знакомств, ни родства.

Лида невольно покраснела.

Полсотни километров «чайка» пробежала незаметно. У контрольного поста Рампиловский затормозил, предъявил три пропуска. Часовой почтительно откозырял распахнул легкие воротца.

Оставив «чайку» на опушке леса, Рампиловский и его спутники вошли в бетонный блиндаж. Лида с любопытством осматривалась. На стенах висело множество при боров. Большинство было ей незнакомо. Часы с большим циферблатом громко отстукивали секунды. Два человека в синих халатах возились у стола с каким-то прибором, от которого к амбразуре блиндажа тянулись электрические провода.

— Смотрите сюда, — указал Лиде Рампиловский на перископ.

Молодая женщина припала к окуляру и увидела ракету. Ее гигантское стройное тело вертикально устремлялось к звездному небу. Две автоцистерны мчались прочь. Над ракетой вился белый дымок. Рядом стояло какое-то металлическое сооружение, вроде уэллсовского треножника марсиан.

Рампиловский что-то негромко спросил у своих помощников в синих халатах и скомандовал в микрофон:

— Готовность номер один!

Тревожно завыла сирена. Лида напряглась, затаила дыхание.

— Внимание! Пуск!

Из хвостового оперения ракеты ударили столбы пламени и дыма, заволокли стартовую площадку. Снег вокруг на десятки метров исчез. Раскатистый, гулкий гром донесся до блиндажа. Ракета дрогнула, медленно, как-то лениво пошла вверх, потом прянула от земли, вмиг набрала скорость. Ураганный ветер провыл над блиндажом. Лида закрыла глаза. Когда она открыла их, ракета уже горела в ночном небе звездой невиданной яркости.

На обратном пути Лида забилась в уголок машины, потрясенная недавним зрелищем, собираясь с мыслями. Грозное видение все еще стояло перед ее глазами. Каковы же тогда боевые ракеты! А межконтинентальные?. Вот какое оружие куют они для обороны Родины! Если озверелые враги осмелятся напасть на нее, сотни ракет взовьются в небо из своих бетонных гнезд, как карающие огненные мечи советского народа. Как же важно ковать и хранить это оружие. Да, и хранить…

Лиде вспомнилась бездумная болтовня с мужем об охране института, о сейфах, и что-то тягостное коснулось ее сердца. Впервые Лида твердо решила про себя, что больше муж ничего не узнает о ее работе. Не узнает Саша и о сегодняшнем дне.

В черном небе все ярче разгорались звезды. Тихая ночь накрыла землю. А где-то над ней, в ионосфере, неслась вперед ракета, посланная гением людей.


Часть вторая


Крымская русалка

К симферопольскому перрону поезд Москва — Севастополь подошел уже в сумерках. Паровоз в последний раз устало пыхнул паром и остановился. Лязгнули буфера вагонов. Зашипел сжатый воздух.

Такси удалось найти сразу. Викентий Осипович Павлищев бросил на заднее сиденье объемистый фибровый чемодан, развалился рядом с шофером.

— В Ялту!

— Дороговато будет одному-то, — с сомнением сказал шофер, тощенький паренек в клетчатой рубашке. — Может, попутчиков подождем?

— Поехали, — приказал Павлищев. — Денег хватит. Не твоя забота.

— Дело хозяйское, — обидчиво откликнулся шофер, включая мотор.

На юге темнеет быстро. Такси еще петляло по симферопольским улицам, а в небе уже зажглись первые трепетные звезды. На загородное шоссе вырвались совсем затемно. Свет фар скрадывался на черном гудроне, и казалось, что под колеса бежит тяжелая темная вода. Справа угадывались горы. Из нагретой за день степи тянуло приятным полынным запахом.

Под ровный убаюкивающим гул мотора, привалясь к дверце, Викентий Осипович задремал и проснулся только от громкого хруста гальки под шинами. Такси въезжало в узкую аллею. Лучи фар побежали по кустарнику, потом по белой стене санатория и погасли.

Утром Павлищев проснулся поздно. Солнечный зайчик лежал на тонком желтом одеяле. Через раскрытое окно доносился глухой шум морского прибоя.

На пляже под полотняным тентом на деревянных решетках лежали несколько мужчин. Инвалид с култышкой вместо правой ноги, в соломенной шляпе, играл в шахматы с толстяком, обросшим даже на лопатках мелкими курчавыми волосами. Стройный юноша, загоревший до черноты, сосредоточенно читал книгу. В сторонке костлявый старик непомерно большого роста делал гимнастику.

Павлищев нырнул, проплыл с открытыми глазами десяток метров под водой, разглядывая разноцветную гальку на дне, потом высунул голову и пошел размашистым брассом. Что-то скользкое, тугое коснулось его ступни. Павлищев испуганно поджал ногу, но сейчас же сообразил: «Медуза!»

Море, солнце, вся курортная обстановка располагали к сближению. Еще до исхода дня Викентий Осипович познакомился на пляже с молодой черноволосой женщиной лет двадцати шести, веселой и общительной. Цвет ее загара говорил о том, что она приехала совсем недавно, а значит, как со сладким душевным томлением заключил про себя Павлищев, вряд ли успела с кем-либо познакомиться. Павлищев знал, как много обещают три недели совместного купанья на море, прогулок на глиссере, автомобильных поездок по Южному берегу Крыма.

Новая знакомая назвалась Марианной. О своей жизни она не рассказывала, сообщила только, что отдыхает здесь «диким» способом, была замужем, но неудачно. Зато болтовню Павлищева Марианна слушала охотно, завистливо повторила название лучшего санатория в котором остановился конструктор.

Знакомство упрочилось вечером в ресторане, куда Викентии Осипович не преминул пригласить Марианну. За бутылкой розового муската договорились утром поехать на глиссере к «Ласточкину гнезду» и провести там вместе весь день.

Экскурсия удалась на славу. Марианна и Викентий Осипович долго бродили по берегу, где вдоль кромки прибоя бурым войлоком лежали гряды морских водорослей, пахнущих йодом и гнилью, вдоволь полежали на горячих камнях. Верный себе, Викентий Осипович не упустил случая прихвастнуть:

— Я в Крыму, Марианна, не новичок. Ялта, Феодосия, Алушта, Евпатория знакомы как свои пять пальцев. Каждый год сюда езжу. Работа, знаете ли, напряженная, интеллектуальная. Утомляешься! Хочется отрешиться от всего, от условностей, домашнего быта, дать волю чувствам, а не рассудку.

— Как я вас понимаю, Викентий Осипович! — сочувственно отозвалась Марианна, блаженно жмуря от яркого солнца большие черные глаза. Красивое лицо женщины с ярко-красными тонкими губами оживилось лукавой усмешкой. — Мне тоже всегда хочется на курорте забыть о работе, о делах, одним словом, встряхнуться.

— Ей-богу, мы созданы друг для друга! — перешел в лобовую атаку Павлищев. — Вы не находите?

Марианна вместо ответа лукаво погрозила ему пальцем.

В этот день, словно расшалившиеся дети, Марианна и Викентий Осипович бегали наперегонки, лазали по ска лам, ныряли с обрыва вниз головой.

После купанья обоим захотелось есть. Марианна разрезала предусмотрительно захваченные с собой помидоры, разложила на чистом полотенце кружки колбасы, ломти белого хлеба, кисти винограда. За едой Викентий Осипович рассказал несколько соленых анекдотов и удостоверился, что молодая женщина не собирается разыгрывать из себя недотрогу.

Прогноз подтвердился полностью. Едва стемнело, Марианна в хаотическом нагромождении крупных камней сама прижалась мягкими ищущими губами к губам Павлищева. Викентий Осипович обхватил теплые плечи женщины, притянул ее к себе.

— Марианночка!..

Гуляя по набережной Ялты, Викентий Осипович частенько заглядывал в магазины, тянувшиеся тут сплошной лентой, и покупал подруге разные безделушки. Принять крупный подарок женщина упорно отказывалась.

— Зачем? Я с тобой, Вика, вовсе не ради материальных выгод. Я и сама хорошо зарабатываю. Просто ты мне нравишься.

Такое бескорыстие приятно льстило самолюбию Павлищева, упрочивая эту мимолетную связь, такую обольстительную и вместе с тем не требующую никаких жертв. Значит, он еще может по-настоящему нравиться женщинам и даже таким красивым, как Марианночка!

На прощанье договорились, что если Павлищев будет в командировке в Обручеве, то навестит Марианну, а она в свою очередь приедет зимой хоть на пару дней погостить к нему в Сосногорск. Павлищев вручил подруге номер своего квартирного телефона, а на всякий случай и адрес.

Сейчас, глядя в окно конструкторского бюро покрытое морозными узорами, Павлищев с самодовольной улыбкой вспоминал незабвенные крымские денечки про веденные вместе с Марианной.

— Викентий Осипович, не у вас чертежи дюз «Р-873»? Павлищев неохотно оторвался от воспоминаний. У его стола топтался молодой белобрысый чертежник. В глубине большого зала конструкторского бюро, как всегда трудолюбиво, шуршали ватманом товарищи по работе.

Чертежи дюз? Одну минуточку, сейчас разыщу.


Поиски паутинки

Минуло три дня, потом пять, неделя… К Дашкевичу, через день сиротливо торчавшему на скамейке перед вокзалом в утренние часы, подходило много самых разных людей. Кто просил огоньку, кто расспрашивал, как пройти к механическому заводу, кто просто подсаживался покалякать с добрым человеком, как видно, никуда не торопившимся.

Не было только Аро.

Майор Яковлев вконец извелся за эти тревожные дни. И без того худые щеки его ввалились, глаза приобрели сухой нездоровый блеск. Только теперь с полной ясностью Яковлев понял значение своей неудачи. Оборвалась единственная путеводная ниточка. Два опасных врага бесследно растворились среди населения громадной страны.

Где, в чем он ошибся, допустил промах? В том, что Аро спугнут и не придет на явку, Яковлев уже не сомневался. Истекли все сроки. Осторожный, опытный агент не попался в расставленные сети. Обманул Дашкевич, подал какой-то условный знак сообщнику? Невероятно. С него самого не сводили глаз. Да и никто, хоть отдаленно напоминающий Аро, не показывался возле Дашкевича. А может быть, радист не выполнил что-то из ритуала встречи и Аро насторожился?

Снова, в который раз, Яковлев мучительно думал об этом, томясь ожиданием встречи с Лазаревым. Телеграмма извещала, что полковник уже пять часов в воздухе, на пути из Хабаровска сюда, в пункт явки Аро.

— Товарищ майор, — просунулась в дверь голова дежурного, — к начальнику управления! Лазарев приехал.

Яковлев нервно пригладил рукой светлые волосы, вы шел в длинный коридор. Что скажет сейчас Иван Никитович? «Кому я доверил операцию?» Хотя бы он один был! Все легче…

Надежда Яковлева не сбылась. За столом сидели рядом начальник управления генерал Сидоров и полковник Лазарев. Ни тени улыбки на хмурых усталых лицах.

— Майор Яковлев по вашему приказанию прибыл.

— Что, товарищ майор, — горько сказал Лазарев, — упустили врага? Недооценили его хитрость? От меня требуют отстранения вас от участия в операции.

Все что угодно, но этого Яковлев не ожидал! Он сделал усилие над собой, чтобы удержать восклицание. «Отстранить? А как же…»

— Товарищ генерал, — превозмогая себя, обратился Яковлев к старшему начальнику. — Прошу разрешить мне продолжать розыск.

Сидоров молчал добрую минуту, пристально вглядываясь в бледное взволнованное лицо чекиста.

— Указание Москвы — не мое, — ответил наконец генерал. — Но я переговорю сегодня с Комитетом. На мой взгляд, нецелесообразно отстранять вас от операции. Да и мы виноваты в том, что Аро ушел. Садитесь, помогайте нам думать.

— Спасибо, товарищ генерал! — горячо вырвалось у Яковлева.

Усаживаясь, он заметил на столе протоколы допросов Дашкевича, его документы, пачку денег. На полу лежали портативная рация связиста, скафандры, надувные шары с подвесной системой, кислородные приборы, все снаряжение группы Николая Ивановича.

— О чем говорят документы и бланки Дашкевича? — раздумчиво спросил Сидоров у Лазарева.

Иван Никитович досадливо пожал широкими плечами.

— Ни о чем определенном. Бланки пустые: колхозные, промышленные, железнодорожные… Паспорт — липа, выдан на имя Михаила Ивановича Шерстнева, уроженца Кричева.

— Какова география штампов и печатей?

— Самая разнородная: Дальний Восток, Сибирь, Урал.

— Что нового показывает радист, товарищ майор? — повернулся генерал к Яковлеву.

— Повторяет одни и те же сведения. Ни в каких противоречивых показаниях не уличен. Видимо, действительно ничего больше не знает.

— Ответа на его радиограммы нет?

— Нет. Последний раз он радировал, как было условлено с вами, что если до конца недели Аро не придет на явку и от центра не поступит никаких указаний, то он вынужден будет самостоятельно пробираться к границе с Турцией.

— И на эту радиограмму нет ответа?

— Молчат.

— Худо. Значит, что-то учуяли. А может быть, радист не имел права связываться с центром отсюда, но не знает этого. Как видно, Дашкевич выбыл из игры.

— Похоже, так, — сумрачно отозвался Лазарев.

Сидоров с юмористическим видом поглядел на полковника.

— Плохие мы с тобой чекисты, Иван Никитович. То ли дело в книжках: любо-дорого! И границу диверсанту откроют, и к резиденту проводят под локоток, чтоб, не дай бог, не свернул куда в сторону, и в кошки-мышки вволю наиграются, а потом и прихлопнут дурачка.

— То в книжках, а это в жизни, — нехотя усмехнулся Лазарев.

— Именно. Давайте подведем итоги, — снова помрачнел генерал. — Границу перешли трое. Это бесспорно. Подтверждается рассказом Кванды, показаниями Дашкевича, и самое убедительное — числом скафандров. Связист в наших руках. Что известно об остальных двух? Только описание их внешности, но она может быть изменена косметикой и пластической операцией почти до неузнаваемости. Имена. Разумеется, они вымышлены. Неизвестно важнейшее — район действия группы, хотя бы, на худой конец, ее задание. Никакой зацепки! Я склонен только предположить, что раз переход совершен на Дальнем Востоке, группа ориентирована на азиатскую часть Советского Союза, а не на европейскую. Надо искать этих двоих в Сибири, во всяком случае не далее Урала. Так?

Яковлев промолчал. Лазарев кивнул в знак согласия.

— Конечно, это весьма проблематично, — продолжил свою мысль генерал. — Да и район поисков огромен. Существенно, что мы располагаем дактилоскопическими оттисками пальцев Аро на бутылке, из которой он поил водкой шофера Петренко. Личность Аро может быть установлена неоспоримо. Но для этого нужно немногое — сначала найти его.

Лазарев усмехнулся.

— Товарищ полковник, — подал голос Яковлев, — а кого готовит разведывательная школа в Кауфбейрене? Ее профиль?

Лазарев ответил не сразу, видимо, обдумывал вопрос своего помощника.

— Прежде всего подрывников-диверсантов. Но тут ваша догадка, Виктор Васильевич, не подходит. Дашкевич ни разу не видел в этой школе ни Аро, ни Николая Ивановича. Называю его так, хотя он, конечно, такой же Николай Иванович, как я Ричард III. Надо полагать, Аро и его главарь вообще птицы совсем иного полета. Возьмите эту историю с явкой. Разве не ясно, что Аро опытный мерзавец? А его шеф и подавно.

Сидоров тяжело выбрался из-за стола, отошел к окну. Глубоко внизу, на асфальте улицы, жизнь текла своим чередом. Прошел троллейбус. На подножке гирляндой висели люди. Промчалась «скорая помощь». По тротуарам озабоченно сновали пешеходы. «А если Аро все еще тут?»

Начальник управления порывисто обернулся к столу. Массивное лицо, испещренное красными прожилками, оживилось.

— У вас что-то есть? — с надеждой спросил Лазарев.

— Я сейчас подумал вот о чем, — медленно начал Сидоров. — Наш опыт показывает, что в девяноста случаях из ста засланные к нам агенты вражеской разведки стараются заполучить подлинные документы. Подложные, сфабрикованные заранее используются лишь на время продвижения к заданному району. Верно?

— Верно, — подтвердил полковник.

— Понятное дело, не исключена возможность, что документами эту парочку снабдит какой-то неизвестный нам резидент. Но, может статься, они самостоятельно будут их добывать. В нашем положении и эту паутинку упускать нельзя.

— Вывод? Тщательно проверить…

— Да. Разослать во все пункты, упомянутые в бланках Дашкевича, и в крупные города наших людей, скрупулезно перепроверить каждый случай хищения, ограбления, убийства, связанный с пропажей документов. Каждый! Узнать, какими документами воспользовался враг, — это значит на три четверти разгадать загадку. Нашу область, понятно, я оставляю за собой. Какую берете вы, Иван Никитович?

— Безразлично.

— Очень хорошо. Тогда, если не возражаете, майора Яковлева направим в пятое хозяйство. Сейчас я снесусь с Комитетом.

— Как поступим с Дашкевичем? — спросил Лазарев.

— Посылайте машину на вокзал. Хватит ему там сидеть. Отправим его в Москву. Понадобится очная ставка — привезем.

В аэропорт Лазарев и Яковлев приехали вместе. Майор часто курил. Между бровей у него залегла глубокая складка. Иван Никитович искоса, но внимательно наблюдал за своим помощником.

Яковлев пришел на работу в органы государственной безопасности совсем молодым человеком, тотчас после службы в армии, по совету и рекомендации Лазарева, хорошо знавшего большую дружную семью Яковлевых. С первых дней Лазарев руководил работой новичка и сейчас переживал его неудачу так же остро, как и сам майор.

Хорошо зная Яковлева, Иван Никитович был уверен, что поражение в схватке с врагом не парализовало его волю, наоборот, до предела напрягло ее. Про себя полковник не раз с удовлетворением отмечал «бульдожью», как он ее характеризовал, хватку своего воспитанника. Препятствия только разжигали его упорство, увеличивали изобретательность. Все же Лазарев считал необходимым уяснить причину провала, чтоб не дать Яковлеву усомниться в своих способностях. Для чекиста подобное неверие опасно, как и излишняя самоуверенность.

В аэропорту они уединились. Лазарев положил руку на плечо помощника:

— Рассказывайте, Виктор Васильевич, как было дело.

Майор подробно перечислил все выполненное по его приказанию, стараясь не пропустить ни одной детали. Иван Никитович долго сидел молча, сосредоточенно попыхивая папиросой.

— Напрасно заменили продавца в киоске Союзпечати. Лучше было б поместить нашего человека в глубине киоска, за связками газет. Но само по себе это вряд ли могло спугнуть Аро. А как держался, как выглядел Дашкевич? Вы репетировали с ним явку?

Яковлев даже чуточку обиделся.

— Трижды! Проработали все до мелочей. И на выходах глаз с него не спускал. Голову даю на отрез, что никаких знаков он не подавал.

— Знаки не обязательны. Вы его лицо видели? Плохо. Аро мог почуять недоброе по выражению лица Дашкевича? Понимаете? Ведь психологически связист находился совсем в иных условиях, чем при подлинной явке. Дашкевич не артист, не владеет мимикой.

— Понимаю… — тихо отозвался Яковлев.

Он испытывал чувство облегчения. Понять ошибку — значило избежать ее повторения в будущем.

Яковлев улетел первым.

Час спустя другой ИЛ-14 уносил в противоположном направлении Лазарева. Под крылом самолета проплывали редкие огни железнодорожных станций и поселков. Холодный ветер настойчиво свистел в выдвижном патрончике над иллюминатором, освежая лоб.

Удобно устроившись в мягком кресле, Лазарев не дремал, как почти все вокруг него. В руках полковника был журнал «В мире книг». Иван Никитович выкраивал время в частых служебных командировках, чтобы следить за книжными новинками.

Но сегодня читалось плохо.

Со стороны казалось, что этот крупный мужчина в желтом кожаном пальто на меху целиком поглощен чтением. И никто из пассажиров самолета не подозревал, какие мысли бродят в голове человека в кожанке, пока его глаза скользят по страницам.


Саша учит английский

Поездка на ракетодром, впечатления, вызванные ею, зародили у Лиды мысль открыться отцу вопреки советам мужа. Когда кончилась работа, Лида дождалась Сергея Петровича и села в автобус вместе с ним. От остановки отец с дочерью не торопясь пошли к коттеджу Стрельченко. Сергей Петрович поддерживал Лиду под руку, старательно избегая в разговоре всякого упоминания о ее муже.

— Папа, почему ты не любишь Сашу? — прямо спросила Лида.

— А за что я должен его любить? — ответит вопросом Сергей Петрович. — За то, что, едва познакомившись, он воспользовался ветреностью моей дочери и женился на ней? За то, что настраивает ее против меня?

— Против тебя? — пораженная, переспросила Лида. — Почему ты так думаешь? Это неправда! Саша всегда отзывается о тебе и маме очень хорошо.

— Тогда почему же ты стала скрытной, Лидуся? — ласково упрекнул дочь Сергей Петрович, поднимая ее лицо за подбородок. — Это не в твоем характере. Вспомни, как раньше ты делилась со мной каждой мыслью! А теперь? Я ничего не знаю о твоей новой жизни. Почти ничего, хотя ты замужем уже два месяца. Знаю только, что твой муж не пьет, приносит тебе гостинцы, аккуратно ночует дома. И только. А есть ли у вас общие интересы! О чем вы беседуете, спорите между собой? Чем увлекаетесь? Думает ли он учиться, как обещал тебе до женитьбы, или это пустые слова?

Случай сам шел навстречу Лиде!

— Ты несправедлив к Саше, — с жаром начала Лида. — Это я виновата, давно не забегала к вам. А сегодня собралась. И как раз хотела поговорить обо всех наших делах.

Лида уже открыла рот, чтобы рассказать отцу о своих беседах с мужем, но внезапно новая мысль осенила ее. Она хорошо знала щепетильность отца и не сомневалась, что он сочтет своим долгом тотчас же пересказать весь разговор Рампиловскому. «А что дальше? У Саши может случиться неприятность. Чего доброго, еще и на работу к нам не примут! А папа? Совсем рассердится на Сашу. Не лучше ль придержать язык? Саша сам вот-вот будет ездить на ракетодром».

Успокаивая себя этими рассуждениями, Лида молчала.

— Что же ты, девочка моя? — обнял дочь за плечи Сергей Петрович.

В свете электрического фонаря Лида увидела глаза, добрую улыбку отца и на минуту действительно почувствовала себя снова совсем маленькой девочкой.

— Папка, дорогой, я так люблю тебя, — чувствуя подступающие к глазам слезы, страдая от необходимости молчать, вдруг жарко шепнула Лида вне всякой связи с разговором.

— И я, — просто ответил Сергей Петрович, целуя дочь.

Они постояли так, обнявшись, слегка раскачиваясь, как делали когда-то, но Сергей Петрович почувствовал, что прежней душевной близости с дочерью у него больше нет. Что-то мешало ей. Лида рассказывала разные пустяки, не касаясь сокровенного. «Уходит от меня, — с горечью подумал Сергей Петрович. — Стесняется. Или это неизбежное, возрастное?»


Ночью, накануне очередного рейса Горюнова в Обручев, Лида проснулась от жажды, босиком прошлепала на кухню, всласть напилась прямо из крана такой ледяной воды, что заломило зубы. Перед зеркалом постояла немножко, потом полюбовалась на мужа. Ночник-сова с желтыми глазами бросал на постель слабый свет.

Горюнов спал, как всегда, на спине, дыша ровно и беззвучно. Он никогда не храпел, засыпал мгновенно, но не крепко. И на этот раз он пошевелился под взглядом жены, словно собираясь проснуться, но не открыл глаз, а отчетливо и быстро проговорил:

— Хэллоу! Уот лэборэтриз даз дэ колидж пазэс?[1]

Лида застыла на месте, пораженная внезапными звуками чужого языка. Не сразу сознание выделило из длинной непонятной фразы слово «хэллоу». Еще через секунду всплыло: «лэборэтриз», сходное с русским «лаборатория».

Затаив дыхание, молодая женщина склонилась над кроватью, испуганно всматриваясь в красивое лицо мужа.

— Саша!

Горюнов проснулся, едва Лида коснулась его плеча, сел, свежий, без признаков сна, словно это не он только что спал.

— Ты чего бродишь, Лидусь?

— Саша, ты сейчас что-то сказал во сне по-английски!

У Горюнова тревожно блеснули глаза.

— По-английски? Шутишь, Лида! Просто я забормотал что-нибудь во сне, как индюк! И почему по-английски, а не по-японски? Ты же не знаешь английского языка.

— Не знаю, но в школе-то учила! «Гуд моонинг» — доброе утро, «гуд бай» — до свидания, «плииз» — пожалуйста, «хэллоу» — здравствуйте. А ты совершенно ясно сказал «хэллоу»! И еще что-то вроде «лаборатория».

— Нет, серьезно?

— Клянусь! Не шучу же я с тобой среди ночи.

Горюнов неожиданно расхохотался. Хохотал долго заливисто.

— Ну и умора, Лидусь! Нет, надо же так заучиться!

— Заучиться?

— Конечно. Не понимаешь? Я тебе не говорил, хотел сюрпризом… Я уже месяц, как учу английский язык. Учебник в машине, под сиденьем. Как где встал на погрузку, сейчас его в руки и зубрю: «биг, уайт, блэк…» Я уже до пятидесяти счет знаю. Не веришь? Сяушай: уан, туу… — старательно начал Горюнов.

— Ф-фу-у, как ты меня напугал! Я не знала, что и подумать: лежит мой муж, Сашка, и вдруг бормочет по-английски!

— Нельзя мне, видно, так усердно зубрить, — с раскаянием сказал Горюнов. — Бредить начал во сне. Но, знаешь, мне стыдно перед тобой. Я ведь дал тебе слово учиться! Вот перейду к вам на работу, поступлю в вечернюю школу. А пока хоть язык подучу.

Горюнов ласково потрепал волосы Лиды, поцеловал ее.

Ласка мужа окончательно развеяла тревогу молодой женщины.

Если бы Лида могла читать его мысли!

Целуя жену, Александр Горюнов, он же Николай Иванович, он же Майкл Дрю, с холодным бешенством ругал себя последними словами.


Рейс в Обручев

Грузовик легко бежал по хорошо накатанному снежному пути. Поглядывая на дорогу, Дрю одновременно смотрел на столбы с надписью «Запретная зона» и колючей проволокой между ними. Он знал, что они охватывают огромную территорию, конец которой теряется где-то в болотах за сотню километров, если не больше, к востоку от сопок, прятавших Сосногорск. Так говорили жители города. Внутри этой территории и располагался ракетодром со всеми его службами и институтом. Стартовая площадка заодно с институтом опоясывалась по всему периметру иным, капитальным ограждением. Первая ограда — из густой колючей проволоки на деревянных кольях. За ней широкая полоса девственного снега, не запятнанного ничем, кроме птичьих следов. Вторая высокая ограда из металлической сетки на бетонных столбах. Десятиметровые вышки. На них — бдительные часовые в тулупах до пят. Пытаться прорваться сквозь подобную линию заграждения — чистое безумие.

Подъезжая к Обручеву, Дрю взглянул на часы и прибавил газу.

Вдоволь поколесив по окраинным улочкам города, несколько раз останавливая свой грузовик за углом, чтобы удостовериться, не преследует ли его какая-нибудь машина, Дрю выехал к железнодорожным пакгаузам. Здесь мотор начал чихать, а вскоре и совсем заглох. Чертыхаясь, шофер вылез из кабины, открыл капот.

Две минуты спустя около неисправного грузовика собралась стайка любопытных малышей. Присоединился к ним и чернобородый человек в телогрейке, серых валенках, потертой ушанке, вывернувшийся невесть откуда.

— Что, шофер, искра в баллон ушла?

— Да вот, заглох среди дороги, — отозвался Дрю, мельком взглянув на бородача. — А вы что тут собрались? Марш отсюда, пока я вам ноги не перебил.

Ребятишки прыснули врассыпную от сердитого шофера.

— Давай подсоблю. За ручку крутнуть?

— Крутни полегоньку.

Возясь под капотом и одновременно зорко поглядывая вокруг, Дрю обменивался с чернобородым короткими фразами.

— Живешь у Красавки?

— У нее.

— Как с работой?

— Поступил сцепщиком на станцию.

— Хорошо. А она?

— Табельщицей в паровозное депо.

— Отлично. За сосногорскими составами может проследить?

— Вполне.

— С чем они идут?

— С дибораном.

— При неудаче с пропуском используем третий вариант. Подготовь резак.

— Понятно. Сейчас задание будет?

— Да. Пусть Красавка сегодня же возьмет двухдневный отпуск. По семейным обстоятельствам, к врачу, на свадьбу подруги, куда угодно. В Сосногорске она должна встретиться с известным ей конструктором Павлищевым и любым способом завладеть его пропуском в четвертый отдел. Павлищев должен быть уверен, что потерял пропуск. Не пугать, внушить ему мысль, что самое лучшее пока — сказаться больным, отлежаться дома, заявлять сразу о потере пропуска.

— Ясно. Что еще, шеф?

— Немедленно по возвращении Красавки с пропуском бери его и выезжай с ним в Сосногорск, ко мне.

— Явка?

— Позади гаража спирто-водочного завода у трансформаторного киоска в семь вечера.

— Будет исполнено.

— Рация получена?

— Да. И деньги.

— Связь с центром?

— Установлена. На ходу поезда.

— О Михайле сообщено?

— В первой же передаче.

— Я доволен тобой, Аро!

— Благодарю, шеф. Можно идти?

Аро пошел своей дорогой. Капот с грохотом опустился. Мотор заработал. Грузовик захрустел шинами по снегу, покатился мимо пакгаузов.

Пройдя несколько кварталов, Аро вышел к железнодорожному вокзалу. Скромному сцепщику предстояло вскоре приступать к работе.

А поздно вечером в маленьком уединенном домишке Аро наблюдал за сборами крымской приятельницы Павлищева, срочно выезжавшей в Сосногорск к своему дружку.

Еще учась в десятом классе, Маруся Жохова пошла по стопам матери, опытной московской спекулянтки. Выполняя ее поручения, девочка торговала по воскресеньям на Коптевском рынке из-под полы отрезами дефицитного габардина, тюлем, лакированными туфлями.

В восемнадцать лет, окончив школу, к этой профессии она добавила еще одну, не менее прибыльную. Вызывающе разодетая, ярко накрашенная, Маруся каждый вечер отправлялась фланировать к гостинице «Метрополь». Здесь, разгуливая по Театральному проезду и площади Свердлова, она толкалась в очереди к билетной кассе, у входа в ресторан. Смазливая молодая девушка недолго оставалась в одиночестве. Вечер завершался попойкой в ресторане и поездкой в такси вдвоем со случайным спутником.

Спустя год Мария Жохова усовершенствовала свою практику. Заведя знакомства среди служащих гостиниц «Москва» и «Украина», она начала звонить в номера, занятые одинокими приезжими мужчинами. Чаще ее стыдили по телефону. Но иногда собеседник на другом конце провода охотно поддерживал игривый разговор, пересыпанный двусмысленностями, и заканчивал его приглашением подняться к нему в номер «на чашку чая».

Одна из таких встреч завершилась необычно. «Клиент», тощий, но жилистый мужчина, с неприятным запахом изо рта, говоривший по-русски с едва уловимым иностранным акцентом, уплатил Жоховой вдвое больше того, что она запросила, но не отпустил ее от себя, а повел в ресторан. Там к их столику подсели еще двое молодых мужчин в беретах, замшевых куртках с бесчисленными «молниями». Завязался разговор, оживленный, но тихий, на каком-то гортанном твердом языке. Жохова не понимала ни слова и, скучая, тянула через соломинку коктейль, догадываясь все же по косым быстрым взглядам, что речь идет и о ней.

Из ресторана новый знакомый отвез Жохову домой и велел утром снова явиться к нему в номер. «Понравилась», — сделала вывод обрадованная девица.

Сверх ожиданий, утром иностранец не стал укладывать Жохову в постель, вызвал такси и отправился с нею в Серебряный бор.

— Хочешь зажить широко, по-настоящему, купаться в деньгах? — без обиняков спросил щедрый иностранец. — Тогда делай все, что я тебе скажу.

На пляже Жохова получила приказание завязать знакомство с морским офицером, в одиночестве загоравшим на песке, увлечь его подальше от одежды.

Через два дня задание усложнилось. Жоховой пришлось самой выкрасть документы у военнослужащего, который пустился с нею в любезности на Химкинском пляже.

А еще через месяц Жоховой было прямо объявлено, что она все это время исправно снабжала документами военнослужащих иностранную разведку, оказывала ей ценные услуги и занесена в списки сотрудниц.

Новость не произвела удручающего впечатления на Жохову. Яблочко уже созрело вполне. После короткого колебания Мария Жохова, Марианна, как она переименовала себя, считая, что так будет шикарней, дала подписку работать на американскую разведку.

Летом Жохова получила приказ переехать из Москвы в Обручев, купить там домик. Жаль было оставлять столицу, но Марианна хорошо понимала, что об ослушании не может быть и речи.

Вскоре последовал новый приказ — поехать на месяц в Ялту и там сблизиться с отдыхающим в санатории «Энергия» конструктором Павлищевым. Марианна поняла, что надвигаются большие события.

Теперь, не стесняясь Аро, Марианна меняла белье и слушала наставления своего квартиранта и руководителя:

— Поможешь Павлищеву добраться домой. Утром позвонишь ему, посоветуешь взять бюллетень. Главное — напоить до беспамятства, чтобы не помнил, где потерял, что говорил, с кем. На вот порошок, подсыплешь ему незаметно.

— Это яд? — попятилась Марианна.

— Дура! Он нам живой нужен.


Беспокойная душа

С высоты Яковлев разглядел сквозь слабую утреннюю дымку длинную взлетную полосу аэродрома, ряды серебристых самолетов. Медлительные, словно гусеницы, бензозаправщики тяжело волокли свои длинные тела. В сторонке отдельно стояли белоснежные стреловидные ТУ-104.

К дверцам ИЛ-14 подкатили сходни, и Яковлев первым сбежал вниз. Быстро вышел к стоянке такси, рванул дверцу машины.

— В город!

Рослый полковник с открытым симпатичным лицом, начальник областного управления милиции, куда прямо из аэропорта приехал Яковлев, встретил его радушно. Яковлеву отвели отдельный кабинет, поставили раскладною кровать, и майор с головой погрузился в изучение доставленных ему за последние полтора месяца дел.

Трое суток, едва урывая несколько часов для сна, Яковлев вчитывался, анализировал, звонил, уточняя подробности.

Два убийства, шесть ограблений, одиннадцать краж денег вместе с документами. И ни одной окончательной пропажи паспорта, профсоюзного, военного билетов, удостоверения личности.

Не довольствуясь протоколами дознаний, показаниями свидетелей, Яковлев сам побывал у родственников всех погибших и ограбленных, чтобы удостовериться, не пропал ли хоть какой-нибудь документ. Напрасно!

Правда, в трех случаях документы остались неразысканными. Но в одном случае это был паспорт женщины, в другом — глубокого старика, в третьем — инвалида Отечественной войны с лицом, обезображенным пожаром в танке. Никто, хоть отдаленно, не напоминал внешним обликом Аро или Николая Ивановича.

Однако майор не сдавался.

Из управления милиции Яковлев перенес свой розыск в городские отделения. Упорно, методично он листал журналы, расспрашивал дежурных. Наконец ему попала в руки любопытная запись. Шофер таксомоторного парка Иван Загоруйко сообщал пятому отделению милиции о своих подозрениях.

Ночью с его такси, не доезжая Ольгино, сошли в селе Шуй двое. Один пьяный, другой трезвый, за всю дорогу не проронивший ни слова. Из бессвязной болтовни пьяного шофер сделал вывод, что он только нынешним вечером познакомился в ресторане со своим молчаливым попутчиком. Нет ли тут какого умысла? Чего проще: напоить человека да и ограбить ночью на пустынной дороге. Чудно и то, что рядились ехать до Ольгино, а слезли на полпути, в селе Шуй.

— Расследование по этому делу произвели? — спросил Яковлев начальника отделения милиции.

— Помилуйте, товарищ майор, какое же тут расследование? Мало ли кому что чудится! Заявления об ограблении не поступало. Наверняка ехали два приятеля, надумали сойти, где им заблагорассудилось, а шоферу бог знает что померещилось. Он ведь на этом не успокоился, еще раз к нам приходил, доказывал. Тоже мне — Шерлок Холмс из автобазы! — презрительно закончил начальник отделения, ища в глазах Яковлева одобрения.

— А как выглядел тот, второй, который сопровождай пьяного. В записи об этом ничего нет.

— Не могу знать, товарищ майор. Дело было в ноябре. Может, шофер и толковал что, да я запамятовал. Вызвать его?

— Не надо.

Вскоре Яковлев уже шел по двору таксомоторного парка. От диспетчера он узнал, что «победа» шофер., Загоруйко стоит на профилактике, в рейс не вышла.

Загоруйко понравился майору сразу. Маленький, немного потешный в своей куцей замасленной телогрейке, но проворный в движениях, с умным взглядом зеленых глаз, шофер с полуслова понял, чего от него хотят.

— Насилу нашелся человек с понятием! А то в милиции только насмешки строят: «Ты, говорят, нам психологию тут не разводи. Подавай факты». А где я им факты возьму? Это уж ихнее дело пошарить вокруг.

— Иван Михайлович, расскажите об этом рейсе все, что вы знаете, — попросил Яковлев, усаживаясь с шофером в дальнем углу профилактория в полуразобранную «победу». — Только не фантазируйте! Важно знать каждую мелочь, но не вымышленную. Иначе вы нам не поможете, а только запутаете.

— Серьезное дело нащупывается? — сочувственно спросил Загоруйко.

— Там видно будет, — уклончиво ответил Яковлев. Итак, прежде всего: как выглядел трезвый пассажир.

— Значит, так: черненький, смуглый. Под вид грузина или армянина. Тонкогубый. Росту среднего. Из себя худощавый. Воротник и шапка цигейковые. Я его хорошо под фарами разглядел. А запомнилось потому, что сразу подозрение в голову ударило. И вообще мне тот день па мятный: два баллона спустило, горючка на трассе кончилась, пришлось позычить у ребят.

У Яковлева заблестели глаза, глухо забилось сердце. Да это же портрет Аро! И даты совпадают.

— А как выглядел пьяный? Сколько ему примерно лет? Куда он ехал? О чем рассказывал попутчику? Не называл ли свою фамилию, место жительства, профессию? Были ли у него вещи?

Загоруйко едва успевал отвечать на градом сыпавшиеся вопросы, досадуя на себя, что память сохранила очень немногое.

Из таксомоторного парка Яковлев уехал охваченный нетерпением. На этот раз он, кажется, ухватился за кончик паутинки! Только бы распутать ее всю, не оборвать снова.

Ночью, шагая по тесному кабинету, Яковлев сопоставлял все добытые за день факты. Облик пьяного пассажира, за исключением цвета волос (но что могло быть легче их перекрашивания!), примерно совпадал с описаниями внешности Николая Ивановича. Сходился и возраст. Видимо, Аро добывал документы главарю группы. «Умница ты, Загоруйко! — с горячей благодарностью подумал Яковлев. — Умница, беспокойная душа». Но следом нахлынули сомнения.

«Сигнал есть. Но не ошибаюсь ли я? Не простые ли это совпадения? Составил схему и сам увлекся ею, — размышлял Яковлев. — Завтра я приеду в Шуй, и все разъяснится самым обыденным образом. Разъяснится ли? Разве не находка для шпиона одиночка, без родни, в дороге? Милиция ждет заявления об ограблении. Но кто же сообщит об исчезновении бедняги? Нет, тут все рассчитано наверняка. Никто его не ждет, не разыскивает. Скверно, что неизвестны ни фамилия, ни местожительство. Трудно придется. На целину собрался… Нет, видно, не суждено тебе было побывать на целинных землях, скрестилась твоя дорога со шпионской тропкой!»


На дне

— Вот здесь я, значит, развернул машину. А они пошли туда, — показал на крайние избы селу Шуй иван Загоруйко.

Видно было, что участие в расследовании, собственная важная роль в нем нравятся шоферу до чрезвычайности. Он так и сиял.

Яковлев осмотрелся. Снег на полях. Черные избы с редко струящимся дымком из печных труб. Громадная старая ветла у тракта. Вековой сосновый бор на крутом холме над селом.

Опросить два десятка домохозяек не составило большого труда. Выяснилось, что никакие приезжие в ту ноябрьскую ночь не ночевали в Шуе, но колхозница Овдина допоздна укладывала сено во дворе и заметила две темные фигуры на тропе, ведущей к реке.

— Поезжайте обратно в город, — приказал Яковлев шоферу милицейской машины, — и привезите сюда водолаза с полным снаряжением. Вот вам записка к полковнику. — Майор вырвал листок из блокнота, набросал несколько фраз, придерживая блокнот на колене. — Вы, товарищ Загоруйко, пока тоже возвращайтесь домой. Но я вас еще побеспокою.

— Какой может быть разговор! — крайне польщенный, сказал шофер. — Всегда готов, как пионер.

«Победа» с Загоруйко умчалась, а Яковлев тронулся по тропинке к реке. Впереди размашисто, по-мужски шагала Овдина, указывая тропу.

Берег в этом месте был невысок, но обрывист. Могучая река дымилась, не желая сдаваться сибирскому морозу. Лишь кое-где по воде плыла шуга, предвещая близкий ледостав.

Майор отпустил колхозницу и занялся обследованием прибрежной полосы. Шаг за шагом он продвигался вверх по течению, всматриваясь в каждый кустик, ощупывая взглядом каждую бороздку на обрыве, пучок прошлогодней сухой травы. Пройдя с четверть километра, Яковлев вернулся к исходной точке и возобновил изучение берега у самой воды, но на этот раз вниз по течению.

Сто метров… Двести… Триста…

С каждым новым шагом тревога Яковлева усиливалась. Неужели он стал жертвой собственного внушения? Или время сгладило все следы? А может быть, это сделал сам Аро? Второпях, ночью? Невероятно.

Пошла четвертая сотня метров, когда внимание Яковлева привлекла черная шерстинка на корнях багульника. А вот и вторая. Не двигаясь с места, майор фиксировал взглядом каждый квадратный сантиметр поверхности глинистого обрыва. Вот вырванный с корнем пучок травы. Глубокая вмятина, видимо, от носка сапога или ботинка.

Через полчаса майор неоспоримо установил: в этом месте кто-то сползал на животе либо кого-то спускали вниз с обрыва. Место для спуска настолько неудобное, что ни один житель села пользоваться им не стал бы. Это исключалось. Значит?..

Все так же торопливо всплескивая, река быстро несла свои воды. Пар клубами поднимался над волнами. Казалось, в реке течет кипяток. Яковлев присел, окунул руку и сейчас же выдернул ее. Вода была нестерпимо холодна.

Стоя у обрывистого берега, Яковлев мысленно воссоздал драму, разыгравшуюся здесь. Выйдя к реке, Аро повел свою жертву сюда, подальше от изб. Именно повел. Маловероятно, чтобы он тащил уже труп. Убийство совершено тут, ножом, кастетом. Завладев документами, Аро столкнул труп с обрыва. Затем сам спустился, придерживаясь за корни багульника, вгоняя носок сапога в глину.

Дальше предстояло утопить труп. Просто бросить тело в воду рискованно. Оно вскоре всплывет. Нужен груз. Он всюду под рукой — крупные обкатанные рекой валуны. Конечно, далеко не просто закрепить груз на теле, но Аро мог предусмотреть это, захватить с собой веревку, наконец, снять пояс с убитого.

Словно пытаясь вырвать у реки ее тайну, Яковлев пристально всматривался в черную глубину.

Греясь в крайней избе, майор не отрывался от окна. Едва вдали показалась зеленая «победа», он выскочил на тракт.

Водолаз, здоровенный сибиряк с неправдоподобно широкими плечами и выпуклой грудью, здороваясь, так сжал руку Яковлева, что тот едва не вскрикнул.

— Не обидела вас природа силенкой! — покачал головой майор, дуя на склеенные пальцы.

— Есть маленько, — согласился водолаз. — Откуда будем начинать, товарищ начальник?

На берегу Яковлев и шофер помогли водолазу влезть в скафандр, подвязать башмаки с полупудовыми подошвами, надеть тяжелую манишку, завинтить гайки медного шлема. Удостоверясь, что дышится легко, все прилажено надежно, водолаз смело шагнул в парившую воду и вскоре же ушел в нее с головой.

Нет ничего томительнее вынужденного безделья. Полчаса, проведенные водолазом на дне, показались Яковлеву бесконечными. Несколько раз он обманывался: усталые глаза принимали игру света в воде за отражение от шлема. Когда же водолаз и в самом деле вышел из воды, он оказался намного ниже по течению.

Почти бегом Яковлев устремился к водолазу.

— Ну?..

Водолаз отрицательно замотал головой в шлеме, начавшем обмерзать.

Зимний день короток. Все же водолаз успел еще два раза спуститься в реку, обследовал дно на добрых полкилометра вниз по течению, но без успеха.

— Дюже несет, — рассказывал в избе водолаз, растирая перед огнем покрасневшие от холода руки. — Такая река паровоз утащит. Надо полагать, этот утоплый теперь где-нибудь к Ледовитому океану плывет. Не иначе.

Наступление сумерек оборвало поиски.

— Шабаш! — решительно сказал водолаз.

— А если я еще минут хоть на десяток спущусь? — предложил Яковлев. — Раза два мне лазить приходилось.

— Что вы, товарищ начальник! Непривычный человек — и под воду? Ни в коем разе. Да и бесполезно. Ни фига мы тут не разыщем.

Яковлев и сам понимал, что лезть в бешеную ледяную реку без тренировки равносильно самоубийству. Уж если такой богатырь, опытный водолаз не сумел разыскать тело, значит, его тут нет. Унесло. Или… его тут и не было.

В город возвращались в мрачном молчании. Шофер гнал машину со скоростью восемьдесят километров, лихо закладывая виражи. Водолаз шумно вздыхал. Ему казалось, что он тоже виноват в неудаче. Яковлев сидел с закрытыми глазами. «Что же теперь предпринять?»


Ворота открылись

Со стороны казалось, что супруги Горюновы едва ли не самая счастливая и дружная пара на свете. На работе Лида рассказывала подругам о своем муже так много хорошего, что все завидовали ей.

— Повезло тебе, Лида, — со вздохом говорили девушки-копировщицы. — Культурный, заботливый не пьет. И зарабатывает хорошо.

С похвалой отзывался о жене и Александр Горюнов. Товарищей по гаражу у него уже насчитывалось немало. Щедрый, веселый, всегда готовый поставить угощение, Горюнов нравился многим молодым водителям.

Не обманывался насчет «семейной идиллии» только Майкл Дрю. Он отлично понимал, что простодушная, ослепленная любовью Лида ничего не подозревает. Но если она узнает… Дрю видел, что Лида скорее пожертвует своей любовью, счастьем, самой жизнью, но никогда не станет его сообщницей.

Сознание этого бесило Дрю, однако из осторожности он перестал расспрашивать жену о ракетодроме, институте и удвоил свою заботливость… Редкий день он возвращался из гаража с пустыми руками. Пяток мандаринов, яблок, коробка конфет, какой-нибудь другой гостинец почти всегда вручались Лиде вечером. Для виду она корила мужа, а сама таяла от удовольствия.

В такие минуты Дрю чувствовал что-то вроде симпатии к Лиде. Очарование молодой женщины было столь велико, что даже шпион невольно поддавался ему. Сравнивая мысленно Лиду с женщинами, которых он знавал в Штатах, Дрю не мог не признать, что они уступали ей по обаянию. Мысль эта заставляла улыбаться.

— Ты чему улыбаешься, Сашенька? — ласково спрашивала Лида.

— Да вот вспомнил, как вчера Володя в клубе вальс танцевал. Умора!

— Бедный, мне так жалко его!

— Надо научить парня танцевать. Я как-нибудь возьмусь за него. Да чего лучше, я уже говорил тебе, — пригласи его к нам на выходной, поучим дома.

— А ревновать не будешь? — задорно спрашивала Лида.

— К этому сопляку? — презрительно усмехался Дрю.

— Опять грубость! — огорчалась Лида. — Как она из тебя временами прорывается, странно даже.

— Не буду больше, — поспешно каялся Дрю. — Извини, родная.

Внешнее благополучие не могло смягчить состояние тревоги, в которой все время жил Майкл Дрю. В разведывательной школе его научили многому. Он мог бежать несколько километров подряд, подолгу плыть под водой, не испытывая головокружения, карабкаться по скалам, метко стрелять в полной темноте на звук голоса, на ходу вскакивать на поезд. Мог бросить через голову человеке, сломать ему руки. Знал приемы джиу-джитсу, болевые точки на теле человека, отдающие его во власть обладателя этих приемов.

Все эти навыки могли понадобиться Дрю и здесь, в Сосногорске, понадобиться в любую минуту. Возвращаясь с работы, он никогда не входил сразу в свой дом. Пользуясь сумерками, внезапно затаивался на поворотах, проверял, нет ли за ним слежки. На работе, в клубе весело смеялся, казалось бы, всей душой отдавался разговору, в то же время непрерывно следил за людьми, которые его окружали. Вступив на советскую землю, Дрю ни дня, ни часу не оставался спокойным. Ночью, лежа рядом с женой, «примерный семьянин» часто просыпался внезапно, словно от толчка. Не двигаясь, Дрю напряженно прислушивался. Ровно капает вода из крана в кухне… Чу, хлопнул ставень! Скрипнула половица в коридоре. Еще… Идут?! Бесшумно, чтобы не разбудить Лиду, но поспешно Дрю одевался, на цыпочках крался к входной двери, припадал к ней чутким ухом. Удары сердца мешали слушать. Нет, никого. На этот раз никого… Проклятые нервы!

Однажды Лида проснулась и удивилась, увидя совсем одетого мужа у двери.

— Ты куда, Саша?

— Ставень хочу подвязать, — нашелся Дрю. — Хлопает и хлопает.

Откуда придет опасность, Дрю не знал, но всегда держался наготове. Выпилив квадратик в полу, под линолеумом, за печкой, он спрятал там пачку денег, стилет и фотоаппарат. Для многозарядного пистолета бесшумного боя это хранилище не годилось. Для него пришлось выдолбить тайник под окном, в толстой стене дома. Собираясь по утрам на работу, Дрю незаметно извлекал его оттуда, пока Лида возилась на кухне с завтраком.

Дрю убеждал себя, что форсирование границы прошло на редкость гладко. Документы у него подлинные. Аро опытен и осторожен, да и не дастся живым. Дашкевич? Но он ничего не знает. Если его схватили, он сообщил лишь приметы их обоих. Конечно, и это плохо. Но опасность ничтожна. Легче найти иголку в стоге сена. Остаются маловероятные случайности.

Однако, успокаивая себя этими рассуждениями, Дрю сам плохо верил им. Советские люди очень неожиданны в своих поступках, непонятны… И вовсе они не просты, не доверчивы, как представлялось из-за рубежа.

Воскрешая в памяти весь путь от границы до Сосногорска, Майкл Дрю не видел на нем ни одного человека, пригодного к вербовке. Сплошь фанатики. Скорей бы проникнуть в институт и убраться благополучно из этой загадочной страны!

Ненавидя самое слово «советский», Дрю вынужден был играть роль активного советского гражданина. В гараже спирто-водочного завода открылся кружок текущей политики. Аккуратнее всех шоферов на занятия ходил Майкл Дрю. Сознавая нелепость ситуации, он бойко отвечал на вопросы руководителя кружка об американском колониализме, безработице и расовой дискриминации в США. «Скоро ты Маркса будешь зубрить, — насмехался над собой шпион. — Ну да ничего. Только бы добыть чертежи! Уж тогда-то я развернусь. Балбес Тэд еще позавидует мне, черт побери!»

Про себя Дрю твердо решил, что если до конца месяца его не зачислят в гараж ракетодрома, он прибегнет к «варианту № 3».

Однако фортуна улыбнулась Дрю. Вечером в субботу, на другой день после возвращения из Обручева, он сразу заметил по виду жены, что она принесла ему какую-то приятную весть.

— Лидок, не томи, пожалуйста!

— А, догадался! Сказать или не сказать? Ладно, не буду мучить: в понедельник с утра иди в отдел кадров, оформляйся на работу.

Дрю схватил жену в объятия, закружился с ней по комнате.

— Пусти, дурной, уронишь! — тщетно вырывалась Лида.

В понедельник Дрю оформил свое увольнение со спирто-водочного завода, явился в отдел кадров почтового ящика № 13 и получил долгожданный пропуск. Предварительно пришлось заполнить еще несколько анкет, в дополнение к прежним. Дома, сравнивая свой пропуск с Лидиным, Дрю обнаружил отличие — косую красную полосу через всю книжечку. Спрашивать Лиду, что это значит, он не стал, чтобы не обнаружить чрезмерную заинтересованность. Неприятно поразила четкая надпись крупным шрифтом: «Без права въезда после 18 часов». Пропуск дневной. Ничего. Важно попасть на территорию института, а там можно инсценировать поломку машины, дождаться темноты.

Впервые перед Дрю открылась калитка во двор громадного бетонного гаража, на который он до сих пор только жадно поглядывал, идя мимо на работу. Машину новому водителю выделили хорошую — кузовной четырехтонный ЗИЛ с пробегом всего в двадцать тысяч километров.

— Проверь крепления, смажь все точки, — сказал автомеханик, подведя новичка к машине. — Завтра поедешь первым рейсом на кислородный завод. Правила техники безопасности знаешь? У тебя какой класс?

— Знаю. Второй.

— Тогда порядок. Не забудь только ящик с песком и огнетушитель.

Назавтра с грузом жидкого кислорода Майкл Дрю подъехал к заветным воротам.

Сержант придирчиво проверил пропуск, несколько раз перевел взгляд с фотокарточки на лицо шофера.

— Новенький?

— Первый день.

— Подними сиденье. Так… Открой капот.

Сержант встал ногой на шины, заглянул в кузов, обошел машину вокруг.

— Можешь ехать.

У вторых ворот все повторилось. Перед третьими вышла неожиданная заминка. Не возвращая пропуска, солдат охраны ушел в будочку вахты. Дрю видел, как он снял трубку телефона, беззвучно зашевелил губами. «Ловушка? Отсюда не выскочишь!» Тошнотно засосало в желудке. Сохраняя прежний беспечный вид, Дрю повел глазами вокруг. Впереди и позади несокрушимо стояли линии ограждения. «Неужели конец? Так глупо…»

Но все обошлось благополучно. Солдат вышел из будочки, возвратил пропуск.

— На всякий случай позвонил. Первый раз тебя вижу. Думаю, не вышло б ошибки какой, — пояснил солдат причину задержки. — Наша служба строгая.

— Это ты верно говоришь, — поспешно поддакнул Дрю.

Наконец и последние, третьи, ворота захлопнулись за грузовиком. Впереди открылась бетонная дорога. Дрю глубоко вдохнул воздух расширенными ноздрями, крепче сжал в руках штурвал и выпрямился. Теперь — вперед!

Благодаря рассказам жены, Дрю до мельчайших подробностей представлял себе дорогу к институту. Представлял так ясно, словно сам не раз проезжал тут.

Вот и развилок, от которого правая бетонная дорога отходит к институту… Но где же она? Дорогу перекрывала еще одна линия заграждения…

Часовой у ворот проверил пропуск шофера и махнул рукой вдоль ограждения:

— Туда езжай. На промежуточном складе разгрузишься.

— На каком складе? У меня жидкий кислород. Путевка на стартовую площадку, — внутренне содрогнулся Дрю. Как ни владел он собой, голос его изменился.

— К площадке и институту во внутреннюю зону тебе проезд закрыт, — пояснил солдат. — Новенький, еще зеленый, потаскаешь с годок лямку — и тебе пропуск с красной полосой дадут.

Голос солдата звучал в ушах Дрю похоронным звоном.

Возвращаясь после разгрузки в гараж, Дрю рвал рычаг переключения скоростей, тормозил так, что на бетоне оставались темные полосы от шин. Злоба душила его. Потерять столько драгоценного времени, так все продумать, так рисковать и лишь для того, чтобы упереться лбом еще в одну линию заграждения! Было от чего сходить с ума!


«Типичная асфиксия»

Неудача в селе Шуй не заставила Яковлева отступить. Уверенность, что он напал на след именно Аро, еще не окрепла. Однако многое подтверждало эту версию: внешность смуглолицего пассажира, неожиданная остановка в селе, дата происшествия, следы на обрыве, показания Овдиной. Интуиция настойчиво говорила Яковлеву, что версия верна.

А раз так, не в его характере было сдаваться. Рано утром следующего дня вместе с водолазом он снова приехал в Шуй, на этот раз на моторной лодке.

Собрав стариков-рыболовов, владельцев лодок, майор подробно расспросил каждого. Выяснилось, что около Шуя течение отжимается к правому берегу, а после излучины — к левому. Года два назад в реке утонула колхозница. Труп выловили в трех километрах ниже села, в протоке у небольшого безымянного островка.

К обеду целая флотилия рыбачьих лодок под предводительством моторки вышла на реку. Рассыпавшись цепью поперек всего русла, забросив сети, рыбаки начали прочесывать дно. Если сети за что-то цеплялись, на лодке поднимали красный флажок, и моторка с водолазом спешила к ней.

Поиски начались снизу, в пяти километрах от Шуя. Постепенно, на веслах, флотилия двигалась вверх. Уже несколько раз водолаз спускался в воду, но неизменно оказывалось, что сети запутались в корягах или валунах, торчавших на дне.

Прошло три часа. Яковлев с тревогой посматривал на красное солнце, совсем низко спустившееся к горизонту, когда на средней лодке, в протоке, выбросили флажок.

— Поехали, — приказал Яковлев мотористу.

Описав полукруг, моторка, звучно татакая, легко понеслась по воде. У лодки с сигнальным флажком моторист сбавил обороты, удерживая свое суденышко на месте. Водолаз перекинул слоноподобные ноги за борт, ухватился за веревочный трап.

Протекло пять минут, десять, а водолаз все еще не показывался. Большая глубина, беспорядочная водяная толчея мешали видеть его. Яковлев перегнулся через борт, пытаясь все же рассмотреть водолаза на дне. Тщетно.

Знакомый медный шар выскользнул у борта моторки только на двенадцатой минуте. Сквозь стекло все увидели серьезное лицо водолаза.

— Нашли! — послышался глухой голос. — Можно тащить.

Яковлев снял шапку, пригладил волосы — жест, всегда означавший у него сильное волнение. Рыбачьи лодки сгрудились вокруг моторки. Над рекой повис возбужденный говор людей.

— Его меж двух валунов заклинило, — пояснил водолаз, успевший освободиться от шлема и помогавший тащить сети. — Пришлось один валун откатывать.

— Поосторожней, товарищи, — предупредил рыбаков Яковлев, — не повредите тело, особенно голову.

Тело извлекли из воды, уложили на брезент, разостланный на дне моторки. Яковлев стиснул челюсти: на месте лица у трупа вздулась сплошная студенистая масса зеленоватого цвета, вдобавок сильно изъеденная рыбами.

Все на том же брезенте, со многими предосторожностями труп доставили к берегу и перенесли в сельсовет. Яковлев соединился по телефону с управлением милиции.

Судебно-медицинский эксперт, фельдшер и фотограф приехали уже в полной темноте. Эксперт — горбоносый сердитый толстяк с сильной одышкой — хотел отложить исследование и вскрытие трупа до утра, но Яковлев раздобыл несколько трехсотваттных ламп и вежливо, но настойчиво потребовал:

— Прошу приступать!

Недовольно хмыкая, эксперт отделил остатки одежды от трупа и начал его тщательный наружный осмотр.

— Видите? Во многих местах уже образовался жировоск, хотя вода очень холодная, — обратился эксперт к Яковлеву. — Верное доказательство, что труп в воде давно.

— Какова причина смерти, доктор?

— Этого я вам пока не скажу, — уклонился от ответа эксперт. — Вот сейчас мы вскроем грудную полость, она нам многое пояснит.

Закончив вскрытие, врач извлек одно легкое и подготовил его к отправке.

— Необходимо лабораторное исследование, — пояснил эксперт. — Если в легких обнаружится планктон, тогда можно окончательно утверждать, что смерть наступила от утопления. Но уже и сейчас это почти бесспорно. На затылке, вот здесь, чувствуете, — рвано-ушибленная рана. Но она невелика, череп не проломлен. Человека оглушили тупым оружием, а затем сбросили в реку. Там и последовала смерть. Ни пулевых, ни ножевых ран на теле нет. Словом, типичная асфиксия. С рук уже снялись «перчатки смерти», но вы, наверное, знаете, что и без этого дактилоскопических оттисков мы все равно не получили бы из-за сильной мацерации кожи.

— Жаль, — разочарованно протянул Яковлев. — А я, признаться, сильно рассчитывал кое-что выяснить, выловив труп. Ну, что ж… Разрешите теперь мне ознакомиться с одеждой погибшего.

Осмотр не дал почти ничего. В карманах нашлись только две почтовые марки и серебряный гривенник. Ни одного документа, ни хотя бы почтовой квитанции, гостиничного счета. Как видно, убийца тщательно проверил карманы своей жертвы, прежде чем бросать тело в воду. Вызванный телеграммой, прилетел полковник Лазарев. Иван Никитович еще раз опросил водителя такси Загоруйко, и тот, перебирая в памяти каждое слово, услышанное от пьяного пассажира, сделал ценное добавление к своим прежним показаниям. «У нас на Лене не такие еще морозы», — сказал пьяный. «У нас на Лене…» — это сужало район поисков.

На совещании в областном управлении КГБ решили отправить голову трупа в Москву, знаменитому антропологу и скульптору Герасимову. Только он мог воссоздать скульптурную маску погибшего. Одновременно решено было выяснить, кто выехал осенью из населенных пунктов бассейна Лены, установить их приметы.

Самое же ценное предложение внес полковник Лазарев:

— С добытыми подлинными документами враг мог проникнуть на важные военные объекты. Надо установить, откуда получали проверочные запросы административные органы на Лене за последние полтора месяца.


Ресторанная сирена

— Я слушаю. Да. Что, что? Кто? М-м-м… — Павлищев метнул опасливый взгляд в сторону кухни, где жена готовила завтрак, прикрыл рукой трубку и понизил голос: — Понимаю. Конечно. Куда? Разумеется!

За утренним кофе Викентий Осипович с недовольной миной сообщил жене, что, несмотря на воскресенье, его срочно вызывают на работу. Предстоит сдать кое-какие чертежи, задержаться допоздна.

— Такая досада, мамочка. Как раз сегодня хотел с тобой в кино сходить. Ты уж меня не жди. Ложись баиньки сама.

Поцеловав огорченную супругу в лоб, Павлищев бодро сбежал по лестнице, но, пройдя квартал, повернул от автобусной остановки к гостинице. На втором этаже отыскал восемнадцатый номер, без стука толкнул дверь.

Нарядная, в черном, сильно декольтированном платье облегавшем ее стройную фигуру, подчеркивавшем высокую грудь, улыбающаяся Марианна стояла посреди комнаты.

— Мари!

— Викентий!

Шляпа и пальто полетели на диван. Чувствуя себя на седьмом небе, Павлищев заключил подругу в объятия. Когда первые восторги улеглись, Марианна деловито сказала:

— Не ходи никуда из номера. Не нужно, чтобы нас видели вместе. Закуску и немного вина я уже припасла.

— Марианночка, ты гений! — молитвенно сложил руки Викентий Осипович.

Из гостиницы Павлищев выбрался за полночь. Назавтра часть вечера договорились провести в ресторане.

— Только приезжай прямо с работы, не заходи домой, — настойчиво повторяла Марианна. — Слышишь? Позвони жене, что остался в бюро. Хорошо? Иначе застрянешь дома. В половине седьмого я жду тебя здесь. Опоздаешь на пять минут — уеду домой. Так и знай!

— Слушаю и повинуюсь!

— А сейчас пожуй вот этого снадобья, чтоб от тебя не пахло вином.

Весь понедельник Павлищев беспрестанно путал цифры, допуски, марки сталей, думая только о предстоящем свидании с Марианной. Однако с автобусной остановки направился было домой, чтобы не носить с собой пропуска. Но в переулке перед ним внезапно очутилась Марианна в синем пальто с серебристо-дымчатой лисицей на плечах.

— Ах, Вика, я не утерпела, вышла тебе навстречу, — капризно оттопыривая губки, сказала Марианна.

Павлищеву оставалось только взять подругу под локоть.

В ресторане парочка выбрала самый уединенный уголок за малиновыми бархатными портьерами. Павлищев подозвал официантку, хорошенькую блондиночку в боярском кокошнике, и распорядился:

— Бутылку рислинга, бутылку коньяку, триста граммов столичной, севрюжку и салатик. Чихиртма из баранины у вас есть? Тогда тетерева и бифштекс с яйцом.

За рюмкой коньяку Викентий Осипович совсем разнежился.

— В августе мы, крошка, опять поедем с тобой в Крым. Все расходы мои, Марианночка. Слово джентльмена. Нет-нет, и не спорь, дорогая.

Когда Павлищев выпил водки, Марианна забеспокоилась:

— Напрасно ты мешаешь коньяк с водкой. Это нехорошо для желудка.

— Пустяки! — браво отмахнулся Викентий Осипович. — Разве по стольку я пивал?

— Тебе лучше знать, — успокоилась Марианна. — Тогда и я выпью рюмочку коньяку. Но только возьми мне в буфете стакан апельсинового соку.

Через час веселье было в самом разгаре. За соседние два столика тоже подсели какие-то парочки. Павлищев был в ударе: много смеялся, рассказывал заплетающимся языком анекдоты, развязно вмешивался в разговор соседей. Хмель совсем одурманил его. Внезапно Павлищев замолчал, оперся на стол. В глазах, помутневших от алкоголя, мелькнула тревога.

— Что с тобой! — всполошилась Марианна.

— Знаешь, мне что-то нехорошо. Но это сейчас пройдет.

— Я ж тебя предупреждала!

— Ох, тошнит! — промычал в ответ Павлищев, почти не разжимая челюстей.

— Идем скорее к умывальнику. Сдержи себя.

Поддерживаемый Марианной, почти ничего не сознавая, Павлищев пересек зал. Никто не обратил внимания на его вид. Слишком заурядны были в ресторане подобные сцены.

Сняв с Викентия Осиповича пиджак, ослабив галстук и расстегнув рубашку, Марианна сунула его голову под кран.

Холодная вода привела в чувство Павлищева. Он открыл глаза, припал к крану, жадно, взахлеб глотая освежающую влагу, ощущая необыкновенную слабость в ногах.

Марианна не оставила друга в беде. На такси довезла его до дверей дома, пообещала утром позвонить и оставила у лестницы. Тяжело опираясь на перила, Викентий Осипович вполз наверх.

— Заболел! — плаксиво объявил Павлищев испуганной жене.

Он мог бы и не говорить этого. Бледность, капли холодного пота на лице, прерывистое дыхание — все говорило о том, что Викентий Осипович серьезно болен.

Вызвали врача, очистили желудок, и страдалец несколько приободрился.

Утром, надев пиджак, Павлищев обнаружил исчезновение внутреннего пропуска. Знобящий холодок пробежал по спине. Не рискуя предположить худшее, Викентий Осипович наигранно беспечно спросил жену:

— Анечка, ты не вынимала из кармана мой пропуск в четвертый отдел?

— Нет. А что, он пропал? — испугалась жена. — Ты его потерял?

— Н-н-нет… Ах, вот он! Я его сунул в другой карман.

Павлищев не смел сказать жене о потере. Это неминуемо вызвало бы очень опасные расспросы.

Резкий звонок телефона заставил его вздрогнуть.

— Это мне! — поспешно схватил трубку Викентий Осипович. — Минутку! Да, да… Анечка, будь добра, поищи мои папиросы.

Жена вышла. Понизив голос почти до шепота, Павлищев с отчаянием сказал в трубку:

— Марианна, я потерял пропуск! Ради бога, осторожно расспроси в ресторане, попробуй найти такси, в котором мы приехали. Иначе я пропал! — В голосе Павлищева послышались слезы.

— Это так серьезно? — спросила трубка. — Ну хорошо, хорошо, понимаю. Сейчас же пойду в ресторан, во что бы то ни стало разыщу такси. Сделаю все. Ручаюсь, пропуск найдется. А пока мой совет тебе: не делай шума. На работу тебя пропустят? И чудесно. Все будет хорошо. Меня беспокоит другое…

— Что? — обмер Павлищев.

— Ты вчера так разошелся, просто ужас. Я пыталась тебя останавливать, куда там! Начал рассказывать о своем институте, о сослуживцах, какой-то важной работе… Как бы не дошло до ушей начальства, а то так и…

— Господи! — У Викентия Осиповича зашевелились остатки волос на голове. — Умоляю, молчи! Ни слова по телефону!


Шантаж

На работу Павлищев явился в отвратительном состоянии.

Когда ему требовался какой-нибудь чертеж из четвертого отдела, проектировавшего радиоаппаратуру ракет, он ссылался на крайнюю занятость и заискивающе просил молоденького чертежника:

— Гена, будь добр, слетай, голубчик, за электронной схемой рулевой машины. Я пропуск дома забыл. Ехать за ним — два часа потеряешь. А тут, видишь… — конструктор красноречиво показывал на стол, заваленный чертежами и фотокопиями.

Так, в тревоге, но благополучно, рабочий день подошел к концу. Конструкторы, чертежники, копировщицы уже убирали в столы инструмент, справочники, измерительные приборы, когда требовательно залился телефон. Геннадий поднял трубку.

— Викентий Осипович, вас.

Павлищев почувствовал — ладони у него покрываются липким потом. «Марианна? Что она скажет сейчас?»

— Я слушаю…

Незнакомый мужской голос отчетливо и холодно проговорил в самое ухо Викентию Осиповичу:

— Конструктор Павлищев? Викентий Осипович? Слушайте внимательно. Ничем не обнаруживайте своего волнения. Не задавайте вопросов. С вами говорят от уполномоченного госбезопасности майора Канина. Сегодня ровно в семь явитесь к майору Канину. О вызове никому не говорите. Вы все поняли?

— Да…

Сделав над собой усилие, Павлищев, не торопясь, положил трубку и склонил над столом шишковатый череп. Ничего не видя перед собой, не слыша веселого смеха товарищей по работе, Павлищев копался в бумагах. Сердце больно сжалось.

На улице Викентий Осипович взглянул на часы. Остается сорок минут. Пойти сначала домой? Нет, он разрыдается там, насмерть перепугает Аню. Зачем его вызывают? Хорошо, если только пропуск… Ну, потерял, ну, прошляпил. За это голову не снимут. Пусть уволят, пусть! Он уедет из Сосногорска, поступит на какой-нибудь ремонтно-механический заводишко, в мастерскую по ремонту керогазов, подальше от этой проклятой секретности. А если он выболтал в ресторане государственные тайны?

Без пяти семь нетвердые ноги принесли Викентия Осиповича к серому зданию с большими готическими окнами на Уральской улице. Шары уличных фонарей слабо желтели в морозном тумане. С вокзала глухо, словно сквозь вату, доносились паровозные гудки.

Оставалось сделать два десятка шагов, когда из темного проема ворот вдруг возник человек. Нервы Павлищева были так напряжены, что он отступил назад и поднял руки к лицу, словно защищаясь от удара.

— Не пугайтесь. Вы идете к…

— Майору Канину.

— Фамилия?

— Павлищев.

— Викентий Осипович? Конструктор?

— Да. Вы знаете…

— Майор Канин сейчас вызван к начальнику управления. Он поручил мне заняться вами. Говорить будем не здесь. Не нужно, чтобы конструктора особо секретного предприятия видели входящим к нам. Вы меня понимаете?

— Да, да!

Говоря, неизвестный быстро увлекал за собой Павлищева в сторону от освещенной улицы. Почувствовав что конструктор дрожит, человек ободряюще добавил:

— Будьте мужчиной, товарищ Павлищев. Возьмите себя в руки.

Смысл слов не дошел до помраченного сознания Викентия Осиповича, но «товарищ» ободрило его. «„Товарищ“, — мелькнуло в мозгу Павлищева, — не „гражданин“».

За углом стоял грузовик с потушенными фарами. Мотор работал на малых оборотах. Как только Павлищев и его спутник подошли к автомобилю, шофер распахнул дверцу. Машина тронулась.

Ехали недолго, но с таким количеством поворотов, что Викентий Осипович сразу потерял ориентировку. Лица шофера, скрытого поднятым воротником полушубка, он не видел. В сумраке кабины пряталось и лицо сотрудника госбезопасности. Все трое молчали. Павлищева била крупная нервная дрожь.

У ветхого домишка на окраинной улице машина без команды остановилась. Шофер выключил фары, подождал, пока его пассажиры вылезут из кабины, и сейчас же уехал. Задний фонарик не горел. Слой снежной пыли покрывал номер на заднем борту кузова.

В домишке светилось только одно окно. Сотрудник ввел Павлищева в пустую комнату, задернул занавески, включил свет, предложил конструктору раздеться и сам снял армейский полушубок с погонами лейтенанта. Вынув из кармашка кителя служебное удостоверение, лейтенант предъявил его Викентию Осиповичу.

— Что вы, зачем? — протестующе отмахнулся конструктор.

Презрительная усмешка мелькнула и исчезла на смуглом лице лейтенанта.

— Форма. Ну-с, приступим. Мы здесь одни. Можете говорить свободно. Надеюсь, вы понимаете, что в вашем теперешнем положении единственная возможность облегчить свою участь — это полное признание.

— Я не понимаю… — заикнулся Павлищев.

— Не пытайтесь оправдываться! — сердито оборвал его лейтенант. — Что это, узнаете?

— М-мой пропуск! — пролепетал Викентий Осипович.

— Да, ваш пропуск, — гневно подтвердил лейтенант. — Сегодня он был изъят у задержанного нами агента вражеской разведки. Органы безопасности выясняют где, в чьих руках успел еще побывать ваш пропуск в особо секретный четвертый отдел научно-исследовательского института, ведущего такие важные работы!

Павлищев помертвел, раздавленный тяжестью обвинения и неопровержимостью улик.

— О чем вы рассказывали в понедельник, сидя в ресторане, окружавшим вас людям? — продолжал стремительный допрос лейтенант.

— Я… анекдоты… не помню хорошо… — задыхаясь, чувствуя страшное сердцебиение, прошептал Павлищев.

— Ложь! — загремел лейтенант, хлопнув по столу ладонью.

Павлищев вздрогнул, мешковато осел на стуле. Голова его шла кругом. Оправдывались самые ужасные предположения.

— Женщина, с которой вы развратничали, мнимая Марианна, уже арестована и полностью созналась. Она напоила вас, подсыпала наркотиков, выкрала пропуск и передала его врагу. Она давно работает на иностранную разведку. Именно по ее заданию и сошлась с вами в Ялте. Ага! Вы думали, мы не знаем этого? Мы знаем все. Вы попали в лапы врага. А в ресторане в пьяном виде назвали фамилии главного конструктора Рампиловского и еще нескольких своих сослуживцев, хвастались результатами испытаний «МБР-18». К счастью, советские патриоты сразу же сообщили нам о вашей болтовне. Четыре человека подписали свои показания. Пишите и вы. Честно, без утайки. Только это может вас еще спасти. Вот бумага.

Павлищев перестал понимать что-либо и заплакал. Марианна! Его Марианна — агент. Чудовищно! «МБР-18»… Да, именно эту ракету испытывали месяц тому назад. Боже мой, разгласить такие сведения!..

— Пишите! — угрожающе повторил лейтенант. — Вот вам авторучка.

Всхлипывая, Павлищев придвинул к себе бумагу. Воля его была полностью парализована.

— Что я должен написать? — запинаясь, слабо проговорил Павлищев.

— Пишите полностью свою фамилию, имя, отчество, год рождения. Написали? Должность, место работы, характер выполняемых обязанностей. Какое задание выполняете в настоящее время. С кем из сослуживцев связаны по работе над этой конструкцией. Есть? Дальше: «Лишь находясь в состоянии полного опьянения, не владея собой, я разгласил сведения о „МБР-18“»… Ведь у вас не было злого умысла, не так ли? Это результат опьянения и действия наркотиков. Подобное насилие над вами несколько смягчает тяжесть вашей вины… Опишите теперь основные отличия «МБР-18» от предыдущих моделей.

— Зачем же…

— А как мы иначе определим важность разглашенных вами сведений, как отделим наиболее существенное в своих розысках, сопоставим показания свидетелей? Пишите!

Через сорок минут показания Павлищева на нескольких листах бумаги были готовы.

— Подпишите. Так. Дайте сюда.

Лейтенант внимательно перечитал запись, аккуратно сложил ее вчетверо и вместе с пропуском бережно вложил в карман кителя. Зловещая улыбка растянула тонкие губы лейтенанта.

— А теперь позвольте представиться, Викентий Осипович: я — шпион, диверсант, агент иностранной разведки и как там еще именуются люди моей профессии. Вы снабдили нас, помимо пропуска, еще и собственноручно написанными ценнейшими сведениями о последних сверхсекретных работах института и Сосногорского ракетодрома. Прошу принять мою благодарность!

Мнимый лейтенант шаркнул ногой, насмешливо поклонился. Несчастный конструктор смотрел на него неподвижными, расширенными от ужаса глазами.

— Вы… вы шутите…

Вместо ответа шпион сорвал с плеч погоны и швырнул их в угол.

Это было уже слишком. Павлищев потерял сознание.


В подкидного дурака

Не сбылись первоначальные расчеты Дрю завербовать в помощь себе жену. Рухнула надежда, получив пропуск, самому легально проникнуть в зону института. Оставался «вариант № 3».

Встретив около клуба Владимира Прозорова, Дрю еще издали широко заулыбался:

— Здорово, Володя! Ты что к нам не заходишь?

Прозоров вспыхнул от радостного смущения, ковыряя носком валенка снег, пробурчал что-то вроде: «неудобно беспокоить… не знаю, как Лида… я думал… вообще-то я с удовольствием…»

— Вот и расчудесно! — дружелюбно лопнул по спине молодого парня Майкл Дрю, весь лучась симпатией к нему. — Ты танцевать-то не научился? Хочешь, мы с Лидой тебя научим? Договорились. Сегодня же, как сменишься, так, друже, и приходи. Будешь?

— Буду.

Противоречивые чувства боролись в душе Прозорова. Его тянуло увидеть Лиду, поговорить с любимой. Несмотря на замужество девушки, Владимир не мог изгнать ее из своего сердца. И в то же время неприятно было сидеть в доме этого малознакомого человека.

Пересилило первое чувство. Тщательно выгладив брюки, Прозоров надел лучшие туфли, надушился «Кристаллом», который особенно любила Лида, и в восемь часов вечера уже сидел за столом рядом с ней.

Хозяин дома с такой сердечностью угощал гостя отличной «хванчкарой», Лида так явно радовалась его приходу, что Владимиру вдруг стало весело, как давно уже не бывало.

После пельменей начали учиться танцевать под радиолу. Дрю терпеливо объяснял ученику па вальса и громко удивлялся его успехам:

— Нет, ты смотри, Лида, как у него здорово получается! Держи только корпус ровнее. Вот так. Раз, два, три… Раз, два, три… Поворачивайся, Володя, плавно, не сгибайся. А улыбка где? Выдай улыбочку на пятьсот ватт!

Лида хлопала в ладоши в такт движениям танцоров и смеялась. В простеньком ситцевом платье в горошек, в босоножках она выглядела такой по-домашнему близкой и милой, что у Владимира перехватило дыхание, когда Лида заявила:

— А теперь я покружусь с Володей.

На первом же круге Прозоров затоптался на месте, споткнулся и остановился, опустив руки.

— Ничего, ничего, — успокоительно сказал Дрю. — Для первого раза неплохо. Ко дню Советской Армии мы тебя выпустим в клубе на сцену.

С этого вечера Прозоров стал своим человеком у Горюновых. Иногда он решал посидеть дома, но, протомившись час-другой, снова шел на знакомый огонек. Хозяин шумно радовался его приходу. Лида держалась сдержанней, но видно было, что и она довольна появлением Володи.

Пока Лида готовила в кухне ужин, мужчины развлекались картами. Морщась от дымка папиросы, Дрю болтал о том о сем, затем незаметно сводил разговор к ракетодрому:

— Муторная все же у нас работа: через три вахты проезжаешь, чуть не в ноздри тебе заглядывают. Вообще-то правильно, конечно, каждый советский человек, как зеницу ока, должен оберегать государственную тайну. А все ж у вас, железнодорожников, лучше. Зацепят состав на станции и гонят его по зоне! У нас трефа козырь?

— Трефа. Почему же «гонят», Саша? — снисходительно возражал Прозоров. — На территории ракетодрома мы едем с малой скоростью, десять-пятнадцать километров. И проверок хватает.

— Тоже, значит, не мед? Ну-ка, я на твою даму туза выпущу. Ага, съел. Стой, а ты почему ходишь? Тебе отбиваться!

— И верно. Давай, ходи.

В несколько вечеров, чередуя болтовню о разных пустяках с осторожными наводящими вопросами, Дрю выяснил скорость движения состава по ракетодрому, расстояние до железнодорожного тупика и института. Так же нечаянно проговорился Прозоров и о важнейшем.

— Завтра в это же время придешь? — спросил, прощаясь, Дою.

— Нет. Завтра мы состав в зону проводим.

— Ну, после приходи. Пивка выпьем. Жигулевского добыл.

— Не успею, — покачал головой Прозоров. — Проверка на площадке. Да в зоне два часа с гаком, да обратно… Да пока переоденусь дойду… Нет, ничего не получится. Поздно слишком. Хорошо бы пивка выпить, но не поспею.

— Жаль, — сказал Дрю и подумал: «Итак, в зоне у меня будет два часа».

Шагая домой, Прозоров размышлял: «А все-таки славный парень Саша. По чести надо сказать. Сколько он со мной возится. Чем я ему полюбился?»


В клещах

Павлищев очнулся, снял с лица холодное мокрое полотенце. Аро, по-прежнему в кителе, но уже без погон, спокойно придвинул свой стул, положил руку на плечо конструктору.

— Вы слишком впечатлительны, Викентий Осипович. Ваше положение вовсе не такое отчаянное. Проявите немного здравого смысла, и я берусь все уладить к обоюдному благополучию.

— Уладить?! — прохрипел Павлищев, желая и в тоже время боясь отодвинуться от шпиона.

На минуту Викентию Осиповичу почудилось, что все происходящее — дурной сон. Стоит только шевельнуться — и… Павлищев сделал попытку подняться, но Аро сжал пальцы, и Викентий Осипович почувствовал свое плечо в прочных клещах. Нет, это не сон!

— Не будем спешить, — миролюбиво сказал Аро.

Рассмотрим ситуацию хладнокровно. Находясь в здравом уме и твердой памяти, вы передали в руки агента иностранной разведки ценные материалы о новейшем ракетном оружии Советов. Что можно сделать теперь? Вариант первый: вы, как подобает честному советскому патриоту, — в голосе Аро зазвучала непередаваемая издевка, — утром являетесь в КГБ, — если я захочу выпустить вас отсюда живым, — рассказываете там все и добровольно кладете голову на плаху.

Аро сделал паузу, зорко наблюдая за Павлищевым. Викентий Осипович с исказившимся лицом растягивал воротник рубашки, будто она душила его.

— Вариант, не делающий чести мужчине с головой и вообще человеку, любящему жизнь. А кто же из нас не любит ее? Кто не любит наслаждений, женщин, таких, как ваша Марианна, и получше, вино, деньги… — Аро прищелкнул пальцами. — Много денег!

Аро снова помолчал. Павлищев все еще судорожно втягивал воздух, но глаза его стали осмысленней.

— Вариант второй: я сейчас возвращаю вам пропуск, любезно отвожу к вашему дому, вы садитесь с супругой пить чай под мирным домашним абажуром, в уютной столовой, чувствуя в кармане пачку денег в две тысячи рублей, и до глубокой счастливой старости вспоминаете нашу встречу, как короткий кошмарный сон с радостным пробуждением. Замечу, что всего вам будет вручено десять тысяч, вместе с вашими письменными показаниями о «МБР-18». Ни КГБ, никто другой в мире никогда не узнает о нашей беседе. Она умрет тут, в этом бедном домишке. Взамен же я потребую от вас лишь ничтожную услугу.

— Отпустите меня! — взмолился Павлищев, хватаясь за Аро трясущимися руками. — Отпустите! Что вам во мне? Я не гожусь для вас. Я старый больной человек. Ради бога!

— Вы меня растрогали до слез. Еще немного, и я сам заплачу, — скривил рот в ухмылке Аро. — Без истерик! — резко меняя тон, прикрикнул он, мазнув Викентия Осиповича по лицу ладонью. — Неужели вы думаете разжалобить меня? Сделайте то, что я вам прикажу, и — слово разведчика! — вы получите десять тысяч, понимаете ли вы это, десять тысяч! И больше никто, никогда не будет вас тревожить. Вы правы. Я вижу это: вы старый слабый человек, вы не годитесь для того, чтобы работать на нас.

— Отпустите! — еще раз, уже шепотом, безнадежно сказал Павлищев.

Слезы градом катились по красному, сразу постаревшему мясистому лицу конструктора. Редкие рыжие волосы прилипли ко лбу.

— Довольно болтать! Сделаете то, что от вас требуется, или нет? Я даже не буду приканчивать вас здесь, слизняк. Это сделают за меня советские контрразведчики, как только я перешлю им почтой ваш пропуск и собственноручные показания о «МБР-18».

— Меня не расстреляют, мне дадут срок, — схватился за соломинку Павлищев.

— А, так вы предпочитаете медленно подыхать в тюрьме, — иронически осведомился Аро. — Дело вкуса. Но в ваши годы, с вашим здоровьем вы долго не протянете, милейший.

Павлищев молча плакал.

— Я дам вам кусок пластилина. Вы сделаете оттиски с замков сейфа Рампиловского и передадите их мне, — отрывисто, спокойно, как о решенном деле, сказал Аро. — Только и всего. После этого вы свободны. Повторяю, слово джентльмена! И не думайте, что мы собираемся брать что-либо в сейфе. Такая грубая работа не для нас. Ну? Деньги идут сами вам в руки, а вы еще ломаетесь.

— А если меня поймают, пока я буду делать оттиски.


Очень рано, еще в школе, единственный сын профессора математики Вика Павлищев усвоил, как он выражался, «руководящую идею жизни», а проще способ жить с комфортом.

Вика усердней всех организовывал всевозможные воскресники, выезды школьников на уборку урожая, коллективные выходы для сбора металлолома и бумажной макулатуры, но сам каким-то образом в последний момент оставался дома, предоставляя другим таскать мешки, копать землю.

В Московском государственном университете Павлищев с первого курса вошел в комитет ВЛКСМ физического факультета. Сразу показал себя активным общественником, точнее, громче всех кричал о мероприятиях, чаще других вертелся на глазах у декана и секретаря парткома, умело создавая видимость горения на общественной работе.

Активности Павлищева хватило как раз до дня получения диплома. В душе он считал себя выдающейся личностью, со скрытым презрением смотрел на однокурсников, особенно пришедших с производства или из армии, но внешне ничем этого не обнаруживал. Раз только, уже на выпускном вечере, он слегка приоткрылся, бросив в разговоре:

— Всегда были и будут сильная личность и серая масса!

Товарищи отнеслись к многозначительной фразе снисходительно. Сочли ее неумной шуткой подвыпившего выпускника.

Ловко используя связи отца, ученого с мировым именем, но в жизни человека наивного и доверчивого Павлищев сумел остаться в Москве, получить назначение в один из столичных научно-исследовательских институтов. И здесь молодой инженер вел свою линию: тонко льстил самолюбию руководителей института, никогда не выступал с критикой их на собраниях и заочно. Другое дело, если шла речь о рядовом сотруднике. Тут Викентий Осипович находил самые неотразимые доводы, больно жалящие слова: «Мы идем к коммунизму и не можем прощать…», «Интересы общества превыше всего, аспирант же Иванов свою личную выгоду…»

Случалось, что за грубые промахи в работе Павлищеву угрожали «оргвыводы». Тогда он выдвигал в качестве железного заслона довод о необходимости бережного воспитания молодых кадров, чуткого отношения к идущей смене, засыпал высшие инстанции жалобами, требовал расследования. Наезжали комиссии, расследовали, опрашивали, мешали работать, и наконец руководители института отступались, не выдержав единоборства: «Ах, да черт с ним совсем, с этим Павлищевым!»

Мимикрия вывозила несколько лет. Но однажды он имел неосторожность написать откровенное письмо человеку, которого ошибочно принял за единомышленника. Возмущенный, тот переслал письмо в местком института. Готовился разбор дела. Назревал скандал.

Помешала война.

На передовые позиции Павлищев не попал, запасшись соответствующей медицинской справкой. Он пристроился связистом в штабе артиллерийского корпуса и благополучно оставался в нем вплоть до взятия Берлина.

Бывшего фронтовика, инженера со стажем, с ничем не запятнанной анкетой (об этом Викентий Осипович заботился больше всего) принимали всюду с распростертыми объятиями. Павлищев выбрал институт на Урале, занимавшийся разработкой новых типов реактивных орудий.

Наученный опытом, Павлищев был отныне предельно осторожен, душу ни перед кем не открывал. Оселка, на котором проявились бы его подлинные качестве, за время работы в новом институте не оказалось. Вдобавок Павлищеву нельзя было отказать в исполнительности, усидчивости, аккуратности. Не блещет изобретательностью? Что ж, кому-то надо разрабатывать и готовые идеи! Так исподволь за Павлищевым сложилась репутация добросовестного конструктора-исполнителя.

А в год, когда начался подбор сотрудников для вновь организуемого в Сосногорске научно-исследовательского института с экспериментальным ракетодромом при нем, в число кандидатов попал и Павлищев. Викентий Осипович приложил все усилия, чтобы из кандидата стать сотрудником нового института, работа в котором сулила конструктору значительно больший оклад, чем все, которые он получал раньше. Усилия увенчались успехом…


— А если меня поймают, пока я буду делать оттиски?

— А что лучше — рискнуть или наверняка позорно погибнуть? — ответил вопросом Аро. — И к чему пугать себя. Вы — свой человек в кабинете Рампиловского. — Павлищев слушал, пораженный осведомленностью Аро. — Минута — и оттиски у вас в кармане!

— У Рампиловского кроме двух замков обычных есть еще цифровой, — сказал, быстро оправляясь, Павлищев. Он сообразил, что в случае неудачи при вскрытии сейфа Аро придет в ярость и отомстит. — Световая, звуковая и фотоэлементная защита. Киносъемочный глазок! И печать.

— Вы умница, Викентий Осипович! — с чувством сказал Аро. — О защите я знаю. А цифровой замок упустил было из виду. Какая цифра открывает его?

— Семь тысяч шестьсот.

— Запомним. Вот вам специальный пластилин. Вдавите его до конца замочной скважины, выждите с минуту. Слепки оберегайте от ударов. Вот ваш пропуск. А вот и две тысячи. Можете пересчитать. Остальные получите тотчас по выполнении задания. Встречаемся завтра вечером ровно в восемь часов, в городской читальне. Я сам подойду к вам. На всякий случай учтите: фотокопия вашего пропуска и ваша собственноручная запись о ракете у меня остаются. Пока остаются. Надеюсь, вы не заставите меня или моих друзей приложить их к письму в некий дом на Уральской улице. Никаких фиглей-миглей! Понятно?

— Понимаю, — ответил Павлищев.

На крыльцо вышли вместе. Аро поддерживал под руку обессилевшего от переживаний конструктора. Машина стояла неподалеку, за первым же углом, с погашенными фарами. Снова серия крутых запутанных виражей, и Павлищев узнал улицу, которая вела к его дому.

— Спокойной ночи! — пожелал Аро Викентию Осиповичу, помогая ему сойти с подножки.

Когда автомобиль завернул в переулок, шофер откинул воротник.

— Ну?

— Все в порядке, шеф. Мы немного всплакнули, чуточку поломались, но за поручение взялись, — сказал Аро и сплюнул. — Проклятый слюнтяй! Завтра я буду иметь оттиски замков, или я ничего не смыслю в психологии трусов.


Методом исключения

Сотрудники госбезопасности много слышали о чудесах, которые делает Герасимов, но даже на них произвела большое впечатление доставленная самолетом из Москвы фотография утопленника. Вместо обглоданной рыбами студенистой массы с фото смотрело безукоризненно четких очертаний лицо.

Полковник Лазарев подобрал еще десяток одинаковых по формату фотографий мужских лиц и снова вызвал водителя такси Ивана Загоруйко.

— Нет ли среди этих фотографий вашего хмельного пассажира? — спросил Иван Никитович водителя, разложив перед ним на столе веер фотографий.

— Достали его фото? — обрадованно спросил шофер.

— Посмотрите, посмотрите, — не отвечая, сказал полковник.

Загоруйко внимательно всмотрелся в каждое фото. Шофер хорошо понимал, как важно не ошибиться, не направить следствие по ложному следу. «Как будто ни один не похож… Да и где им взять карточку неизвестного человека? Стоп, а вот этот скуластый?..» Загоруйко даже зажмурился, восстанавливая в памяти лицо пьяного. Еще раз всмотрелся, взял в руки московскую фотографию.

Лазарев, Яковлев и все находившиеся в кабинете обменялись многозначительными взглядами.

— Вот он!

— Вы уверены? — спросил Иван Никитович.

Загоруйко повернул фотографию к свету, вытянул руку, снова приблизил фотографию к глазам.

— Он! Точно он, товарищ полковник.

— Спасибо, товарищ Загоруйко.

На этот раз совещание открыл генерал Доронин, прибывший из Москвы для руководства всеми поисками группы Николая Ивановича.

— Внимание, товарищи! — сказал, поднимаясь из-за стола, Доронин.

Высокий, очень худой, в роговых очках, с лицом ученого, генерал совсем не походил на военного человека. Казалось, дай ему сейчас указку, мел, и он начнет выводить на доске формулы, объяснять их. А между тем Доронин раскрыл на своем веку не одно запутаннейшее дело и был известен не только как опытный аналитик, но и как человек большого личного мужества.

— Считаю необходимым ознакомить вас с обстановкой, — начал Доронин. — Фразу погибшего: «У нас на Лене…», сообщенную нам шофером Загоруйко, нельзя понимать буквально. Человек, живущий близ устья Киренги, Олекмы, Алдана, Вилюя и всех других больших и малых притоков Лены, также мог выразиться подобным образом. Поэтому правильно, что запросы о людях, выехавших осенью минувшего года, до двадцать второго ноября, дня гибели неизвестного в Шуе, были направлены вами в административные органы населенных пунктов всего бассейна Лены. Это очень осложнило работу, но зато создало известную гарантию успеха. Плохо другое: в своих запросах вы не обязали административные органы Лены приложить к своим ответам фотографии уехавших.

Генерал сделал паузу, поправил очки. Все слушали внимательно.

— Располагая такими фотографиями, мы могли бы уже сейчас сличить их с полученной от Михаила Михайловича Герасимова и наверняка исключить из дальнейших розысков ряд лиц. Судите сами, во многих случаях вместо фотографий мы получили с мест такие «приметы»: «лицо обыкновенное, круглое», или «мужчина был из себя интересный».

Офицеры зашевелились, послышался приглушенный смех.

— Тем не менее, анализируя полученные с Лены ответы, мы кое-чего достигли. Запрос охватывал период с первого августа по двадцать второе ноября. За это время в бассейне Лены передвинулось так или иначе больше четырех тысяч человек. Подавляющее большинство отпало из-за несоответствия пола, явной разницы в возрасте и росте с погибшим в Шуе. Помогло нам и то, что еще до получения московской фотографии мы располагали описанием неизвестного со слов шофера Загоруйко.

Доронин раскрыл блокнот, нашел нужную страницу.

— Продолжаю. В итоге осталось триста с небольшим человек. Часть из них разыскана в пределах Иркутской области и Якутской республики. Проверка этих ста семи-десяти двух человек не представила большого труда. Найдены и проверены сто шесть человек из числа выехавших. Остальные сорок два разыскиваются. Надо полагать, в числе их и интересующий нас человек, документами которого предположительно завладел Аро. Сейчас, в связи с получением московской фотографии, мы можем исключить еще восемь человек из этих сорока двух. Короче, не разысканы тридцать четыре человека. — Доронин отпил глоток воды.

— Надо проверить на местах силами наших работников, какие запросы пришли с предприятий, что на них отвечено, насколько тщательно и кем выполнена проверка. Попрошу присутствующих здесь офицеров через час быть готовыми к вылету.

— Разрешите, товарищ генерал? — поднялся Яковлев. — Нам будет дана московская фотография?

— Конечно. Фотолаборатория уже закончила ее размножение. Полковник Лазарев сообщит кому куда стоит лететь. До наиболее удаленных пунктов, не имеющих аэродромов, будете добираться вертолетами. Время не ждет. Донесения с мест — по радио, шифром. Все свободны!


Педант

Вызов к начальнику научно-исследовательского института и ракетодрома генерал-лейтенанту Смолянинову ненадолго оторвал от текущих дел начальника отдела кадров Петухова. Вернувшись к себе в кабинет, он постоял в раздумье перед сейфами, где в образцовом порядке хранились личные дела сотрудников, потом присел к столу и вытащил журнал приема на работу.

Полистав его, Петухов отметил красными «птичками» три фамилии, еще раз перечитал расшифрованный запрос, лежавший перед ним:

«Сов. секретно. Сосногорск. Начальнику почтового ящика № 13 генерал-лейтенанту Смолянинову. Предлагаем дополнительно проверить оформление на работу лиц, прибывших к вам после двадцать второго ноября минувшего года из районов Якутии и Иркутской области, расположенных в бассейне Лены. Исполнение доложить».

С минуту Петухов пристально всматривался в отмеченные фамилии.

Ему не понадобилось копаться в сейфах, перебирать дела. Разве только в аптеках можно было еще встретить подобный скрупулезный порядок. «Сейф номер три. Дела девятнадцатое, тридцать первое и сто одиннадцатое». Через минуту все три лежали на столе.

«Плотник Михеев из Чечуйска. Сварщик Рютин из Бодайбо. Шофер Горюнов из совхоза „Красный оленевод“ под Жиганском. И ни один не допущен во внутреннюю зону стартовой площадки и института. Начнем с Горюнова».

Из папки на Петухова открыто взглянул добродушный, чуть скуластый мужчина. Фото не очень ясное, мелковатое, но видно хорошо. Заявление о приеме на работу. Анкета. Автобиография. Метрика. Выдана сельсоветом Оськино Катангского района Иркутской области. А вот подшито и заключение спецэкспертизы, что все документы подлинные, без следов подчистки, помарок, без замены печатей, фотографий. На ракетодром Горюнов поступил с местного спирто-водочного завода. Где работал раньше? В оленеводческом совхозе, в Якутии. Шофер второго класса.

Так же обстоятельно, не торопясь, Петухов изучил документы в личных делах Михеева и Рютина. Порядок! Никаких упущений, отступлений от инструкции. Можно составлять ответную шифровку.

Все же, верный себе, педантичный до предела, Алексей Петрович сунул фотографии в папку и вызвал машину. Побывал на строительной площадке, где лихо орудовал топором сибирский плотник Прохор Михеев, полюбовался виртуозной работой бодайбинца Федора Рютина, сваривавшего на высоте металлические конструкции нового ангара. Затем отправился в гараж. Диспетчер указал Горюнова. Петухов подошел к шоферу, вытащил из кармана бутылку, с грубоватым добродушием сказал:

— Плесни-ка, парень, бензинчику. Хозяйка клопов травит.

— Это можно, — с готовностью отозвался шофер. — Я как раз первым сортом заправился, без этила. Разрешите вашу бутылочку.

«Похож», — подумал Петухов.

От начальника гаража узнал, куда посылают Горюнова, не замечен ли в езде «налево». Вечером Петухов составил шифровку, с приятным сознанием добросовестно исполненного служебного долга отнес ее на подпись к генерал-лейтенанту.

— Значит, все в порядке? — переспросил Смолянинов, ставя заковыристую подпись.

— Как и следовало ожидать, товарищ генерал-лейтенант!


Прозрение

Почти год Владимир Прозоров работал помощником машиниста, но все еще не мог свыкнуться с тем, что это он стоит на левом крыле красавца «СО», следит за водой, паром, арматурой, ухаживает за машиной.

Весной его наставник машинист Семен Николаевич Долгих собирался уходить на пенсию, и Прозоров готовился принимать паровоз. Государственный экзамен он уже выдержал, заветный документ лежал в левом верхнем кармашке кителя.

Чтобы ускорить стажировку помощника, Семен Николаевич все чаще, при каждом удобном случае, уступал ему правое крыло. Сегодняшний рейс Прозоров также провел почти целиком за рычагами управления. Денек выдался безморозный, тихий. Паровоз хорошо держал пар, легко тянул состав. Высунувшись из окошка, чувствуя, как студеный ветерок приятно пощипывает лицо, Прозоров напевал вполголоса «Едут новоселы».

Приятно было ощущать себя молодым. Радовало приближение самостоятельной ответственной работы. Даже подсознательная постоянная горечь от неразделенной любви к Лиде Стрельченко растворилась сегодня в общем светлом настроении.

Колеса паровоза мерно стучали на стыках рельсов, мощное трубное дыхание паровой машины спугивало птиц с заснеженных сосен, и в такт ему Владимир выводил созвучные пейзажу слова песни:

Родины просторы: горы и долины.
В серебро одетый, зимний лес грустит…

Все в том же отличном состоянии духа Прозоров вернулся из рейса, сдал смену, попрощался с Семеном Николаевичем.

— Вечером куда? К ней? — с хитрецой подмигнул старый машинист.

— К ней, Семен Николаевич, — признался Владимир, заливаясь румянцем.

Кареглазое, круглое, чисто русское лицо помощника показалось Долгих необыкновенно привлекательным. «Такого парня от себя оттолкнула девка!» — подивился про себя машинист. А вслух сказал:

— Ты там только полегче. Не мути ей душу. Не гоже разбивать семью.

— Что вы! — вконец смутился Владимир.

Свернув с рельсового пути, Прозоров поднялся в гору к своему общежитию. На половине подъема его обогнал рычащий грузовик. По заднему номеру, освещенному фонариком, Прозоров узнал машину Горюнова. Останавливать ее было поздно. Пришлось продолжать путь пешком. Но машина ушла недалеко. Хлопнула дверца, шофер выскочил и скрылся в подъезде ближнего дома.

Поравнявшись с грузовиком, Владимир вспомнил маленький секрет, которым с ним недавно поделилась Лида: «Саша английский язык зубрит. Не расстается с учебником, так и возит под сиденьем. До того заучился, что раз дома во сне по-английски заговорил. Умереть можно! Я так удивилась!»

Прозорову пришла в голову забавная мысль. Он открыл дверцу, приподнял сиденье. «Спрячу учебник. Вот Сашка взовьется! Скажет, украли, гады», Но под сиденьем лежали только запасная камера, домкрат и сумка с инструментом.

Озадаченный, Прозоров пошел дальше. «Чудно! Лида не обманет. Значит, Сашка соврал ей? Цену себе набивает?»

До конца подъема Владимира не оставляло смутное ощущение чего-то неприятного. Радостное настроение исчезло. «Оставил дома учебник, не иначе. Не забыть поглядеть на полке. А если и там нет, разоблачу его перед Лидой. Пусть не врет ей».

Вечером, пока Лида меняла пластинку на радиоле, Владимир подошел к этажерке с книгами. Учебника английского языка не оказалось и там.

— Ты чего же врешь, Александр! — повернулся Прозоров к Горюнову.

— Я вру? Кому?

— Да вот соврал Лиде, что английский учишь, учебник даже с собой возишь. Я хотел сегодня, смеху ради, стащить его да припрятать, а его в машине и нет!

Прозоров перехватил полный неожиданной злобы взгляд Горюнова, брошенный им на жену, и пожалел о своем вопросе: «Дернул меня черт за язык. Еще поругается с ней, чего доброго, из-за меня».

— Ты меня обманывал? — удивилась Лида.

— Что ты, Лидок, — засмеялся Горюнов. — Просто Володю опередили. Вчера кто-то спер учебник в гараже.

Прозоров сделал вид, что поверил объяснению, но на самом деле любопытство его было сильно возбуждено. Настолько, что он не поленился сходить в гараж спиртоводочного завода. Там выяснилось, что ни слесари, ни грузчики ни разу не видели Горюнова с учебником в руках на ремонте или при погрузке. Неприятное ощущение какой-то тайны усиливалось.

В гараже ракетодрома оно разрослось еще больше.

— Что это все Горюновым интересуются? — досадливо спросил диспетчер и рассказал Володе о недавнем визите в гараж начальника отдела кадров Петухова.

Мелкие факты начали складываться в сознании Прозорова воедино.

Ни Лида, ни водители, ни слесари гаражей не видели Горюнова изучающим английский язык. Значит, ясно, он соврал Лиде. Зачем? Похвастаться? Но тогда почему он заговорил по-английски во сне, если не учил его ежедневно, настойчиво, до одури? Знал раньше, но скрыл? С какой целью? Наоборот, это могло бы его поднять в глазах жены и товарищей. Шутка ли, шофер знает иностранный язык!

Прозоров упорно размышлял. Необъяснимой казалась теперь даже симпатия, которой Горюнов внезапно воспылал к нему, едва знакомому человеку. «Что-то тут не так! Хоть бы вместе в гараже работали, а то он там, я — на железной дороге. Да еще знает, что раньше я за Лидой ухаживал. Приглашать к себе, танцам учить… К чему бы? А если…»

Прозоров почувствовал, как его словно варом обдало. Вдруг припомнилась бездумная болтовня за картами. Пустячные вопросы, но если сложить ответы вместе, проясняется многое…

Первой мыслью было немедленно пойти в отделение госбезопасности, рассказать майору Канину о своих подозрениях, о собственной болтовне. Но сейчас же явилась другая мысль: чепуха, самовнушение, быть этого не может! Краем сознания подумалось: а что станется с Лидой, если это правда? Откуда-то выползла подленькая мыслишка: «А что, если она с ним заодно?» Выползла и сейчас же сгинула. Да разве поделилась бы Лида с ним тогда таким открытием! Негодяй, подумать плохо о Лиде!

В мучительной душевной борьбе прошел весь день. Наступил вечер, а Прозоров все еще колебался. Наконец созрело твердое решение: сегодня же переговорить обо всем наедине с Лидой. Если Горюнов и ее вызывал на разговор о секретных делах в институте и на ракетодроме, тогда сомневаться нечего.

Диспетчер гаража охотно сообщил Прозорову, что Горюнов в дальнем рейсе. Вернется лишь завтра к обеду.

— Боишься, чтоб у Лиды не застал? — спросил диспетчер и сам засмеялся своей неуклюжей шутке. — Что-то ты к его жене зачастил, парень!

Лида сразу заметила, что Владимир необычно взволнован. Прямодушный, искренний во всем, он не умел скрывать своих чувств.

— Что случилось? У тебя неприятность, Володя?

Ласковый голос женщины, которую Прозоров не переставал втайне любить, потряс его. Какую страшную весть он несет ей!

— Или мне показалось? Чаю хочешь?

Стрельченко не смотрела на Прозорова, возясь у электрического чайника.

— Не до чая нам теперь, Лида! — выдавил Владимир.

— Да что случилось? Ты бледный какой-то сегодня, на себя не похож.

— Лида, скажи, тебя муж расспрашивал об институте, о ракетодроме, словом, о служебных секретных делах? — напрямик спросил Прозоров. — О чем мы по подписке не имеем права говорить?

Даже при слабом электрическом свете Владимир увидел, как внезапно и густо покраснела Лида. Не только щеки, даже лоб, шея покрылись краснотой. Прозоров опустил голову.

— Почему ты спрашиваешь меня об этом? — запинаясь, сказала Лида.

— Потому что и у меня он допытывался, как идут составы в зоне.

Стало так тихо, что монотонный звук капель, падавших из крана, показался оглушающе громким.

— Но ведь мы просто болтали от нечего делать! Не думаешь же ты, что Саша…

Страшное слово еще никем не было произнесено. Но оно уже повисло в воздухе.

— Да!

Не сводя глаз с Владимира, Лида пошарила рукой по столу, оперлась на него. У нее подгибались ноги.

— Это невозможно!

Мозг Лиды отказывался верить чудовищной мысли. Ведь она жена этого человека! Она уже носит под сердцем его ребенка! Да что же это такое? Самый близкий на свете человек…

— Почему невозможно?

Простой вопрос Прозорова поставил Лиду в тупик. В самом деле, почему невозможно? Что она знает об Александре? Веселый, красивый, отлично танцует… А еще? Какова его прошлая жизнь? Вспомнилось многое: сопротивление отца ее браку, расспросы мужа об институте, о сослуживцах, телефоне…

Вспомнилось настойчивое стремление Александра работать только на ракетодроме, наконец, эта фраза по-английски, без запинки произнесенная во сне, когда человек перестает владеть собой… Случайные совпадения? Но не слишком ли много совпадений, непонятных странностей!

Ведь это факт, что для иностранной разведки Сосногорский экспериментальный ракетодром со дня его возникновения всегда был самой лакомой приманкой.

Все так, но Александр, Саша, человек, с которым она делила каждую мысль и желание! Мыслимо ли это? Кому же верить в таком случае?

Нет, нет и нет!


Авария

Майор Яковлев получил задание лететь в Усть-Алдан, Сангар и совхоз «Красный оленевод» под Жиганском. Поразмыслив, Яковлев решил начать с совхоза. Именно туда поступил запрос из почтового ящика № 13 — экспериментального ракетодрома в Сосногорске.

До Якутска Яковлев долетел без посадок. Под крылом ИЛ-14 несколько часов однообразной чередой тянулись заснеженные лесистые сопки, петли замерзшей Лены, ее отвесные берега.

В пустом самолете Яковлев скоро продрог и перебрался в застекленную пилотскую кабину, сплошь усыпанную приборами. Как усики насекомых, шевелились бесчисленные стрелки циферблатов. Обутые в оленьи унты, меховые комбинезоны, летчики плавно поворачивали штурвалы.

В Якутске Яковлева уже поджидали. Верткий газик подвез его к другому самолету, винты которого уже рассекали искристый от морозных блесток воздух.

От Жиганска предстояло лететь вертолетом. Яковлев не без опаски подошел к непривычной бескрылой машине. Ему впервые приходилось подниматься на ней.

Без всякого разбега, толчком, вертолет пошел вверх. Земля провалилась. Поднявшись на триста метров, неуклюжий кузнечик развернулся в воздухе и полетел курсом на совхоз.

— Далеко? — спросил Яковлев, пригибаясь к уху пилота.

Летчик отодвинул кожаный шлем, чтобы лучше слышать, переспросил и показал два пальца. «Двести километров», — понял Яковлев.

Через два часа вертолет уже парил над маленьким поселком. Деревянные домики вытянулись по обе стороны широкой улицы. Из труб слабо курился прозрачный дымок. Поодаль стояло десятка полтора якутских юрт. Сверху отлично различались стада оленей. Животные бродили в квадратных загородках из жердей и копытили снег в поисках ягеля.

До земли оставалось совсем недалеко, когда мотор внезапно заглох. Вертолет накренился и тяжело плюхнулся в снег. Что-то затрещало, зазвенело, Яковлев почувствовал удар в грудь.

С трудом открыв дверцу, люди спрыгнули на землю. Картина предстала удручающая. Одна из лопастей винта обломилась. Шасси смялось совсем. Пострадал даже фюзеляж. Летчик ходил вокруг, хлопал по полам кожаного пальто и виртуозно ругался.

— Починяйтесь, если сумеете, а мне пережидать некогда, — попрощался Яковлев.

Набежавшие ребятишки проводили его к избе, в которой помещался сельсовет. Председатель, чисто говоривший по-русски якут, в полувоенном костюме, сразу же опознал предъявленную ему фотографию, с довольным видом закивал черной как смоль головой:

— Наш шофер, из оленесовхоза. Александр Горюнов. Шибко хороший шофер. Однако пил сильно. На него запрос был из какого-то почтового ящика. Позабыл номер.

— Это точно он? — волнуясь, спросил Яковлев. — Попрошу вас вызвать сюда родственников Горюнова, если есть кто-нибудь.

— Никого нет. Женка тут померла. Детей не было. Старики у него где-то за Якутском. Да и те вроде померли, однако.

— Тогда проведите меня к директору совхоза.

Директор и четыре шофера, работавшие ранее вместе с Горюновым, без колебаний опознали на фотографии своего сослуживца. Сомнений не оставалось. Завладев документами Горюнова, утопленного в реке, враг, видимо, сумел проникнуть на Сосногорский ракетодром. Когда? Сопоставив даты запроса и ответа, Яковлев решил, что недавно, около недели назад. Но и за такой срок диверсант мог нанести непоправимый ущерб. Сняв копии с запроса о Горюнове и ответа на него, майор поспешил к вертолету. Летчик копался внутри кабины.

— Безнадежно?

— Да. Винт нужно менять, — обескураженно ответил пилот.

— Тогда передайте эту шифровку Жиганску. Пусть молнируют дальше.

— Не могу.

— Как не можете? — тихо переспросил Яковлев, не веря своим ушам.

— Рация вышла из строя. Как видно, аккумуляторы повредило, — виновато пояснил пилот. От мороза лицо его совсем побурело. «Черт! Называется, помог человеку!»

Не теряя ни минуты, Яковлев бросился обратно в поселок. Но ни совхоз, ни сельсовет не имели радиосвязи. Оставалось одно — мчаться двести километров на собаках.

— Две лучшие нарты с упряжками! — приказал Яковлев, впервые предъявив служебное удостоверение председателю сельсовета. — Лучших каюров!

Короткий день кончился. В стылом неподвижном воздухе плавали невесомые иглы инея. Завяли дымки печных труб над завьюженными крышами изб. По темному небу пробегали первые сполохи северного сияния. Тоскливо, как по покойнику, выли псы, подняв кверху по-волчьи острые морды.

— Однако ночевать надо, — нерешительно сказал председатель сельсовета, показывая на термометр. Спиртовой столбик упал до пятидесяти градусов.

— Нет, выезжать немедленно! — твердо распорядился Яковлев.


«Тах, тах, собачки!»

По небу бесшумно перекатывались широкие многоцветные полосы северного сияния. Ярко горели мохнатые озябшие на морозе звезды. А внизу, по хрустящему сухому насту, укрывшему закоченелую землю, во весь дух неслись две собачьи упряжки. На первой нарте сидели каюр и Яковлев. Вторая упряжка, привязанная сзади, предназначалась на крайний случай. Пускаясь в такую ответственную поездку, майор не мог рисковать.

— Улахан мороз! Шибко большой! — проговорил каюр, плотнее запахивая меховой сакуль.

На Яковлеве также были меховые чулки, оленьи унты, две теплые фуфайки и поверх всего малица шерстью внутрь. С якутским морозом шутить не приходилось!

Первые десять километров проехали молча, не слезая с нарт. Потом, когда холод проник даже под малицу, майор, а вслед за ним и каюр, все чаще начали соскакивать с нарт. Придерживаясь за их задок, люди делали короткую пробежку, насколько позволяло дыхание, и опять вскакивали на нарты, хватая ртом обжигающий воздух.

— Тах, тах, собачки! — погонял каюр упряжку, хотя животные и так мчались стремглав, не жалея сил, будто понимая важность момента.

На втором десятке километров пришлось объезжать большую марь. Ее полуметровые кочки переломали бы ноги собакам. Выбравшись снова на твердую дорогу каюр затянул длинную песню, но скоро, закашлявшись, умолк.

— Капсе, дагор! Говори, друг, — перевел свои слова каюр. Ему наскучило молчание седока. — Зачем ночью ехал?

— Быстро надо, дагор, — ответил майор. — Плохой люди поймай.

Яковлеву казалось, что каюр лучше поймет его, если он будет изъясняться на таком ломаном языке.

С десяток километров каюр ехал молча. Как видно, он размышлял про себя, где могли спрятаться в этих безбрежных снегах плохие люди и что они сделали нюче-русским, если их приходится так быстро ловить, ехать из-за этого в пятидесятиградусный мороз ночью.

Временами Яковлеву начинало казаться, что они едут слишком медленно, и тогда он касался плеча каюра. Понимая нетерпение пассажира, каюр приподнимался на нартах:

— Тах, тах, собачки! Вперед, Рыжий!

Вожак, умный пес с рыжей подпалиной на широкой сильной груди, повизгивая от желания услужить хозяину, еще прибавлял ходу, увлекая за собой всю упряжку.

Но собаки заметно устали от бешеного бега. На подъемах люди соскакивали, бежали рядом, помогая им тащить легонькие нарты, подбадривая их возгласами. Однако и это уже не могло вдохнуть в животных бодрость. В двадцати километрах от Жиганска они находились на пределе своих сил. Только Рыжий все еще держался молодцом. Его сильные лапы, как стальные пружины, сгибались и разгибались, неутомимо взрывая снег.

Пересаживаясь с одной упряжки на другую, чтобы дать отдых животным, люди быстро подвигались вперед. До Жиганска оставалось едва десять километров, когда случилась беда. Собаки не учуяли предательски замаскированной полыньи на льду маленькой речки, по которой бежали упряжки, и передние животные провалились в воду. К счастью, каюр вовремя затормозил нарты, и собак удалось вытащить. Рыжий громко лаял, будто негодуя на оплошность передней упряжки и ее вожака.

Хуже было то, что, помогая спасать упряжку, Яковлев сильно промочил ноги. Остановиться и развести костер, чтобы обсушиться, означало потереть не меньше часа.

— Не задерживаться! — приказал майор.

Каюр освободил от упряжки мокрых собак, тотчас же покрывшихся ледяной броней, оставил их выкусывать лед между пальцами лап и пересел на упряжку Рыжего.

Так, в клубах снежной пыли, нарты и влетели на главную улицу Жиганска, не замедляя хода, промчались по ней, круто завернули и остановились у домика радиостанции. Измученные собаки с жалобным воем тотчас же повалились на снег. Последние силы оставили даже Рыжего.

Яковлев сбросил с плеч малицу, соскочил с нарт и чуть не упал. Ноги не держали его.

Через пятнадцать минут в эфир понеслись точки и тире, сливаясь в шифрованную телеграмму:

«Погиб Александр Горюнов гость Сосногорске. Яковлев».

Тоненькая ниточка вывела из лабиринта догадок и версий! Промах искуплен. Сознание этого умеряло нестерпимую боль в серьезно обмороженных ногах.


Тайник открыт

Одно дело читать о коварных ухищрениях вражеской разведки. Совершенно иное внезапно узнать, что враг здесь, рядом с тобой.

Лида совсем потерялась. Ее муж — шпион? Да разве это мыслимо? Они фантазируют. А может быть… может быть, Володя ревнует?..

— Погоди, Володя, — потрясла головой Лида, — так нельзя. Давай спокойно подумаем. Что нам известно? Александр… — женщина запнулась и сейчас же поправилась, — Горюнов расспрашивал меня и тебя об институте, о ракетодроме. Это правда. И это наш главный пункт. Но ведь он собирался, а потом и действительно поступил работать на ракетодром. Что ж удивительного, что его интересовало наше предприятие? Теперь мы все работаем вместе, вот он и посчитал, что можем разговаривать откровенно. Нет, погоди, погоди! Невыдержанный он, это правда, расспрашивал о секретных вещах. Но мы-то разве лучше? Тоже болтали, отвечали. Чем докажешь, что он неспроста спрашивал, выпытывал?

Лида изо всех сил защищала мужа перед собой и перед Прозоровым.

— А английский язык?

— Да, английский… Ты не веришь, что он учил язык? Могли же у чего стащить учебник!

— Горюнова никто никогда не видел с учебником в руках, — отчеканил Прозоров. Его начинало возмущать это заступничество. — Понимаешь? Нигде! Да и фраза странная. Почему «лаборатория»?

Лида закрыло лицо руками. Она задыхалась от волнения, но все еще цеплялась за слабую тень надежды. Слишком страшным был вывод, к которому ее подталкивал Прозоров.

— Нет, не верю, не верю! — страстно, как заклинание воскликнула Стрельченко.

Прозоров помолчал. Он лучше владел собой.

— Вот что, Лида: Горюнов не мог все носить с собой. Где-то у него должен быть тайник. Может быть, в лесу, а может быть, и здесь, под руками. Давай искать?

— Ищи. Не могу я…

— Как же я без тебя рыться буду? — угрюмо возразил Прозоров.

— Ну хорошо… — прерывисто вздохнула Лида.

Вместе они исследовали вещи Горюнова, прощупывая даже швы одежды. Потом перешли к осмотру комнат. Ни одна щелка, отставший плинтус, потемневший кусок обоев не остались без внимания.

Дошел черед и до кухни. За печкой внимание Лиды привлек линолеум. Он держался лишь двумя гвоздиками. Владимир взял их пальцами и легко вынул. Так же легко снялась полоска линолеума. Под ним открылась тонкая прорезь в половице. Подняв дощечку, Прозоров увидел темное пустое пространство. Лида запустила в него руку по локоть.

— Там что-то есть! — изменившимся голосом сказала она.

Прозоров молчал.

Лида захватила предмет, вытащила его, и оба увидели массивный фотоаппарат. С первого взгляда стало ясно, что это не «ФЭД» и не «Зоркий». Громадный объектив, надпись английскими буквами, какие-то приспособления на крышке…

Прозоров продолжал подавленно молчать. Убеждая Лиду в правоте своих догадок, он до последней минуты надеялся, что ошибается, что его ввело в заблуждение стечение обстоятельств, которым он просто пока не может дать объяснения. Теперь всякие сомнения отпали. Они держали в руках иностранный аппарат, сидели перед вскрытым вражеским тайником.

Лида уронила фотоаппарат, отчаянно зарыдала, закрыв лицо руками.

Прозоров не мешал ей выплакать горе. Он сам был не в лучшем состоянии. Но горе у него подавлялось стыдом и злобой. Враг обвел его вокруг пальца, как последнего мальчишку! На какую удочку попался — обучение танцам!

Стрельченко порывисто подняла голову. Глаза ее покраснели.

— Прости меня, Володя, я не верила тебе! Думала из ревности оговариваешь его.

Не отвечая, Прозоров заглянул в тайник, засунул туда руку и извлек еще толстую пачку десятирублевых денежных билетов и стилет в кожаном чехле.

Предстояло решить, что им делать дальше.

— Засаду устроим, — предложил Владимир. — Только он войдет, я его сразу скручу.

— Нет, он убьет тебя! — почти вскрикнула Лида в каком-то горячечном бреду. Мысли ее мешались. Она провела рукой по лбу. — Надо все сообщить Канину. И не трогать ничего. Мы помешаем следствию.

— Помешаем следствию? — с горечью сказал Прозоров. — Ты так говоришь, будто мы свидетели. Да нас самих будут судить как пособников врага! И правильно. Пусть мы ничего не знали. Но болтать-то, так преступно болтать о государственных тайнах разве допустимо?

Потрясенная находкой, Лида на минуту забыла о положении, в котором очутилась она сама и Володя. Слова Прозорова напомнили ей о предстоящей суровой расплате.

— Ну и пусть! — вскричала Лида, вскакивая с пола, сжимая кулаки в каком-то исступлении. — Пусть нас посадят в тюрьму! Так нам и надо. Но и он не уйдет!

Вспышки Лиды хватило ненадолго. Она выскочила из кухни, упала на кровать и снова зарыдала. Впервые Лида поняла буквальный смысл слов: «У меня сердце разрывается». Она и в самом деле чувствовала нестерпимую боль в груди.

Только к полуночи овладела собой. Поспорив, она и Володя решили, едва наступит утро, вместе явиться в КГБ. Прозоров стоял за то, чтобы идти немедленно, но уступил доводам Лиды, что до утра ничего не изменится.

Оставшись одна, Лида подошла к окну и прижалась к холодному стеклу пылающим лбом. Ее лихорадило. Вот и кончилось все. Еще днем беспечная, веселая, сейчас она стоит перед развалинами своей прежней жизни.

Но чаще всего блуждающие мысли Лиды возвращались к ребенку, который зародился в ней, увеличивал ужас ее положения. Иногда ей казалось, что ребенок должен жить. Чем он виноват? Разве можно уничтожать в себе живое существо, которое будет улыбаться ей беззубым ротиком, обнимать мягкими ручками за шею, назовет когда-нибудь священным именем — мама? Потом Лида спохватывалась: ребенок вырастет, что она ответит ему на вопрос: «Кто мой папа?» Сказать, что отец был шпионом? Скрыть? Сказать, что отец умер? Но люди-то вокруг будут знать, этого не избежишь! Не она, так они скажут ему правду.

Нескоро Стрельченко забылась тяжелым сном, заполненным кошмаром.

Спала она недолго. Ее разбудил стук в дверь. Женщина испуганно вскочила, заметалась по комнате. «Неужели Горюнов? Что тогда делать?» Собравшись с духом, Лида припала ухом к двери. За ней слышалось сдержанное дыхание нескольких человек. Тоненько звякнуло что-то металлическое. Накинув платье, Лида открыла французский замок. Четыре человека переступили порог.

— Вы Стрельченко?

Лида двигалась по комнате в каком-то трансе. Ее спрашивали. Она отвечала, с трудом соображая, ничему не удивляясь. Страшно болела голова. Тошнило. Все время тянуло лечь и не шевелиться.

Запомнилось лишь последнее:

— Напрасно вы отложили свой приход до утра. Такие дела никогда не терпят отсрочки.


Ампула на зубах

Операция развивалась гладко. Настолько гладко, что Дрю проникся твердой уверенностью в полном успехе. Обмирая от страха, Павлищев все же сделал оттиски с замков сейфа Рампиловского, передал их Аро. В свою очередь исполнительный помощник Майкла Дрю изготовил по оттискам ключи и точно в срок вручил их шефу.

Утром, получив путевку, Дрю отправился в дальний рейс, но отъехал недалеко. С наступлением темноты он вернулся в Сосногорск, окраинными улочками пересек город.

По накатанной дороге машина быстро перескочила через железнодорожную ветку, отходившую от станции к ракетодрому. В заснеженном лесу Дрю свернул в сторону, на полянку, и поставил грузовик под огромной разлапистой елью. Замаскировав машину срубленными ветвями, заботливо укрыв нагретый почти до кипения мотор теплым чехлом, Дрю попятился задом к дороге, заметая колею и свои следы мохнатой веткой. Убедившись, что заметить машину с дороги невозможно, он торопливо зашагал к станции.

Вопреки ожиданиям Лиды, Дрю вовсе не собирался возвращаться к своему тайнику. Фотоаппарат ему не понадобился. Не нужны были больше и советские деньги. Пусть лежат под полом вместе со стилетом. В эту решающую ночь Дрю не мог терять дорогие минуты да еще рисковать, появляясь на квартире.

Ошиблась Лида и в другом. Выйдя от нее, Прозоров даже не зашел в общежитие, отправился бродить по пустым ночным улицам Сосногорска.

Никогда за всю свою жизнь не чувствовал он себя так плохо. Мучила мысль о предстоявшем возмездии. Но горше всего было сознание, что он попался в расставленные сети врага, стал его невольным пособником. Владимир не задумался бы сейчас и смертью искупить свою вину.

Погруженный в тяжелые думы, Прозоров незаметно для себя очутился на привокзальных улицах. И здесь в полосе света, падавшей от уличного фонаря, он заметил знакомую фигуру. «Неужели Горюнов? Приехал, мерзавец! Так рано… А куда он спешит?»

Тревожная мысль осенила Прозорова. Они с Лидой отложили явку с повинной до утра. Какая неосторожность! Что, если Горюнов идет домой! Что будет с Лидой? А если он успел сделать свое черное дело, сейчас вскочит на первый поезд и исчезнет из города?

Прозоров ускорил шаг, потом побежал, стараясь не упустить из виду врага, но споткнулся о валявшийся на дороге рельс и упал, больно ударившись коленом. Сгоряча ушиб показался пустячным, но через несколько шагов Владимир захромал. Нестерпимая боль резанула колено. «Ногу повредил, — с невольной досадой подумал Прозоров. — Надо же! Неужели уйдет?»

Превозмогая боль, стиснув зубы, Прозоров заковылял вдоль состава, только что прибывшего на станцию. Он знал, что это груз диборана, ракетного топлива. Фигура Горюнова мелькнула опять, почти у конца состава. Вот враг исчез под цистерной. Владимир заметил ее, заспешил изо всех сил, подволакивая поврежденную ногу.

Несмотря на мороз, пот выступил у него на лбу. «Хоть бы один человек где-нибудь! Крикнуть, позвать на помощь? А если спугну его?» Пути оставались безлюдными. Эта часть станции далеко от вокзала.

До цистерны, под которую нырнул враг, оставалось совсем немного, когда лазутчик появился снова. Оставаясь в тени состава, едва различимый, он быстро пошел вдоль него. «Уходит! Уйдет… Не могу…» — подумал Прозоров.

— Стой! — яростно закричал Владимир во всю силу легких. — Сто-ой!

Враг прибавил шагу.

— Стой, шпион! Люди, сюда! Держите его. Товарищи-и!

Лазутчик на мгновение приостановился, обернулся. Владимир еще успел заметить маленькую вспышку огня, и сейчас же что-то с такой силой толкнуло его в грудь, что он упал навзничь.

Ослепительный свет вспыхнул перед глазами Владимира. Ему чудилось, что он оглушительно кричит. На самом деле он едва слышно стонал. Но от вокзала уже бежали люди, привлеченные его криком. Раз за разом вражеский лазутчик выпустил в них несколько пуль. Два человека упали. Затравленный зверь больно кусался. Он не видел, что с буферов цистерны на него готовятся прыгнуть. Враг перехватил поудобнее пистолет, намереваясь стрелять еще, наклонил по-бычьи голову, словно собираясь бодаться, но в эту секунду человек прыгнул ему на плечи, сбил с ног, отбросил пистолет. Враг весь выгнулся в отчаянной попытке достать зубами ампулу с ядом, вшитую в воротник, но не успел… Набежавшие люди заломили ему руки.


Люк в цистерне

«Вариант № 3», к которому Дрю приказал готовиться Аро, требовал устройства люка в наружном корпусе цистерны с дибораном. Дрю рассчитывал забраться через этот люк в узкое пространство между наружной и внутренней изоляционной стенками цистерны и залечь там. Только так можно было надеяться попасть в зону ракетодрома.

Марианна Жохова, через которую в свое время Аро получил от резидента деньги и рацию, доставила и портативный резак. Она же сообщила время прохода вечером очередного состава с дибораном.

Появление сцепщика на железнодорожных путях Обручева, хотя и задолго до начала смены, ни в ком не могло вызвать подозрения, и Аро чувствовал себя вполне уверенно. Состав с ракетным топливом стоял на шестом пути, заставленный двумя поездами с лесом и каменным углем. Поездные бригады на время стоянки составов укрылись в тепле от жгучего морозного ветра. Станционные пути обезлюдели.

Внимательно осмотревшись, Аро забрался под седьмую от хвоста цистерну. Загородив собой резак, повесив с другой стороны брезентовый плащ, чтобы пламя нельзя было заметить в наступившей темноте, он принялся за работу.

Почти не дающий искр синий язычок трехтысячеградусной температуры вошел в стальной корпус цистерны с такой же легкостью, с какой нож разрезает брусок сливочного масла. Через двадцать минут крышка люка была вырезана и к ней приварены изнутри заранее припасенные петли, ручка и запор. Тотчас же Аро забрался в сделанное им убежище.

Работая голыми руками на пронзительном ветру, Аро порядком промерз. Только когда состав тронулся в путь он сумел восстановить кровообращение в конечностях. Медленно работая все еще плохо гнущимися пальцами, Аро настроился на нужную волну и продиктовал разведцентру последнюю шифровку Дрю. Содержания ее Аро не знал. Шифр был личной тайной шефа. Переключившись на прием, Аро успел, уже недалеко от Сосногорска, получить и ответ. Он гласил открытым текстом: «Будет исполнено».

Убежище ничуть не предохраняло от холода, и Аро совсем закоченел. Но он терпеливо переносил страдания, даже угрюмо улыбался в темноте, скорчившись так, чтобы поменьше касаться обжигающе холодных стенок цистерны. Операция явно подходила к концу. Впереди предстояли возвращение в Штаты, деньги, наслаждения.

Уныло прогудел паровоз. Прогремели внизу входные стрелки. Аро с трудом разогнулся, растер колени ладонями. «Только бы шеф не опоздал!» Заскрипели тормозные колодки, цистерну сильно толкнуло, и она остановилась. А через несколько минут возле нее послышались быстрые легкие шаги. «Слава богу, — подумал Аро, шеф здесь».

Дрю знал, что его помощник будет под седьмой цистерной от хвоста поезда. Никого вблизи не было. Только далеко позади хромал какой-то человек. Пригнувшись, Дрю шепотом позвал:

— Аро!

— Я здесь, шеф, — так же тихо отозвался человеческий голос.

Нырнуть под цистерну, вскарабкаться с помощью Аро в открытый люк и залечь врастяжку в тесном кольцевом пространстве было делом нескольких секунд. Перед тем как захлопнуть крышку люка, Дрю спросил:

— Радиограмма центру передана? Хорошо. Ответ?

— «Будет исполнено».

— Отлично. Давай сюда резак и ракетницу. Уходи. Там кто-то идет. Через Красавку получишь указание центра, когда, где и как переходить границу. До встречи в Штатах!

Крышка люка закрылась. Теперь только тонкая овальная линия обозначала ее на корпусе цистерны. Аро схватил ком снега и запорошил крышку, затем выскользнул из-под цистерны, зашагал к хвосту состава, держась в тени. И вдруг:

— Стой!

Нервы Аро ожгло словно электрическим разрядом. Но он еще надеялся, что это — ошибка. «Не останавливаться. Как будто не мне. Уходить».

— Стой! Сто-ой! — прозвучало сзади.


Бурная ночь

Шифровка Яковлева вместе с указаниями генерала Доронина подоспела в Сосногорск после полуночи. Дежурный по отделению КГБ, ознакомившись с содержанием радиограммы, тотчас вызвал квартиру Канина.

Ночь обещала быть бурной. Предвидя это, Канин успел выпить дома чашку крепкого кофе без молока, умылся ледяной водой и теперь чувствовал себя бодрым и свежим.

Диспетчер гаража, взволнованный звонком из КГБ, да еще в такое неурочное время, сбивчиво доложил, что шофер Горюнов находится в рейсе, должен вернуться завтра к полудню, выехал, как всегда, на своем грузовике ЗИЛ номер УВ 88–45. Вскоре по всем дорогам, выходившим из Сосногорска, пошли машины с патрулями, получившими задание найти и взять Горюнова.

Одновременно Канин выслал две оперативные группы: одну на квартиру Горюнова, другую — на вокзал. Горюнов мог появиться и там.

Не довольствуясь этим, Канин сам обзвонил наружные вахты ракетодрома и приказал охране усилить наблюдение.

Канин еще сидел у телефона, разговаривая с последней вахтой, когда к зданию отделения КГБ подъехала машина с вокзала. В кузове ее сидел Аро.

Шпиону пришлось связать руки и ноги, прежде чем сажать в машину: он отбивался, хрипел от злобы. На перекошенное темное лицо Аро нельзя было смотреть без внутреннего содрогания. Такое ощущение возникает у человека, даже находящегося в безопасности, когда он видит ядовитую змею, которая свивается клубком, становится на хвост, пытаясь броситься и ужалить.

Еще полчаса тому назад Аро предвкушал скорое возвращение в Обручев, а оттуда в Штаты. Все самое опасное осталось позади. И вот обезоруженный, спеленутый по рукам и ногам, он едет на допрос. Было от чего прийти в бешенство!

Канин осмотрел рацию, пистолет и служебное удостоверение «сцепщика» со станции Обручев. С первых же слов майор убедился, что сейчас допрашивать вражеского лазутчика бесполезно. Сцепив челюсти, не мигая, Аро смотрел прямо в глаза Канину зрачками, суженными, как у кошки при ярком свете.

— Что вы делали на станции? Имя? С кем должны были встретиться?

Аро не разжимал зубов, глядя все так же ненавидяще, в упор.

— Увести его. Позже разговорится.

Когда Аро увели, Канин предупредил своих подчиненных:

— Не сводите с него глаз. Молодчик заядлый. Переоденьте, исследуйте одежду и обувь. А вы, товарищ старший лейтенант, сейчас же вылетайте в Обручев. Выясните все об этом «сцепщике». Докладывайте каждые час-полтора о результатах.

Выслушав доклад о поимке Аро, Канин глубоко задумался. Многое оставалось для него неясным. Судя по всему, это Аро, о котором сообщал генерал Доронин. По крайней мере, внешность сходится. Надо полагать, он прибыл из Обручева с составом горючего для связи или помощи Горюнову. Но какое задание дал ему главарь группы? Успел ли Аро передать что-либо с помощью отобранной у него рации? Где место встречи? У Аро не нашлось ни фотоаппарата, ни магнитной мины с часовым механизмом, ни радиомины, ни пропуска в зону. Пистолет и рация. Это все. Каков же вывод?

Ответить на эти вопросы мог только Аро. Но он молчал.

Молчал и Прозоров. В эти минуты он лежал в городской больнице пластом, не приходя в сознание, несмотря на все усилия врачей. На станции, пока подоспела помощь, Прозоров потерял много крови. Владимир был тотчас доставлен в больницу, и теперь врачи считали, что его жизнь после переливания крови и операции вне опасности, но не надеялись на скорое возвращение сознания.

Взвесив все обстоятельства, Канин пришел к убеждению, что держать на станции состав с дибораном нет никакого смысла, и распорядился пропустить его в зону после особо тщательного осмотра.

Передышка не затянулась. Первый же звонок из Обручева заставил Канина вскочить со стула. Его помощник нашел и задержал Марианну Жохову, квартирную хозяйку Аро. Поняв, что ее дело проиграно, Марианна сразу же дала ценнейшие показания о похищении пропуска у конструктора Павлищева и своей связи с резидентом.

Оперативная группа на автомобиле помчалась по ночным улицам Сосногорска к дому, где жил Павлищев.

Викентий Осипович не спал. С тех пор как он попал в клещи врага, сон редко посещал его. Смелый умирает однажды, трус — тысячу раз. За эти бессонные ночи и тревожные дни Павлищев совсем извелся. Под глазами легли черные круги, щеки обвисли, нервный тик поминутно дергал веки.

Сослуживцы заметили, что с Викентием Осиповичем происходит что-то неладное. Приходилось по нескольку раз спрашивать его, чтобы получить ответ.

— А? Да, да. Сию минутку, — как будто очнувшись, бормотал Павлищев, когда к нему обращались.

— Что с вами, Викентий Осипович? — удивлялись конструкторы и чертежницы.

— А? Нездоровится. Сердце пошаливает. И вот здесь, в затылке, ломит, — лепетал Павлищев.

Он сознавал, что губит себя своим поведением, обращает на себя всеобщее внимание, но не мог совладать с паническим страхом, захлестывавшим его.

Анна Михайловна уже ни о чем не спрашивала мужа. Она только тихо плакала. Господи, когда же это кончится? Что с Викентием? Почему он ничего не говорит, что случилось?

Едва лестница заскрипела, Викентий Осипович вскочил с кровати, безумными глазами уставился на дверь. «Идут!»

Требовательный стук. Потом звонок.

Павлищев еще нашел в себе силы подтащиться к двери. Анна Михайловна встревоженно приподнялась.

— Кто там? — приник губами к замочной скважине Викентий Осипович.

— Откройте!

Павлищев схватился за грудь. Чья-то сильная рука медленно сжала его сердце и больше не отпустила. Анна Михайловна пронзительно закричала над телом мужа.


«Вариант № 3»

Пока происходили события на станции и в городе, состав с дибораном подошел к стартовой площадке.

Замурованный в своем тесном и холодном убежище, Дрю слышал возбужденные крики людей, шум борьбы, потом долго томился в неподвижном составе и, лишь почувствовав толчки, вздохнул с облегчением.

Прицепленный сзади паровоз поодиночке проталкивал вагоны в зону ракетодрома. На платформе со смотровой траншеей внизу, заливаемые отовсюду светом, цистерны проходили осмотр. Предупрежденная о поимке агента охрана ракетодрома вела тщательный осмотр состава вместе с работником КГБ: нет ли где магнитной мины. Но ее нигде не оказалось. А запорошенное снегом брюхо цистерны, в которой скрывался Дрю, ничем не отличалось от десятков других, и состав был пропущен в зону.

Когда по расчетам Дрю до здания института осталось уже немного, он размял затекшие мускулы и открыл люк. Внизу неторопливо пробегали шпалы. Мерно постукивали на стыках колеса. Как и рассказывал Прозоров, поезд двигался медленно. Свесившись вниз, Дрю напряженно всматривался. Переезд. Так. Мостик над ручьем. Закругление. Выемка. А вот и огни трехэтажного здания института. Пора выбираться.

Дрю повис на руках и побежал по шпалам, удерживаясь за края люка. Потом захлопнул крышку, защемив ее куском припасенной резины, чтобы люк не раскрылся сам и не выдал рабочим-сливщикам тайник.

Улучив удобный момент, соразмерив свой бег с ходом поезда, Дрю толчком выбросился из-под цистерны скатился с невысокой насыпи и залег в снегу. Все так же однотонно постукивая колесами, семь цистерн и шипящий паровоз прошли мимо. Красный огонек сигнала на тендере мигнул и исчез в темноте.

Короткими перебежками, часто залегая, зорко осматриваясь и вслушиваясь, Дрю двинулся к институту. От Лиды он знал, что внизу, за запертой дверью, ночью дежурит часовой. Предстояло прежде всего выманить его оттуда.

Часовой сидел за столиком и увлеченно читал «Графа Монте-Кристо». Как раз в тот момент, когда мешок с зашитым в нем Эдмоном Дантесом тюремщики готовились сбросить со стен зловещего замка Иф в морскую пучину, за дверью послышался жалобный визг щенка. Солдат досадливо поморщился и продолжал читать. Но визг не утихал. Маленькое существо жаловалось на мороз, просило могущественного человека пустить его в тепло. Наконец послышалось даже легкое царапанье коготками под дверью.

Это уже было слишком. Какой русский человек отнесется равнодушно к страданиям беспомощного животного? Солдат со вздохом отложил интересную книгу, поставил автомат в угол и направился к двери. Инструкция запрещала открывать дверь ночью, не получив предварительно телефонного приказа от караульного начальника. Но какой приказ мог последовать о щенке? Ведь он не предусматривался инструкцией. И его не убедишь отойти, не рассмотришь в смотровой глазок.

Солдат без раздумья открыл дверь, ступил на порог. В ту же секунду слабо щелкнул пистолетный выстрел.

Втащив труп в помещение, Дрю быстро взбежал вверх по пологой лестнице. Недаром он столько дней осторожно, исподволь расспрашивал жену! Шпион ориентировался в здании так же уверенно, как в своей квартире. Второй этаж. Поворот влево. Маленький холл. А вот и дверь, обитая желтым дерматином, с табличкой «Главный конструктор».

Внутренний замок легко открылся отмычкой. В глубине большого зала, слабо освещенного лампами дневного света, перед Дрю открылась святая святых института — железобетонный сейф, скорее напоминавший собой дот. Никакой резак не смог бы пронзить метровую толщу этого сейфа. Только ключи, хранившиеся всегда у Рампиловского, открывали доступ внутрь железобетонного чудища.

Проворно, но осторожно Дрю отсоединил звуковую защиту сейфа, обезвредил световую, осветил электрическим фонариком глазок вверху над дверцей и закрыл сорванной со столика плюшевой скатертью окошечко киноаппарата, о котором его предупредила жена.

Составив на выступавшем барабанчике число «7600», Дрю вложил ключи в замочные скважины. Невольный трепет пробежал по его телу. Сейчас сейф откроется — и чертежи будут у него в руках или… или все его усилия, риск собственной головой окажутся бесполезными.

Что-то треснуло в конце зала. Дрю мгновенно присел, выхватил пистолет. Все тело сразу обдало липким потом. «Ничего. Мебель рассыхается». Нажим на ключи. Один поворот, второй… Массивная дверца дота-сейфа плавно отошла в сторону на хорошо смазанных петлях. В глубоком зеве перед Дрю открылись пачки чертежей на ватмане, синие и желтые трубки кальки.

Дрю нервно глотнул воздух. Вот она, его мечта, к которой он пробивался с такой неукротимостью! Вот он, Великий Бизнес!

В ушах Дрю сладостно шелестели всемогущие долларовые зеленые бумажки. Весь мир стоял за ними: белопарусная яхта на синей глади моря, полированный до блеска роскошный автомобиль, белокурая красавица собственная приморская вилла…

Дрю запустил руки по локоть в свертки чертежей содрогаясь от острого наслаждения. Он гладил пальцами скользкие кальки, ощупывал углы шершавых папок, вдыхал запах бумаги. Понадобилось усилие, чтобы очнуться от этого колдовского очарования, осознать свое положение. Кто знает, не огласится ли сейчас все это здание топотом множества ног, криками людей, бегущих по его свежему следу!

Проворно перекидывая папки и связки чертежей, Дрю читал оглавления. Его не беспокоил все возраставший разгром в сейфе.

Давно уже Дрю понял, что скрытно сфотографировать чертежи, не оставив после себя никакого следа, не удастся. Это мог сделать только свой человек в институте. А такого не нашлось.

Павлищев был слишком труслив, чтобы выполнить подобное задание. Он неминуемо провалил бы его. Ничего не мог дать и пропуск. Охрана знала в лицо каждого человека, даже уборщиц института. Ночью вообще никто не допускался в здание. Приходилось идти на похищение оригиналов. Зукроу разрешил это. А раз так, незачем было думать о сорванной печати, разбросанных папках, оборванных проводах световой защиты сейфа.

Лишь на дальней полке Дрю нашел наконец толстую папку с надписью: «Радиотелеметрическая аппаратура „МБР-18“». «МБР» — межконтинентальная баллистическая ракета. 18 — номер последней модели. Все верно. Для полной гарантии Дрю перелистал несколько чертежей, лежавших сверху. Последние сомнения отпали.

Теперь надо было уходить.

Захлопнув дверцу сейфа, Дрю засунул папку под пояс, чтобы оставить свободными обе руки. Только сейчас страх по-настоящему охватил его. Сколько случайностей подстерегает его при возвращении! А погибнуть теперь, когда заветные чертежи очутились у него в руках, когда он ощущает приятную тяжесть объемистой папки, немыслимо. Нет, он выберется, хотя бы для этого понадобилось уложить еще десяток советских!

Оставалось спуститься по нескольким ступенькам лестницы, когда неожиданно в караульном помещении пронзительно затрещал телефон.

Дрю метнулся обратно, потом опомнился и сбежал вниз. Телефон не умолкал. Шпиону почудилось, что ожило все здание. Ему представилось, что вот-вот захлопают двери кабинетов, отовсюду появятся люди, встревоженные этим неумолкавшим звонком. С ненавистью и страхом Дрю смотрел на черную коробку, исходившую звоном. «Поднять трубку, ответить? А если спросят фамилию часового, начальника караула? Нет, бежать скорее!»

Выскользнув за дверь, Дрю такими же короткими перебежками добрался до выемки, залег в ней, все время ощущая на животе твердую папку с добытыми чертежами. Светящийся циферблат часов хорошо виден был в темноте. Дрю удивился тому, как мало времени пробыл он в институте.

Прошло минут тридцать, пока сквозь редкую сетку снежинок показались огни паровоза. Ловким прыжком Дрю вскочил под седьмую от паровоза цистерну, ощупал ее днище.

Люка не было.


Семь Братьев

Еще до рассвета на Сосногорском аэродроме приземлился самолет, доставивший генерала Доронина, полковника Лазарева и группу офицеров, занимавшихся делом Горюнова — Николая Ивановича.

Незадолго до их появления караульный начальник привел в институт смену часовому и обнаружил труп солдата. Входная дверь в караульное помещение оказалась незапертой…

Звонок начальника караула поразил Канина в самое сердце. В первую минуту он не поверил своим ушам. Но жестокая правда не оставляла места для сомнений!

Доронин и все сопровождавшие его офицеры подъехали к зданию отделения КГБ почти в одно время с Каниным, только что возвратившимся из института. Майор вынужден был рапортовать генералу, что часовой при входе убит, сейф главного конструктора вскрыт. Вызванный к месту происшествия Рампиловский установил, что похищена папка со всеми чертежами радиотелеметрической аппаратуры ракеты типа «МБР-18». Все свидетельствовало о том, что исключительное по своей наглости и значению хищение секретнейших документов совершено час-два тому назад.

Представлялось непостижимым, как враг проник на ракетодром. Еще более необъяснимым казалось его исчезновение, если он не затаился внутри зоны. Все вахты единогласно доложили, что ограждения не тронуты, следов на запретной полосе нет. Но не по воздуху же передвигался шпион!

Голос Канина дрожал, выдавая сильное волнение. Впервые за годы службы в органах государственной безопасности ему приходилось видеть столь дерзкий налет врага, которого искали где угодно, но только не на ракетодроме! Да еще налет на объект, за который лично отвечал майор…

— Немедленно закройте всякое движение через ограждение ракетодрома, — приказал Доронин. — Автомобильное, железнодорожное, пешеходное. Еще раз обзвоните все посты наружной охраны, уточните, что запретная полоса нигде не нарушена.

— Вам, товарищ полковник, — продолжал Доронин, поворачиваясь к Лазареву, — поручаю связаться с командиром местного воинского гарнизона. Пусть поднимет по боевой тревоге часть, оцепит институт и стартовую площадку, организует сплошное прочесывание местности в пределах… Дайте-ка, майор, крупномасштабную карту района… Вот в этих пределах. Выполняйте!

Двухэтажный дом на Уральской улице, где расположился Доронин, превратился в настоящий штаб. От подъезда поминутно отъезжали автомобили и вездеходы. Торопливо подходили группы вооруженных людей с лыжами на плечах, получали задания и отправлялись за город. Заунывно пищала походная радиостанция.

— Товарищ генерал, — вбежал в комнату один из сосногорских офицеров, — перехваченное ночью ближними станциями радиосообщение, записанное на магнитофонной пленке, удалось расшифровать!

— Давайте его сюда. «Буду условном месте портфелем восемь ноль двадцатого 3868», — прочитал Доронин. — Что же, довольно ясно. «Портфель» — несомненно означает чертежи. «Восемь ноль» — время. «Двадцатое» дата. Сегодня как раз двадцатое число. 3868 — подпись агента, его номер в своей разведке. Значит, сегодня в восемь часов утра враг за номером 3868 прибывает на условное место. Зачем? Кто-то должен встретить его там. Это очевидно. А дальше? Укрыть? Вывезти. Если да, то на чем? Соедините меня с Москвой.


…Похолодев, Дрю шарил рукой по днищу цистерны придерживаясь другой за ее раму, облегчая себе бег. Ничего! «Днище гладкое. Но где же резина? Она торчала. Выпала? Тогда б крышка висела». Дрю едва не зарыдал. Сказывалось длительное перенапряжение нервной системы, мгновенная смена чувств. «Погиб! Из зоны не вырваться. Как только рассветет, поймают голыми руками». Неимоверным усилием воли Дрю овладел собой заставил себя думать, не прекращая опасного бега по шпалам.

«Цистерна не моя. Ясно. Идиот, не проверил номер, прежде чем лезть! Где моя? Если на стартовой площадке отцепили несколько цистерн в голове поезда, моя стала ближе к паровозу, если прицепили — дальше. Как найти свою? Пропустить мимо состав, пока появится моя цистерна? А если она очутилась ближе к паровозу? Тогда смерть. Значит, сначала проверить передние цистерны. Обгонять поезд».

Выбора не оставалось. Предстояло бежать наперегонки со смертью. Мысль о том, что цистерна с люком вообще могла почему-либо остаться на стартовой площадке, Дрю отогнал от себя. Это означало бы смертный приговор. Выскочив на кромку насыпи, Дрю взглянул на бок цистерны. Да, номер не тот. Вперед.

Началось состязание человека с паровозом. Ставкой в этом состязании была жизнь. Как бежал Дрю!.. Хватая ртом морозный воздух, выпучив налитые кровью глаза, он опережал неторопливый бег поезда, цепляясь за выступающие части цистерн. Когда две остались позади, пришло «второе дыхание». Оно помогло сохранить нужную скорость. И вот — о счастье! — цистерна с заветным номером.

Из последних сил Дрю нырнул под днище, споткнулся и едва не упал, но каким-то чудом успел ухватиться за края открытого люка. Резина выпала, и крышка висела. Холодное дуновение смерти от неумолимых колес пахнуло в лицо, но прошло мимо.

Подтянувшись на дрожавших от напряжения руках, Дрю вполз в свое убежище, захлопнул крышку люка и замер в полном изнеможении. Лежа пластом, он чувствовал, как бешено пульсирует кровь, больно отдаются удары сердца в висках. Дыхание с хрипом вырывалось из груди. Но радость пересиливала все. «Жив, жив! И паровозный машинист не заметил».

На выходе из зоны составы не осматривались. Через десять минут железнодорожники Министерства путей сообщения приняли порожний состав, и он выкатился за линию ограждения.

Завернувшийся в тулуп на последней тормозной площадке кондуктор не видел, что выбежавший солдат машет ему красным флажком, пытаясь остановить поезд, передать только сейчас полученный срочный приказ генерала Доронина — прекратить движение через линию заграждения ракетодрома.

Не видел солдата и Дрю. Он не стал дожидаться прибытия поезда на станцию Сосногорск. На подъеме Дрю выбросил в снег резак, а затем и сам прыгнул из-под цистерны и покатился вниз в сугробы. Поднявшись на ноги, Дрю облегченно перевел дух. Густые облака по-прежнему скрывали луну. Сеялся мелкий снежок. Вокруг стояла тишина.

Вытряхнув снег из рукавов одежды и валенок, проверив целость папки с чертежами, пистолета и ракетницы, Дрю зашагал по тропинке. Вот и полянка с вековой разлапистой елью. ЗИЛ стоял на месте. Но Дрю не подошел к нему. Сделав большой круг, он сначала удостоверился, что без него никто не запятнал следами снежный покров около машины.

Хорошо прогретый мотор еще не совсем остыл, легко завелся стартером. Дрю взглянул на ручные часы. Шесть пятьдесят. В его распоряжении всего час десять минут. На большой скорости ЗИЛ вырвался на дорогу, ведущую в обход Сосногорска к скалам Семи Братьев, излюбленному месту воскресного отдыха горожан.

Шофер старенькой «победы» и солдат, дежурившие на этой дороге, — один из многих пикетов, расставленных повсюду, — поставили свою машину так, что она почти целиком перегораживала путь. Два грузовика, появившиеся здесь в это раннее время, вынуждены были остановиться. Их отпустили только после тщательного осмотра.

Иначе вел себя шофер третьего грузовика, который быстро приближался к ним сейчас.

— Одурел он, что ли? — с тревогой сказал шофер солдату. — Еще машину мою расколотит. Гляди, как прет!

Грузовик и в самом деле приближался с огромной скоростью. Номерного знака впереди не было. Солдат выскочил на середину дороги, замахал руками, потом угрожающе сорвал с плеча автомат.

Но и это не заставило водителя затормозить. В последний момент солдат едва успел отскочить. Шофер «победы» еще раньше предусмотрительно отбежал за обочину дороги. Не сбавляя хода, все с той же сумасшедшей скоростью, грузовик промчался правыми колесами по кювету, страшно накренясь при этом, ударил «победу» своим передком так, что обломки легковой машины взлетели в воздух, и снова круто вывернулся на дорогу. Тут только, опомнившись, солдат дал очередь из автомата по задним баллонам ЗИЛа.

— Теперь далеко не уйдет! — возбужденно прокричал солдат. — Вот он где, бандюга!

Вытащив ракетницу, солдат пустил в воздух красную ракету. Она взвилась и медленно рассыпалась красивым огненным хвостом в сером рассветном небе.

С разбитым радиатором, на спущенных шинах Дрю промчался еще два километра. В этом месте дорога втягивалась в узкое ущелье между скал. Резко затормозив, Дрю вскочил в кузов, выхватил оттуда какие-то палки и полез с ними по скалам вверх.

Привлеченные тревожной красной ракетой пикетчика, отовсюду к Семи Братьям мчались машины, бежали лыжники и собаки. Солдаты, уже начавшие прочесывать местность, тоже заторопились к скалам, окружая их кольцом. Не прошло и получаса, как Семь Братьев были обложены со всех сторон. Дрю уже скрылся на их вершине. Добежавшие раньше всех лыжники успели освободиться от лыж и тоже готовились начать трудный подъем. Судьба врага определилась бесповоротно.

— Не понимаю, на что он рассчитывает? — сказал Лазарев. Несмотря на утренний мороз, Иван Никитович в волнении снял мерлушковую папаху, крепко сжал ее в кулаке. — Ему же не уйти отсюда!

— А почему вы решили, что он собирается уйти? — с тонкой усмешкой спросил Доронин.

Оба — полковник и генерал — стояли возле черной «чайки» на обочине дороги. Солдаты и чекисты упорно взбирались по крутым, местами отвесным граням утесов. Овчарки лаяли и метались внизу, у их подножия.

— Я вас не понимаю, — признался Лазарев.

— Сейчас все станет ясным.

Между тем, никем не видимый снизу, скрытый каменными выступами и соснами, Дрю поспешно вытаскивал из своих необыкновенных палок все новые звенья. Легкие алюминиевые суставы выходили наружу, образуя длинный шест. К концам получившихся шестов Дрю привязал нейлоновый канатик, а к нему присоединил такую же петлю с ремнями и сиденьем. Воткнутые в снег, шесты вместе с канатиком образовали П-образную фигуру. Дрю плотно затянул на себе ремни странных «качелей», взглянул на часы и выпустил в воздух зеленую ракету.

— Смотрите, ракета! — воскликнул Лазарев. — Он вызывает на себя самолет? Неужели там возможна посадка? Надо сейчас же дать знать нашей авиации. Если его сумеют взять на борт…

— Все уже сделано, дорогой Иван Никитович, — перебил полковника Доронин. — В последнем акте этой затянувшейся постановки мы с вами будем только статистами. На северной и северо-западной границах барражируют наши самолеты. В боевой готовности ракетные зенитные батареи. Сюда вызваны два реактивных истребителя. Надо полагать, ровно в восемь на сцену явятся все действующие лица, если только главный солист не повернет благоразумно назад. Поскольку не удалось взять или хотя бы обезвредить врага на земле, сделаем это в воздухе. Через… — Доронин взглянул на часы, через две минуты занавес поднимется. Ага, вот и главный солист! Смотрите!

Сверху, из бездонного неба, бесшумно падал самолет с широкими, скошенными назад короткими крыльями. Восходящее солнце на этой высоте окрасило его в красный цвет. Словно облитый кровью, самолет без опознавательных знаков пикировал на Семь Братьев. Навстречу ему одна за другой взвились в воздух три зеленые ракеты.

Час тому назад сверхвысотный специальный самолет Х-15, гордость американской авиации, пересек над Ледовитым океаном государственную границу Советского Союза. Выброшенный катапультой с палубы авианосца, подошедшего вплотную к территориальным водам СССР, невидимый и неслышимый с земли, самолет шел в фиолетовом, вечно безмолвном сумраке стратосферы, едва досягаемый даже для радиолокаторов. Однако время и место нарушения границы были все же зафиксированы и обратный путь накрепко закрыт советской высотной авиацией и ракетными зенитными батареями.

Недалеко от земли, чтобы погасить чудовищную скорость пикирования, пилот блестяще сделал мертвую петлю, заложил виртуозный вираж и нырнул к сосняку на вершине Семи Братьев бреющим полетом.

— Чисто! — одобрительно заметил Доронин.

Никто из чекистов и солдат, одолевших уже больше половины подъема, не видел, как Х-15 выпустил из задних кромок своих крыльев большие закрылки. Словно широкие пластины, они выдвинулись назад и вниз, погашая скорость самолета. Из-под закрылок вырвались дымные струи газа. Приподняв носовую часть, поддерживаемый своеобразным газовым зонтом, Х-15 снизил скорость до предела. Выпущенный из днища фюзеляжа крюк зацепил нейлоновый канатик и вырвал из снега все хрупкое сооружение вместе с человеком.

В ту же секунду пилот убрал закрылки и дал полный газ.

Ничего этого преследователи Дрю не видели. Зато сотни людей, окружавших скалы, рассмотрели под брюхом вражеского самолета несущийся на невидимой паутинке крохотный черный комочек. Со всех сторон поднялась стрельба, но она не могла причинить вреда самолету на такой высоте. Он свечой шел вверх.

В первое мгновение Дрю потерял сознание от многократной перегрузки: рывок оказался очень сильным. Но обморок длился лишь несколько секунд. Вскоре Дрю открыл глаза. Его уже втаскивали в люк. Еще минута — и Дрю упал в кресло рядом с пилотом. Первым его движением было ощупать, тут ли папка с чертежами? Тут!

Однако он возликовал рано. Сверху на них обрушились два реактивных истребителя с красными звездами на плоскостях. Протрещала первая пулеметная очередь.

Снизу, с земли, люди отлично видели все. Раннее солнце ярко осветило три самолета. Х-15 почти вертикально шел вверх, в спасительное небо. Но краснозвездные истребители не отставали. Еще пулеметная очередь…

Проквакала автоматическая пушка… Казалось, минута — и вся тройка растает в немыслимой выси. Внезапно, как по команде, люди вскрикнули. На Х-15 отлетело хвостовое оперение. Какую-то долю секунды он еще висел в воздухе, потом перевернулся через крыло и начал падать. Миг — и издалека донесся глухой звук удара.

Доронину и Лазареву понадобилось около получаса, чтобы добраться до места падения Х-15. Фюзеляж самолета вместе с моторами ушел передней частью в землю. Из нее торчал обезображенный хвост. Летчиков уже погребла земля, Дрю же силой удара отбросило в сторону. Даже мертвый, он не выпустил заветной папки. Она лежала у расплющенной головы, в скрюченных пальцах. Доронин нагнулся, разжал закостеневшие пальцы врага и поднял папку.

А вверху, белея в веселых лучах солнца с победоносным слитным громом кружили два истребителя. Потом, удостоверясь, что поединок окончен, они вскинулись и, с каждой секундой уменьшаясь, понеслись в безоблачное родное небо.


Примечания


1

Здравствуйте! Какие лаборатории имеются в институте?

(обратно)

Оглавление

  • Часть первая
  •   Трое в скафандрах
  •   Муста Кванда
  •   Размышления охотника
  •   Аро за рулем
  •   Признание шофера
  •   Квартирант
  •   Телефонный звонок
  •   В кабинете полковника
  •   «Теперь уже скоро…»
  •   Сын дашнака
  •   Обмен шапками
  •   Выбирай, Михайла!
  •   Знакомство Лиды Стрельченко
  •   Исповедь «ди-пи»
  •   В петле
  •   Сын эфира
  •   На живца
  •   Под белой фатой
  •   Любящий муж
  •   В светском обществе
  •   Джилкрист критикует Америку
  •   Прием у шефа
  •   К звездам
  • Часть вторая
  •   Крымская русалка
  •   Поиски паутинки
  •   Саша учит английский
  •   Рейс в Обручев
  •   Беспокойная душа
  •   На дне
  •   Ворота открылись
  •   «Типичная асфиксия»
  •   Ресторанная сирена
  •   Шантаж
  •   В подкидного дурака
  •   В клещах
  •   Методом исключения
  •   Педант
  •   Прозрение
  •   Авария
  •   «Тах, тах, собачки!»
  •   Тайник открыт
  •   Ампула на зубах
  •   Люк в цистерне
  •   Бурная ночь
  •   «Вариант № 3»
  •   Семь Братьев
  • X