Андрей Валентинович Каваев - Детективное агентство «Лом»

Детективное агентство «Лом» 3M, 179 с.   (скачать) - Андрей Валентинович Каваев

Alex Греков

Детективное агентство «Лом»


– Саша!..

– Саша!..

Жалобный голос раздавался из темного угла подземного гаража.

Озираясь, оттуда, из сумрака, вышел мужик. Голый… Так и есть, – Вова!..

Вовочка, как бы это поприличнее выразиться, был любовником моей экс-жены Люськи… А подобная одежда, вернее, ее полное отсутствие – его обычное состояние. Только вот с полчаса назад его, вернее, то, что от него осталось, я опознавал в морге. Как и свою бывшую… Кто-то застрелил их в тот самый момент. Большие мальчики и девочки  меня уже поняли.

Прямо как принцу датскому, призраки невинно убиенных являются. Что-то рановато… Сейчас он откроет мне страшную тайну, кто же застрелил его, родимого…

– А я тебя только что в морге видел…

Господи, как можно было такую глупость ляпнуть!

И без того чумово выглядевший, Вова ошалел окончательно.

– Не… Это Игорек. Он был новым… новым мальчиком Люси, то есть, Людмилы Михайловны…

Общение на уровне «поговорить» никогда не было сильной стороной Вовы. А оно ему надо? Атлетически сложен, красавец, вот и подвязался стриптизером в ночном клубе, где соблазнял богатых тетенек вроде Люськи. По агентурным данным, жил Вова до последнего момента припеваючи.

– Саша… То есть, Александр Владимирович, мне страшно, – вдруг захныкал он, и… припал лицом к моей груди.

Да, теперь я должен еще и утешать Люськиных любовников…

Вообще-то, при ближайшем рассмотрении, Вова оказался не совсем голым: его наготу прикрывали крохотные плавочки из черной сетки. Сзади – лишь тонкий шнурок, терявшийся среди накачанных ягодиц. Трусы, если уж говорить честно, скорее открывали, чем что-то скрывали. Видимо – это его спецовка…

Я утер бугаю слезы своим платком.

– Как же тебя домой-то отвести в таком виде?..

Ах, да, я же собирался сегодня на дачу! В багажнике лежала сумка с кой-какой одежкой, но размер…

С грехом пополам Вова натянул мои широченные шорты, которые предательски лопнули по шву, а огромная, как я до сих пор считал, футболка сидела на нем в облипочку. Натянув на голову мятую бейсболку, Вова стал напоминать тинейджера-переростка, который не знает, куда деть не в меру длинные руки и ноги.

– Возьми еще сумку из багажника. В случае чего – ты мой новый массажист.

До квартиры мы добрались без проблем. Соседи в нашем, как гласила реклама у риэлтеров, «супер-элитном доме», особым любопытством не отличались.

Вовиной выдержки хватило только до прихожей. Там он первым делом тихо сполз по стенке. И почему большие мальчики такие впечатлительные?

Каких же титанических усилий стоило привести его в чувство! Стуча зубами, дрожа всем телом, Вова все-таки кое-как доплелся до ванной – я считал это самым лучшим средством от стресса. Но он ни за что не хотел меня отпускать от себя! Ну, не так же сразу! Не без труда вырвавшись, я на всякий случай принес из бара коньяк и два бокала.

Все еще хныкая, Вовочка лежал в пенной ванне. Хорошая порция коньяка, от которой он, видимо приличия ради, пытался слабо отнекиваться, немного привела юношу в чувство.

– А теперь рассказывай…

Все оказалось просто до безобразия: Вова решил подзаработать на стороне. Ему уже давно делала намеки Ольга, Люськина подруга, женщина прямо скажем красотой не блистающая, зато обеспеченная.

И вот день икс настал. Олин благоверный улетел то ли в Лондон, то ли в Нью-Йорк, Люська же с утра отправилась к мамочке на дачу.

– Когда мы с Ольгой… ну, в общем…

– Трахались?

– Ага… Вошла Люся, ну, я хотел сказать, Людмила Михайловна…

– Господи, да не поправляйся ты без конца! Как будто я ничего о вас не знаю!

У нее машина сломалась по дороге, и ее, как назло, подобрал Ольгин водитель… В общем, скандал был крутой. Обе тетки как с цепи сорвались, – орали друг на друга, и вместе – на меня. Люся, прямо как у себя дома, сказала: пошел вон, и гордо удалилась. Оля… Оля тоже меня выгнала, сказала, подруга, мол, ей дороже… Я подумал: Люся женщина отходчивая, сейчас поорет, может, пару тарелок разобьет, и успокоится. Не первый же раз…

– Честное слово, Вова, какой же ты кобель!..

Вова насупился:

– Не обзывайтесь…

– Ладно, прости, вырвалось. Что дальше-то было?

– Я зашел в свой клуб, с пацанами поболтал, с пивом немного посидели… Думаю, успокоилась за это время. Пошел домой. Ну, то есть, к Люсе… Захожу – в спальне вроде как телевизор работает. Думаю, щас очки заработаю: пошел к себе в комнату, разделся, натянул трусы из сетки – они ей очень нравились… Захожу в спальню, – а там они… Игорек во всю баксы отрабатывает…

– А Люська тебя видела?..

– Еще бы! Она-то снизу лежала. И так на меня глянула, типа, и без тебя обойдемся.

– И тут ты решил их грохнуть?!

– Вы че, Александр Владимирович!

Вова аж подскочил в ванне от возмущения.

– Ладно, не обращай внимания. Это я так. Нервы.

Вова снова улегся в ванну.

– Нет, я, конечно, хотел сначала этого козла двинуть по башке. Но чтобы совсем убивать… Да и пистолета у меня отродясь не было. Кулаков обычно хватает…

Я с уважением посмотрел на Вовины кулаки.

– Ну и?..

– Я себя полным отстоем почувствовал. Стою, как лох, в прозрачных трусах, а они тут…

– Трахаются… – снова подсказал я.

– Ну да.

– И?..

– Пошел к себе. Думаю, оденусь, шмотки соберу, и к Ольге пойду. Жить-то надо…

Я тактично промолчал.

– А потом, – продолжил Вова, – слышу, звук какой-то странный, вроде – выстрел. Подумал сначала – телевизор. Да нет, вроде, когда заходил в спальню, он не работал. И тут…

Вова снова накуксился.

– Ну, Вова, деточка, успокойся!..

Слово «деточка» произвело на нашего супер-любовника неизгладимое впечатление. Выскочив из ванны, Вова вновь прильнул к моей груди, намочив рубаху то ли водой, то ли слезами.

Гладя его по коротко стриженым волосам, я и сам был готов пустить слезу: только сейчас до меня дошло, что уже больше никогда взбалмошная Люська не заявится заполночь, и мы до утра не будем говорить «за жизнь»…

Вова, наконец, успокоился.

– И тут слышу, – кто-то из спальни выходит. А дверь неплотно прикрыта была. Вижу – мужик. Но не Игорь. Худой какой-то, и…

Он покосился на меня.

– И, в общем, старый уже. Я думаю – в шкафу, что ли, сидел?.. А в руках у него – пушка такая здоровая, как в кино…

– С глушителем, что ли?

– Наверное. Я сразу замер и чуть не обделался со страха. А он остановился посреди прихожей, головой покрутил, как собака, и пошел прямо к моей двери. Ну, все, думаю, шиздец тебе, Вова, пришел… В дверь-то он вошел, тут я его от души в спину и двиганул – он вперед улетел, а я – жить всем хочется! – дернул к входной двери. Выскочил на площадку, в лифт садиться не стал, и по лестнице – в гараж. Там, думаю, темно, и машин много. Все-таки, есть, где спрятаться. Да еще и нагишом…

– А тебе в голову не пришло настучать этому придурку по тыкве, и пушку отобрать?..

– Да вы че, Александр Владимирович, совсем за лоха меня держите? Против лома, как говорится…

Понятно, что спать в эту ночь Вова улегся со мной, совершенно не беспокоясь о безопасности своего тыла. Так мы и лежали в огромной холостяцкой кровати, в обнимку – бывший муж и бывший любовник…

Ночью мне приснился кошмар. Я почему-то лежал в морге, на секционном столе, рядом с убиенным Вовой, который нахально дышал, извергая из дырки в голове свистящие звуки…

В ужасе просыпаюсь, рядом – мирно похрапывающий Вова, носом  уткнулся мне в щеку, а своим достоинством – в бедро…

Очнулся я утром от каких-то подозрительных вибраций. «Землетрясение, что ли?», – подумал спросонья. Да ладно, не в Гималаях же живем!

Пол, оказывается, сотрясал Вова, отжимаясь в бешеном темпе.

– А вы зарядку делать не будете? – спросил он невинным голосом.

– Э… ни разу не пробовал. Я уж как-нибудь потом…

Умяв за завтраком неисчислимо много бутербродов, количество которых в английском уже надо обозначать словом much, Вова стал выведывать у меня планы на предстоящий день.

– А дома я один ни за что не останусь!..

Доводы, что он, мол, большой и сильный, и никого бояться не должен, успеха не возымели. Вова снова принялся хныкать. Вот незадача!..

– Ладно. Будешь типа моим боди гардом.

– Боди кем?!

– Ну, секьюрити, телохранителем…

– А…

– Если я опознал твое тело, значит, тебя уже вроде, как и нет…

– И че? – испугался Вова.

– Поменяем тебе имидж, оденем, наконец…

– Вы хотите, чтобы я ходил по дому одетым? – по-своему понял мои слова Вова.

– Что ты, что ты!.. – запротестовал я. – Я имею в виду, на улице…

Против смены имиджа Вова ничего не имел. Понятно – при его-то работе надо всегда тщательно за собой следить.

В результате некоторых косметических процедур его черные волосы превратились в ослепительно белые. Осветлили мы и брови. На ухо, несмотря на бурные протесты, я ему повесил клипсу, забытую кем-то из мальчиков по вызову.

Разглядывая себя в зеркало, Вова изрек:

– Прямо пидовка какая-то…

Потом, с испугом глянув на меня, пробормотал:

– Ой, извините…

Рассмеявшись в ответ, я сказал:

– А теперь – одевайся!

С тяжелыми вздохами он вновь натянул трещащие по швам шорты, майку и бейсболку.

До машины мы добрались без приключений, хотя Вова озирался по сторонам и без конца хватал меня за руку.

В магазине к нам тут же подлетел манерный мальчик-продавец:

– Здравствуйте! Ищем что-нибудь особенное? – он состроил Вове глазки.

Вова набычился и прошипел:

– Вы куда меня притащили?..

– Вова, помни, мы должны кардинально поменять твой имидж!

С похоронным видом он поплелся за продавцом к вешалкам.

Наконец, общими усилиями, ему подобрали более-менее подходящий для боди гарда костюм.

Мальчик проводил Вову в примерочную. Через несколько минут из-за занавески высунулась багровая Вовина физиономия:

– Александр Владимирович, он ко мне прижимается!..

– Ладно, потерпи, не переломишься…

Мы еще прикупили Вове обувь, упаковку носков, а вот от трусов он скромно отказался:

– Не, обычные никогда не ношу!..

– А какие?..

Окрыленный возможностью показать свои таланты, Вова со знанием дела перелопатил товар, и выбрал скромненькие черные стринги от Кельвина Кляйна. Я сразу заметил, что его внимание привлекают только те шмотки, где на ценнике никак не меньше трех значащих цифр.

Переодевшись прямо в магазине, Вова превратился в настоящего боди гарда: здорового и молчаливого. Глаза вот только испуганные, но их  скрывали непременные для таких ребят темные очки.

– Вроде все. Теперь тебя ни один киллер не узнает!..

Кстати оказалось и старое удостоверение какого-то охранного агентства, в котором для вида числился один из моих бывших, работая обычным рэкетиром. Он уже лет пять как в Штатах, живет с негром-полицейским. Звонил недавно, сказал, гад, что счастлив…

Закончив смену Вовиного имиджа, мы, наконец, двинулись в телецентр – мне предстояло записать передачу.

Вова, надо отдать ему должное, быстро вошел в роль, оттесняя от меня всех, включая ехидного охранника, который требовал пропуска даже у народных артистов. Помню, меня он как-то мариновал у турникета добрых полчаса, отвратно улыбаясь:

– Порядок есть порядок. Забыли пропуск, – придется вернуться!..

Никакие уговоры не действовали, запись передачи срывалась, пока, наконец, высокое телевизионное начальство самолично не договорилось с начальником службы охраны. Вова же легонько оттер противного типа плечом, на ходу бросив:

– Секьюрити!..

Конечно же, весть о том, что я завел персонального охранника, вмиг облетела телецентр. А когда разнеслась еще одна – какого охранника – тут, что называется, зритель пошел. Вова купался в лучах славы. Даже сладкоголосый Стасик, убежав из студии, вошел игривой походкой в мою гримерку. Как зачарованный, он обошел Вову вокруг, словно тот был экспонатом в музее мадам Тюссо.

– И где же таких сладких охранников находят?..

– По объявлению в газете, – съязвил я.

– Фу, противный…

У Вовы заходили желваки. Я сделал ему страшные глаза.

Надо ли говорить, что и на запись ток-шоу Вова поплелся за мной? Важно усевшись в первом ряду, он без конца привлекал внимание камер.

После передачи Вова, краснея, сказал:

– Александр Владимирович, я, того…

– Что?..

– Ну, в туалет хочу…

– Это рядом, только за угол повернуть…

– Не, я один не могу…

Пришлось сопровождать мальчика в туалет. Там он, встав у писсуара, с явным удовольствием выпустил мощную струю. Какой-то щуплый мужичок, кажется, из аппаратной, мыл руки. Увидев такое, он замер, уставившись на Вовин брандспойт.

Закончив важное дело, Вова застегнул штаны и, развернувшись, посмотрел на мужика специальным строгим взглядом секьюрити. Бедного дяденьку сдуло ветром.

Страж моего драгоценного тела отсидел и второй блок записи. В перерыве мы посетили местный буфет, где к радости буфетчицы тети Клавы, Вова умял, наверное, недельный запас сосисок.

Собираясь домой, мы еще раз побывали в месте коллективного пользования. На выходе нас поймала заполошенная Ленка из спортивной редакции. Она сходу затараторила без пауз:

– Ой, Сашок привет у тебя говорят новый мальчик…

Остановить ее бурный поток было сложно, понять – еще труднее. Если коротко, ей дали студию всего на час, записать блок утренней зарядки, а Машка-дура (это ее ассистентка), нашла классного мальчика, и даже переспала с ним, а вот ни имени, ни телефона не записала…

– А у тебя сказали фактурный мальчик такой…

Повернувшись, наконец, к Вове, она сладко пропела:

– А вы, молодой человек, случайно в институте физкультуры не учитесь?

– Уже закончил, – гордо ответил тот.

Упрашивать Вову не пришлось. Услышав, что его будут показывать по ящику, он с радостью согласился. Поставив только одно условие: чтобы я присутствовал на записи…

Ленка сунула ему листок с какими-то иероглифами, они о чем-то, с умным видом, посовещались – типа, можно еще один мах ногой добавить, а потом начать с левой… Вову облачили в яркий костюм от спонсора, вроде тех, в каких велосипедисты выступают, и после двух дублей сделали запись. Все остались довольны. Лена, которую так и распирало от радости, спросила:

– Гонорар вам куда перевести?..

Подумав, Вова важно сказал:

– Все вопросы решайте с продюсером, – и мотнул головой в мою сторону.

Дома он первым делом разоблачился и потребовал провести обход помещений. Впереди, естественно, шел я. Перед кухней, правда, замешкался – надо было выяснить отношения со всеми тремя кошками: опять кто-то сходил мимо лотка…

Из кухни раздался сдавленный крик. Ух и зрелище: голый бугай держит за шиворот худого пацана, который слабо трепыхается.

– Вова, отпусти, это Виталя, приходящий повар. Совсем забыл тебе сказать в этой нервотрепке…

– Предупреждать надо, – насупившись, пробубнил Вова, и важной поступью победителя удалился из кухни.

Виталик, которого, наконец, поставили на пол, жадно пожирал глазами удаляющиеся Вовины формы.

По случаю посторонних в доме Вова облачился в стринги, которые так кстати прикупил утром. Виталик, казалось, никогда не уйдет. Он без конца перемывал посуду, что-то резал, чистил, жарил… В конце концов, пришлось напомнить, что его, наверное, заждались дома. И уходя, бедный мальчик все бросал голодные взгляды на Вову. Взгляды, полные надежды…

– Он что, тоже из этих?..

– А ты сомневаешься?

Вова насупился, но ничего не сказал.

Надо ли говорить, что на следующее утро мы поднялись в несусветную рань, чтобы посмотреть Вову по тиви?..

На этот же день у меня была назначена встреча со следователем. Петровича я знал давно, как-то вместе делали несколько программ, и друг от друга нам скрывать было нечего. В разумных пределах, конечно…

Вову с трудом удалось оставить в коридоре.

– Это кто там? – спросил Петрович.

– Телохранитель. Сам понимаешь, в свете последних событий…

– Ни фига себе! Ну, вас богатых не поймешь…

Он мне вкратце изложил суть дела. Похоже, что-то искали, в квартире настоящий погром. Пальцев – прорва. Пока никаких версий, кроме рядового ограбления, нет…

– Как думаешь, а из ревности никто не мог?..

– Ну, я – точно не мог, у меня в это время запись была. Да и у нас с самого начала были приятельские отношения, и свои романы мы друг от друга не скрывали.

Петрович ухмыльнулся.

– А что касается других… Со вторым мужем у них была бурная любовь. Он вроде из силовых структур, и вскоре после свадьбы погиб в горячей точке. Третий живет в Германии, разошлись они без скандала, так что тоже вряд ли… Ну, а ее мальчики… Меняла она их с завидной регулярностью, но отношения, думаю, у них были сугубо деловые: она им – деньги, они ей – секс. Только с этим, последним, она что-то долго встречалась…

В финале договорились – если будут новости, созвонимся.

Чтобы похоронить Люську, требовалось испросить разрешение у руководства Петровича. Руководство не возражало. Правда, намекнуло, что и второе тело неплохо было бы похоронить, раз уж их вместе…

Почетную миссию сообщить бывшей теще прискорбную весть тоже доверили мне. Тут надо сказать, что Люськина мать, Тамара Ивановна, ну, это просто классический пример тещи из анекдотов: ехидная, сварливая, жадная, скандальная… Она искренне считала, что во всех грехах всегда виноват я. Даже после нашего с Люськой развода.

Не изменила она себе и на этот раз. Громко рыдая по телефону, отчитала между делом: если бы я хорошо следил за Люсенькой, ничего бы не случилось… Интересно, как я должен был за ней следить – в бинокль, что ли?!

Успокоившись, теща уже деловым тоном поинтересовалась: кто же Люсенькин наследник?.. Я ответил: видимо – она…

– Понимаете, Саша, с моими нервами противопоказаны лишние волнения. Вы уж позаботьтесь, чтобы квартиру убрали, ну, вы понимаете, о чем я…

Конечно же, я понимал. Вредная старуха доверила мне убрать следы крови в теперь уже ее квартире…

Пришлось ехать к Петровичу за ключами.

– А у тебя разве своих нет? – невинным голосом поинтересовался тот.

Я понял: проверяет.

– Нет… Знаешь ли, мы жили в разных квартирах. А в гости обычно она ко мне приходила…

Петрович выдал мне ключи, поскольку, как он выразился, следственные действия уже закончены.

Вова, конечно же, поплелся за мной и в Люськину квартиру. Ему это явно не доставляло удовольствия, но, видимо, согревала мысль, что наконец-то можно забрать оттуда свои драгоценнейшие шмотки.

Собирать окровавленные простыни он доверил мне, а сам с трепетом перекладывал в баулы типа «мечта оккупанта» обширную коллекцию нижнего белья.

Раскирдаш в квартире был впечатляющим. По полу рассыпаны фотографии, рукописи, газетные вырезки. Вот мы в студенческие годы, здесь она с Хайнцем – это ее последний… С Ольгой на пляже в Майами, на светских тусовках… Нет, найти здесь какие-то зацепки нереально.

Осторожно заглядывая в дверь, Вова сказал:

– Я готов…

– Ты что, забрал все свои вещи? – спросил я, уставившись на объемные баулы в его руках.

– Ну, не оставлять же их какой-то бабке…

– А если теща что-нибудь заподозрит, увидев пустые шкафы?..

– Не… Эта комната у Люси называлась «гостевой». Так что там всегда было пусто в шкафах…

Я вздохнул: о ее делах он осведомлен куда лучше…

Весь вечер Вова перебирал свои сокровища, периодически демонстрируя самые ценные экземпляры:

– Эти кожаные трусы я купил в Милане. Видите, замки по бокам?.. Очень удобно… А вот – из последней коллекции Ямамото. Смотрите, какой цвет!..

Цвет был действительно замечательный – ярко-розовый, с кровавыми вкраплениями.

– И название крутое: «Первая брачная ночь»!..

Демонстрация моделей закончилась далеко за полночь, и мы, наконец, легли спать.

Утром все повторилось. Вова растолкал меня и вновь заставил смотреть его зарядку. Окончательно не проснувшись, я одним глазом смотрел на экран, где довольный Вова прыгал в ярком костюмчике, потом глаз закрывался, и начиналась какая-то чертовщина: с его лба капала кровь, отваливались руки и ноги…

От такого кошмара я окончательно проснулся.

– Ну как? – спросил Вова.

– Замечательно. У тебя большое телевизионное будущее!

Кто бы знал, как я был прав!

Похороны прошли вполне достойно. Правда, нужно было все время следить за Вовой. Но он держался достаточно стойко. Когда мы уже выходили с кладбища, теща закатила мне легкий скандал: как я посмел похоронить какого-то проходимца-альфонса рядом с ее дочерью?

– Знаете, Тамара Ивановна, перед богом все равны. А не нравится, – могли бы сами похороны организовать…

Пораженная такой наглостью, теща надолго замолчала.

То-то будет повод лишний раз перемыть мне косточки с подружками. Уж она душу отведет…

Вечером, в той комнате, что обычно гордо звалась «кабинет», я сидел за компом над очередным сценарием. Вова, конечно же, тоже был здесь. Лежа на диване, смотрел спортивный канал.

– Александр Владимирович, – вдруг спросил он, – почему убили Люсю?..

Я оторвался от монитора.

– Если бы знать…

– А меня они тоже прикончат? Я ведь свидетель…

– Вова, давай договоримся: ты выбросишь из головы все эти глупости, а вместе мы попытаемся найти убийцу.

– Мы?.. А мы что – менты?..

– Нет. Потому-то и есть надежда…

– А, понял. Типа, вы – умный, я – сильный…

– Да, а вместе мы – сила. Лом, против которого нет приема…

«Эх, если бы все было так просто, – подумал я про себя. – Пока и зацепиться-то не за что…»

Во время очередного перерыва мы сидели в гримерке. С Вовиным появлением перекуры здесь прекратились: он был ярым поборником здорового образа жизни.

– Александр Владимирович, вы знаете что такое «спермотоксикоз»? – хитро глядя на меня, спросил он.

– А то… Проходил в школе.

– Вы хотите, чтобы я от него скончался?

– А у тебя, что – рук нет?..

– Александр Владимирович! – возмущенно завопил Вова, – что я – малолетка какой-нибудь?

Потом, потупившись, продолжил:

– Я тут договорился с одной девочкой из Стасиковой подтанцовки.

– А я что – третьим буду?..

– Нет. Для вас я тоже кое-кого нашел.

– Какой же ты Вова у нас деятельный!

– А то! Так что – можно? – и он преданно посмотрел на меня.

– Ну, валяй, – вздохнув, ответил я.

Вскоре появилась одна из Стасиковых девиц – с ногами от ушей, все как положено. Они с Вовой уединились за ширмой. Следом за девицей вошел мальчик из той же команды, который без лишних слов обслужил меня по полной программе. Надо ли говорить, что за услуги расплачиваться доверили мне?

– А я тебя недооценил, – сказал я после сеанса сексотерапии Вове.

– Думали, я тормоз, да?

– Ну, что ты. Просто, считал тебя более легкомысленным…

Вова смущенно зарделся.

Время шло. Мы исправно ходили с Вовой парой. Жили, как сиамские близнецы. Единственное место, которое дозволялось посещать поодиночке, – домашний туалет.

Теща, не особо комплексуя, въехала в Люськину квартиру. Конечно же, закатила мне очередной скандал: почему я не собрал бумаги и не вымыл пол. Ей, бедной женщине, пришлось для этого нанимать приходящую домработницу …

– Помыли бы сами, – в очередной раз схамил я. – Физическая работа, знаете ли, помогает снять нервное напряжение…

– Саша, я всегда подозревала, что вы – хам! – парировала Тамара Ивановна, и, гордо вскинув голову, прошествовала к себе в апартаменты.

Спустя месяц после убийства, мне позвонил Петрович:

– Зайди. Есть новости…

– Ну что, – не скрывая радости, сказал он, – убийцу мы нашли. Хочешь посмотреть?..

– А можно?..

– Нужно…

Петрович предъявил мне прыщавого юнца с руками, исколотыми чуть ли не до подмышек.

– Вот.  Убил с целью ограбления. У него нашли некоторые драгоценности Людмилы Михайловны. Все оказалось очень просто…

– Ой, не думаю… А что он сам говорит?

– А ничего. Когда мы его взяли, он даже не мог вспомнить свое имя… Такой ни перед чем не остановится.

– Пистолет нашли?

– Ищем.

– А как он в квартиру попал?..

– Ну, знаешь, это не так сложно, как кажется.

Мои вопросы явно раздражали Петровича. Оно и понятно: ему нужно дело закрыть.

Люськины драгоценности я опознать не смог, никогда особо в них не разбирался. Посоветовал Петровичу обратиться к Ольге – лучшего эксперта по побрякушкам найти трудно.

Ольга действительно опознала колье и два браслета, огорошив Петровича своими познаниями. Она выдала ему полную характеристику: сколько карат, какая огранка, замки, и даже пайка…

– Удивлены? – довольно хмыкнула она. – Я, знаете ли, до того, как удачно выйти замуж, работала в ювелирном салоне.

– Ну, че? – с надеждой спросил меня Вова, когда мы ехали домой.

– А ни че… Сам говорил, что убийца был в возрасте. А тут нашли какого-то сопляка. Да и откуда у него пушка с глушителем? К тому же, двери в нашем доме так просто не открываются.

– А брюлики?

– Когда такой наширяется, ему конную статую подбросить можно. Он и не заметит…

– Значит, расслабляться рано?

– Выходит – рано…

Как водится в детективах, которые я втихаря, дабы не испортить реноме ведущего интеллектуального шоу, поглощал в неимоверных количествах, надо было составить план действий. Прежде всего, надо заставить Вову напрячься и вспомнить все подозрительное, что в последнее время происходило с ним и Люськой. Но, похоже, Вовины подозрения были связаны только с конкурентами.

– Нет, ну вспомни! Какие-то подозрительные типы в клубах, машины, не отстающие от вас всю дорогу…

– Ну, вы прямо как в кино. Машин не замечал. Люся любила, когда я ублажал ее в дороге… – Вова скромно потупился. – А что насчет подозрительных… Да в клубе что ни рожа – то и подозрительная.

– Так мы далеко не продвинемся…

Придется вспоминать самому. Только вот что?..

Мы познакомились с Люськой на первом курсе журфака. Универ был крутым, поступали сюда если не по большому блату, то за большие бабки. Она была, пожалуй, единственной на нашем курсе, кто поступил за знания. В свои семнадцать уже успела поработать на тиви, что в те годы было так же сложно, как в космос полететь, набрала кучу публикаций.

Сошлись мы на почве, скажем так, любви к иронии. Наши бесконечные приколы доводили однокашников до состояния аффекта. А уж когда мы объединялись – тут и вовсе можно было крупно пострадать.

Годы учебы подходили к концу. Пятый курс. Диплом. И хотя уже прорастала перестройка, распределение еще не отменили. Блестящей молодой журналистке Люське, не имеющей столичной прописки, светила поездка годика минимум на три в далекую провинцию… Как-то на очередной вечеринке (сколько их тогда было!) мы вдвоем курили на лестнице, как всегда, подкалывая друг друга:

– А что, слабо тебе Сашок жениться?

– Ну, если только на Марлен Дитрих…

– Так она уж давно умерла!

– Вот видишь!..

Люська вдруг посерьезнела.

– А если на мне?..

– Ты это… по правде? Делаешь мне предложение руки и сердца?

– Вроде того…

– Еще скажи, – влюбилась.

– Не дождешься!

– А тогда?..

– Ну, если честно, в дыру уезжать не хочется.

– Хотя бы честно…

– А серьезно, Саш. Чего тебе терять? Живешь один, родителям за рубежами – пофиг, что ты делаешь…

– Ну да, а семья, дети пойдут…

– О трахе речь не идет.

– Люся!

– Да ладно. Каждый трахается сам по себе.

– А если ты от кого-нибудь родишь, я алименты платить буду?

– Не ссы. Дети на ближайшее будущее у меня не запланированы…

Наш брак, заключенный втихушку, наделал много шума на курсе. Но Люська добилась своего – она осталась в столице, перевезя ко мне свои нехитрые пожитки.

Родители по телефону сказали, что надеются на мое здравомыслие. И все…

Мы начали работу. Перестроечные газеты… Смелые темы, громкие публикации, ожидание у телевизора «Взгляда» по пятницам…

Наша семейная с позволения сказать жизнь удивляла даже коллег-журналюг. Дома мы не встречались неделями, изредка видясь в клубах и барах. Нас это вполне устраивало.

Я на несколько лет укатил спецкором в Париж, – родители постарались. Иногда звонил Люське – спрашивал, не развалила ли она еще квартиру. Она со смехом отвечала, что только кровать шатается…

Прошло еще несколько лет. Людмила тоже стала работать на телевидении. Наша независимость по-прежнему шокировала коллег, наши романы обсуждал, похоже, весь телецентр. Мы были его живой легендой. Как выразился модный певец левого уклона Стасик, Фрейд в этой семье отдыхает.

Мы не скрывали свои увлечения друг от друга. Обсуждали, оценивали и давали советы.

И вот однажды что-то произошло. Уже которую неделю Люська ходила хмурая, и на мои приколы не отвечала.

– Уж не влюбилась ли ты, мать?

– Кажется…

– Кто же этот счастливец?

– Ты все равно не знаешь…

Прошло еще несколько месяцев. Как-то вечером Люська меня огорошила:

– Я выхожу замуж.

– Но…

– Ты что, не даешь развода?

– Да что ты! Если надо – всегда пожалуйста!

– Я знала, что ты настоящий друг, – впервые за все это время Люська улыбнулась.

Расстались мы так же просто, как и соединились. Я не хотел, чтобы она отдавала ключи, – мало ли, бзик пройдет… Но она сказала:

– Нет, Сашок, тут все по-взрослому…

На несколько лет Люська выпала из моего поля зрения. Я изредка видел ее передачи. Она казалась прежней…

Как-то ночью, в перерыве записи очередной программы, меня позвали к телефону. Это была Люся. Она плакала. Впервые за все годы нашего знакомства.

– Он погиб, – просто сказала она. – Жить не хочется…

– Люся! Давай без глупостей! Приезжай, потом будем думать, что делать!..

– Эх ты, вечный тимуровец! Не бойся, вешаться не стану. А вообще… Спасибо тебе…

Она приехала под утро. Почерневшая, с красными глазами. Мы курили на кухне и она, всхлипывая, рассказывала, как ей позвонили и просто сказали, что муж погиб, выполняя задание…

– Он что, Штирлицем был?..

– Скажем так – сотрудником силового ведомства.

Люська долго не могла успокоиться. Подруга Ольга, добрая сумасбродка, повезла ее в Майами, расслабляться. Судя по всему, расслабились они там по полной. Люська вернулась прежней. Почти. Только иногда было видно, что под маской обычной безалаберности скрывается глубокая тоска.

Как-то она познакомила меня с толстяком-Хайнцем. На вид – настоящий бюргер. На самом деле – профессор философии.

Представила она нас просто:

– Мой бывший – мой будущий…

Честно говоря, я не понимал, зачем он ей понадобился.

– А, поживу в Германии, – просто ответила Люська.

Ее бюргерское существование продлилось недолго. Вскоре Люська вернулась, и на все вопросы, смеясь, отвечала:

– Да жадный он. Воду экономит и в кабак с калькулятором ходит…

– Во, жлоб! – в один голос возмущенно завопили мы с Ольгой.

Люська купила квартиру в том же доме, где жил я, сказала, что случайно.

Ольга познакомила ее с несколькими мальчиками по вызову. Постепенно Люська вошла во вкус.

– Знаешь, – сказала она мне, – наверное, так и надо. Секс для здоровья – и никаких проблем…

Я посмотрел на «секс для здоровья», который возлежал на диване, прикрывая причинное место пультом от телевизора.

«Да, проблема, кажется, здесь и возникла… А что, если?..»

– Вова, а ты всех своих… хм, клиенток помнишь?..

– А вам зачем? – напрягся тот.

– Ну, вдруг какая-нибудь из ревности киллера наняла?

Вова наморщил лоб.

– Да нет. Я с шизанутыми дела не имел.

– Ты все-таки повспоминай. Чем черт не шутит…

Похоже, я озадачил Вову как минимум на ближайшую неделю.

Вообще, Вова регулярно огорошивал меня своими вопросами. Как-то вечером он спросил:

– Александр Владимирович, вы думаете, я извращенец?

– Почему?

– Ну, как же: хожу дома голый.

– И что?

– Я в каком-то журнале читал про этих, как их, как-то на «э» начинается…

– Эксгибиционисты?

– Ага.

– Ну, это не про тебя.

– А про кого?

– Вот если ты в темном подъезде будешь теток подкарауливать и демонстрировать им то, что у тебя в ширинке, тогда будешь из этой команды…

– А так?

– Ну, насколько я знаю, это для здоровья полезно. А ты у нас известный поборник здорового образа жизни. Я уж забыл, когда курил последний раз…

– А почему сами тогда ходите одетым?.. – хитро спросил Вова.

Я чуть не подавился со смеху:

– Представляешь, как я буду выглядеть на твоем фоне?..

Он критически посмотрел на меня:

– Да, поработать есть над чем. Ну, ничего, справимся…

Работать надо мной Вова принялся, начиная прямо со следующего утра. Растолкав пораньше, заставил для начала повторить то, что он в это время показывал по телевизору. Занятие оказалось из разряда супер сложных…

Надо отдать должное Вове: отжимаясь, он с трудом подавлял смех, но все-таки не ржал во весь голос.

Наивно полагая, что экзекуция окончена, я в изнеможении вновь повалился на кровать.

– А сейчас – холодный душ!  – бодрым голосом возвестил Вова.

Под его бдительным контролем, издавая дикие вопли, я выстоял под ледяными струями, наверное, целую вечность.

– У меня будет воспаление легких! – стращал я Вову.

– Да ладно, от этого еще никто не умирал…

Но и это, как оказалось, было еще не все…

– Знаете, при моей, э…, работе, надо посещать определенные места, – важным голосом сообщил он мне после завтрака.

– Стрип-клуб, что ли?..

– У вас одно на уме. Тренажерный зал, солярий, сауну…

– Ну, если надо… Только, ты же не можешь ходить туда, куда ходил раньше!

– Я найду новые, – с энтузиазмом сказал Вова, беря в руки рекламные газеты.

– …Ну вот, можно ехать. Собирайтесь!..

Через несколько минут Вова с подозрением посмотрел на сумку с моим лэптопом.

– Вы что собрались делать?

– Над сценарием поработаю…

– Мы над вашей фигурой работать будем. Спортивная одежда есть?

– Откуда…

Мы заехали в спортивный магазин, и так же придирчиво, как недавно выбирал себе трусы, он набрал мне целую гору какой-то амуниции.

В тренажерном зале Вова посовещался с похожим на себя по габаритам юношей, периодически кивая в мою сторону.

С улыбкой тот подошел ко мне и радостно сообщил:

– Случай, конечно, сложный, но не смертельный. Сейчас подберем вам индивидуальную программку…

В то время как Вова с неописуемым удовольствием тягал громыхающие железяки, юноша то сажал меня куда-то, заставляя дергать какие-то тросы, то укладывал на какую-то доску, и совал в руки штангу… Через несколько минут, показавшихся мне вечностью, меня милостиво отпустили в душ, сказав, что для первого раза достаточно.

Руки и ноги меня не слушались. Закрывшись в спасительной душевой кабинке, я долго не хотел выходить, невзирая на Вовины уговоры. Наконец, ему удалось меня выманить.

– А сейчас – массаж! – радостно объявил он.

Меня долго гладили и мяли на кушетке. В конце концов, я немного ожил.

– Теперь – эпиляция, и на сегодня хватит! – вновь сообщил довольный Вова.

– Но это же больно! – попытался возразить я.

– Не смертельно. Я регулярно делаю. Вам бы тоже не помешало…

Мне все-таки удалось отмазаться от этой процедуры. Но в косметическом салоне Вова потребовал моего присутствия.

Наверное, это было замечательное зрелище! Пока его намазывали воском и обклеивали бинтами, я сидел рядом, тыкая пальцами в клавиатуру.

Девица, которая обрабатывала Вову, что-то прошептала ему на ухо. Он в ответ захихикал и замотал головой.

Когда мы вышли на улицу, я спросил:

– Надо мной прикалывались?

Вова смутился.

– Ну, говори, говори…

– Она спросила: твой папик, что – садо-мазо? Кайф ловит, глядя, как у тебя волосы выдергивают?..

– Господи, во что ты меня втравливаешь!

Как-то в гримерке Вова мне пожаловался:

– Они надо мной смеются…

– Кто?

– Да, эти, умники, из службы новостей. Ну, которые все в очках…

– И каким образом?

– Один сказал: а давайте спросим: нравится ли ему Коэльо? Спорю, он и не знает, кто это!

– А ты знаешь?

Вова потупился.

– Это модный писатель. Я, правда, не уверен, что они сами его читали. А ты у них спроси: могут они столько раз отжаться, сколько ты? Или повторить твою зарядку, чтобы Ленка завизжала от восторга и записала их вместо тебя?.. Понимаешь, Вова, каждый человек – специалист в своей области. И если бог наградил тебя способностями к спорту – нечего комплексовать по этому поводу. Тебя уже каждое утро показывают, а они так и будут до пенсии сидеть в своей редакции новостей и чужие информушки править…

Конечно же, Вова вновь припал к моей груди…

Когда мы вечером проходили через фойе, три умника-новостийщика там курили. Один что-то сказал, и все дружно захихикали. Вова развернулся, и, не торопясь, подошел к ним. У мальчиков сразу сделался бледный вид.

– Ну, че, пацаны, – грозно спросил Вова, – выеживаемся?

Один что-то пролепетал.

– А слабо прямо здесь отжаться, ну, хотя бы, раз тридцать?..

– Но… понимаете… я даже в школе на физкультуру не ходил, – пролепетал другой. А…

– Ну, конечно, это ни про Коэльо трепаться!.. Понимаете, пацаны, – Вова похлопал одного из них по плечу, от чего тот чуть не рухнул на пол, – каждый из нас – специалист в своей области. И если я – сильный и красивый, то этому можно только завидовать!

И Вова с достоинством вернулся ко мне.

– Я правильно сказал?..

– Правильно. А ты делаешь успехи!

Вечером он спросил:

– А вы, наверное, тоже думаете, что я тормоз, как те очкарики?

– С чего ты взял?

– Ну, почти ничего не читаю, и в разговорах не силен…

– Вова, откуда у тебя это стремление к самоуничижению? Я же уже сказал, что думаю по этому поводу. Ты во многом другом силен, – и я выразительно посмотрел туда, где опять покоился пульт от телевизора. – Вообще же, я очень плохо тебя знаю. Наверняка у твоей тяги к самокритике есть свои причины…

– Ну, вам, наверное, неинтересно слушать про мою жизнь…

– Ты расскажи, а я уж сам решу…

Вова родился в неблагополучной семье. Про отца он даже никогда не слышал, а мать…

– Я когда был совсем маленький, не мог понять, почему мамка все время на пол падает. Я думал, – умерла, начинал плакать, ползал вокруг. Она только мычала… Потом, когда стал в садик ходить, дети в группе дразнились: у тебя мать – алкашка!.. Я крупный был, и лупил их за это. А воспитательница меня все время в угол ставила и говорила: ну, что же можно ожидать при такой-то матери…

Больше всего я не любил праздники. На них надо было приходить в белой рубашке и белых гольфах, а я носил какие-то застиранные кофты. Все дети строились в пары и шли в зал, только меня воспитательница оставляла в группе, чтобы вид не портил…

Мне только новый год нравился. У нас была добрая соседка, она всегда давала старые костюмы своих детей. То зайца, то кота… Костюмы были, конечно, так себе, но зато на елку меня пускали со всеми. А там подарки… Я же рослый был, все время есть хотелось. В общем, пока я доходил до дома, в пакете ничего не оставалось…

Вова замолчал.

Да уж, воспоминания не из приятных…

– Во дворе я гулял допоздна. Старшие пацаны позвали как-то играть в футбол. У меня получилось… К шести годам я уже обыгрывал двенадцатилетних. Как-то к нам во двор пришел тренер из детской команды, сказал, что тех, кто ему понравится, возьмет в свою секцию. Ему понравился я. Но когда он узнал, сколько мне лет… И тут же захотел поговорить с моими родителями, сказал, что такой талант нельзя в землю зарывать… Он увидел мамку, лежащую на полу в прихожей, и все понял. Повел меня куда-то, мы долго ходили по каким-то кабинетам… Потом мне сказали: хочешь учиться в спортинтернате?.. Я спросил: а кормить там будут?..

Мамка была не против.

В интернате мне понравилось. Там давали новую одежду, кормили до отвала; целыми днями мы тренировались. Учебой не слишком грузили…

Я начал ездить на соревнования. Игры, сборы, тренировки… Никто не обзывался, никто не запирал меня, чтобы вид не портил… Наоборот, меня в пример ставили.

Плохо только было по праздникам и на каникулах. Все разъезжались по домам, а я… Куда ехать-то?.. Шарахался по интернату, занимался на тренажерах, телевизор смотрел. Но потом график игр и сборов становился все плотнее, и, слава богу, у меня все меньше оставалось свободного времени.

Я уже играл за юношескую сборную, когда как-то после тренировки мне сказали, что мамка умерла… Замерзла пьяная в сугробе… По идее, меня нужно было отправить в детдом, но у кого бы рука поднялась при таких-то перспективах? Я продолжал жить в интернате, и играл, играл…

К окончанию школы объездил, наверное, уже полмира. Правда, мало что видел. На экскурсии не было ни времени, ни сил.

Меня с радостью приняли в институт физкультуры – я уже был международным мастером.

Играл в дублирующем составе, вот-вот должны были перевести в основной, и тут…

Вова снова замолчал.

– Врачи сказали, что с такой травмой колена играть я больше не смогу… Я остался один на один с жизнью, с которой был почти не знаком. Без денег, без жилья, с одним дипломом в руках…

Ну, конечно, кое-что о жизни я все-таки знал. Невинность я потерял в тринадцать лет. Тетка, которая меня соблазнила, узнав, сколько мне лет, долго не верила. А мне так понравилось, что я оттачивал свое мастерство при каждом удобном случае…

Увидел объявление о наборе в стрип-клуб, попробовался. Меня приняли, и – закрутилось…

– А хотите, свои сокровища покажу? – вдруг спросил Вова.

– Покажи.

Он принес старую коробку из-под обуви, которую я заметил, когда еще Вова в Люськиной квартире свои драгоценные трусы собирал. Помню, подумал: неужели он когда-то такую затрапезную обувь носил?..

Вова открыл коробку. Почти доверху она была забита спортивными медалями на разноцветных ленточках, на дне виднелись какие-то дипломы и грамоты, а сверху лежало несколько старых фотографий. На одной – молодая смеющаяся женщина с такими же, как у Вовы, глазами. Наверное – мать… На другой, видимо, детсадовская группа: все – «белый верх – черный низ», а в заднем ряду, видимо, чтобы вид не портил – крупный мальчишка в какой-то серой кофтенке, с плотно сжатыми губами и грустным взглядом. А это – у елки. Такой же, грустный, в нелепом костюме зайца, крепко прижимает к груди пакет с конфетами. А на этих – уже веселый. Вот с мячом на поле, а это, наверное, в раздевалке, после игры. С друзьями по команде на фоне Колизея…

Вова задумчиво перебирал свои сокровища.

Я положил ему руку на плечо и тихо сказал:

– Фигня, Вова, прорвемся…

Как-то я застал его за интересным занятием: Вова сидел перед компьютером. Заметив меня, вскочил:

– Работать будете?

– Да нет, продолжай…

– Да у вас здесь игрушек совсем нет.

– Ну, я их не люблю.

– Почему?

– Раздражают.

– А мне нравится. Я иногда в салон ходил…

– Если нравится, давай купим несколько дисков.

К покупке игр он отнесся со всей серьезностью. Малолетняя продавщица, с восторгом взирая на снизошедшего до ее убогого отдела Вову, не переставая, рассказывала, кто здесь кого убивает, и на сколько мегабайт памяти это рассчитано. А звук, а картинка!..

Прикупив в результате несколько дисков, Вова засел за комп. От его радостных воплей я чуть не оглох. Мало того, с завидной регулярностью Вова призывал меня в свидетели очередной победы и перехода на новый уровень.

В этот вечер ужинать мы так и не сели. Сжалившись, я поставил на компьютерный стол кофе и бутерброды. Вова, не отрываясь от экрана, все зажевал и продолжил битву.

Засыпая, я с радостью предвкушал, что, проиграв всю ночь в свои стрелялки, он не поднимет меня с утра пораньше, и не заставит руки-ноги задирать.

Но радовался я рано…

Утром, как ни в чем не бывало, Вова прокричал у меня над ухом:

– На зарядку – становись!..

Еле продирая глаза, я сказал:

– Такое ощущение, что ты не институт физкультуры, а военное училище закончил…

– Так я же в армейской команде играл, – радостно ответил он.

Днем, в студии, моя ассистентка, округлив глаза, сообщила, что внизу меня ждут какие-то новые русские. А женщина – ну, просто рвется наверх, охрана ее удержать не может.

Спустившись в фойе, я заметил, а, вернее, сначала услышал, Ольгу. Она была со своим благоверным.

– Сашка, ну, наконец! – радостно завопила она.

– Во, малохольная, всю ночь спать не давала, – пожаловался мне ее супружник.

Ольга только махнула нетерпеливо рукой в его сторону.

– Понимаешь, – она почему-то перешла на шепот, – я знаю, кто Люську прикончил…

На нас уже оглядывались.

Кое-как усевшись в кресло в углу, она продолжила:

– Точно… Это он…

– Да кто же?

– Хайнц!

– ?!

– Я его вчера в кабаке видела, а он сделал вид, что не узнал меня…

– И поэтому ты решила, что он – убийца?

– Я же говорю – малохольная, – довольно констатировал Ольгин муж.

– Ну, знаешь, а для чего он сюда тогда приперся из своей Германии, да еще шифруется?

– А может ты ошиблась?..

Ольга с достоинством посмотрела на нас.

– В отличие от некоторых, я очками до сих пор не пользуюсь!..

Мы, оправдываясь, вместе с ее благоверным, пробубнили, что, мол, только на работе…

– Так вот, – опять нетерпеливо перебила нас она, – весь вечер сидел за соседним столиком, и с какой-то крашеной мочалкой, страшная – до жути!..

– Это точно, – вставил свои пять копеек Ольгин бугай, – как будто, только с панели привел.

– Ну, я не знаю… – протянул я. – С одной стороны, конечно, подозрительно, но это еще ни о чем не говорит…

– А ты ему сообщил о Люськиной смерти?

– Звонил несколько раз. Дома все время автоответчик, а в универе любезно обещали передать мое сообщение.

– И он тебе не позвонил?

– Нет.

– Что делать будем? – как всегда, супер активная Ольга жаждала действий.

– Может, Петровичу позвонить?

– Это кто? – напрягся муж.

– Это очень любезный следователь, – ответила его половина. – Он сказал, что я – настоящий эксперт по драгоценным камням.

– Это он в точку попал, – пробурчал супружник, покосившись на блистающую каменьями Ольгину шею.

Вова предложил сначала все проверить самим.

– И как ты это себе представляешь?

– Прижмем жирного в угол, он и расколется…

– Вова! Ты нас в международный конфликт втравишь!

– Ну, мы же его бить не будем, просто спросим…

Узнав у Ольги название кабака, где она видела бюргера с мочалкой, мы вечером организовали там засаду. Вова от нечего делать ел и строил глазки всем подряд телкам, независимо от возраста. Те млели.

Наконец, часов в одиннадцать, появился Хайнц. Это был, бесспорно, он. Под руку с какой-то действительно мочалкой. Но я сразу понял, чем она вызвала такое раздражение у Ольги: брюликов на ней висело куда как больше!

Хайнц меня тоже узнал, но отвел глаза.

– Он? – спросил Вова.

– Он…

– А чего шифруется?

Мы продолжали сидеть за столиком. Наконец, мочалка встала – видимо, собралась носик попудрить.

Хайнц подлетел ко мне и, просительно заглядывая в глаза, сказал:

– Гер Алекс, я вас умоляю, только никому не говорите, что я здесь… Я вам все объясню… потом…

– Когда?

– Ну, давайте сегодня ночью. После того… после того, как моя спутница уснет, я к вам спущусь…

Ресторан был гостиничным, и, чтобы не потерять Хайнца, мы на всякий случай переместились в холл. Вова развлекался у игровых автоматов.

Хайнца все не было. Заграничная бумажка зеленого цвета быстро помогла выяснить на рецепции всю нужную информацию: оказывается, сегодня ночью парочка отбывала в Германию.

– Так… – процедил Вова сквозь зубы, – придется бить…

Мы поднялись на нужный этаж. Дверь одного из номеров распахнулась, из нее выглянул Хайнц, и, никого не заметив (нас от него закрывала необъятная искусственная пальма), стал, пыхтя, выносить в коридор чемоданы.

– У них что, здесь никакой обслуги нет? – шепотом спросил Вова.

– Наверное, для конспирации…

Толстяк и опомниться не успел, как железная рука взяла его за шиворот и бросила в кресло. Выпучив на меня глаза, Хайнц хрипел, и пытался отцепить Вовину руку. Бывают же наивные люди!

– Че, сука, слинять хотел? – грозно спросил Вова.

– Он почти не понимает по-русски, – сказал я.

– Ничего, у меня быстро научится.

– Ладно, отпусти его, а то еще помрет с испуга.

– Мы вас слушаем, – любезно обратился я к Хайнцу.

Тот, держась рукой за горло, начал причитать:

– Я вас умоляю, только ничего не говорите Анне…

– Вы знаете, что Люся умерла?

– Да… Это печально…

– Это ты ее убил? – зло спросил Вова.

Хайнц уставился на меня.

– Он спрашивает: это вы ее убили?..

– Но для чего?..

– Вам виднее…

– Гер Алекс, мы давно разошлись и не имели никаких претензий друг к другу. Зачем же мне убивать Люсю?..

– А что вы тогда здесь делаете?

Хайнц потупился.

– Ну? – опять страшным голосом спросил Вова.

– Я… То есть, Анна… Вы понимаете, гер Алекс, я игрок. В последнее время удача отвернулась от меня. Я заложил дом. Я… Я могу остаться на улице… Представляете, если в университете узнают! А Анна… Она очень богатая наследница… Ну, я и решил жениться. А ей взбрело в голову поехать именно в этот город… И непременно – сейчас. Я даже на Люсину могилу не мог пойти. Как бы я ей объяснил?..

– И что он сказал? – спросил Вова.

– Сказал, что проиграл все бабки и окучивает мочалку – она супер башлевая…

Вова оторопело посмотрел на меня:

– Это вы на каком языке сказали?..

– Ну, не все же мне как в телевизоре разговаривать…

Из номера выплыла Анна. В шляпке от кутюр она была еще страшнее…

– Познакомь меня со своими русскими друзьями, – сладко проговорила она Хайнцу, пожирая глазами Вову. Тот принял боевую стойку.

– Это господин с телевидения, он хотел взять у меня интервью…

Фрау что-то промурлыкала, и, не отрывая глаз от Вовы, взяла толстяка под руку. Появился коридорный с тележкой.

– Вова, фу, – скомандовал я. – Ты не на работе…

Вова с сожалением посмотрел на удаляющуюся Анну.

– Что, и с ней бы смог?

– В легкую…

– Да, ты – настоящий мастер…

Наши походы в тренажерный зал продолжались. Солярий, по сравнению с этой камерой пыток, показался мне сущим раем. А когда Вова собрался в сауну, я предложил поехать на дачу. Там была роскошная баня.

– И это – дача? – с удивлением спросил он, когда мы приехали.

Дача досталась мне от дедули с бабулей. Роскошный, по меркам сталинских времен, дом, с террасой, заросшим садом, маленьким прудом. Увидев в зале камин, Вова спросил:

– Настоящий?

– Да. Можно затопить.

– Это чья… дача?

– Теперь моя.

– А раньше?

– Раньше была дедушки и бабушки.

– Их фамилия случайно не Ротшильд?..

– Нет, – засмеялся я. – Греков и Разумова. Может, ты видел их фильмы. Правда, это было так давно…

– Опять вы меня за дурака держите, – обиделся Вова. – Конечно, видел. Мы эти комедии всегда перед матчами смотрели…

– Ну, вот здесь мы и жили летом.

– А родители?

– Родителей я видел очень редко. Они все больше за рубежом работали.

Баня привела Вову в восторг. Он от души отхлестал себя и меня за компанию веником, потом мы сидели перед горящим камином…

– Здесь есть маленький кинозал, если хочешь, – давай что-нибудь посмотрим, – предложил я.

– Что, прямо как в кинотеатре?

– Ну, почти…

Вова с благоговеньем взирал, как я управляюсь со старым, еще довоенным, проектором. Наконец, аппарат застрекотал и вот снова на экране я увидел бабусю. Она заразительно смеялась и пела, а я, кажется, слышал, как она меня спрашивает:

– Ты это серьезно, Сашенька?..

Спать мы пошли на второй этаж.

– А это кто? – остановился Вова у афиши в коридоре.

– Я. В детстве.

– ?..

– Что, не похож?

– Ну, в общем…

– Что же ты хочешь. Мне здесь всего четырнадцать…

– «Концерт для фортепиано с оркестром…», – прочитал Вова. – Вы что, музыкантом были?

– Был, был…

– А почему тогда?..

– Потому же, что и у тебя…

– У музыкантов что, тоже травмы бывают?..

– Как видишь…

Вова задумался.

– Так мы, выходит, коллеги по несчастью?

– Выходит…

Он подошел к роялю.

– Можно потрогать?

– Потрогай, – засмеялся я. – Он не кусается…

Вова дотронулся до клавиши. Зазвучала струна.

– Так просто…

– Ну, это как посмотреть.

Он взял в руки ноты.

– И по этим загогулинам можно что-то понять?..

– Ну, вы же с Ленкой что-то понимаете в своих бумажках…

– Там все просто: движения записаны.

– И здесь все просто: каждая нота – отдельный звук, хвостики – длительность обозначают…

– И что вот здесь написано? – он ткнул в такт посередине страницы.

– Слушай.

Я правой рукой наиграл мелодию. Это был похоронный марш Шопена.

– Ну, вы даете. А повеселее ничего нет?..

– Знаешь, я так долго не сидел за инструментом, что может ничего не получиться…

– А вы попробуйте…

Для начала я попробовал гамму до мажор. Да, да, ту самую, прямую, расходящуюся. Ужас! Мои руки были даже не деревянными, как я думал, они были чугунными! Об арпеджио я даже и не помышлял…

– Это что, типа тренировки?

– Типа… Ладно, попробуем, что попроще.

Я попытался сыграть рэгтайм. Непослушные пальцы с трудом вспоминали мелодию, расстроенный рояль жутко звенел. Как я дотянул до коды – не помню.

Вова внимательно слушал. Потом встал, подошел ко мне и… зааплодировал.

На автопилоте я вскочил с табуретки и поклонился.

– Ой, прости, привычка, – смутился я.

Вид смущенного меня произвел на Вову неизгладимое впечатление. Кто бы мог подумать, что я на это способен!

И тут я, – о, господи! – в этот раз – я, припал к его широкой груди. А он… он прижал меня к себе и тихо сказал:

– Фигня, прорвемся…

Спать мы улеглись в бабусиной спальне. Она приснилась мне в эту ночь, что случалось крайне редко. Лучезарно улыбаясь, как это умела делать только она, бабуля сказала:

– А он, этот мальчик, вернул к жизни наш старый дом… И тебя тоже…

Проснулся я от каких-то странных глухих звуков. На лужайке перед домом Вова выделывал неимоверные па со старым футбольным мячом (и где он только его нашел?).

– Тренируемся? – спросил я, выходя на улицу.

– Да так, балуюсь…

Когда мы уезжали с дачи, я оглянулся на большой портрет бабуси – снимок из ее последнего фильма, который висел над лестницей. Мне показалось, что она подмигнула мне…

С легкой Ленкиной руки Вову пригласили сниматься в клипе очередной восходящей поп-звездочки. Конечно, я непременно должен был присутствовать.

В павильоне, рядом со мной, сидел толстенький дядечка с толстенькой же борсеткой в руках.

– Ваш мальчик? – кивнул он в сторону Вовы.

– Я его продюсер…

– Я тоже типа того, – вздохнул толстяк.

Сюжет был простой: Вова стоял, как памятник сам себе, а девица увивалась вокруг, пытаясь его безуспешно соблазнить.

В перерыве Вова плюхнулся в кресло рядом со мной, чем немало удивил толстяка. Его-то девица, не снимаясь, целомудренно накидывала прозрачный халатик. Но наш-то мальчик такими комплексами не страдал…

Когда съемки закончились, девица чмокнула Вову в щечку и удалилась со своим «продюсером».

– Ну, как? – спросил Вова.

– Ты смотрелся гораздо лучше этой телки!

Вова радостно просиял.

Я по-прежнему не мог понять: кто убил Люську и, главное, за что?

Вова постепенно стал приходить в себя, и уже иногда совершал короткие вылазки по коридорам телецентра и без меня.

Клип вышел в эфир и имел успех. Малолетние дурочки стали узнавать его на улице.

Как-то вечером раздался звонок:

– Мсье Александер, – с ударением на последний слог спросили меня. «Француз», – подумал я и на всякий случай ответил:

– Уи…

Иностранная сторона тут же радостно перешла на английский. Ни много, ни мало, они предлагали модели, чьим агентом я являлся, сняться для рекламного плаката нового парфюма одной очень известной фирмы…

– Какой? – спросил я.

– Понимаете, пока это коммерческая тайна. Так вы согласны?..

– Мы согласны? – спросил я у Вовы, который вел очередную компьютерную бойню.

Он оторопело посмотрел на меня.

– В Париж зовут, на съемки…

Вова едва заметно кивнул.

– Мы согласны, – ответил я иностранной стороне.

– Хорошо. Мы с вами позже свяжемся.

– И че? – спросил, наконец, оживший Вова.

– Рекламный плакат нового парфюма. Будешь известен по всем бутикам!

– И как я поеду? Паспорт же нужен!..

– Да, действительно. Но в наше-то время… Были бы деньги.

Я начал вспоминать скользких личностей, которые могли бы помочь. Конечно же, первым на ум приходил Левик. Этот мог все…

– Собирайся, – сказал я Вове, – идем в гей-клуб.

– ?..

– Там тип тусуется, который помочь может.

– А, может, вы сами, без меня?

– И на паспорт налепят мою фотку? Давай, давай…

Вова долго думал и советовался со мной, во что облачиться. Наконец, натянул кожаные штаны и абсолютно прозрачную черную рубаху.

– Ну, как?

– О, ты будешь пользоваться успехом…

В клубе он затащил меня в самый темный угол. Но это не мешало местной публике увиваться возле нашего стола. Каждый считал своим долгом состроить Вове глазки. Тот зверел.

– Спокойнее. Помни, ради чего мы здесь. Веди себя естественно. Расслабься.

– Да они же об меня трутся!

– Какое горе!

– Да ну вас…

Наконец, появился Левик: толстый, лысый, в красных брючках в облипочку и желтой кофтенке до пупа.

Я поманил его.

Левик всегда был любителем халявной выпивки.

– Ну-с, я вас слушаю, – сказал тот, падая на стул, и кушая глазами Вову.

– Мальчику нужен паспорт. На чужую фамилию, естественно.

– Ты говоришь так, как будто это – два пальца обделать…

– Ну, для тебя-то…

Лева польщено улыбнулся.

– Это будет, естественно, стоить…

– Естественно…

– Платить натурой будем или как?..

Вова напрягся.

– И не мечтай, старый хрыч, – сказал я. – Деньгами. Заграничными.

– Ну, ладно, – согласился Левик. – Деньги, так деньги. Твой телефон я найду…

Через несколько дней мы произвели обмен: я Леве вручил толстую пачку заграничных зеленых денег, он мне – паспорт с довольной Вовиной физиономией, где тот значился каким-то Федором Петровичем Севрюковым.

– А это не туфта?..

– Ну, Сашенька, ты меня обижаешь. Если Лева что-то делает – он делает это со знаком качества…

Послюнявив палец, Левик тщательно пересчитал деньги.

– А натурой все-таки было бы лучше, – вздохнул он.

И мы с Вовой, то есть – Федей, отправились в Париж…

Зарубежная сторона подошла к нашему приезду по заграничному серьезно. Лимузин, конечно, к трапу не подгоняли, но встретили в аэропорту, отвезли во вполне приличный отель.

Портье буднично спросил:

– Жить будете в одном номере или отдельно?

Я перевел Вове.

– Я отдельно боюсь, – потупилась восходящая звезда.

В гостинице нам рассиживаться не дали. Почти сразу же повезли к юристу. По дороге Вова все время смотрел в окно, и когда видел Эйфелеву башню, толкал меня в бок и зачарованно вопил:

– Смотрите!..

Парижского законника несколько удивило, что мой подопечный не понимает по-английски:

– Но это же рабочий язык модельного бизнеса!..

– У нас – особый случай, – важно сказал я.

– Че он докопался? – с подозрением спросил Вова.

– Не понимает, почему ты по-английски не говоришь…

– Вот козел!..

В конце концов, нам дали подписать объемистый контракт, две трети которого занимал раздел секретности. Мы обязались до выхода конечного продукта, то бишь плаката, не называть кому бы то ни было фирму-разработчика и рекламируемый продукт… А оно нам надо?..

Наконец, нас отвезли в студию. Стареющий маэстро в соломенной шляпке и рубахе с рюшами встретил нас, как подобает великим: с полным небрежением.

Его поначалу напрягло мое присутствие, но когда я популярно объяснил, что это – желание клиента, да еще с истинно парижским прононсом, он потерял ко мне всякий интерес.

Вова обнажился, маэстро прищелкнул языком и начал отдавать команды своей свите.

Вову причесывали, мазали гримом с головы до ног, щелкая без конца на «Полароид»…

В конце концов, ему несколько усилили цвет волос, добавили легкого загара и поставили на фоне синего задника. Маэстро начал показывать, какие позы необходимы. Моя помощь особо не требовалась. Они быстро поняли друг друга. Все-таки, что значит – профессионалы!

Первый день подошел к концу. Нас отвезли в гостиницу.

– Ну, куда пойдем? – спросил я.

– На башню, конечно, – не задумываясь, выпалил Вова. – И еще… – он немного подумал, – в «Мулен Руж».

Мы поднялись на башню, посидели в кафешке. Цены убили Вову наповал…

В «Мулен Руж» ему так понравилось, что я боялся – как бы на сцену не выскочил.

– Во дают! – все время восхищенно шептал Вова.

Вернувшись в гостиницу, он долго повторял перед зеркалом то, что увидел в варьете.

– Может пригодиться… Надо запомнить!

После ужина Вова спросил:

– А как у них здесь со здоровым сексом?

– Это дело у них давно поставлено на широкую ногу. Что, опять хочется?..

– Ну… я бы не отказался…

Я назвал таксисту адрес заведения старушки Мари. Поговаривали, что этот бордель когда-то принадлежал бабке Эдит Пиаф. Впрочем, чего не скажешь ради рекламы!

Старушка приветствовала меня радостной улыбкой:

– О, мсье Алекс, вы снова у нас!..

Потом, уже по-деловому, осведомилась:

– Вам – как всегда? А ваш спутник?..

Вова в это время уставился на девицу в коротенькой юбчонке, сидевшую у стойки бара. Та призывно полуоткрыла рот…

– Вообще-то, это мужик, – сказал я как бы между прочим.

– А грудь?.. – прошептал изумленный Вова.

– За хорошие бабки мы и тебе такую можем устроить…

В конце концов, Вове выбрали традиционную партнершу.

– Увы, молодые люди, – вздохнула Мари, – в наше время все требуют чего-то невозможного… Угодить клиентам все труднее…

Я освободился раньше Вовы. Он трудился еще как минимум час.

Когда мы уезжали от мадам, та мне шепнула:

– А я бы с удовольствием взяла его в штат!

– Чего ей надо? – напрягся Вова.

– Восхищается твоей красотой. Она в этом разбирается!

– …Ну, как? – спросил я у Вовы в такси.

– Да ну их… Резинки только что на голову не натягивают. А перед началом, как в штатовских фильмах полицейские, тебе твои права зачитывают: туда не целуй, здесь не трогай… А что вы мне еще покажете?..

– Ну, что-то вроде улицы красных фонарей устроит?..

Мы вышли из такси. Водитель проводил нас подозрительным взглядом.

Грудастые девицы тут же облепили Вову. Мы с трудом прорвались сквозь их плотный строй.

Какой-то бугай в кожаном прикиде начал нас настойчиво зазывать на садо-мазо шоу.

Потом бритоголовый араб распахнул перед нами плащ, под которым, естественно, ничего не было, и сделал призывное движение в лучших традициях танца живота.

– Это как он делает? – заинтересовался Вова.

Араб непонимающе уставился на нас.

– Идете со мной? – спросил он.

– Научишь его так животом делать?

Араб очумел.

– А секс?

– Сначала научишь, а потом подумаем. Не бойся, заплатим…

Все еще очумело озираясь, бедный араб (черт их знает, этих русских!) наконец привел нас в свою комнатушку, где умывальник был прямо у дверей, а из под него выдвигалось биде – непременный атрибут французского разврата.

Со вздохом облегчения Вова разделся.

– Давай!

Араб включил магнитофон и начал демонстрировать чудеса верчения животом.

Вова повторял. Араб его останавливал, поправлял. Наконец, они начали делать это почти синхронно.

– Вова, – Вова ткнул себя в грудь. – А ты?.. – показал он на араба.

Тот выдал что-то очень длинное и очень сложное, потом опомнился, засмеялся, и сказал:

– Жак.

Вова пожал ему руку и поднял большой палец вверх.

Араб непонимающе уставился на меня.

– Он говорит, что ты – мастер.

Жак прижал руку к сердцу.

– Мсье желают продолжить?

– А почему бы и нет, – сказал я.

– Не, я не могу, – испугался Вова.

Но шустрый араб уже начал ублажать его своими проворными губами…

По дороге в гостиницу Вова сказал:

– А вы, оказывается, хорошо знаете, что здесь почем…

– Все-таки три года проработал. Да и к родителям часто приезжаю…

– Они что, в Париже живут? – изумился Вова.

– В предместье…

– А почему вы сразу к ним не поехали?..

– Здесь это не принято… Завтра нас ждут к обеду.

– Ой, я боюсь. Я вечно не знаю, какие ножи и вилки брать…

– Не дрейфь. Они все-таки русские!

Утром горничная подала нам в постель подносы с завтраком.

– А ее это не удивляет?

– Вова, это Париж! Здесь трудно чем-нибудь удивить…

Потом он вспомнил перед зеркалом вчерашний урок, который дал ему Жак, и остался собой доволен.

В студии у маэстро все повторилось вновь. Бесконечно меняли грим, свет, позы. Наконец, мы освободились, и поехали к моим родителям.

Вова был поражен:

– И что, это их собственный дом?

– Как видишь…

– Да… – только и смог вымолвить Вова.

Наивный мальчик!

Меня расспрашивали о жизни, о работе, конечно же, о Люсе…

– А знаешь, – сказала маман, – даже несмотря на ее несколько э… эксцентричное поведение, она мне нравилась. Жалко, что все так закончилось… А твое протеже чем занимается?..

Протеже посмотрел на меня умоляющим взглядом.

– Он фотомодель, и начинающий актер, – отрапортовал я.

– Ты в своем репертуаре! – проворчал папик. – Если сам не на сцене, то рядом… Тяжелая наследственность!

Вова непонимающе уставился на меня.

– Потом расскажу…

Мы вспомнили общих знакомых. Потом – деда и бабусю. Какой-то модный французский документалист решил снять фильм о них. Конечно же, мне его сосватали: приедет, мол, все расскажешь, все покажешь…

Вечером, в номере, Вова задумчиво сказал:

– Кажется, как будто вы не совсем родные…

– Ну что ты! Самые что ни на есть родственники. Просто, большую часть жизни я провел с бабусей и дедом. Родители были на дипломатической работе. Виделись редко…

– А что они про наследственность говорили?

– Когда я на журфак поступил, родители обрадовались: наконец-то серьезным человеком станет, будет международником… Сцену они считают несерьезным занятием. Но я-то вырос среди актеров и киношников! Наверное, поэтому на тиви себя хорошо чувствую. А родители все надеются – за ум возьмусь…

– А мы к Жаку сегодня поедем?

– Что, понравилось?

– Ну, надо урок закрепить, – смутился Вова.

Мы поехали к Жаку. Долго стучали в дверь. Наконец с недовольным видом он открыл.

– У меня клиенты…

Но, увидев нас, просиял:

– Один момент, мсье!

Через несколько минут из дверей вышли два пожилых японца и церемонно с нами раскланялись.

– Что ты им сказал? – спросил я у араба.

– Что русская мафия приехала!..

Урок повторился. И, конечно, не только урок…

На третий день, наконец, маэстро остался доволен результатами работы. Съемки закончились. Встречающая сторона выплатила нам аванс, выразив надежду на сотрудничество в дальнейшем. Окончательный расчет предполагался после выхода плаката.

– А не кинут? – засомневался Вова.

– Что ты! Это серьезная контора…

– А по магазинам мы пойдем? – спросил, он, смущаясь.

– Ну, если ты хочешь…

Лучше бы я этого не говорил! Мы побывали, наверное, во всех парижских магазинах, торгующих мужским бельем. Вова выбирал, прикидывал, морщил лоб и… покупал. В какой-то момент я понял, что еще чуть-чуть – и придется заказывать контейнер.

– Сокровище мое, а зимой по улице ты собираешься тоже в трусах ходить? – ядовито спросил я.

– Нет… ну… – замялся Вова, с сожалением откладывая очередную пару трусов. И, наконец, мы пошли примерять пальто…

По прилете в аэропорту таможенница удивленно уставилась на чемодан, полный трусов.

– На продажу везете? – с подозрением спросила она.

– Да нет, себе…

Таможенница непонимающе уставилась на Вову. Пришлось вступиться за мальчика:

– Понимаете, он фотомодель, и…

– А! – оживилась тетка. – Так это вас я видела в клипе, ну, где еще поют: «Ты такой недоступный…» Вы мне фото не подпишите?..

Я подсунул Вове одну из фотографий, которые на всякий случай напечатал про запас, и он чиркнул на ней что-то…

– Вот так и приходит слава! – съехидничал я, когда мы садились в машину.

Вова просиял.

Дома нас встретил недружный кошачий хор. Звери были явно голодными.

– Что же, Виталик вас не покормил?

Пока я пошел кормить зверей, Вова потащил чемодан со своими сокровищами к шкафу, чтобы разложить их по полкам…

– Александр Владимирович! – вдруг раздался Вовин вопль. – Смотрите!..

– Ну, что еще? – недовольно спросил я. – Что, трусы не доложили?

Трусы были на месте. Вова тыкал пальцем в шкаф. Там, среди аккуратных стопочек белья, аккуратно же лежал большой пистолет с глушителем.

– Что будем делать?

– Позвоним Петровичу… Надеюсь, ты не трогал пушку?..

Петрович приехал с целой бригадой. Они все осмотрели, все проверили. Молодые оперативники с интересом уставились на Вовин чемодан.

– Чего они так смотрят? – тихо спросил он у меня.

– Такого количества трусов, наверное, даже продавщицы в бутике мужского белья никогда не видели!

– Да ну вас! – обиделся Вова.

Как и ожидалось, пистолет был девственно чист. Следов взлома двери тоже не обнаружили. Единственное, кто-то пытался крутить ключ не в ту сторону, и довольно упорно.

– Ты случайно не перебрал накануне? – с подозрением спросил Петрович. – И крутил не туда…

– И часто ты видел меня перебравшим? И, вообще, мы только из аэропорта…

Петрович заставил меня вспоминать, у кого есть ключи от моей квартиры. А чего здесь вспоминать? У меня и у Витальки…

– У какого еще Витальки? – спросил Петрович.

– Повар. Он готовит и убирает иногда в квартире…

– И давно он здесь был?

– Судя по тому, что кошки голодные – давно…

– А позвонить?..

Я набрал Виталькин номер. Мобила не отвечала.

– Адрес, домашний телефон?..

– Адреса не знаю, а телефон… Где-то был записан…

– И как при твоей работе можно быть таким неорганизованным! – возмутился Петрович.

– Что ты имеешь в виду?

– Твою телефонную книжку. Она же всегда чистая! А телефоны могут быть записаны на чем угодно: на ресторанных салфетках, сигаретных пачках, каких-то обрывках… Что, трудно переписать их в книжку?..

– Те, по которым я звоню хотя бы раз в неделю, я и без записи помню… А переписывать… Ну, лень…

Наконец, я нашел то, что искал. И вовсе он был не на салфетке, а на листочке из тетрадки в клеточку. И откуда я такой взял?.. Со школы тетрадями не пользуюсь. Потом понял: это Виталька записал и оставил мне.

– Позвонишь сам или мне?

Петрович доверил мне эту важную миссию.

К телефону подошла Виталькина мать. Плача, она сказала, что его уже два дня нет дома. И на работе тоже не видели… А он такой ответственный!

Да уж, он всегда обязателен до занудства…

– Сейчас Наташа придет, наверное, придется, заявление подать… – она снова заплакала.

Наташа – это видимо Виталькина сестра.

– Знаете, – сказал я, – может, я сам займусь поисками? При моей работе это достаточно несложно… Я вам обязательно перезвоню.

Петрович скривился:

– И как это несложно?..

– Как-как: берешь телефон и звонишь, – пробурчал я.

– Вот и займись этим. У меня есть дела и поважней. Только – без самодеятельности. А вопрос я буду держать на контроле…

В трех моргах меня любезно пригласили приехать – там имелись подходящие неопознанные трупы. В нескольких больницах тоже были пациенты без документов и без сознания…

Мы начали с моргов. Я опасался, что впечатлительный Вова туда не пойдет, и ошибся. Он очень спокойно вошел и даже подвинул какой-то труп, чтобы было лучше видно…

На мой недоуменный взгляд ответил:

– Я все-таки иногда ходил в институт. А там анатомию проходят…

Слава богу, в моргах Виталика мы не нашли. Но не нашли мы его и в больницах. Когда уже собирались уходить из последней, бабуся-регистраторша спросила:

– А вы в седьмой не были?..

– Но такой в справочнике нет…

– А ее недавно открыли, в новостройке. Вот и в справочник еще не внесли…

Добрая бабуся рассказала нам, как туда проехать, и мы отправились к черту на кулички.

В седьмой нам без лишних слов предъявили забинтованного пациента. Это был Виталик…

И как он сюда попал? Без машины, а ее у Витальки никогда не было, в такую даль, наверное, на пяти автобусах надо ехать, с пересадками.

– Что с ним? – спросил я у врача.

– Перелом челюсти, сотрясение мозга, два ребра сломаны, множественные гематомы…

Я с трудом вспомнил, что гематомами синяки называются.

– И каков прогноз?..

– Понимаете, – замялся доктор, – пока мы не знали, кто это, делали только поддерживающую терапию. Лечение, знаете ли, требует дорогостоящих препаратов…

Я выложил на стол несколько зеленых бумажек.

– Хватит?

Тот молча смахнул их в ящик стола и заверил, что операцию сделают сегодня же…

– А он в сознание приходит?

– Он в сознании, просто почти все время спит…

Перед уходом мы снова заглянули в палату к Виталику. Он открыл глаза и со страхом посмотрел на Вову. Потом перевел взгляд на меня, и попытался что-то сказать. Было видно, что любые усилия причиняют ему жуткую боль. Он закрыл глаза. Потом снова их открыл и показал на мой нагрудный карман.

– Ему че, деньги нужны? – удивленно спросил Вова.

Я тоже сначала не понял.

– А… может, ручка?

Я протянул Витальке ручку и блокнот. Он подолгу думая над каждой буквой, наконец, вывел нетвердой рукой: «Леха. Сил». И снова закрыл глаза.

– Хватит, хватит, вы его утомили, – сказала юная медсестра, выпроваживая нас из палаты. Больше всего ей понравилось выпроваживать Вову, она даже похлопала его чуть пониже спины.

– Что за Леха Сил? – спросил он меня в коридоре.

– Сил… Сил… Может, «Силвер»? Так бар называется, где Виталик поваром работает.

– А Леха?

– Поехали туда, узнаем…

Вам же сказали: без самодеятельности.

Вздохнув, я позвонил Петровичу. Тот не отвечал.

– Видишь, его нет. Поехали. Зачем время терять?..

В «Силвере» всесильная зеленая бумажка быстро помогла освежить память швейцару. Он сказал, что Леха здесь только один – официант, и показал столики, которые тот обслуживает.

Леха оказался тощеньким пацаном с бегающими глазками и фальшивой улыбкой.

Мы сделали заказ (заодно и пообедаем!).

Все тот же швейцар, даже без дополнительных денежных вливаний, любезно сообщил, когда у Лехи заканчивается смена.

Мы въехали во двор и стали ждать…

Наконец, появился Леха. Бог мой! На нем висело столько дешевой бижутерии, что любая цыганка позавидует!

Мы вышли из машины.

– Вы че, мужики? – испугался тот. – Я же вас не обсчитал…

– Сейчас ты нам расскажешь все, что знаешь про Виталика…

– Да ни че я не знаю, – захарахорился тот. – Че пристали…

Вова вздохнул и одной рукой поднял Леху за шиворот кожаной куртяшки. Тот задрыгал ногами.

– Ну, че пристали!..

– Так ты будешь говорить?..

– Ну не знаю я ничего! На работу не ходит, телефон не отвечает!

– А, так значит, ты все-таки ему звонил!

– Ну, мы же, типа, друзья…

– Ага, ребята-голубята, – буркнул Вова.

– Ну, отпустите! – снова завопил Леха.

– Говорить будешь?..

– Ну, в общем… Клиент тут у меня был. Мужик так себе, никакой, но платил исправно. Потом говорит, познакомь, мол, со своим другом, он мне понравился… Я говорю, он не такой, знакомиться не станет… А тот – я тебе заплачу, ты уж постарайся… Я Витальке сказал – тот развыступался. Я, говорит, тебе не шлюха, что ты меня подкладываешь кому попало?.. Во дурак, а то бабки ему не нужны! Ну, я клиенту говорю – мол, не согласен. А тот все не отступает. Давай, говорит, я сам попробую. Где его встретить можно? Я говорю, на кухне вам вряд ли будет удобно. А после работы он еще к кому-то домой ходит… Он говорит – а ты узнай, я его во дворе подожду…

Тут Виталька как-то после работы засобирался опять, говорит, хозяин уехал, так что освобожусь скоро. Я прикололся, типа, возьми с собой, посмотрю, как богатые живут… А он – ты че, я этим местом дорожу, хозяин выгонит… Упертый оказался. Ну, я проследил, куда он пошел – трудно, что ли? Позвонил клиенту. Тот к дому подъехал, мне бабки дал, говорит, ты нам не мешай, я уж как-нибудь сам договориться попробую… Ну, а мне че? Я и поехал…

– И сколько же он тебе дал, тридцать сребреников?

Леха удивленно уставился на меня:

– Не… Он баксами всегда платил.

– Значит, друга ты продал, и спокойно пошел дальше. А потом?..

– А че – потом? Он на работу не вышел, ну, я позвонил – не отвечает. Думаю, – уломал его, наверное, мужик, зависли где-нибудь. Клиент-то тоже не отвечает…

– Он его не уломал. Он его убил. Теперь прикинь – что тебя ждет…

– Да вы че? Зачем ему Витальку-то убивать?

– Ему ключи были нужны от квартиры. От моей…

– Так это вы – хозяин?

– Я. Тебе есть куда уехать?

– Зачем? – испугался Леха.

– Ну, если он из-за ключей убил, то уж тебя, который его видел, и подавно грохнет…

Леха задумался.

– Да не, у нас, типа, любовь. Вы меня, наверное, на понт берете…

– Ага, приколоться решили над бедным мальчиком. Мы тебя предупредили, – думай сам…

Леха быстро убежал. Мы сели в машину.

– Как думаешь, уедет? – спросил я Вову.

– Не думаю. У него, поди, таких клиентов…

Я усмехнулся.

– А чего вы смеетесь, – вдруг взорвался Вова. – Думаете, легко так деньги зарабатывать? Конечно, вам никогда не надо было шлюхой становиться, – и он сжал кулаки. – И вообще, что вы со всеми возитесь – со мной, с Виталькой, с Лехой этим…

– Все сказал? Ну, во-первых, насчет шлюх. У меня, знаешь ли, вторая по древности профессия. Так что все мы, в какой-то степени, шлюхи. А, во-вторых, почему вожусь… Я тут, как ты понимаешь, сторона заинтересованная. И пистолет, кстати, подбросили мне…

– В мои трусы?..

– Ну, на них же не написано, что это твои. Вряд ли он их рассматривал и размер сравнивал. А ты, насколько я помню, у нас убитым числишься, и… – я задумался. – А ведь он, скорее всего, думает, что это я тогда в соседней комнате был!

– Зачем?..

– Ну, может я извращенец. Или, скорее всего, ревновал. Тогда многое становится понятным… А ты считаешь, что тебя, голого и испуганного, надо было в гараже бросить? Какая-нибудь старая истеричка, вроде Тамары Ивановны, непременно бы позвонила в ноль два… Вот бы Петрович обрадовался! Готовый убийца – пристрелил из ревности и пытался скрыться…

Вова засопел, и… ну, конечно же, – прижался к моей груди!

Я, наконец, дозвонился до Петровича и бодро отрапортовал, что Виталик найден.

 Представлю вас к правительственной награде, – пообещал тот.

На следующий день Петрович назначил нам встречу в больнице. Витальку прооперировали и к нему не пускали. Я по телефону успокоил его мать, пообещал, что, как только разрешат, привезу ее.

Петрович с пристрастием допросил врача. Тот мало что знал. Какой-то собачник утром нашел в лесополосе, думал, труп, оказался живой. Привезли в больницу…

– А когда можно будет с ним поговорить?

– Думаю, недели через две, при благоприятном прогнозе…

Петрович тихо выругался.

– Ну, какие планы, коллеги? – поинтересовался он у нас.

– Может, в бар завалимся? – предложил я.

– Ну, если вы приглашаете…

В баре мы хорошо посидели. Лучше всех – Петрович. Если бы не Вова, до машины я бы его не дотащил.

– А вы знаете, куда везти?

– Нет. Сейчас спросим…

Но Петрович важно сообщил заплетающимся языком, что его адрес – служебная тайна. Наконец, после долгих уговоров, он раскололся. Мы доставили его до дверей квартиры, помогли отпереть замок, и проследили, чтобы лег на диван. Свой долг перед доблестными правоохранительными органами мы выполнили.

Утром злой Петрович появился в телецентре. «Ну, да, голова с бодуна гудит…», – подумал я.

– Петрович, тебе, может, пива принести?

Тот махнул рукой.

– Я же просил: никакой самодеятельности…

– А мы что?.. Все, как ты сказал…

– А в «Силвере» что делали? – ехидно поинтересовался он.

– Как что? Витальку искали. Он же там работает, – как можно более непосредственно сказал я.

– Ну, ну… А вы знаете, что там официанта убили, Леху?

– Это не мы! – в один голос завопили мы с Вовой.

– Да знаю, что не вы, – поморщился от наших воплей Петрович. – Чего орете! У вас алиби железное. Вы в это время вместе со мной в баре оттягивались…

– Его тоже застрелили? – скромно поинтересовался Вова.

– Да нет, его, как и Витальку, долбанули чем-то по голове. Только, на этот раз, без ошибок…

Когда Петрович ушел, я сказал:

– Жалко дурака, но что мы могли сделать?.. Может, надо было его насильно к себе домой увезти?..

– Александр Владимирович! – завопил Вова. – Вы что, в самом деле, весь мир хотите спасти? Мы же его честно предупредили! Если дурак – то это надолго!

– Может, на дачу махнем, попаримся?

– Что я слышу! Вы же не любите туда ездить. Кстати, почему?

– Воспоминаний слишком много… Но это уже позади.

– Как это?

– Не знаю, Вова, не знаю. Просто, когда мы были с тобой там прошлый раз, я… в общем, воспоминания ушли…

– Господи, как здесь все запущено… – вздохнул Вова.

После бани мы сидели у камина.

– А здесь что, кого-то убили?.. – вдруг спросил он.

– С чего ты взял?

– Не знаю… Атмосфера… Я где-то читал…

– Вова, ты все что-то не то читаешь! Насчет – убили – вряд ли, а вот арестовывали – наверняка. Эти дачи построили в начале тридцатых, для номенклатуры средней руки. Здесь жил какой-то чин из НКВД, потом его, как водится, расстреляли, дачу отдали снова какому-то энкаведешнику. Но и тот здесь долго не прожил… Потом дачу отдали моим деду и бабке. Бабуся, кстати, тоже говорила о неприятной атмосфере. Когда они сюда первый раз приехали, ощущение было такое, что люди просто вышли – влажные полотенца в ванной, раскрытые ноты на рояле, какая-то еда на плите… В той пристройке, где потом баню сделали, тетка еще жила, видно, родственница прежних владельцев. По двору ходили куры и утки…

Бабуся поежилась, сказала, что здесь ей как-то неуютно. Молодой энкаведешник, который их сопровождал, понял все по-своему. Сказал: да вы не беспокойтесь, тетку выселим скоро, кур уберем, в доме ремонт сделаем, кинозал оборудуем. Уже есть соответствующее указание… Понятно, что отказаться от такого подарка тогда бы никто просто не посмел…

– А ваши родственники тогда не пострадали?

– Дед инфаркт заработал. В доме, где они жили, обитали партчиновники, писатели, артисты. Каждую ночь за кем-нибудь приезжали… И все слушали: на каком этаже лифт остановится. Вот когда лифт остановился на том этаже, где дед с бабулей жили, он понял: это за ним… А они вошли в соседнюю квартиру. Ну, сердце и не выдержало.

Пострадала дедовская сестра. Они с мужем были врачи, работали в наркомате здравоохранения, кажется, это так тогда называлось, их обоих и арестовали… Детей спасла домработница, увезла к себе в деревню, сказала, что ее. Там, конечно, слухи пошли: мол, в столице нагуляла… А когда родителей реабилитировали, она вернулась с детьми. Правда, дедовская сестра недолго прожила после лагерей. Рак желудка…

– А… ну, ведь дед-то был уже известным тогда, как сейчас суперзвезды. Он не мог заступиться?..

– Насколько я знаю – нет. Это было жуткое время. Если сидели жены ближайших соратников Сталина, о чем можно было говорить… Наверное, поэтому в старых домах такая специфическая атмосфера. Атмосфера страха… Ладно, хватит о грустном. Пойдем, что ли, кино посмотрим…

Французы долго себя ждать не заставили. Во всех парфюмерных бутиках появился большой плакат с обнаженным Вовой, который выходил из расступившихся волн морских. Мы, наконец, поняли, в чем принимали участие.

Наше представительство фирмы закатило грандиозную презентацию. В программе предполагалась и пресс-конференция с Вовой.

– Ё-мое, – тут же выдал он, – что ж я там говорить буду?..

– Говорить буду я. А ты сиди с умным видом, поддакивай иногда, глазки строй смазливеньким журналисткам. Только сильно не увлекайся!

– А что мне одеть?

– В меру прилично, и чтобы достоинства подчеркнуть…

– Достоинства из-под стола не видно будет, – съязвил Вова.

– У тебя одно на уме. Я имел в виду широкие плечи и накачанные мышцы.

Наконец, после долгих раздумий, Вова облачился в легкий белый костюм и черную сетчатую майку.

Так мы и появились перед журналюгами. Девицы подняли такой вой и визг, что их пришлось успокаивать охране. Наконец, все расселись. Посыпались вопросы. Защелкали фотоаппараты. Спрашивали, в основном, про съемки в нашумевшем клипе, предпочтениях в одежде и парфюме, ну, и в сексе, конечно. Один, нетрадиционной ориентации, сильно интересовался – с кем Вова предпочитает проводить досуг. Я ответил, что у восходящих звезд досуга не бывает…

Тут какой-то умник вонючий, с козлиной бороденкой, проблеял:

– А, правда, что вы в стриптиз-клубе выступали?..

Вова настороженно посмотрел на меня. Я пожал плечами.

– Правда…

– А что-нибудь показать – слабо?

Они плохо знали Вову! Он встал, сбросил пиджак, выдал пару движений, из тех, которым научился у Жака, потом, несколько раз повернувшись вокруг своей оси, сбросил и майку. Девицы визжали. Но это было еще не все… Он снова повернулся, и, оказавшись задом к публике, приспустил штаны – ровно настолько, чтобы была видна резинка откутюрных стрингов. Обернувшись через плечо, подмигнул.

Зал взвыл. Народ ломанулся к сцене. Охранники еле сдерживали толпу. А Вова поклонился, оделся, и, как ни в чем не бывало, снова сел за стол.

Я обратил внимание на полногрудую девицу со слишком глубоким вырезом и в слишком короткой юбке, которая сидела в первом ряду. Полуоткрыв чувственные губы, она, не моргая, смотрела на Вову. По-моему, даже диктофон забыла включить. Она видела свое божество и была на седьмом небе от блаженства…

– Ну, на этой оптимистичной ноте мы и закончим нашу встречу! – сказал я, и мы удалились под дружное улюлюканье девиц.

– Я все правильно сделал? – спросил Вова.

– Да ты просто талант!

Вова смутился.

В машине он взмолился:

– Можно я разденусь?

– Боюсь, нас неправильно поймут…

– Ну, хоть разуюсь!..

– Это – сколько угодно. Ты что, обувь не по размеру купил?

– Да нет, нормально. Узкие только туфли, не разносились. Я же больше в кроссовках привык…

– Разнашивал бы дома!

Вова захихикал.

– Представляю: голый и в обуви!..

– Много ты понимаешь! Очень даже эротично!

Он только махнул рукой: что, мол, с больного взять!

Виталька постепенно оживал. Мы привозили к нему мать и сестру. Кормили его пока через трубочку. Он был еще очень слабым, но взгляд – вполне осмысленный. Врач сказал – скоро разговаривать сможет.

В очередной наш приезд мы заметили у Виталькиной палаты какого-то мужика. В халате, как все посетители, он стоял лицом к двери, явно собираясь войти…

– Кто это? – спросил я.

Вова пожал плечами.

– Может, из бара?..

Услышав наши голоса, мужик вдруг поспешно отошел от двери и быстро двинулся в конец коридора. Его лица мы так и не увидели.

– Это он…, – вдруг прошептал Вова.

Я понял, о ком он говорит.

– Догоним?..

Но Вова стоял, как зачарованный. Мужика же уже и след простыл.

– Вова, очнись. Ты уверен?..

– Спина точно его…

– И что делать будем?

– Может, вы Петровичу позвоните?

– И что скажу? Ты, мол, внезапно ожил, и убийцу по спине узнал?

– Но он ведь явно приходил Витальку убить…

– Может, увезти его отсюда?

– Куда?

– Не знаю. Надежнее всего – домой…

– Но ведь за ним уход нужен…

– Наймем кого-нибудь…

Врача наша просьба особо не насторожила.

– А забирайте. При надлежащем уходе даже быстрее оживет…

С величайшими предосторожностями мы погрузили Витальку в «скорую», которую наняли тут же, за недорого, вместе с медперсоналом. А ухаживать за больным, в свободное от работы время, согласилась девица, которая нас в свое время выпроваживала из палаты. Это обстоятельство очень порадовало Вову…

Вскоре вышли и публикации о нашей пресс-конференции. Вовин тыл украсил десятка полтора желтых обложек. А две серьезные критикессы разнесли в пух и прах… меня. До чего докатился, уже начинающих порнозвезд в мир выводит!.. А какие надежды подавал! Счастье, что дедушка с бабушкой не дожили…

Вову эти перлы задели за живое.

– Может, им морду набить? – спросил он, преданно глядя мне в глаза.

– Ты что, будешь пожилых теток избивать?.. – рассмеялся я. – Да не бери в голову. У них работа такая. Одни пишут «за», другие – «против». Не скажу, что мы лучшие друзья, но поддерживаем вполне приличные отношения. Вне работы, конечно… Я их лучше в свое шоу приглашу, и под орех разделаю. И мне очки, и – им…

Вова изумленно уставился на меня.

– Ты привыкай. В мире, в который ты тоже вошел, это – норма.

– Да ну вас! – махнул рукой Вова. – Я так не умею: в глаза улыбаться, а за спиной кулаки держать…

– Придется учиться, – вздохнул я.

Медсестра регулярно навещала Виталика. Вова ей активно помогал. Они даже несколько раз слишком долго мыли руки в ванной…

Не отличающийся особой упитанностью Виталька (и как ему это профессиональная гордость позволяла?), был теперь очень похож на скелет. Но он уже больше бодрствовал, понемногу шевелился, и даже иногда улыбался, правда, глазами. Его матери и сестре я сказал, что его перевели в закрытый реабилитационный центр (интересно, такие существуют?). Они расстроились… Но правду сказать я побоялся – мало ли что?

Петрович заставил меня, атеиста в четвертом поколении, побожиться, что, как только Виталька заговорит, я поставлю в известность его – в любое время дня и ночи…

Я скромно сказал, что гадом буду.

– Да ты уже давно он и есть, – вздохнул Петрович.

И что он имел в виду?

Случайно столкнулся в телецентре со знакомым режиссером – Леонид Иванович когда-то у деда ассистентом был.

– Вот, Сашка, на сериалы перешел, – пожаловался тот.

– И про че кино?

– Известно, про че, – про бандитов… А фактуры – никакой. Приходят какие-то мальчики-заморыши. Какие же из них мафиози?

– Ну, фактуру я вам предоставлю!

– Ты что, продюсером заделался?

– Да так, балуюсь по необходимости…

– Понятно. Ну что ж, приводи свою фактуру на пробы. Да, проект у нас малобюджетный, так что приходите со своей одеждой…

– Будешь в кино сниматься! – обрадовал я Вову.

– Да вы что! – округлил он глаза. – Там же разговаривать надо!

– Ну, не так уж и много. Это же не театр. Снимают эпизодами. Текст заранее выучишь. А уж если не будет получаться – тебя кто-нибудь озвучить сможет. Уж поверь моему опыту…

– Вы и в кино снимались? – удивился Вова.

– Иногда. В эпизодах. Я почти каждое лето с дедом в киноэкспедиции уезжал. Ну, там если надо было какого-нибудь малолетку снять – брали меня. И искать не надо, и учить не требуется…

– Я все равно боюсь…

– Да хватит тебе! Пора Голливуд покорять!

Одевшись, как по нашему представлению должен выглядеть настоящий мафиози, главное – побольше драгметаллов, мы поехали на пробы.

Дядя Леня, глянув на Вову, завопил:

– Вот это типаж! Снимаем без проб!

Вова насторожился.

– Ты, главное, не дрейфь. Если будет непонятно, я объясню…

– Ну что, молодость вспомним? – посмотрев на меня, спросил режиссер.

– То есть?…

– Да в эпизоде надо будет мелкого бандюгана со спины снять. – Вот тебя и поставим…

Ну конечно, как главаря мафии – так Вова, а как мелкого бандюгана, да еще со спины – всегда я…

Сюжетец был простой. Главный бандюган испепеляюще смотрит на мелкого, в чем-то провинившегося, а потом стреляет в него…

Вова напрягся.

– Спокойно, – сказал я. – Пушка игрушечная. Ты меня при всем желании не убьешь…

– Все равно, боюсь, – прошептал он.

Вову загримировали, мне, скорее для приличия, тоже шею сзади припудрили – зачем зря грим тратить?..

– Мотор!

Вова уселся за стол. Я понуро встал напротив. Он уставился на меня и… вдруг громко заржал.

– Стоп!

– Что с ним? – спросил возмущенный Иваныч. – Он что, из самодеятельности?..

– Сейчас разберусь, – ответил я.

– …Это что такое?

Вова виновато посмотрел на меня.

– Я вас таким никогда не видел! Смешно…

– Это же работа! Ты что! Сказали смотреть испепеляюще – смотри. Помни – сейчас ты бандит. Жутко крутой и жутко страшный… А я – мелкая шестерка. Крыса. Понял?

– Да. Только… – Вова замялся.

– Что еще?

– Я же не привык в одежде сниматься! – прошипел он.

Я засмеялся.

– Ты забудь про одежду. Представь, что ее на тебе нет…

– А голые бандюганы бывают? – засомневался Вова.

– Может, они в бане…

И мы дружно заржали.

Режиссер с сомнением посмотрел на нас.

– Ну что, готовы?

– Готовы!

– Мотор!

В конце концов, съемка прошла нормально. Вова вошел в образ, даже пистолета не испугался. Я вполне натурально упал после «выстрела».

– Ну что, понравилось? – спросил я у Леонида Ивановича.

– Сыроват, конечно, но с твоей помощью выдюжим. Ты, может, кино займешься? Пора семейное дело продолжать!

– Я уж как-нибудь потом…

– …А что это было? – спросил Вова, когда мы ехали домой.

– ?

– Ну, когда вы мне объясняли на площадке, что я – бандюган. Я аж поверил…

– Основы актерского мастерства, – засмеялся я. В институте кинематографии этому пять лет учат. А у нас с тобой – ускоренный курс молодого бойца.

– Вы думаете, у меня получится? – с сомнением спросил Вова.

– А куда ж ты денешься!..

– Он заговорил, – встретила нас дома медсестра, строя Вове глазки.

Виталик издавал какие-то нечленораздельные звуки.

– Ва… выу… вы-ы…

Как я с трудом понял, он хотел спросить, не обижаюсь ли я на него?

– Ну  что ты! Ты ни в чем не виноват!

Он снова выдал какую-то сложную тираду. В конце концов, до меня дошло, он интересуется – чем мы питаемся.

– Полуфабрикаты покупаем и разогреваем в микроволновке.

Он с сожалением покачал головой.

– Ничего, скоро ты снова начнешь нас деликатесами пичкать!

Виталик слабо улыбнулся.

Вова осторожно спросил у девицы – она для него теперь была главный эскулап:

– Он что, всегда так разговаривать будет?

– Нет. Постепенно вернется нормальная речь… Позаниматься, конечно, придется.

Вова выразительно посмотрел на меня.

– Да, с тобой буду актерским мастерством заниматься, с ним – актерской речью. Кто бы мог подумать, что у меня начнется такая насыщенная жизнь!

Помимо телецентра, мы теперь с Вовой ездили еще и на съемки. Меня, слава богу, больше не задействовали в творческом процессе. Его же роль была несложная: Вова, поигрывая бицепсами, угрюмо смотрел на бандюганов, важно размахивал своим большим пистолетом, изредка выдавая многозначительные тирады.

Перед каждой сценой я популярно объяснял, что надо делать. Леонид Иванович хватался за голову от моих режиссерских выкладок, но стоически терпел – Вова слушал только меня…

– Они надо мной смеются, – буркнул он как-то в перерыве.

– Кто? Опять эти умники из новостийной службы?

– Нет. В киногруппе…

– И что на этот раз? Фильмы Токеши Китано?..

– Какой еще Токеша? Я роль читал. Я же медленно читаю. И губами шевелю… А они: смотри, одну страницу уже час читает!..

– И ты снова закомплексовал… Надо было достойно ответить, как прошлый раз.

Он только махнул рукой.

– Понимаешь, Вова, ты теперь – публичная личность…

– Александр Владимирович! – заорал Вова. – Не обзывайтесь!

– Да успокойся. Это вполне прилично. Это значит, что ты теперь – узнаваемый человек. Про тебя теперь всегда что-то говорить будут, и не всегда приятное. И пальцами на улице показывать тоже будут… Воспитанием, увы, наши люди похвастать не всегда могут. Так что привыкай… Ну, а что касается чтения… Первое упражнение – когда читаешь, зажимай между губ карандаш. Освоишь, – продолжим.

Да, теперь еще придется учить Вову основам рационального чтения… Может, мне сменить фамилию на Песталоцци?..

Занятия с Виталиком продолжались. Он уже более-менее членораздельно говорил, стал понемногу вставать. Спрашивал про мать и сестру. Я сказал, чтобы не волновался. Лучше, если пока они не будут видеться. Он понимающе кивал. Только из глаз, как будто сами по себе, текли слезы…

– Фигня, Виталик, прорвемся…

Господи, когда же я найду этого ублюдка?.. Ну почему большой и сильный Вова, как маленький мальчик, хватает меня за руку всякий раз, когда мы входим в незнакомое помещение, почему бесшабашный Виталька, который работал в баре и у меня, чтобы содержать мать и сестру, похож на привидение, почему заводная Люська лежит в земле рядом с каким-то пацаном, вся вина которого состояла в том, что он трахался за деньги?.. Почему всякий раз, приходя домой или приезжая на дачу, мы проверяем с Вовой все закоулки?.. Нет, так можно с ума сойти! Выходи, гад, я тебя не боюсь!

– Мне звонили из толстого журнала, – важно сказал Вова. – Хотят сделать интервью и фотосессию. В интерьере квартиры…

– Здорово. И что же мы им покажем?.. Здесь уже сто лет никто уборку не делал, с тех пор как Виталик…

– Да, у нас нельзя, – просто сказал Вова. – Да и Витальку побеспокоят. Отказаться?..

– Ты с ума сошел? Это же такой промоушн!..

– ?

– Ладно, потом объясню. Надо что-нибудь придумать… Можно снять тебя в тренажерном зале. Будет, по-моему, вполне достойно.

– А что я им буду говорить?

– Ну, это я беру на себя. А ты договаривайся с тем юным экзекутором из зала, который заставляет меня тягать железо…

Две девицы из журнала встретились с нами в зале. Та, что была с фотоаппаратом, занялась с Вовой, а я стал другой давать ответы на вопросы. Она была несколько удивлена, но покорно записывала. А вот ее подруга… Увидев раздетого Вову, остановила намертво взгляд и напрочь забыла про камеру… Пришлось руководить…

Вова позировал на тренажерах, в бассейне, раздевалке… Но сцена в душе опять повергла девицу в шок: увидев его тыл, она так и застыла. Пришлось вновь призвать фотокоршу к порядку.

Наконец мы закончили. Фотографша изъявила желание попробовать новый тренажер. Вова с радостью согласился ей помочь. Судя по раздававшимся звукам, они там занимались совсем другим тренингом…

Девицы отбыли. Одна – умиротворенная, другая злая. Но, в конце концов, это ее проблема.

Приехали документалисты из Парижа. Они сняли дачу, записали интервью со мной, пересмотрели кучу фотографий, и даже Иваныча задействовали – чему тот был бесконечно рад.

– Мсье ваш родственник? – спросили они, указывая на Вову.

– Да, – засмеялся я, – брат-близнец.

Французы ошарашено уставились на нас. Ну, не понимают они русского юмора!..

На следующее утро я проснулся от каких-то странных звуков. Нет, Вова спал рядом и пока не сотрясал пол своими отжиманиями. Что же тогда? Шум доносился из кухни. Так и есть! Виталька, как ни в чем не бывало, шинковал помидоры и огурцы для салата. Такой специфический звук может издавать только нож профессионального повара!

– Виталик, ты зачем встал?

Он виновато посмотрел на меня:

– Не могу больше валяться. Я от безделья скоро озверею…

– Но тебе же нельзя утомляться!..

Он умоляющее посмотрел на меня:

– Я немножко, хорошо?..

Я развел руками.

В кухню ввалился заспанный Вова. Посмотрел на Витальку – и расплылся:

– Ну, наконец-то по-людски позавтракаем!

Он подошел к Витальке и прижал того к себе. У нашего сентиментального повара тут же потекли слезы.

– Да брось ты! – сказал Вова. – Мы теперь всех победим…

Какие-то смутные сомнения не покидали меня уже который день. И вот опять… Что же, что?.. Кухня… Виталька… Вова… Ну, да, он прижал его к себе… Спина… Да, спина! Тогда, в больнице, Вова узнал мужика со спины. Но и я где-то видел эту спину! Вот только где?..

Девица из журнала привезла текст интервью на вычитку.

– Понимаете, – она замялась. – У такого человека с яркой внешностью не слишком яркое имя. На обложке не будет смотреться… Может, стоит подумать о псевдониме? Время еще есть…

Идея псевдонима вдохновила Вову. Он перебрал все – от д’Артаньяна до Зорро.

– Ты еще Бэтменом назовись!

– Опять прикалываетесь! Я же серьезно…

– Ага. Знаешь, порнозвезды на Западе зовутся то Бульдозером, то Молотом… Может, тебе тоже что-нибудь этакое придумать?

– Лом, что ли? Вова–лом… Это не псевдоним, это уже кликуха… Да и в порнухе я не снимаюсь. Из принципа… А, может… Мне понравилось, как тот бюргер вас называл: «Херр Алекс»…

– Ну, «херр» могут неправильно понять, а Алекс… Думаю, нормально. Можно писать латинскими буквами. Будет стильно…

Так Вова стал великим и неподражаемым Алексом.

Съемки фильма, наконец, закончились. В титрах Вова уже значился как Alex. Иваныч, было, возмутился, как так, без фамилии… А потом махнул рукой. В конце концов, – это всего лишь сериал.

Вову стали узнавать на улице. Теперь, по-моему, роль секьюрити исполнял я, отпугивая от него слишком рьяных поклонниц.

Дамы-критикессы, разделав, как полагается, сериал, прошлись по Иванычу – докатился, мол, и по мне – мания величия, мало, что стал продюсером актера, который только и может, что бицепсы демонстрировать, так еще и имя ему свое дал!

– Вот сучки старые! – заржал Иваныч. – Все не угомонятся!

– Нет, я им точно их сморщенные морды набью! – убежденно сказал Вова.

– Да, ребята, пора их вызывать на ковер!

И я пригласил милых старушек к себе на шоу. И что вы думаете? Обе срочно заболели. Конечно, за глаза дерьмом поливать – оно, как-то, проще…

В тот день все не заладилось с самого утра. Приглашенные на запись депутаты срочно куда-то улетели, стали искать замену… Мы от безделья маялись с Вовой в гримерке.

Позвонили снизу: меня спрашивают какие-то иностранцы.

«Опять французы, что ли, приехали?.. Только их и не хватало…»

– Вова, мне надо вниз спуститься…

– Хорошо… Только не торопитесь…

– Что, опять секс-терапия?

– Ну, грех отказываться!

Я покачал головой.

– А вы ничего не заметили?

Я оглянулся. Вроде все на месте…

– Я дверь смазал. Теперь не скрипит…

Этот убийственный звук выводил меня из себя всякий раз, когда открывалась дверь. Уже года два я давал себе зарок купить машинное масло и смазать, наконец, петли. И каждый раз вспоминал об этом, только когда кто-нибудь в очередной раз вваливался в гримерку. Особенно отвратные звуки умел издавать, входя, Стасик. Талант – он во всем талант!

– Вова,  ты просто подарок судьбы! – сказал я, выходя.

Вова довольно хмыкнул.

…Внизу никого не оказалось. Ни иностранцев, ни отечественных граждан.

Молодой охранник ничего внятного ответить мне не смог.

– Извините, я только сменился…

«И какой идиот так пошутил? Найду – голову оторву…» Я поднимался к себе. «Да, Вова же просил не торопиться… Погулять, что ли?.. А, не в первый же раз. За ширмочкой опять уединятся…»

Я толкнул бесшумную отныне дверь и застыл. Сексом здесь и не пахло. У окна, спиной к двери, стоял Вова с поднятыми руками. А перед ним, тоже спиной ко мне, уперев в Вову какой-то маленький, как игрушечный, пистолетик, – противный охранник.

– Ну что, – говорил он своим ехидным голосом, – девочку ждал? А тут я! Как я вас ловко обвел! Один внизу своих иностранцев ждет – как же, мы же все по заграницам ездим, другой трахаться приготовился… Небось, уже и резинку натянул?.. Я вам покажу, как удовольствие получают…

Он явно упивался своей властью над большим Вовой. А я… Подумав: «Ах, ты, падла! Ты в моего Вову будешь какой-то пукалкой тыкать?..», я подошел, стараясь не топать, и от всей души сжал пальцы на шее этого недоноска. Что не говорите, а руки пианистов, даже бывших, – это страшное оружие…

Охранник захрипел и вытаращил глаза. Пистолетик упал на пол. Вова медленно повернулся, увидел меня, и, не раздумывая, молча, съездил придурку своим кулаком по мерзкой роже. Тот обмяк. Я, наконец, разжал пальцы. Вова продолжал молча молотить убивца. Я не вмешивался и не останавливал его. Во-первых, желания не было, а, потом, я же твердо усвоил правило лома…

– Владимир Иванович, отставить! – вдруг раздался строгий голос Петровича.

Потрясенный Вова остановился.

– Заберите это! – Петрович указал парням в масках на бесформенное тело на полу.

– Так ты все знал! – выдохнул я. – И ничего не говорил!

– Ну, ты всегда недооценивал мои способности, – обиделся Петрович. – Я ведь тоже не за просто так звания получаю…

– И вы знали, что я – это я? – выпалил Вова.

– Ну, не трудно было догадаться… Некогда мне тут с вами разговаривать, завтра приходите, Пинкертоны… Заодно и свои документы заберете, – обратился он уже к Вове. – А свою фальшивку… ну, об этом мы еще поговорим, – советую сжечь.

– Спасибо, Петрович! – тихо сказал я.

– Ну, за что же! Ты прекрасно и сам справился. Теперь, если у нас в районе появится маньяк-душитель, ты будешь первым кандидатом!..

Мы остались с Вовой одни. Только сейчас я заметил, что сижу на полу. Он подошел, поднял меня. Мы обнялись.

– Господи, неужели этот кошмар, наконец, закончился?

– Я же говорил: прорвемся…

– Ну, что, Пинкертоны, – начал Петрович, – жаждите узнать правду?..

– Если вы будете так любезны…

– Да ладно уж, – махнул рукой Петрович. – Итак, начнем: ты когда-нибудь видел второго мужа своей бывшей жены?

– Но… Он ведь погиб…

– Я еще раз спрашиваю: видел?..

– Нет…

– А имя, фамилию знаешь?

– …Нет. Люся ни разу так его и не назвала.

– Ну, так вот. Вчера ты имел возможность с ним очень близко познакомиться.

– Ты… Ты хочешь сказать, что этот… м…м… придурок – и есть тот самый Люськин супер-герой? Он что – прошел реинкарнацию?

– Не знаю, что он там прошел, но одно могу сказать: этот, как ты выразился, м… м…, самый что ни на есть второй законный муж Людмилы Михайловны – Тряпкин Сергей Васильевич. Могу сказать больше: он никогда не работал  в силовых структурах, и даже в армии не служил – плоскостопие. Подвязался то сторожем, то продавцом в ночном киоске… Зато врал всегда вдохновенно… Когда у него в киоске случилась недостача, он так живописал хозяину вооруженное нападение неизвестных, что тот даже к нам обратился. Правда, мы этого горе-фантазера быстро раскололи.

– Но Люся… Уж ей-то было палец в рот класть опасно, а здесь… И он же уже который год в телецентре работал, она – что, его не узнала?

– Здесь тоже все просто. Не знаю, почему она поверила его вранью – он, насколько я знаю, в то время в охранное агентство пристроился, но потом случилась банальная автомобильная авария, ему повредило лицо. Склонный к драматизации всего и вся, он подговорил кого-то из дружков позвонить Люсе якобы от имени его командования. Ему, видите ли, хотелось проверить – насколько она крепко его любит… Не ахти как нашему супергерою сделали пластику лица, и без того не слишком привлекательный, он стал тем, кем вы его знаете. Из-за травмы носа голос стал гнусавым. Он устроился в телецентр – его извращенное сознание согревало горе супруги… Но потом Люся постепенно ожила, а уж когда вышла замуж и уехала в Германию – он себе места не находил. У него именно тогда и появилась впервые мысль отомстить. Тут еще ты мелькал каждый день…

– Господи, я-то чем перед ним провинился?..

– А черт их, шизиков, поймет… Он считал, что ты плохо влиял на Люсю, ну, наверное, и твой успех его раздражал. А уж когда Людмила вернулась и стала… хм, прибегать к услугам коммерческого секса – тут уж окончательно утвердился во мнении. Он мне тут даже Ветхий Завет цитировал…

– Потом, вот, Владимир Иванович появился…

Вова встрепенулся.

– Увидев их вместе несколько раз, наш Отелло решил: пора.

– А пистолет, да еще с глушителем, где взял?

– Здесь история пока темная. Говорит, что нашел на чердаке своего дома. В принципе, ничего сверхъестественного в этом нет. Сейчас столько киллеров развелось, а они, если вы кино смотрите, как правило, оружие бросают на месте преступления. Но этот пистолет мы проверяем.

Пробравшись в гримерку своей бывшей жены, а появление охранника вряд ли кого-нибудь насторожило, он утащил из сумки ключи, сделал у уличного мастера дубликаты, и вернул связку на место. Немного рисково, но он примерно знал, сколько идет запись одной передачи…

Дальше вам все более-менее известно. Застрелив любовников, он был твердо уверен, что это Владимир. Лица-то его он не видел, из-за… хм… их позиции. Да и в центре видел его не слишком близко. А фигуры, сзади, в принципе, похожи. Ты тоже в морге не сомневался…

– Ну, конечно, похожи, – возмутился Вова. – У него ноги тоньше, эпиляцию он никогда не делал, и плечевой пояс слабее…

Мы ошарашено уставились на Вову.

– Это, видимо, только специалисту видно, – осторожно сказал Петрович. – Так вот, когда нашего героя в квартире толкнули в спину, он сразу решил – что это ты, Сашка. Почему? А вот черт его знает. Наверное, по себе судил. Если он с ума сходит, то почему ты не можешь?

– И что же я там делал?

– Ревновал, естественно. Он даже думал, что ты его хотел опередить. И страшно возгордился, что успел первым. А потом – решил, что свидетели ему ни к чему. Хотя и думал, что ты не узнал его со спины. Здесь опять начинается шиза. Вместо того чтобы элементарно узнать твой адрес, он начинает какие-то сложные трюки. Хотя, с другой стороны, повторить номер с ключами он бы уже не смог, – ты обзавелся охранником. Он начинает ходить по ночным клубам, на последние деньги знакомится с мальчиками по вызову, пока, наконец, не выходит на Леху. Узнав адрес, он подкараулил Виталика, оглушил его кирпичом, который постоянно носил с собой в сумке, говорит – для самообороны. Тело затолкал в багажник своей «шестерки», взял ключи и подкинул тебе в шкаф пистолет, а Виталика отвез подальше, бросил в лесополосе. Уверенный, что тот уже труп, он для инсценировки якобы драки сломал тому челюсть и пару ребер… В пылу этой операции он забыл о главном: позвонить в 02, что пистолет у тебя в квартире. Сделал это только после того, как избавился от тела, из телефона-автомата в районе лесополосы. Звонок был зафиксирован. Ну, а когда Леха рассказал ему о вашем визите, он, естественно, тут же его и порешил – для чего лишние свидетели?..

Проследив вас до больницы, решил убрать и Виталика. Но вы ему помешали. А уж когда вы Витальку увезли к себе – он растерялся, и даже не сообразил, куда вдруг мог деться больной…

– Ну, ты, конечно, сразу догадался?

– А то… Так вот. Прослышав о сеансах сексотерапии неутомимого Владимира Ивановича, он разработал, по его мнению, гениальный план: вызвать тебя вниз во время визита очередной девицы, разделаться с охранником, а потом – и с тобой. А молодому сменщику, для надежности, он собирался тоже голову проломить… Но ты оказался дядя нещепетильный, не стал гулять долго, чтобы не мешать двум голубкам, да еще дверь вы смазали…

– А где он эту пукалку взял?

– Не такая уж это и пукалка. Это так называемый дамский пистолет образца начала 20-х годов. Его с фронта привез дед одной из пассий нашего агента 007. Так и лежал с тех пор, как сувенир, в бабушкиной шкатулке.

– У него еще и пассия была?

– И не одна…

– Господи, и чем же он их привлекал?

– Ну, это ты у них спроси, – развел руками Петрович. – Вот, в принципе, и все. Вину определит суд, но, думаю, в психушку его отправят, уж очень неадекватно себя ведет.

Петрович вернул Вове его настоящий паспорт.

– И не забудьте памятник заменить!..

– Но мы, кроме имени, ничего больше не знаем.

– Увы, я тоже. Но вы же у нас Пинкертоны, действуйте!

Когда мы уже выходили из кабинета Петровича, я сказал:

– И все-таки, что она могла найти в таком придурке?

– Любовь зла…, – вздохнул Петрович.

Утомленные событиями последних дней, мы отправились на дачу, где торжественно, в камине, сожгли Вовин липовый паспорт.

Я достал из подвала бутылку старого вина: дедовские запасы. Обычно его пили после сдачи очередного фильма. Тогда на даче собиралась чуть ли не вся киногруппа. Дым стоял столбом…

– Классное вино, – сказал Вова. – А как называется?

– Не знаю. Наверное, какое-то грузинское. Его очень давно деду подарили.

– Кто, отец народов?

– История об этом умалчивает…

В момент умиротворения, вдруг зазвонил телефон. Какая-то старая грымза, грассируя, стала приглашать меня непременно вступить в дворянское собрание.

– Вы ведь дво’янин?

– У нас сословия в 17-м году отменили!..

– Но ведь ваши п’едки…

– Ну да, предки, естественно…

– Вот видите. Неп’еменно п’иходите…

– И что же я буду у вас делать?

– Неп’еменно – молебен, потом, знаете ли, балы: вальс, подыспань…

– Смею вас разочаровать: я атеист, к тому же некрещеный.

– Как же так?..

– Могу вам напомнить, что мои предки, будучи дворянами, были революционерами, а прадедушка даже в ЧК служил после революции. И как бы моя бабуся, при ее–то известности, вдруг меня крестила?..

– Но это же поп’авимо, – оживилась старушка.

– Нет уж, увольте… Да и в подыспани я не силен. Так что, извините.

Я положил трубку. Вова ухохатывался.

– И чего это ты заливаешься?

– Про дурную наследственность вспомнил. Да вам же прямая дорога – в следователи.

– Спасибо за доверие, конечно. Но мы уж как-нибудь. А то Петрович конкуренции испугается. Да и прадедушку-чекиста я никогда не видел. Он умер лет за двадцать до моего рождения…

Мы вновь уселись у камина. Я на всякий случай выключил телефон.

– Александр Владимирович, – как всегда вдруг спросил Вова, – а я вам совсем не нравлюсь?

– С чего ты взял?

– А почему тогда…

– Что?

– Ну… вы ко мне никогда не приставали, – и Вова хитро посмотрел на меня.

– Вова! – завопил я. – Я, по-твоему, похож на маньяка-насильника? Как ты себе представляешь это процесс, если я знаю, что у тебя другие предпочтения?

– А ночью?

– Что – ночью?..

– Ну, можно же было воспользоваться…

– Во-первых, достаточно сложно не заметить, когда кто-то с тобою это делает, а, во-вторых, я слишком хорошо знаком с правилом лома… А если бы ты рассердился? Меня бы потом очень долго собирать пришлось…

Вова засмеялся, потом снова хитро глянул на меня:

– А если правило лома не сработает?..

Надо ли говорить, что в эту ночь цитадель сдалась, и почти без боя?..

Прошел без малого год. Вовина карьера неуклонно шла вверх. Он снялся еще в нескольких клипах, паре сериалов и какой-то слезливой мелодраме, напоминающей сюжетом «Танцора диско».

Юноша все чаще задерживался после съемок до утра. Правда, как прилежный ученик, всегда звонил и предупреждал, что у него очередное увлечение.

Как-то, явно стесняясь, он сказал:

– А, может… Ну, как вы думаете, мне квартиру купить?

– Конечно. При твоем звездном статусе – это просто необходимо.

Вова замялся. Жить в одиночку ему явно не хотелось.

– Послушай, – сказал я. – Это будут твои парадные апартаменты. Ключи от моей квартиры у тебя останутся и ты, как всегда, сможешь сюда приходить в любое время.

Эта идея Вове понравилась.

Вскоре мы нашли квартиру-студию почти в центре. Какая-то девица из модельного агентства успешно вышла замуж за миллионера и уезжала в Штаты. По-моему, часть стоимости квартиры Вова отдал ей натурой!.. Мы наняли дизайнера, который без особых хлопот переделал этот будуар под Вовин брутальный типаж.

Вова по-прежнему большую часть времени проводил у меня. Мы как-то чуть не посинели с ним от хохота, когда он заявился, спокойно открыв дверь своими ключами, во время моего сеанса секс-терапии. Бедный секс-работник сполз по стенке, как когда-то Вова, когда я привел его из гаража. А мальчику было не до смеха…

– Я, кажется, женюсь!.. – объявил мне Вова в свой очередной приход.

– И кто же удостоился этой чести?

– Федора.

Известная тусовщица, девочка из обоймы золотой молодежи, она что-то без особого успеха пела, подвязалась на каких-то показах мод, снималась в эпизодах… В общем, делала все, чтобы только ее имя было на слуху.

– Вы думаете, она мне не подходит?

– Думаю. Но вряд ли ты будешь меня слушать…

– Так что, мне не жениться?

– Ну почему же. Не понравится – разведетесь. Тоже мне, проблема…

– С вашим-то опытом, – пробурчал Вова.

День свадьбы приближался. Я привез из Варшавы роскошный подарок, который нашел в секс-шопе: стринги из золотой сетки, украшенные стразами. Таких у него в коллекции точно не было.

А Вова… Вова становился все мрачнее. На мои вопросы отвечал, мол, все нормально. Наконец, я догадался.

– Твоя благоверная не хочет, чтобы я был на свадьбе?

Он утвердительно мотнул головой.

– Какие проблемы! Значит, меня там не будет!

– Но… – Вова умоляющее посмотрел на меня. – Вы не обидитесь?

– Ну что ты! Главное, чтобы тебе было хорошо!..

Надо ли говорить, что он тут же прижался головой к моей груди?..

– А вообще, знаешь, – засмеялся я, – у меня всегда была несбыточная мечта: совратить жениха на свадьбе.

– Ну, вы и извращенец! – выдохнул Вова.

В день Вовиного бракосочетания у меня с утра было мерзкое настроение, хотя я и уговаривал себя, что все нормально.

В студии тоже все не клеилось. Наконец, я заявился домой. Что-то здесь было не так. Ну да, конечно же, – в кресле сидел… Вова! Облаченный по случаю торжественного дня в смокинг, белую рубашку с бабочкой, брюки с шелковыми лампасами, черные шелковые носки, узконосые туфли, он выглядел очень соблазнительно. Но… Я ведь никогда не видел его дома одетым!

– Александр Владимирович… Саша… Я… Я не могу там быть…

Он поднялся с кресла, подошел ко мне, ну да, конечно же, уронил мне голову на грудь…

Потом слегка отстранился, хитро глянул и сказал, развязывая галстук:

– А сейчас вы, кажется, исполните свою несбыточную мечту!.. Ваш свадебный подарок я уже надел!

Уже которое утро я просыпаюсь один. Никто не вопит над ухом:

– На зарядку становись!..

Никто не стучит на кухне ножом…

Все просто. Витальку мы отправили на море – восстанавливать силы. Он бурно протестовал, но Вова коротко сказал:

– Надо…

Вообще, Вова в последнее время стал для Виталика главным авторитетом. Когда он считал, что наш повар переутомился, то просто взваливал его на плечо, говорил: «Не трепыхайся!», и нес в постель, где заботливо укладывал, как профессиональная сиделка. Мне он объяснил это просто:

– Все-таки, пацан из-за нас пострадал…

Теперь пацан раз по несколько на дню погружался в Мертвое море, и восторженно вопил по телефону:

– Как же здесь классно!..

А Вову пригласили в Голливуд! Растем! Он пытался упираться, мол, один не поеду, языка не знаю… Пришлось, как всегда, в авральном порядке натаскивать Вову в английском. Худо-бедно, но что-то он стал понимать, и мог объясниться. Ничего, в Штатах быстро научится. Это же стопроцентный вариант глубокого погружения, о котором нам когда-то талдычили на кафедре методики. Я обещал приехать попозже, когда закончу цикл передач перед летними каникулами.

Неугомонный Вова звонил пять раз на дню. Он требовал объяснить, что и как должен играть. Режиссера напряг так, что тот сам мне позвонил и просил объяснить методику работы с этим трудным русским актером. Я важно ответил, что это по силам только мне, и если хочет снимать – пусть терпит. Бедный американец со вздохом согласился. А куда деваться? Фильм-то он про русскую мафию снимал. Где же еще такой типаж взять?

Я тоже получал от Вовы ценные указания: делать по утрам зарядку, ходить в тренажерный зал (он проконтролирует по телефону!), слишком громко не выяснять отношения в телецентре с его несостоявшейся супругой Федорой (а я виноват, если она дура?..), не курить, правильно питаться… Ох, уж этот Вова… Конечно, в глубине души было приятно, что кто-то обо мне заботится. Но все же, для приличия, я ворчал. А то еще загордится!..

Наше детективное агентство «Лом», кажется, почило в бозе. Я не расстраивался. После пережитого как-то не очень хотелось повторения…

Наконец, мы выдали в эфир последнее в сезоне ток-шоу. Ура! Каникулы! Родители настоятельно приглашали провести недельку вместе с ними на Лазурном берегу. Там же состоится премьера документального фильма о дедуле и бабуле. Они любили отдыхать во Франции…

Я позвонил Вове. Он вздохнул, но согласился подождать. И я вылетел в Париж.

Елисейские поля встретили меня проливным дождем. Я отказался от мысли побродить по городу, с которым было столько связано. Сидя в бистро, вспоминал, как мы куролесили здесь с Вовой. Вспомнил Жака. Может, найти учителя танцев?..

Дверь открыла негритянка с огромным бюстом и непонимающе уставилась на меня.

– Жак?

Она пожала плечами:

– Я здесь живу всего месяц, мсье…

Консьерж тоже не смог мне помочь.

– Здесь так часто меняются жильцы, – развел он руками.

Да… Облом. Ну что же, урока танцев, сегодня, видимо, не будет.

В поисках такси я шел по веселой улице, где, несмотря на дождь, вовсю зазывали клиентов.

– Мсье…

Передо мной, как из-под земли, вырос стройный полицейский в форме.

– Я ищу такси…

Его глаза улыбались. Где же я видел их?..

– Мсье не узнает меня?

– Жак, черт возьми, но…

– Это моя настоящая работа, – смеясь, ответил араб.

– А наши уроки танцев, это что – хобби?..

– Это тоже работа. У нас это называется «под прикрытием». Полиция нравов – к вашим услугам…

– А… Теперь что, прикрытие закончилось?

– Как видите, – он снова рассмеялся. – Вообще-то увидеть меня в форме – большая редкость. Но сегодня я получил очередное звание. Не согласитесь отметить это?

– Конечно.

– Я заеду за вами. Где вы остановились?

Я назвал отель. Жак свистнул, подкатило такси и, ошарашенный, я уехал с улицы вечных развлечений. Ну и дела…

Жак поднялся ко мне. Он уже был в обычной одежде, которую, войдя в номер, тут же с явным удовольствием сбросил. Кого-то он мне напоминает…

– Мы же куда-то собирались? – спросил я.

– Конечно. Но еще есть время…

Жак подошел ко мне, прижался мускулистым телом, и положил голову на плечо (хоть в этом отличается!).

– Я нравлюсь мсье?

А надо ли спрашивать?..

Вскоре мы поехали в маленький арабский ресторанчик. Там вовсю уже гуляла шумная компания. Говорили в основном по-арабски. Я ни черта не понимал. Несколько французов, коллег с работы Жака, как я понял, увидев меня, обрадовались, – будет с кем поболтать.

Мы пили, ели, танцевали, и даже… пели арабские песни. Кульминацией, конечно же, был коронный номер Жака – он вскочил на стол, сбросил рубаху и изобразил то, чему учил в свое время Вову.

Когда все стали расходиться, Жак сказал:

– Это ресторан моего брата. Здесь есть комната наверху. Оставайтесь. Вам же далеко ехать!

Я, естественно, согласился. Но я… просто спал. Один. Видимо, родственники не понимают работы под прикрытием…

Утром меня разбудил Жак.

– Как спали, мсье?

– Спасибо, – пробурчал я.

Он улыбнулся.

– Родственники, понимаете ли…

Я махнул рукой.

– Мы можем поговорить?

– Да, конечно.

– Мсье не будет возражать…

– Меня, вообще-то, Саша зовут…

– Сашá, если я приеду к вам домой, на некоторое время…

– Работа?

– Да. Вы понимаете, я не могу рассказать всего…

– Приезжайте. Но я сначала – на Лазурный берег, потом в Голливуд, к Вове.

– О, он так талантлив!.. Но это не к спеху. Вы позвоните, когда вернетесь домой?

Я записал телефон Жака. Ну, дела. Кажется, «Лом» снова начинает работу…

Вечный праздник Лазурного берега показался на этот раз мне каким-то слишком искусственным. Наверное, старею…

И вот – я в Голливуде. Вова с шиком встретил меня в аэропорту на авто.

– Здесь без машины никуда, – расплылся он, прижимая меня к накачанной груди.

Мы заехали к нему на квартиру, я оставил вещи, переоделся, и – на площадку. Вопреки студийным строгостям, меня там ждали. Режиссер жаждал познакомиться с тем, кто интерпретирует по-русски его творческую методу. Господи, проще надо быть, ребята! Тогда бы Вова вас и без меня понимал…

Дождавшись конца съемок, я погрузился в Вовину машину, он же в это время напропалую кокетничал с киношными девицами. Они, окружив плотным кольцом, проводили его до самой машины.

– Уф, – сказал Вова, – наконец-то поговорю по-человечески. А то все: «Yes… No… O.K…»

Я прижался к его мощному плечу.

– Как я соскучился, великий мистер Алекс, – я вздохнул. – Какие планы на вечер?

– В гости поедем. К порно-звезде. Мы с ним в одном доме поначалу жили.

– Бульдозер или Молот?

– Нет, – засмеялся Вова. – Глыба. На самом деле – Джон.

– Ты тоже к такой роли присматриваешься?

– Ты что, – возмутился Вова (мы, наконец, перешли на ты), – был я у них на площадке. Ну, на фиг…

Глыба оказался чем-то похож на Вову. Раньше промышлял бейсболом. Теперь вот… Родители пока не знают…

– Но вы же звезда, – сказал я.

– Они старой закалки, боюсь, не поймут, – вздохнул Джон.

Его новые роскошные апартаменты были просто забиты грудастыми девицами в супер откровенных нарядах.

– Коллеги, – скромно представил их Глыба.

Девицы сделали профессиональные улыбки.

– Мой продюсер, – напыщенно представил меня Вова.

Девицы оживленно загалдели. Видно, Вовочка пользовался популярностью и среди профессионалок.

– Да ты не стесняйся, здесь все запросто, – на чистейшем русском сказала мне одна из девиц. – Наташа. Из Киева. Наших тут хватает…

Пока Вова и Джон оттягивались, я рассказывал Наталье последние новости из нашей жизни. Она уже пять лет здесь. Дома сын, родители.

– А шо делать… – грустно сказала она. – Где ж я еще такие бабки заработаю?

Наконец, мы распрощались с гостеприимным Джоном.

– Ну вот, – огорченно сказал Вова, – а для тебя никого не оказалось…

– Переживу как-нибудь. Я ведь уже старенький…

– Ты это брось, – завопил разгневанный Вова. – Дедушка хренов!..

Исправно, как на работу, я каждый день ездил с Вовой на площадку. Режиссер был на седьмом небе от счастья.

– Вы – его папа? – серьезно спросила меня одна из киношных девиц.

– Нет, брат-близнец…

Она, ошарашенная, молча отошла. Опять я забыл про специфический русский юмор…

Личная жизнь у Вовы в Голливуде била ключом. Ему постоянно звонили какие-то девицы, он куда-то уезжал, к нему кто-то приезжал…

– Ты не против? – спросил он.

– Ну что ты! Пользуйся моментом…

– Нет, ну если ты… если тебе не нравится…

– Вова, успокойся! Ты же знаешь, как я к этому отношусь.

Он, конечно же, прижался к моей груди. Неисправим!..

Я рассказал ему о Париже. О Жаке, который оказался коллегой Петровича.

Вова вдруг заржал.

– Ты чего? – удивился я.

– Представил, если бы Петрович вдруг начал выделывать то же, что и Жак…

Я тоже закатился.

– Он хочет приехать ко мне, – продолжил я. – Работа…

– Смотри, без самодеятельности, – пробурчал Вова.

– Ты что, ревнуешь?

Он замотал головой.

– Ты же полезешь ему помогать. Знаю я тебя… А без меня как ты справишься?..

– Вова, ты, кажется, забыл про мои могучие руки, – гордо сказал я. – А вообще… Спасибо, что думаешь обо мне…

В конце концов, все хорошее заканчивается. У меня снова начиналась работа. Я уезжал, Вова ходил хмурый. Пришлось успокоить его – всего-то пару месяцев осталось. Он нехотя согласился.

Прилетев домой, я позвонил Жаку. Он попросил, если не трудно, встретить его в аэропорту. Незнакомая страна, знаете ли… Назвал день прилета и рейс. У меня в запасе была неделя.

Из Израиля, наконец, вернулся Виталик. Посвежевший и потолстевший (по его мнению), он заявился ко мне с той медсестрой, которой так любил помогать Вова.

– Александр Владимирович, мы решили пожениться!

– !

– Вы считаете…

– Ну, что ты! Я желаю вам счастья. А работать ты будешь продолжать?

– Если вы не против…

– Как можно такое подумать!

Пользуясь отсутствием Вовы, мы выпили коньяка, и всласть покурили. Вот это жизнь!..

Я сказал Виталику, что ко мне приедет Вовин коллега из Франции (а как его еще обозвать?), который ведет себя дома примерно так же…

Виталик вздохнул:

– Выдюжим…

Его подруга тут же спросила с явным интересом:

– И внешне похож?

Виталька цыкнул на нее.

– Да я так, – смутилась девица. – Просто интересно…

– Внешне не очень похож. Араб. Худой и жилистый…

И вот в аэропорту я встречаю худого и жилистого. Наконец, Жак подошел ко мне.

– Мсье Сашá, рад вас видеть! Обстоятельства нашей работы немного изменились – я прилетел не один. Вы не будете против?

– …

– Я был уверен, что вы согласитесь. Знакомьтесь, это – Эжен.

Улыбаясь, ко мне подошел высокий брюнет, очень похожий на Жака – тоже худой, мускулистый, с большими смеющимися глазами…

Мы двинули домой. О, боже… Не успев войти, эта парочка, оживленно галдя, как это умеют делать только французы, быстро освободилась от одежды.

– Мсье не против? Нам так удобнее…

– Что вы, я уже привык.

– Итак, Сашá, – сказал Жак вечером, – нам нужна ваша помощь.

Если это в моих силах…

– О, вполне. Порекомендуйте нас хозяину клуба «Сигма» как профессиональных стриптизеров. Думаю, к вам он прислушается.

– Но я не знаю никакого хозяина «Сигмы»! И даже не видел его ни разу…

– Достаточно, что вас знают как продюсера Владимúра. Это – хорошая гарантия.

– О’кей. Я попробую. А зачем вам этот клуб?

Жак улыбнулся.

– Увы, мсье. Дальше – уже работа.

Я вздохнул. Ох уж эти заграничные тайны. С другой стороны, меньше знаешь – крепче спишь…

Ну, спал я, положим, этой ночью не слишком крепко при таком соседстве. Думаю, вы меня понимаете. Французы – они же без комплексов…

На следующий же день я позвонил в «Сигму», важно отрекомендовался продюсером Алекса. Меня соединили с директором, который что-то уж слишком слащаво начал высказывать мне свой респект. Наврав с три короба о недавней поездке в Париж (а кто скажет, что я туда не ездил?), я перешел к делу.

– Ну что же, – ответил директор. – Я верю вашему вкусу. Привозите своих французов…

Мы втроем отправились в клуб. Заведение, на мой взгляд, так себе. Я бы в такое ни за что не пошел по своему желанию. Что-то с претензией на роскошь: бархат, позолота, хрустальные люстры… Нас, рассыпаясь в любезностях, встретил лысеющий дядя моего возраста, с тщательно зализанными на плешь волосами. Глазки у него, однако, были очень цепкими и злыми, несмотря на широкую улыбку.

– Они понимают по-русски? – спросил он, кивая на Жака и Эжена.

– Ни слова…

– Как же они работать будут?

Эх, я бы тоже хотел знать – как?

– Но они ведь не экскурсоводами к вам нанимаются…

– Да, конечно. А почему именно наш клуб?

– Мне вас порекомендовали, – безбожно соврал я.

– Вы не против, если ваши протеже покажут, так сказать, товар лицом?

Я перевел. Французы закивали, достали диск с музыкой, встали к шестам – и понеслось!

Было видно, что директор – на седьмом небе.

– Вы не представляете, как это вовремя, – доверительно сообщил он мне. – Подпишем контракт?

Мы долго утрясали финансовые дела, в которых я, мягко говоря, был полный дуб. Зато Жак проявил истинно железную хватку. Со стороны процесс подписания контракта почему-то очень напоминал торг на Стамбульском базаре. Они вскакивали, оживленно жестикулировали, директор таращил свои глазки, ничего не понимая. Я же сохранял спартанское спокойствие, типа, я – крутой продюсер.

Наконец, мы сторговались. Я пообещал привезти мальчиков к полуночи.

На улице Эжен похлопал меня по плечу:

– Мсье – прирожденный актер!

– Школа… – скромно ответил я.

До полуночи оставалась еще уйма времени. Жак засел за компьютер, Эжен (сил моих нет!) – отжимался… Я побыстрее слинял в телецентр – там как-то спокойнее…

Вова по телефону отчитал меня за пропуск занятий в тренажерном зале. Я отмазался: французов, мол, встречал.

– А их что – много?..

– Двое.

– Ни фига себе! Смотри, не увлекайся…

– Вы ревнуете?

– Больно надо! Я о твоем здоровье забочусь!

Я вернулся домой к вечеру. Картина несколько изменилась: теперь Эжен сосредоточенно смотрел на монитор, а Жак изображал из себя Джеки Чана.

Я передал пламенный привет от Владимúра. Эжен посмотрел на Вовин плакат, занимавший пол стены:

– Это он?

Я кивнул.

– Мсье умеет выбирать друзей…

На что это он, интересно, намекает?..

Наконец, весело галдя, французы собрались на работу.

Нам, ну, то есть, Жаку и Эжену, отвели какую-то убогую комнатенку, видимо, бывшую подсобку. Это гордо именовалось «гримерной». Директор мне доверительно сообщил, что девочки у них всемером в одной, еще меньшей, комнате.

– Но для иностранцев… – он закатил глаза. – Мы же понимаем…

Французы открыли объемистые баулы и начали переодеваться. Краем глаза я заметил в сумке и какую-то электронику с проводами. Поймав мой взгляд, Жак улыбнулся:

– Работа…

Мне отвели столик в зале. Публика, как и ожидалось, была соответствующая. Бугаи с голдовыми цепями и болтами, объемистые борсетки на столах, их подруги с супер-глубокими декольте и в бриллиантах. У шестов крутились, без особого энтузиазма, две девицы. Я откровенно заскучал.

Наконец, на помост выскочил какой-то вертлявый пацан в джинсах и смокинге, и, как заправский конферансье, объявил:

– А сейчас, дамы и господа, эксклюзив – дуэт прямо из Парижа. Только у нас! Только для вас!

Зазвучала арабская музыка. Жак и Эжен начали программу… Девицы в зале оживились, крутые пацаны напряглись. На помост полетели первые купюры. Оставшись в одних стрингах, французы спустились в зал. О, за резинки им затолкали столько бумажек, что я испугался: как бы те не лопнули. Наконец, они снова поднялись на помост, и, повернувшись задом, сбросили последнюю деталь туалета. Народ взвыл, а Жак с Эженом, улыбаясь, удалились.

«Интересно, а наши стражи закона так бы смогли?..» – почему-то подумал я.

Пройдя за кулисы, я столкнулся с директором. Он снова принялся выражать мне респект. А потом, перейдя на доверительный шепот, спросил:

– Не знаете, что творится с нашими людьми? Девицы у шеста уже никого не заводят…

Я пожал плечами:

– Мода…

Лихая парочка ждала меня в гримерке.

– Ну, вы даете!..

Они засмеялись.

– Сашá, нам еще нужно здесь кое-что сделать…

Они достали из сумок пластиковые коробки с проводами.

– Надеюсь, это не бомбы?

Они снова засмеялись.

– Не беспокойтесь. Это не опасно.

Вернулись они через несколько минут.

– Мы готовы…

Без приключений вернувшись домой, Жак и Эжен снова засели за компьютер, где, как я заметил, на мониторе были совсем не Вовины стрелялки. Я улегся спать – черт их поймет с их шпионскими страстями!

На следующее утро меня разбудил звонок Петровича.

– Что, в районе появился маньяк-душитель? – съязвил я.

– Нет. Просто кто-то вдруг проводит ночи в подозрительных местах…

– Это ты о чем?

– Это я о «Сигме».

– Ну… Продюсерская работа, понимаешь ли…

– Понимаю и предупреждаю: больше никакой самодеятельности!

Петрович, клянусь, я даже и подумать не могу…

– Ага. Помню я твои клятвы… Вове привет передавай.

И когда же они, наконец, поймут, что меня совсем не привлекает карьера детектива-самоучки? Ну, было, так это же – по необходимости…

Французы проснулись и, оживленно болтая, отправились на кухню. Там уже вовсю гремел посудой Виталька.

Я снова задремал. Разбудил меня голос Эжена:

– Завтрак, мсье…

Он, улыбаясь, поставил мне на колени поднос с кофе и круасанами. Ох уж эти французские традиции!

После такого приятного пробуждения (про зарядку, естественно, забыв), я отправился на кухню. Там маняще пахло луковым супом. Эжен и Жак что-то объясняли Виталику. Судя по довольному виду последнего, они уже установили тесный контакт…

Вообще, меня всегда удивляло, как французы, с их пристрастием к поцелуям в губы, умудряются потреблять лук и чеснок в таких количествах?..

– Сашá, – сказал Жак. – Мы можем где-нибудь взять авто на прокат?

– В принципе – возможно. Хотя у нас это  не слишком популярная услуга…

– Если вы не возражаете, с сегодняшнего дня мы будем ездить в клуб сами.

Я пожал плечами:

– Если это необходимо…

Жак похлопал меня по плечу.

С этого дня жизнь вошла в прежнее русло. Французы к ночи уезжали, под утро возвращались. Мне они ни о чем не рассказывали. Хотя меня и распирало от любопытства…

Через две недели Жак сказал:

– Сашá, мы возвращаемся в Париж…

Я вздохнул.

– Ну, вы же понимаете, это работа…

– Да, конечно…

– Не грустите, – он, как всегда, похлопал меня по плечу. – Скоро Владимúр возвращается…

Я улыбнулся. Вова будет доволен, что я никуда не ввязался.

Мы закатили прощальный ужин втроем. Скучать мне французы не дали до самого утра.

На следующий день Жак и Эжен улетели домой. Мы тепло распрощались в аэропорту.

По дороге домой я несколько раз замечал красный «Мерс», ехавший сзади. Следят, что ли?.. Да кому я нужен!

Я снова просыпался в тишине и одиночестве. Виталик, как семейный человек, предпочитал приходить днем и готовил мне на несколько дней. Позвонил Вова – он задерживался еще на пару недель. Я затосковал… Но тосковать долго не пришлось.

Я все чаще стал замечать один и тот же красный «Мерс»: у телецентра, у дома, возле супермаркета. Он провожал меня, куда бы я ни ехал. Следят?.. Неприятный холодок разлился по спине. И что делать? Попытки оторваться ни к чему не привели – я же не шпион-профессионал. Позвоню Петровичу. Но он же сразу начнет выспрашивать: кто, из-за чего?.. Черт подери, как же с французами связаться? Телефон, который мне продиктовал Жак еще в Париже, не отвечал. Окончательно озверев, я решил, что лучшая защита – это нападение. Недолго думая, остановил машину на стоянке ночного клуба. Охранник тут же ринулся ко мне:

– Уберите машину, только для членов клуба!..

– А ты милицию вызови, – нагло посоветовал я, выходя. – Телефон дать?

Пока ошалевший охранник приходил в себя, я подошел к затормозившему невдалеке «мерину» и постучал в стекло. Оно опустилось, предъявив мне озадаченную физиономию бугая с трехкилограммовой цепью на шее. Рядом с ним сидел еще один такой же.

– Молодые люди, сигареты не найдется? – невинным голосом спросил я.

– Не курим… – после долгой паузы, наконец, выдавил бугай.

– А, ведете здоровый образ жизни… – продолжил я светскую беседу. – А за мной чего таскаетесь, – влюбились?..

– Ты че, мужик. Да мы так, типа, в клуб собрались…

– Вообще-то он исключительно для лесбиянок, – сказал я, мило улыбнувшись. – Пока, девочки…

Посчитав миссию выполненной, я гордо сел в машину, дал все еще ошалевшему охраннику на чай и поехал домой.

После этого красный «Мерс» больше не появлялся. А рожи тех двух бугаев я вспомнил – они сидели в «Сигме» за соседним столом.

Жак, наконец, позвонил сам.

– Как дела, мсье? Никто не беспокоит?

Я все ему выложил.

– С вами свяжутся, – ответил француз. – Ждите в ближайшие дни…

И кто же это, интересно, со мной свяжется? Очередной французский полицейский, работающий под прикрытием? Кем, интересно? Может, на подтанцовках у Стасика? А вдруг это – Петрович?

Я представил Петровича парижским полицейским и дико заржал. Вот уж, действительно…

Мне позвонили тем же вечером. Женский голос, с отличным прононсом, спросил:

– Мсье Сашá?

– Да…

– Я по поручению Жака. Мы могли бы встретиться?..

– Где и когда?

– Если вам удобно – через полчаса, кафе «Отрада»…

– М…м… А это – где?

Мадам очень подробно описала мне дорогу. Может, она из посольства, с такими-то познаниями местной географии?..

Я поехал по указанному адресу. Наконец, нашел облезлый панельный дом, на фасаде которого криво болталась вывеска «Отрада».

Ни фига себе, место встречи с французской мадам!

Света в окнах кафе не было, похоже, оно давно не работало. Да и в доме от силы горела пара окошек.

Я задумался. Что-то здесь подозрительно…

Вдруг прямо перед машиной уселась огромная собака – кавказец, как я понял. Судя по грязной и спутанной шерсти, жил пес сам по себе.

Я открыл дверь:

– Есть хочешь?..

Настороженно глядя своими маленькими глазками, он, тем не менее, вильнул хвостом.

Поскольку Виталька должен был прийти только завтра, я по дороге в «Отраду» на всякий случай заехал в магазин и прикупил сыра, колбасы, оливок – вдруг какие-нибудь забугорные гости нагрянут?

Пес не стал ломаться и с радостью взял кусок колбасы, тотчас убежав с ним вглубь двора.

Зазвонил мой телефон.

– Мсье, забыла вам сказать: кафе на ремонте, если вас не затруднит – войдите, пожалуйста, со двора, через черный ход…

Я выругался, взял фонарик, который, конечно же, еле светил, и вошел во двор. Света здесь, естественно, не было. С трудом отыскав служебный вход в кафе, я дернул дверь – не заперто.

– Эй, есть здесь кто? – крикнул я в темный проем.

Последнее, что я запомнил – страшная боль в голове, дикий рык и сдавленный крик.

Не знаю, сколько я пролежал на земле. Что-то мокрое касалось моего лица. Я трудом разлепил веки. Огромная лохматая морда кавказухи была передо мной. Пес облизывал меня, буравя своими глазками.

– Ты кто? – почему-то спросил я у собаки.

Пес удовлетворенно вильнул хвостом, немного отошел и сел рядом.

Я, превозмогая дикую головную боль, стал вспоминать… Ну да, кафе «Отрада», черный ход, боль в затылке… Как видно, меня там ждали, и огрели по голове. А вот рык и чей-то крик? Я посмотрел на пса. Скорее всего, увидев, что кто-то напал на того, кто дал ему колбасу, он решил разобраться. Спаситель…

Кое-как я встал. Штормило знатно.

– Ну что, – спросил я пса, – идешь?

Он поднялся и поплелся рядом. Но не к машине. Он почему-то повел меня к соседнему подъезду.

– Ты чего?..

Пес сел у дверей. Может, там живет его хозяин? Не похоже. Он стал проявлять нетерпение – зверь явно звал меня войти. Наученный горьким опытом, я поднял с земли огрызок какой-то трубы, и пошел вслед за кавказцем. Тот остановился на первом этаже у хлипкой деревянной двери. Оттуда доносились слабые голоса. Я прислушался. Эх, если бы голова еще не раскалывалась!

– …Толстый же сказал: привести к нему…

– А псина? Хапнул, вон, кровь до сих пор идет…

– Может, пристрелим?

– Из чего?

– Ну, может у Толстого есть. Позвони ему…

– Сам звони. С меня хватит…

Я не стал дожидаться конца перепалки и с силой двинул дверь ногой. Дикая боль отдалась в затылке. Дверь распахнулась, и пес радостно кинулся внутрь. Раздался дикий вой. Когда я вошел с трубой наперевес, то увидел завораживающую картину: два, бомжеватого вида, мужика забились в угол, пес зубами держал одного из них за ногу, тот жалобно подвывал, у другого с руки капала кровь.

– Ну что, суки, хотите, скажу песику волшебное слово?..

– Ты че, мужик, мы же не знали. Нам Толстый сказал: оглушите и ко мне привезите… Заплатить обещал… Мы ж че…

– И кто этот Толстый?

– Ну, Толстый и Толстый. Крутой мужик, при золоте весь. На красной машине…

– Ага, старый знакомый.

– А звонить вы ему как собирались?

– Ну, он нам мобилу дал…

– Тогда звони…

– И че говорить?..

– Че должен, – заорал я, окончательно потеряв терпение. – И смотри, если он догадается, что что-то не так… – я выразительно посмотрел на рычащего песика.

Мужик набрал номер.

– Мы… это… все сделали… Ага… куда?..

– Ну? – угрожающе спросил я.

– Сказал, привезти к нему на дачу, это в «Черемушках», 45-й дом…

– И на чем же вы собирались меня везти?

– Ты че, мужик? На твоей тачке, ты же, типа, в отключке…

Да, предусмотрительный этот Толстый…

Квартира была явно не жилой. На полу валялся какой-то хлам. Я нашел вполне крепкую бельевую веревку.

– Ну, вот что, бойцы. Вы сейчас все с себя снимите, очень тихо, чтобы песик не забеспокоился, и крепко примотаетесь друг к другу…

– Ну, ты че, мужик! Холодно же.

– Ничего, не подохните! А если и замерзнете – никто ничего не потеряет…

– Мы ж тебе все рассказали!

– Давайте, давайте, а то нам ждать не нравится, – я показал им глазами на пса, которого с трудом оторвал от вкусной ноги и усадил рядом с собой. Тот угрожающе рыкнул.

Мужики принялись нехотя раздеваться, постанывая и пытаясь меня разжалобить демонстрацией своих окровавленных конечностей.

– А теперь – вяжи! – я бросил одному из них веревку. – Да покрепче, проверю!

Мужик связал своего напарника.

– А теперь – себя!

Он начал нехотя обматываться веревкой.

– Крепче, крепче!

Когда он уже не мог больше действовать руками, я, не выпуская из рук трубу, подошел и закончил увлекательный процесс. Придурки были прижаты лицом друг к дружке. Получился очень миленький кокон, который я не без удовольствия пнул. Они повалились. Немного подумав, я заткнул им рты какой-то грязной тряпкой. Во мне вроде бы слабо заговорил голос совести: а вдруг их никто не найдет, а на улице – не лето, замерзнут… Но я быстро заткнул этот голос: они же не думали, когда били меня по голове…

Я сел в машину. Пес в нерешительности застыл рядом.

– Садись же! – сказал я ему.

Он недоверчиво заглянул в салон. Видно, никогда не ездил на авто.

Еще один кусок колбасы сделал свое дело: он осторожно влез внутрь и, прижав голову, улегся на полу.

Мы двинулись в «Черемушки». Я с трудом различал дорогу. Голова нещадно гудела. Только бы не зарулить куда-нибудь!

Если честно, то никакого плана у меня не было. Хотелось просто посмотреть на эту скотину, которая звалась Толстым. А там видно будет… Я даже не подумал, что он может быть вооружен. Но у меня был угрожающий огрызок трубы…

Наконец, мы приехали. В безлюдном по осени дачном поселке светилось только одно окно – в доме № 45.

Я въехал во двор. Из домишки тут же вывалил громила из красного «Мерса» – в шортах и рубахе нараспашку.

– Вы че так долго?.. –  недовольно проговорил он, берясь за ручку дверцы, и…

…и тут же дико заорал, потому что песик от души вцепился ему в руку. Толстый попытался, было, вырваться. Но куда там! Не выпуская руки, зверь вылез наружу, и повалил бугая на землю.

С трубой наперевес я заскочил в дом – пусто…

– Сам будешь говорить, или песик продолжит? – ядовито спросил я у бугая.

– Че говорить-то?..

– Зачем я вдруг тебе понадобился в совершенно недвижимом виде?

– Французов своих спроси… Я человек маленький. Мне сказали привести – я и делаю…

– И кто же сказал?

Бугай замолчал.

– Сказать собачке волшебное слово?..

– Ну, Валерыч сказал…

– Это кто же?

– Начальник охраны «Сигмы».

– А ты, стало быть, под ним ходишь?..

Толстый что-то промычал. Песик по своей инициативе решил сжать челюсти.

– Да убери ты эту скотину! Он же мне руку откусит!

– Ничего, и с одной походишь…

Я вошел в дом, забрал со стола телефон и пушку.

– А как же ты меня к своему Валерычу везти собрался?

– Как – как, на твоей машине…

Да, предусмотрительные ребята, свой бензин экономят.

Заметив у меня в руках пушку, Толстый заголосил:

– Дяденька, не убивай! Я же еще молодой!

Вот урод! Решил, что я его прикончу?

– Ты сейчас тихо войдешь в дом, и будешь тихо там сидеть…

Толстый, не сводя глаз с собаки, попятился к двери. Наконец, он скрылся в доме.

На окне, как я успел заметить, стояла мощная решетка – видимо, хозяева участка (вряд ли здесь Толстый картошку выращивал) от воров защищались. А вот что с дверью делать? В маленьком сарае я обнаружил железную кровать и кучу ящиков с землей – видимо, для рассады. Перегородив дверь снаружи кроватью, я наложил сверху ящики, и еще разный дачный хлам – не ахти, какая преграда, но все же так просто не сдвинешь… Пес заинтересованно следил за моими манипуляциями.

Полюбовавшись на результат своего труда, я позвал зверя в машину. Из домика доносился голос Толстого, поносившего меня последними словами.

Что же делать дальше?.. В таком состоянии ехать домой? Мысль об этом, с жуткой головной болью, была невыносима. Наконец, я сообразил – до моей дачи куда ближе! Спасительная мысль придала сил, пес загрузился в машину уже без раздумий и, провожаемые воплями Толстого, мы тронулись.

Ехал я на автопилоте, нет, не на том, какой используют в Штатах и в Европе. На том, который включился в моей больной голове, безошибочно выбирая правильный путь. Уф, наконец-то ворота. Мы во дворе. Пес первым делом принялся обнюхивать и метить деревья в саду. Я вошел в дом и рухнул на диван в гостиной. Очнулся я следующим днем. Собака лежала на крыльце. В дом он почему-то входить постеснялся. Пробуждение было ужасным: голова по-прежнему раскалывалась… Я все-таки доплелся до ванной и разыскал в аптечке спасительный анальгин.

Зазвонил телефон. Это был Жак.

– Как дела, мсье?..

К сожалению, французский лишен тех выразительных средств, которыми мы привыкли описывать свои отрицательные эмоции.

– Но, мсье, я никого к вам еще не посылал… Вы должны встретиться только сегодня…

– Нет уж, увольте…

– А как же вы собираетесь действовать дальше?

– …

– Мой человек свяжется с вами.

– И как, интересно, я узнаю, что это – ваш человек? Второй встречи, боюсь, моя бедная голова не выдержит…

– Мсье, вы помните нашу самую первую встречу?

Еще бы, такое разве забудешь?!

– Мой человек, – продолжил Жак, – наверняка вам ее напомнит… И берегите себя!..

Интересно, чем же он мне напомнит тот парижский вечер?.. Плащом на голое тело?

Из зеркала в ванной на меня смотрел настоящий зомби: бледный, с воспаленными глазами, всклокоченными остатками волос, перепачканный грязью… Да уж! Человек Жака, увидев такое чудо, может и дар речи потерять! А, кстати, время встречи-то он мне не назвал… А может… Может с трубой на перевес поехать к этому самому Валерычу? Подумает – привидение, и вмиг расколется! Правда, он может оказаться совсем не впечатлительным…

Приняв душ и приведя себя в относительно приличный вид, я переоделся, и пошел кормить пса. Тот чувствовал себя в саду, как дома. А в сарае организовал себе лежбище. Хозяйственный песик.

– Поедешь со мной?

Зверь рыкнул и отвернулся. Да, он явно нашел свой дом… Что ж, придется возить ему еду сюда. Наполнив собачью миску всем, что было в холодильнике, я, наконец, сел в машину. Зверь проводил меня до ворот.

Голову немного отпустило, но чувствовал я себя по-прежнему отвратно. Ну вот, еще и гаишник на дороге! Увидев такое чудо за рулем, он точно лишит меня прав на всю оставшуюся жизнь…

Повинуясь жезлу, я остановился.

– Капитан Иванов, – козырнул молодой инспектор, и…

Нет, у меня уже глюки начались… Он сделал животом точно такое же движение, которое так понравилось Вове в исполнении Жака…

Гаишник улыбнулся и повторил.

– Позвольте, я поведу?..

Он сел за руль. Какое же блаженство я почувствовал!

– Жак мне изложил основные моменты вашего вчерашнего приключения. И бугаем на даче, и начальником охраны клуба уже занимаются наши люди. Вам лучше отдохнуть…

Я отключился. В себя пришел уже в подземном гараже. Вспомнился Вова, голым выходящий из сумрачного угла… Господи, почему мне так везет на приключения?..

Капитан помог выбраться из машины. Я жалобно посмотрел на лифт.

– Может, лучше по лестнице?..

Он заботливо взял меня под руку.

В прихожей ошарашенный Виталик напрочь потерял дар речи. Потом меня провели в спальню и уложили в кровать. Я не сопротивлялся.

– Врача?.. – наконец ожил Виталик.

– Лучше свою жену позови. Она в этом хорошо разбирается…

– Вы отдохните, – сказал гаишник, – а я пока позвоню…

Вновь я очнулся, когда пришла Наталья.

– Похоже, сотрясение, – вынесла она свой вердикт. – Больше никаких повреждений…

– Ну, ты знаешь, как надо ухаживать, – сказала она Виталику. – А мне в больницу пора…

Виталик влил в меня куриный бульон и не разрешил вставать.

– Я вас так хорошо понимаю, – сказал он.

Ну, еще бы!

Наконец, в комнату вошел довольный капитан. Я вопросительно посмотрел на него.

– Уже многое прояснилось. С нашей э… скажем, основной работой, это никак не связано. Просто этот прохвост Валерыч облагал данью в клубе всех стриптизеров. С Жаком и Эженом, понятное дело, у него ничего не вышло. Вот он и решил отыграться на вас: похитить, затребовать выкуп…

– А ваша основная работа?..

Он развел руками:

– Вы же понимаете…

Ну, конечно! Мне настучали по голове, похитить хотели, а, оказывается, это просто так. Основная работа не пострадала. Вот что для них главное!

Инспектор, наконец, решил представиться:

– Меня Сергеем зовут.

– Очень приятно.

– Пока я буду вас охранять. До дальнейших распоряжений…

– Это так серьезно?

– Ну, учитывая ваши нестандартные методы работы… Жак решил, что будет лучше, если я побуду рядом. Только… – он замялся.

– Что? – испугался я.

– Совсем рядом я быть не смогу. Вы меня понимаете?.. Ну… в отличие от Жака и Эжена, я… Как бы это сказать…

– Натурал? – подсказал я.

– Да…

Я зашелся от смеха. Сережа испуганно смотрел на меня. Видимо, решил, что я рехнулся, – голова-то больная.

Наконец, я успокоился:

– Извините. Я просто представил: зомби – оживший мертвец посягает на вашу честь…

Он, наконец, засмеялся тоже.

Спать он улегся в гостиной на диване, предварительно получив от Виталика подробные инструкции по уходу. Можно подумать, я тяжело болен!

Я же взял с них обещание завтра поехать на дачу и покормить собаку.

– Он мне жизнь спас!

– Но… – несмело возразил Виталька. – А если он кинется?..

– Бросишь еду через забор!

Спорить с больным не стали.

Наконец, наглотавшись каких-то пилюль, прописанных мне нашей эскулапшей, я уснул.

Утром меня разбудили знакомые звуки. Нет, это не из кухни. Виталик так рано не приходит. Я тихо вошел в гостиную. Так и есть! Сережа увлеченно отжимался. Да уж… Все повторяется…

Увидев меня, он забеспокоился:

– Вам нельзя…

Я махнул рукой.

– Устану – лягу. Мне легче, когда я на ногах…

Дни моей болезни текли ужасно нудно. Меня почти не выпускали из постели. Заботливый Виталик кормил меня, как на убой. Я требовал отчет о состоянии собаки. Сказали, что лает. Но еду берет. Через забор…

Вове по телефону не понравился мой голос. Пришлось вдохновенно врать, что немного простыл. Его съемки затягивались. И к лучшему. Не думаю, что он будет рад лицезреть меня в таком виде…

Через неделю я ожил. Сережа успокоил, бояться, мол, совершенно нечего, и уехал. Я, наконец, вернулся в телецентр. Все равно новые программы пока не снимали. Руководство решило поменять концепцию канала…

– Ой, отец, никак стареешь? – пропел Стасик, встретив меня в коридоре.

– Не дождетесь… – бросил я, не останавливаясь.

Поболтавшись по редакциям, разжившись последними сплетнями, я решил, что поработал достаточно, и поехал на дачу.

Пес высказал свою радость. И даже потрогал лапой. Так у меня появился еще один друг…

Дни тянулись до однообразия тоскливо. Мои недавние приключения вспоминались скорее со смехом. Я все больше времени проводил на даче. Пса решил назвать Рэем. Он не возражал, но в дом по-прежнему входить не желал. Я не настаивал. У всех свои вкусы…

Как-то вечером на даче появился Сергей. Рэй настороженно посматривал в его сторону, но не трогал.

– Есть разговор, – сказал он.

– Что, опять Жака надо в клуб пристроить?

Он засмеялся.

– Нет. Просто… Вы можете на какое-то время переехать жить на дачу? А мы на несколько дней обоснуемся в вашей квартире?

– Да сколько угодно. И это все, что от меня требуется?

– Все. Ну и, вы понимаете, никто не должен ничего знать…

– А Виталик?

– Он уже в курсе… Ну, я поеду?

– Я вообще-то в баню собирался. Не составите компанию?

Он потупился:

– Но…

– Ах, да. Но я же уже говорил…

Мы славно попарились, а потом пили пиво у камина. Он, наконец, расслабился. И уже не прикрывался без конца полотенцем. Но спать лег в другой комнате. Наверное, на всякий случай…

Что творилось у меня дома, я теперь не знал. Виталька приезжал готовить на дачу. С псом, несмотря на свою субтильность, он быстро нашел общий язык. Вообще-то собаки обычно хорошо относятся к тем, кто их кормит… Мои попытки погулять с Рэем за пределами дачного забора успехом не увенчались. Он не желал покидать свою территорию.

Вова продолжал консультироваться по поводу роли. Я давал подробные инструкции. И даже пару раз, под его нажимом, конечно, побывал в тренажерном зале. Французы никак не давали о себе знать. Не скажу, что любопытство меня распирало, но при моей-то работе…

Несколько раз звонил Петрович. Он явно что-то пронюхал, но я молчал, как было велено.

Во время очередной вылазки в телецентр, где наша группа пыталась придумать новый проект «в соответствии с новой концепцией», случайно натолкнулся в коридоре на толстенького директора «Сигмы». Тот испугался и отшатнулся, но потом, взяв себя в руки, выдавил подобающую случаю улыбку и поинтересовался, нет ли у меня на примете новых исполнителей…

– Знаете ли, дела не ахти… А тут еще эти неприятности…

Я изобразил недоумение.

– Ну, как же, вы разве не в курсе? Ведь говорят…

– Что?..

Он замялся.

– Вроде бы наш начальник охраны что-то пытался у вас выманить… Вы поймите, – я не имел никакого понятия…

Я закатил глаза в лучших традициях актерской школы немого кино.

– Вы это о чем?

Толстяк окончательно сник.

– Так вы ничего не знаете об этом?

– Разумеется, нет.

– Мой начальник службы безопасности занимался рэкетом артистов. Говорят, он и ваших французов пытался данью обложить… Но это все в прошлом. Им занимаются соответствующие органы. И все же,  какой удар по нашей репутации!..

Я обещал подумать над предложением директора, а сам злорадно подумал: да не было никакой репутации у твоего притона, аферист противный!

Любопытство распирало. Я даже несколько раз объехал кругом свой дом, в надежде что-нибудь увидеть. Но все было тихо. Никто не стрелял, никто не следил за мной, и даже не пытался ударить кирпичом по голове…

Через несколько дней позвонила моя бывшая теща, Тамара Ивановна, и ледяным тоном напомнила, что завтра – годовщина смерти моей жены.

– Бывшей жены, – поправил ее я.

Но тещу это не смутило.

– Вы хотите сказать, что это дает вам право, Саша, забыть такую дату?

Я вздохнул. Вот старая зануда…

Внимание тещи, впрочем, объяснялось просто: сама водить машину она не умела, шофера нанять не позволяла жадность, ну, а я…

Я согласился отвезти Тамару Ивановну на кладбище и в церковь. Встречу наметили в подземном гараже.

Мое обычное место было занято неплохо навороченным джипом. Надо бы скандал устроить, но было лень…

И тут я заметил нечто странное: два незнакомых бугая, озираясь, тащили к этому самому джипу какого-то человека; он был в лучшем случае без сознания, голова болталась в полном смысле слова… Ни фига себе, что творится в нашем тихом элитном доме! Петровичу, что ли, позвонить?.. И тут… О, нет! Это же Жак! Ах вы суки! Не задумываясь, я рванул с места за отъезжающим джипом. Ошарашенная Тамара Ивановна застыла на месте.

Какой-то человек метнулся к моей машине. Эжен, сообразил я, и притормозил.

– Гони, Санек, а то упустим! – на чистом русском заорал Эжен, запрыгивая внутрь, и добавил пару выражений, по которым мы безошибочно узнаем соотечественников. Во дает!

Особенно задумываться над подобной метаморфозой времени не было. Я боялся упустить джип.

– Что с Жаком? – спросил, наконец, я.

– Не знаю. Думаю, они его оглушили…

– Кто они?

Он промолчал.

– Как вы достали со своими секретами! – разъярился я.

Эжен положил мне руку на плечо.

– Успокойся, и смотри на дорогу. Придет время – все узнаешь…

Мы выехали за город. Здесь особо шифроваться, на полупустой-то трассе, смысла не было. В джипе нас заметили. В окно высунулась чья-то рука с пушкой. Глухо зазвучали выстрелы.

– Пригнись! – скомандовал Эжен.

– Не ссы! У меня пуленепробиваемое стекло!

Он ошарашено уставился на меня.

– Были дела в прошлой жизни, – туманно объяснил я.

Как фокусник, Эжен невесть откуда извлек «Узи», и, выставив из окна, дал пару коротких очередей. В джипе сразу успокоились.

Я с трудом понимал, где мы едем. Наконец, впереди замаячили какие-то развалины. Скорее всего, – заброшенный пионерский лагерь. Джип нырнул в ворота, которые тут же захлопнулись. Мы свернули на обочину, и затормозили в лесу.

– Так, – голосом, не терпящим возражений, сказал Эжен, –  ждешь здесь Серегу. Он скоро подъедет. Я на разведку. Связь держим по мобиле.

Я почему-то ответил:

– Есть!

Он, довольно хихикнув, растаял в сумраке придорожного леса.

Сидеть одному, в лесу, рядом с каким-то бандитским притоном, где все стреляют друг в друга вполне по-взрослому – ощущение не для слабонервных. Я реагировал на каждый шорох. А в лесу, как известно, они не смолкают.

Время шло. Телефон молчал. Сергея не было. Что же делать? Пойти посмотреть самому? Нет, эта перспектива меня не вдохновляла.

– Привет, – вдруг услышал я рядом с собой голос.

– Серега… – удивленно протянул я. – Но как ты сюда попал?

Он развел руками:

– Работа такая…

Зазвонил телефон.

– Санек, – услышал я голос Эжена, – доложи обстановку…

– Серега здесь!

– Передай ему трубку!

Они о чем-то коротко переговорили.

– Стрелять умеете? – спросил Сергей.

– В данной ситуации, думаю, уместнее будет перейти на «ты»…

– Идет. Итак…

– Только из «Калашникова», – признался я.

– И насколько хорошо?

– Ну, это было еще в универе, на военке…

Он вздохнул.

– Ясно…

Из неведомо откуда взявшейся спортивной сумки Серега извлек «калаш» и в двух словах напомнил курс молодого бойца.

– Выходим на позицию…

Мы перелезли через забор. Подошли к какому-то бараку.

– Стоишь здесь. Никого не выпускаешь. Если что – бей по ногам. И помни – здесь все не понарошку… Держи телефон на связи.

Я снова почему-то сказал:

– Есть!

Теперь и Серега растворился в темноте. Я снова был один. Не скажу, что автомат придавал мне много уверенности.

Да уж, попал я под раздачу… И кто же такой этот Эжен на самом деле? Законспирированный спецназовец? Но по-французски он говорит почище меня. А уж стриптиз… Мастер! И все это – чтобы потом с автоматом бегать по каким-то развалинам?..

В бараке послышалась возня. Из дверного проема, прямо на меня, выскочил огромный бугай с бешеными глазами.

– Стоять! – заорал я страшным голосом.

Бугай встал, как вкопанный.

– На землю!.. Руки за голову!.. Стреляю без предупреждения!..

Е-мое, откуда я слова-то такие знаю?..

– Саша, доложи обстановку, – голос Сереги в трубке.

– У меня тут бугай на земле…

– Ясно. В случае чего – бей по ногам, он нам еще пригодится! Отбой.

Бугай вжался в землю. Где-то вдалеке послышались выстрелы. Потом какой-то визг. Снова все смолкло.

– Не трепыхайся! – сказал я перепуганному бугаю. По-моему, он даже уже дышал через раз. Неужели я могу быть таким страшным?.. Жалко, Вова не видит. А, может, оно и к лучшему?..

– Сашок, это мы! – наконец я услышал голос Эжена.

Вот это да! С десяток здоровущих мужиков, связанные в одну цепочку, понуро брели под прицелом его «Узи». Серега поддерживал Жака.

Эжен пнул моего бугая.

– Присоединяйся!

Тот вскочил и его прицепили к коллективу.

– Жак, ты в норме? – спросил я.

– О, мсье, теперь я прекрасно понимаю ваше недавнее состояние…

– Короче, – сказал Сергей, – сейчас прибудет спецназ, слышишь сирены? – дождешься их, а нам пора…

– А кто там визжал? – наконец решил спросить я.

– Да так, девицы легкого поведения, – скривился он, – опасности не представляют.

Жак и Серега пожали мне руку и исчезли в темноте. Подошел Эжен.

Я задержал его руку и тихо спросил:

– А как же тебя на самом деле зовут?..

– Эжен, мсье, – он снова перешел на французский. Его глаза вновь смеялись. – Узнаете все со временем. А пока – надеюсь на ваше благоразумие. Увидимся!

И он последовал за коллегами.

Сирены раздавались совсем рядом. Наконец, завизжали тормоза. Я продолжал держать на прицеле кучку бугаев.

Из первой машины резво выпрыгнул Петрович. И встал, как вкопанный. Нет, я, конечно же, его не осуждаю. Видимо, узрел меня с «калашом» в руках, и это немного выбило нашего знатного следака из колеи.

Два спецназовца в масках осторожно взяли у меня из рук автомат.

– Так, – наконец, ожил Петрович. – Ты ничего не хочешь нам рассказать?

Я пожал плечами.

– Ну, что же. Этих – к нам, этого – домой, – распорядился он. – За девицами сейчас автобус подойдет. А с тобой, – он посмотрел на меня взглядом, который не предвещал ничего хорошего, – поговорим завтра…

Я покорно кивнул. На меня навалилась такая слабость, что хотелось только одного – спать…

Смутно помню, как меня привезли домой, и я упал на кровать. Все… Спать…

– …Александр Владимирович, вы в аэропорт ехать собираетесь? – разбудил меня голос Виталика.

– Зачем? – ошалело спросил я.

– Сегодня же Вова прилетает, вы забыли?

– Э… э… Во сколько?

– В два…

– Значит, у меня в запасе два часа.

То, что я увидел в зеркале в ванной, превзошло все мои ожидания: поцарапанный нос, все лицо в какой-то копоти, а взгляд… Понятно, почему застыл Петрович и Виталик смотрит испуганно.

Приняв душ, я рванул в телецентр: привести лицо в порядок. Вову, надо полагать, будет пресса встречать. Его-то самого все равно гримом не обманешь…

– Саша, – испуганно спросила Федора, с которой мы некстати столкнулись в коридоре, – что-то случилось?..

– Уже все в норме, – устало сказал я. – Прости, я тороплюсь…

Она так и осталась стоять…

– Боже, – всплеснула руками гримерша Танечка, – ты что, в каскадеры переквалифицировался?..

– Да так, неудачно пытался в боевике сыграть…

Она только покачала головой и вздохнула:

– Ладно врать-то… Сейчас, сделаем из тебя человека…

В аэропорт я приехал вполне сносно выглядевшим. Не удалось только убрать так напугавший Петровича убийственный взгляд. Пришлось натянуть темные очки.

Как и предполагалось, Вову встречала огромная толпа. Экзальтированные девицы скандировали:

– Алекс, Алекс!..

Знакомые телевизионщики поприветствовали меня.

Наконец, появился Вова и, расталкивая всех, пошел прямо ко мне. Мы обнялись. Защелкали фотоаппараты.

– У тебя что-то не так? – сквозь зубы спросил Вова, потому как держал улыбку на камеру.

– Уже о’кей, – также ответил я.

В машине я, прежде всего, уткнулся лицом в широкую Вовину грудь:

– Можно, я тебе попозже расскажу?

– Так я и думал, – изрек Вова. – Опять в детективов играл…

Наконец – дома… Заморский гость еще даже не успел разоблачиться, как заявился Петрович. В форме! Это случалось с ним крайне редко. Несмотря на мои худшие опасения после вчерашнего, он сиял, как новая копейка.

– Вот, только что из министерства. Получил благодарность за содействие Интерполу в поимке международной преступной группировки.

– Поздравляю, – вяло сказал я.

– Ну, вообще-то, – продолжил Петрович, – это он задерживал, – и кивнул на меня, – а я только получил их готовенькими…

Вова с интересом посмотрел на меня.

– Петрович, хватит, – захныкал я, – снова давала о себе знать головная боль, – не пугай Вову!

– Да что там Вова, – разошелся Петрович, – я сам вчера, увидев нашего великого журналиста с автоматом, впал в ступор. А взгляд… Пристрелил бы, не задумываясь, любого, кто бы посмел дернуться. Пристрелил бы?.. – спросил он меня.

– Ну, Петрович, – заныл я. – Никого же я не порешил…

– Это потому что у тебя вовремя «калаш» изъяли!

– И что, отдал? – спросил Вова.

– Ты знаешь, как ни странно, да!

Они с интересом уставились на меня.

– Ты нам ничего рассказать не хочешь? Благодарность-то я получил, но до сих пор ни черта не знаю. Задержанных у меня, сами понимаете, сразу же изъяли, автомат, кстати, тоже…

Пришлось мне коротко изложить события вчерашнего дня.

– И все? – разочарованно протянул Петрович.

– Все… Я и сам мало что знаю. Они все руками разводят: работа, мол, сами понимаете…

– Да, не густо… Кроме того, что это операция Интерпола, ничего добавить не могу. Ну, ладно! Пойду с коллективом награду обмывать!

Не в меру шумный сегодня Петрович наконец убыл.

Вова все также смотрел на меня.

– Это все? – с сомнением спросил он.

Я замотал головой.

– Еще что-то было?..

Пришлось выложить первую часть моих приключений, о которых Петровичу я решил не рассказывать.

– Так, – мрачно протянул Вова. – Поймаю Жака – надеру задницу всем троим!

– Нас вообще-то четверо было…

– Тем более. Начнем, пожалуй, с тебя… – и он занес руку, чтобы отвесить мне подзатыльник.

– Только не по голове! – завопил я.

– Что, до сих пор болит?

– А ты сам попробуй!..

Тогда он перевернул меня и слегка, по его мнению, шлепнул по пятой точке. Отпечаток его пятерни держался у меня с неделю.

– Ну что, – выдал резюме Вова, – будешь теперь под моим бдительным присмотром. Опять станем как эти… ну, близнецы какие-то… Название забыл…

– Сиамские. Как кошки…

– Во-во. Куда я – туда и ты…

– Эх, великий мистер Алекс! Как же мне тебя не хватало! – и я припал к Вове.

Он похлопал меня по плечу:

– Фигня, Рэмбо, прорвемся!..

Потекла размеренная жизнь. Поскольку в Вовиной квартире обитали наши молодожены, он на законных правах снова поселился у меня. Слабые попытки Виталика съехать, были пресечены в корне.

– Живи, – строго сказал Вова. – Я все равно скоро уезжаю… То есть, мы, – поправился он.

– Как интересно! – съязвил я. – И куда же?..

– Узнаешь в свое время…

Да уж… Докатился… А все равно они с Петровичем всего не знают, – мстительно подумал я. Про то, что Эжен матерится похлеще меня (интересно, про этот мой талант они знают?), например.

Странно, но вечер в заброшенном пионерском лагере я вспоминал чуть ли не с ностальгией. Мне даже сон приснился, где меня снова звали Санек, и я с «калашом» на равных участвовал в боевой операции…

Дурная наследственность, сказали бы родители. Гены дедушки-чекиста… Не дай бог, они об этом узнают!

Рей признал Вову, они вместе играли в футбол. Я предавался ничегонеделанью. Голова постепенно проходила…

– Ну, что, – как-то радостно сказал Вова, – через неделю едем во Францию!

– ?..

– Снимаюсь в эпизоде. Казино, «Пале-рояль», что ли, называется…

– Ты что, будешь теперь Джеймсом Бондом?

– Хотелось бы, но пока – только эпизод. Зато фильм солидный, не сериал…

– Ну, я, вообще-то, вроде как работаю…

– Ладно врать. А то я не знаю, что вас всех в отпуск без содержания выгнали…

– Когда-то же он закончится!

– Ага, так я и поверил. Собирай лучше чемоданы…

Франция – так Франция. А вдруг… Да нет, я прогнал эту мысль. Вряд ли всякий раз, приезжая в Париж, я буду встречать там Жака. Если честно, больше мне хотелось встретить Эжена, и поговорить «за жизнь»… Да и поедем мы, как я понял, не в Париж.

Наконец, дав ценные указания Виталику, мы отбыли.

Я снова был продюсером мсье Алекса… Не задерживаясь в Париже, мы приехали в Канны – город, где казино, казалось, больше, чем жилых домов. Киногруппа уже была там. Мы поселились в отеле, а вечером нам порекомендовали побывать на натуре. Натура Вове понравилась – фишек, правда, немного, нам выдали. Живая рулетка его вдохновляла куда больше компьютерных стрелялок. Вова с азартом ставил, проигрывал, снова ставил… Даже один раз выиграл! Мои фишки, естественно, быстро перекочевали к нему.

– Ты же не любишь азартные игры, – оправдываясь, сказал он.

– Ладно, я подожду тебя в ресторане…

Пока Вова просаживал последние фишки, я обратил внимание на соседний стол. Там за рулеткой сидел совершенно роскошный экземпляр в смокинге, рядом с ним – сногсшибательная девица. Ну, просто живое кино про агента 007…

В ресторане эта пара оказалась за соседним столиком. Да, бывает же такое! Как две картинки!

Пока я ждал Вову, картинный тип куда-то вышел. Возвращаясь, он запнулся у моего стола.

– Извините, мсье…

Где-то я видел уже эти смеющиеся глаза… Черт возьми, ну, конечно же – Эжен!

– Граф Дюбуа, – отрекомендовался тем временем Эжен. – Мсье, как я знаю, умеет хранить тайны!..

И опять, смеясь только своими несравненными глазами, он ушел от меня. Вернулся к своей кукле.

– Кто это? – подозрительно спросил подошедший к тому времени Вова.

Я пожал плечами.

– Споткнулся у нашего стола. Граф какой-то…

– Ну да, ну да… – проворчал Вова. – А потом вы с ним начнете с автоматами по гостинице бегать!

– Вова! Хватит глупости городить! Давай лучше есть…

Продолжение приключений, видимо, пока не планировалось. Но желание поговорить по душам с Эженом меня не отпускало.

Следующим днем начались съемки. Город, привыкший видеть у себя мировых звезд кино на фестивале, не обращал никакого внимания на суетившихся у казино техников. Это сколько же денег вбухали за аренду зала, пусть и пустого днем, чтобы снять всего лишь эпизод!..

Самым счастливым человеком на площадке был, конечно же, режиссер. Еще бы! Он увидел меня. Значит, можно не напрягаться. Мы с ним, а вернее – я, объяснили Вове задачу. Зал заполнили статисты в роскошных нарядах. Вова вышел на исходную.

– Мотор!..

Часа через два съемки закончились.

– Все? – с надеждой спросил я у Вовы.

– Ты что! Еще неделю снимать будем!

– ?..

– Ну, конечно, не один эпизод. Еще несколько сюжетов будет.

– Да уж… И что же мы будем в оставшееся время  делать осенью, в Каннах?

– Как что? В казино, например, ходить…

– Но халявных фишек больше нет!

– А зачем? Там же не только играют. Варьете, рестораны… Отдохнем по полной!

В гостинице он засел за компьютер, и, как всегда, громко вопил. Я пробовал читать, незаметно уснул. Господи, какая тоска быть без работы!..

К вечеру меня растолкал Вова. В отеле же были тренажерный зал и бассейн! Пытки возобновились…

Мы побывали в варьете на впечатляющем представлении. Дамы за соседними столиками шушукались, поглядывая на Вову. Тот, как всегда, строил глазки.

– Может, секстерапией займемся? – предложил он. – А то и заболеть недолго…

– Прямо здесь заниматься будем?

– Зачем? Мне тут адресок одного классного заведения дали…

Классное заведение оказалось обычным борделем с необычным антуражем. Здесь можно было предаться разврату в пещере, на космическом корабле, в подводной лодке… Естественно, все это были декорации, но как выполнены!

Вова уединился в «салон самолета» со «стюардессой», а я выбрал «океанский лайнер» с американскими морячками. Оттянувшись по полной, далеко за полночь мы отправились в ресторан ужинать. Графа с его роскошной спутницей я там не заметил. Забегая вперед, скажу, что не видел их ни на следующий день, ни после.

Канны осенью мне понравились. Было тихо, можно без проблем парковаться. Вову здесь почти не знали, поэтому ходили по улицам мы вполне спокойно. Похоже, его это не напрягало, значит, звездной болезни пока у нас не наблюдается…

Зато я с какого-то момента вдруг стал чувствовать на себе пристальные взгляды. Я? Но ведь я – не звезда даже местного масштаба! Что, опять куда-то влип?..

Я осторожно оглядывался, но все было по-прежнему спокойно. Показалось, наверное…

В один из вечеров в ресторане появился арабский шейх. С огромной свитой, он занял чуть ли не половину зала.

– Шейх приглашает вас и вашего спутника за свой стол, – сказал мне с учтивым поклоном какой-то тип из его сопровождения.

– Ты и с ним знаком? – с подозрением спросил Вова.

Я в недоумении пожал плечами.

– Вряд ли вы узнаете меня, Саша, – на более чем сносном русском сказал, улыбаясь, шейх.

Я очумело уставился на араба.

– Я когда-то учился у вашего дедушки режиссуре… Вспоминаете?

– Ахмед? Но…

– Да, тогда меня звали просто Ахмед. Но времена изменились. И я стал тем, кем стал…

– А режиссура? – спросил я явную глупость, вспоминая, что дед весьма высоко оценивал способности араба.

– Увы, – развел он руками. – Иногда снимаю домашнее кино… А ты чем занимаешься?

– До недавнего времени был тележурналистом. Сейчас вот – пытаюсь быть то ли продюсером, то ли агентом у начинающего дарования…

Вова смиренно потупился.

Ахмед задумался.

– А почему ты не хочешь заняться режиссурой? – вдруг спросил он.

– Но я же не профессионал…

– Ты? С такой-то школой?

– Иваныч мне тоже об этом говорил…

– Старый плут еще жив?

– Сериалы снимает…

Вспомнив общих знакомых, мы собирались уже распрощаться, как Ахмед вдруг сказал:

– Я знаю, ты недавно был участником не очень приятных событий. Прошу тебя, Саша, будь осторожен, это очень опасные люди…

Шейх встал и, сопровождаемый свитой, покинул ресторан.

Вова изрек:

– Так…

Голос его не предвещал ничего хорошего.

– Будешь снова охранять? – с тоской спросил я.

– А куда деваться! Ты же без меня – только половина лома.

И все-таки праздная жизнь расслабляет. Я понемногу забывал свою беготню с автоматом, перестал думать об Эжене и Жаке и, вдохновленный словами Ахмеда, начал втихомолку обдумывать замысел своего фильма, с трудом представляя, как это можно будет воплотить в реальность.

В один из вечеров в варьете давала представление заезжая труппа. В числе прочих был номер, стилизованный под поединок карате. Молодые китайцы выделывали на сцене настоящие чудеса, а потом, один из них, выполнив невероятный кульбит, оказался в зале, прямо у нашего стола. Он сунул мне в руку какую-то бумажку – этого не заметил даже Вова! – и вернулся под аплодисменты на сцену.

Придя в номер, я развернул бумажку. Там было всего несколько слов: «Отель «Плаза». Номер 236. Завтра в полдень».

Кто же хочет встречи со мной? Видимо, Эжен, наконец, решил открыть мне все свои тайны…

Назавтра съемка шла своим чередом. Что-то не клеилось у каскадеров, и сцену повторяли без конца. Вова вовсю кадрил какую-то француженку из массовки, я подумал, что не стоит мешать молодым людям…

Без четверти двенадцать у отеля «Плаза» я спокойно вышел из такси. Ничего подозрительного вокруг… Поднявшись к номеру, указанному в записке, оглянулся. Коридор был пуст. Постучал. Тишина. Ну да, сейчас, как часто любят показывать в детективах, я толкну дверь, она откроется, и… обнаружится очередной труп. Дверь действительно поддалась. Трупа, слава богу, не было. В кресле сидела умопомрачительная спутница Эжена, на которую я обратил внимание еще в казино. А на ее роскошной груди… О, нет! Нечто с мелькающими цифрами на табло и отходящими во все стороны проводами. Да, конечно, это была бомба. Мадам расширившимися от ужаса глазами посмотрела на меня. Говорить она, судя по всему, не могла. Учитывая мельтешение цифр, до взрыва оставалась пара минут.

– В сторону! – услышал я решительный голос.

Автоматически отскочив, я увидел двух дюжих парней, которые, кажется,  накануне сопровождали шейха. Посмотрев на бомбу, они отсоединили какие-то провода, открыли окно и бросили туда опасное украшение милой мадам.

– Вы в порядке? – спросили они у нее.

Та в ответ только кивнула.

– А вы? – на этот раз спрашивали меня.

Я развел руками.

Один из охранников, не очень-то церемонясь, вытолкал меня за дверь. Пока мы спускались в холл, он сказал:

– Шейх же вас предупреждал! Почему вы один? И зачем вы вообще сюда пришли?..

Я достал из кармана записку и молча отдал. Он кивнул.

В холле стоял неимоверный гам – все хотели узнать: где взорвалось, и кто пострадал… Никем не замеченные, мы спокойно вышли и сели не то в «Пежо», не то в «Рено» –  я всегда плохо разбирался в марках авто, особенно французских.

Человек шейха молча отвез меня в казино.

– Постарайтесь все же быть осторожнее, – сказал он, когда я уже выходил. – В случае чего – звоните нам…

И сунул мне в карман визитку.

Мой слишком подавленный вид Вова истолковал по-своему:

– Ты что, обижаешься из-за этой малышки?

– Ну что ты, – скривился я. – Трахайтесь на здоровье…

– А что тогда?

Я пожал плечами: кабы знать…

Вечером мы втроем – Вова, малышка и я – вновь отправились в казино. Девицу поначалу напрягало мое присутствие, но, поняв, что без этого ей крайне тяжело общаться с Вовой, который ни в зуб ногой по-французски, а она также по-английски, успокоилась. Наконец-то в казино появился Эжен со своей спутницей. Она сияла белозубой улыбкой, и, казалось, что днем я видел кого-то другого с бомбой на роскошном бюсте. Перехватив мой взгляд, Вова понимающе улыбнулся. Ну, он как всегда, думает в основном тем местом, что ниже пояса…

Наша девица извлекла из своей необъятной сумки несколько фишек и потянула Вову к столу с блек-джеком. Эжен в это время направился в комнату для мальчиков. Я понял это как сигнал к действию.

– Ну, и что ты делал в «Плазе»? – спросил Эжен, стоя у писсуара.

Чертовски подходящее место для серьезного разговора!

Я бодро отрапортовал: про китайца, про записку…

– А почему один поехал?

– Я думал, это ты назначил мне встречу…

– Эх… – с чувством сказал Эжен и отвесил мне легкий подзатыльник.

– И что вам всем далась моя бедная больная голова! – завопил я.

– Что, твой бугай тоже тебя воспитывает? – захохотал он. – Знаешь, а он мне нравится…

– Не тебе одному, – парировал я.

–Ты хотя бы что-нибудь делал, а не просто так здесь стоял. А то нас могут принять за извращенцев…

– А мы разве не они? – выдал я с изумлением, на всякий случай, отскочив на безопасное расстояние.

– Пользуешься случаем? Вот сейчас застегну штаны и получишь…

С гиканьем я побежал к кабинкам и закрылся в одной. Эжен стал тянуть дверь на себя, а я орал:

– Спасите!.. Насилуют!..

Наконец я вышел, Эжен похлопал меня по плечу:

– Если бы я не знал, сколько тебе лет…

– Так что, ты мне расскажешь?.. – с надеждой, наконец, спросил я.

– Все в свое время…

Он опять посмотрел на меня своими смеющимися глазами и с важным видом отправился мыть руки. Это снова был граф какой-то там… Вышли из туалета мы по одиночке, как два серьезных дяди, ведущих себя подобающе…

Девица, наконец, проиграла свои жетоны, и мы отправились в гостиницу.

– Мсье будет третьим? – просто спросила она.

– Нет-нет, что вы…

Они кувыркались полночи, пока вдруг малышка не вспомнила, что мамочка волнуется. Пришлось вызывать ей такси. Видимо, до Канн еще не дошла мода пользоваться в подобных случаях телефоном…

После утренней съемки следующего дня, кстати, предпоследнего, мы вернулись в номер. О, боже! Все вверх дном.

– Будем звонить в полицию? – растерянно спросил Вова, глядя на чемодан со своим драгоценным бельем, переворошенным по полной программе.

– У меня есть мысль получше…

Достав визитку, я позвонил охраннику Ахмеда.

Минут через пять прибыли очень серьезные парни. Нас попросили посидеть в баре…

– И что их всех так мои трусы притягивают? – огорченно спросил Вова, приканчивая от расстройства второй стакан апельсинового сока.

– Ну, не один нормальный террорист в своей жизни такой прелести не видел! Вот и интересуются!

– Да ну тебя… А что, это были террористы?..

– А хрен их знает! Кому мы еще можем быть нужны! Не Люськин же муженек из дурдома сюда прибежал…

Спустя какое-то время появился один из людей шейха.

– Все в норме, господа. Сейчас номер уберут, и через полчаса можете возвращаться…

– И кто же это был?..

– Обо всем – в свое время…

Как же меня достали эти тайны!

Съемки закончились. Мы отметили это событие в казино со всей киногруппой.

– Черт возьми, Вова, сколько же стоит снять это кино, если на один эпизод они тратят такие бабки!..

Вова закатил глаза:

– У нас вряд ли столько когда-нибудь будет…

А я-то, наивный, кино собрался снимать!

Пришло время возвращаться домой. Я немного расстроился: так ничего и не узнал. И Эжен не давал о себе знать, что уж говорить о Жаке и Сереге… Да он, наверное, такой же Серега, как я Ахмед.

Последний не заставил себя ждать. Мне коротко сообщили: шейх приглашает нас отметить свой юбилей и просит немного задержаться. Приглашение прозвучало скорее как приказ…

Вова был несказанно рад.

– Там, наверное, вся светская тусовка будет!..

– Надеешься удачно жениться на миллионерше?

Он с надеждой вздохнул. Неисправим…

Скромный, как мне сказали, прием «для своих», проходил в роскошном дворце. «Своих» здесь была не одна сотня. А уж меры безопасности – металлоискатель, фейс-контроль… Только отпечатки пальцев не снимали.

Ахмед в развевающемся балахоне приветствовал гостей. Шампанское лилось рекой. Икра, лангусты, какие-то моллюски… Вова поглощал икру и мурлыкал от удовольствия. Дамочки в брюликах терлись вокруг. Он был в своей стихии…

Я немного задумался и не заметил подошедшего шейха.

– А знаешь, – доверительно сказал он, – о чем я сейчас мечтаю? О пельменях и водке…

– Но ведь это можно заказать в любом русском ресторане…

– Э, нет… Это не то. Помнишь, когда твой дед закончил фильм, вся группа собралась на даче. Твоя бабушка тогда дала мне фартук. И все лепили пельмени! Я тоже научился! Как же было весело…

– Да, – вздохнул я. – Было… А теперь я почему-то веселюсь с автоматом в руках…

Ахмед похлопал меня по плечу:

– Все будет в норме. Вот увидишь!..

И он снова превратился во всесильного шейха, принимающего достойные его величия почести.

Среди гостей был и граф Дюбуа со своей роскошной спутницей. Но он лишь слегка кивнул мне…

Вова, видимо, где-то занимался сексотерапией. В таком-то месте у него обширное поле деятельности.

– Вы давно знакомы с шейхом? – спросил меня какой-то тип в смокинге.

– Целую вечность, – пожал я плечами.

Тот непонимающе уставился на меня. Да, он долго будет думать, как это возможно!

Бабулька с натянутым лицом, сияя вставными зубами и каменьями на всех частях тела, принялась меня расспрашивать:

– А правда, что все русские играют на… бала… балалайка и едят одну икру?

– Я играю только на рояле, а икру многие русские вообще ни разу не пробовали.

– Но… – изумилась старушенция, – я была уверена…

– Поверьте, мадам, русские – такие же люди, как и все.

Наконец, появился довольный Вова.

– Ну, как, вылечился?

Он улыбнулся, как чеширский кот.

Какой-то солидный дядя, подойдя к нам, спросил:

– Мсье Алекс, если я не ошибаюсь?

Вова кивнул.

– Я видел вашу работу для парфюмерной фирмы. Не хотели бы заключить контракт с нами?

Я перевел.

– А они – это кто?..

– Кого вы представляете? – спросил я.

– Ах, да. Мы занимаемся реализацией новых коллекций мужского белья…

Конечно же, Вову это заинтересовало.

– Вот и прекрасно, – обрадовался солидный дядя, – подходите завтра, если вам будет удобно, в полдень, в отель «Плаза», офис Ле Бонти…

Опять «Плаза»… Скорее, просто совпадение. И все же – надо позвонить людям шейха.

Но звонить не пришлось. Рядом со мной оказался граф Дюбуа.

– Что было надо этому типу? – сразу перешел он к делу.

– Может, хватит шифроваться, – выдал вдруг Вова.

Мы ошарашено уставились на него.

– Кабинки в туалете проверять надо. Я в одной сидел, подняв ноги, когда вы там разговаривали…

– А ноги-то зачем задирал?

– Ну, интересно же было, какие вы дела там решаете. А то потом опять с «калашами» бегать начнете…

Граф, то есть Эжен, не удержавшись, грохнул от души. На громко смеющуюся троицу уставились несколько старушек в брюликах.

– Ну ладно, штирлицы, может, пойдем, поговорим? – предложил, наконец, Вова.

К его неудовольствию, мы уединились в курительной.

– Ну что, мальчики, – сказал Эжен, когда я выложил ему наш разговор с типом солидной наружности, – он такой же торговец бельем, как я – балерина…

– Я вообще-то видел тебя на помосте…

– Но это все же не «Лебединое озеро» было…

– И что нам делать? – подал голос Вова.

– Если вы согласитесь нам помочь, то – пойти завтра в «Плазу».

– Мы согласны? – спросил я.

– Больно меня кто спрашивает, – проворчал Вова. – А автомат дадут?

Эжен снова захохотал:

– Я же говорил, что мне нравится твой друг!

Когда я уже засыпал, Вова вдруг спросил:

– А ты помнишь того пацана, ну, Игорька…

–Конечно. Я так ничего и не нашел на него. Ни фамилии, ни адреса… Никто ничего не знает.

–Я вот что вспомнил. Как-то пытался найти, кто до меня был с Люсей, и… Полная тишина. Все как в воду канули. Может, их этот шизик порешил и закопал где-нибудь?

–Наверное, что-нибудь все же выплыло бы. Скорее всего, мальчики были приезжими, ни прописки, ни регистрации… Что здесь найдешь…

– Может, и так, – согласился Вова.

Приближался полдень. Никто не спешил нас инструктировать.

– Нам хоть бронежилеты дадут? – приставал ко мне Вова.

–Ага. И бесплатные талоны на молоко…

Наконец, позвонили из охраны шейха:

– Господа могут спокойно ехать в «Плазу».

И мы просто сели в машину, и просто поехали. Не было ни сирен, ни вооруженных до зубов охранников.

В отеле стояла сонная тишина. Мы быстро нашли нужный офис. Секретарша попросила подождать.

– Прошу, мсье, вас ждут…

Мы вошли в кабинет.

– О, мистер Алекс, – радостно приветствовал нас вчерашний тип. – Хотите посмотреть наш товар? Сейчас наши мальчики вам все покажут…

Он хлопнул в ладоши. Я почему-то ожидал, что войдут манерные мальчики в нижнем белье, но вместо этого ввалилась гурьба китайцев, которые, по всей вероятности, выступали в тот вечер в казино. Они окружили нас и быстро обыскали. Потом защелкнули на нас наручники и молча стали толкать к выходу. Солидный тип приятно улыбался…

Нас затолкали в машину. Но вот китайцы сесть в нее не успели. Авто рвануло, китайцы что-то заорали, послышались выстрелы… Водитель повернулся к нам – это был Жак:

– Страшно? – весело подмигнул он.

– Ну, с тобой мне не страшно… – ответил за всех я.

– Там где-то на сиденье ключи – освобождайтесь!

Мы долго шарили, пока, наконец, нашли махонький ключ на цепочке и расковались. На такой скорости это было непросто…

Мы, наконец, затормозили у дворца, который занимал шейх. Нас провели прямо к нему.

– Рад видеть вас живыми! – воскликнул Ахмед. – Ну, а теперь – домой! Самолет уже ждет…

Я уставился на шейха.

– И это – все?..

– А что ты еще хотел?

– Что хотел?.. – заорал я, выйдя из себя, – нас использовали, как подсадных уток, и адью? Типа: меньше знаешь – крепче спишь…

Ахмед только улыбнулся. Жак же зааплодировал:

– Какой темперамент, мсье!..

Вова дернул меня за рукав:

– Че орешь!.. Шейх все-таки!..

Ахмед похлопал Вову по плечу:

– Видишь, какой разумный молодой человек! Все узнаешь в свое время. Терпение, мой друг, терпение…

– Господи, как вы меня достали со своими секретами…

Мы пожали на прощанье друг другу руки и нас повезли в аэропорт.

Я понял, что наши приключения еще не закончились. Что же нас ждет дома?

– Знаешь, что я думаю, – выпалил вдруг Вова, – жалко, что контракт сорвался. А то бы еще один классный плакат вышел…

– Ты что, совсем плохой?.. Никто и не думал ни о каком плакате. А нам бы в лучшем случае по голове настучали, ну, о худшем варианте и думать не стоит…

– Я же теоретически: если бы все по правде было…

– Мечтатель ты наш! Что дальше-то будет?..

– А ты как думаешь?

– Самое интересное – никак. Ничего в голову не приходит. Ну, ладно, когда я случайно под раздачу рэкетирам попал, но сейчас-то что? Да, бегал я с автоматом по пионерскому лагерю, но тебя-то там не было… И это вряд ли могло вызвать такие последствия. А здесь… Какие-то крутые международные бандиты, Интерпол, шейх со службой безопасности, похлеще чем ФБР… И мы интересуем всех. Почему?

– Да, задача… – протянул Вова.

И вот мы снова дома… Тишина, покой. Или это только кажется? Нас встретил счастливый Виталька:

– А я скоро отцом буду!..

Вова радостно завопил:

– У нас сын будет!

– Вообще-то у Виталика. И еще неизвестно, наверное, какого пола будет дите, – как всегда, съязвил я.

– Типа, мы здесь не причем? Мы – одна семья, не понял еще? – убежденно сказал Вова.

Я устало улыбнулся и ткнулся лбом в его широкую грудь. Господи, как хочется забыть все эти детективные страсти и просто жить, как все нормальные люди… Но то ж нормальные люди!

– Поздравляю, Виталик! Извини, я что-то в последнее время нервным стал. Рад, что у тебя все хорошо!

Виталька просиял.

– Я обед приготовил. Будете?

– А то, – завопил радостно Вова, сбрасывая с себя все на ходу.

Потрясающее жизнелюбие!

Конечно же, первым делом я собрался на дачу, к Рэю. Вова напомнил: без него – никуда! Виталик напрягся:

– Опять во что-то ввязались?..

– Как всегда, – вздохнул Вова. – Он же без этого не может…

На следующий день – наконец-то! – позвонили с телевидения. Моя боевая команда собралась делать новую программу – что-то там для радости народа: простенько и со вкусом… Не иначе, «Поле чудес»! Но все лучше, чем сидеть дома…

Узнав об этом, Вова вздохнул:

– Снова придется к этим дурикам ездить…

У телецентра нас встречали с помпой. Ну, не меня, конечно, – Вову. Его фанатки вопили у дверей: «Алекс, Алекс!..» Раздаривая улыбки, он величественно нес себя ко входу. Я скромно плелся рядом, в тени его славы.

Первый, с кем мы столкнулись в коридоре, был Стасик.

– Привет, сладкие! – пропел он, раздевая глазами Вову.

Тот показал ему кулак.

– Ой, боюсь, боюсь, – захихикал Стасик, убегая в сторону своей гримерки.

– Вот придурок!

– Да ладно, Вова, успокойся, он же на нас наручники не одевает…

Встреча с родным коллективом успокоения не принесла. Эти умники задумали, оказывается, детективное ток-шоу запустить. Типа, дать сюжет, желательно на реальной основе, а потом зрители, под моим чутким руководством, начнут преступника отгадывать. Сюжет, что называется, в тему!

Слушая «новую концепцию», Вова периодически толкал меня в бок, и тихо спрашивал:

– Они че, правда придурки?

Наконец, мы наметили сюжетец для первого эфира, и с чувством хорошо выполненного долга отправились по домам. Девицы у входа терпеливо ждали:

– Алекс, Алекс!..

Вот дуры-то!

Мы поехали на дачу. Рэй меня облобызал. Он явно набрал в весе – Виталькина заслуга. Вот бы еще помыть и расчесать!.. Но мои попытки вырезать самые свалявшиеся куски шерсти потерпели фиаско. Выразительно рыкнув, пес удалился к себе в сарай. Пришлось извиняться…

Вовин телефон разрывался. Он без конца ворковал, закатывая глаза. Неисправим!

На дачу к нам заявился Петрович – с чисто дружеским визитом, по его словам. Так я и поверил!

Говоря о том, о сем, он все больше и больше интересовался Каннами. И что я мог ему рассказать? Да, казино, съемки, приемы, шейх со свитой…

– И – без приключений?..

– Абсолютно!

– Что-то я тебе не верю. Чтобы ты – да без приключений? Еще, небось, и Вову втянул…

– Ну, что ты! – я сделал честные глаза. – Никогда!

– Ага, ага… Это мы уже слышали. А, кстати, имя Олега Сикорина тебе ни о чем не говорит?..

Еще бы! Это же мой бывший, который нынче в Штатах живет. Интересно…

– Ну, мы были когда-то знакомы. Слегка…

– А ты знаешь, где он сейчас и чем занимается?

– …В Штаты в свое время уехал. А что еще?..

– Так вот, этот твой слегка знакомый, нынче заправляет в Лос-Анджелесе каким-то подразделением по борьбе с мафией.

Кто бы мог подумать! Мой бандюган Олег с преступностью борется! Это что же, так на него новый спутник жизни повлиял?

Петрович выжидающе смотрел на меня. Видимо, расслабившись, я слишком много эмоций на лицо выпустил.

– И что? – наконец, спросил я.

– Он почему-то сильно твоей безопасностью интересуется. С чего бы?

– Ну, не знаю…

– А я вот предполагаю, что твоя беготня с автоматом в руках имеет далеко идущие последствия. Ты что, в детстве в «Зарницу» не наигрался?

– Но ведь всех тогда поймали…

– Задержали, – автоматически поправил Петрович. – Видимо, не всех…

– И что ты предлагаешь?

– Это не я. Это твой американский друг предлагает приставить к тебе охрану.

– Ой!..

– И что прикажешь делать?

– Не знаю. У меня же есть Вова и Рэй. Кто мне еще нужен?..

– Спецназовцы с автоматами!

– Да ну тебя! Мне что, теперь, как Гитлеру в бункере жить?

– Где бы такой бункер найти! Ух, я бы тебя туда запрятал!

– А вы его в камеру закройте! – искренне посоветовал Вова.

– Вова, – взвился я, – ты думай, что говоришь!

– А что? Там тихо и безопасно…

– Ну, спасибо, ну успокоили. Не надо мне никаких спецназовцев! Сам разберусь!

Петрович с сарказмом спросил:

– Автомат выдать, или как?

– Я же сказал: сам разберусь! Без автомата! Дайте мне просто спокойно подумать…

– Ну, думай, думай, только быстрей. А то дяденька в Штатах волнуется…

Когда Петрович уехал, Вова заинтересованно подсел рядом:

– И кто этот Олег?..

Эх, если бы можно было просто ответить…

– Э… В общем, наверное, это была… был… ну, не знаю…

– Первая любовь?..

– Скорее всего.

– И?..

– И. Теперь он встретил свою любовь. Большую и с черной кожей. Который, судя по всему, на него слишком положительно повлиял.

– Это как?..

– Со мной он, знаешь ли, в основном рэкетом промышлял…

– Ё-мое… Ты вообще когда-нибудь с нормальными людьми дело имел?

– Ты кого имеешь в виду?

– Ну, не знаю… Вот, я, например…

– Это с твоей-то боевой биографией!

– А что?

– Ничего. Главное – чтобы человек был хороший…

– Он был хороший?

– Почему – был? Он им и остался, надеюсь. Если до сих пор обо мне думает…

– А ты?

– Что я?

– О нем думаешь?

– Вова, ты что – ревнуешь?

– Нет, но… Интересно же…

– Понятно, – захохотал я и боднул Вову лбом в плечо. – Понимаешь, мы с ним слишком разные. И нам было очень трудно, когда мы вместе. А еще труднее – когда врозь…

– Значит?..

– Ничего не значит. Он уехал, написал, что нашел свое счастье. И я за него рад…

– Дурак ты, Саша! Надо же бороться за свое счастье!

Эх, знать бы, где оно – это счастье!

– Ты хочешь с ним встретиться? – продолжал выпытывать Вова.

– Зачем? Посмотреть на его довольную физиономию и прослезиться от удовольствия? Знаешь, меня с детства учили управлять своими чувствами. И если какое-то из них надо убить – я это делаю. Да, я убил свою любовь. Потому, что любовь – это когда хорошо не только тебе…

– А ты уверен, что ему не было хорошо с тобой?

– Какого же хрена тогда уехал?.. Ладно, давай закончим этот разговор. Хватит психотерапевта изображать из себя…

– Да, как здесь все запущено… Ты что, на меня обиделся?

– Нет. Просто слишком много на меня навалилось в последнее время. Я уже привык жить размеренно, и без эмоций. Если это, конечно, можно было назвать жизнью… А потом – все эти детективные приключения…

– И ты снова хочешь спокойной жизни?

– Пожалуй, нет. По-моему, я ожил. И мне это понравилось. И вряд ли кто-то сможет меня снова загнать в состояние овоща на грядке!

Вова похлопал меня по плечу:

– Фигня, старик, прорвемся!..

Знать бы только, куда и как… И я сел думать.

Мой мыслительный процесс закончился неожиданным результатом:

– Мы едем к Стасику! – завопил я со второго этажа, чтобы Вова услышал.

Он вбежал по ступенькам и встревожено посмотрел на меня. Наверное, решил, что я рехнулся.

– Зачем нам этот педик?..

– Ну, после того, как ты побываешь у него дома, думаю, ты изменишь свое мнение…

Вова пожал плечами: что с больного взять…

Я договорился по телефону о встрече. И мы отправились к Стасику…

Дверь нам открыла Стасикова мама.

– Саша, как давно тебя не видела! Все нормально? Обычно ты обращаешься к Стасе в критических случаях…

Я вздохнул.

– Понятно. Проходите, проходите, он сейчас выйдет…

Мы прошли в гостиную. Вова принялся изучать фотографии, развешанные в изобилии по стенам.

– Он что, в кино снимался?

– Нет.

– А что это тогда? – ошарашено спросил Вова, разглядывая черно-белый снимок.

– Его форма, его погоны, и его награды. Все самое что ни на есть настоящее…

Вова уже даже не ошарашено уставился на меня. Это была крайняя степень потрясения.

– Да, он в недавнем прошлом офицер. Воевал в горячих точках…

Вова так и остался в ступоре.

– Привет, бойцы!

Стасик, видимо, был только что из душа. Умытый, гладко причесанный, в спортивном костюме, он мало походил на то чудо природы, которое все привыкли видеть. В том числе и Вова.

– Расслабься! – он толкнул Вову в плечо.

– Я так понимаю – помощь нужна? – спросил Стасик у меня вполне нормальным голосом.

Я кивнул.

– Можешь задействовать свои старые связи?

– Про что узнавать будем?

Я выложил Стасику свои подозрения. Он присвистнул:

– Да уж… Задача… Ладно, попробуем… Перезвоню.

Мы попрощались. Вова пришел в себя только в машине.

– А зачем он тогда?..

– Что?

– Так себя ведет?

– Работа у него такая. Это шоу-бизнес. Думаешь, он может нормально жить на пенсию, которую ему после ранения назначили? Ее и на лекарства не хватит…

– И ты все знал?

– Ну, мы очень давно знакомы…

– А зачем его подкалываешь в телецентре?

– Подыгрываю, – пожал я плечами. – Это на его имидж работает…

– А… ну… спит-то он с кем?..

– Откуда же я знаю! Я над ним с фонариком не стою…

Вова уставился на меня.

– Понимаешь, ты еще слишком мало в этом болоте тусуешься, и поэтому так удивляешься. Пойми, что на сцене – это образ, а в жизни – это человек. И они совершенно разные. И ни в коем случае нельзя путать то, что видишь, с тем, что есть на самом деле. Стасик – классный мужик, правда, жестковат иногда бывает – армейские привычки, сам понимаешь… А на сцене пользуется успехом его образ, хм, голубого баловня судьбы, и он его умело эксплуатирует.

– А я тогда, что?..

– Что?

– Ну, я же кого играю!

– Вот именно. В жизни же ты совсем не мафиози! Вот и Стасик…

Не, я бы так не смог…

– Куда ты денешься! А если роль предложат классную – что, откажешься, потому что сексуальная ориентация не подходит?..

– А как же я играть буду?

– У Стасика проконсультируешься…

Да, задал я Вове тему для размышлений…

Стас позвонил через пару дней:

– Кое-что нарыл… На шашлыки пригласишь?

– А то…

Мангал дымил вовсю, Виталик нанизывал мясо, замаринованное по его спецрецепту, на шампуры, когда к даче подкатил Стасик.

– Привет, бойцы!

Что это с Рэем? Недоверчиво посмотрев, он вдруг подошел к Стасу, и… лег у его ног!

– Боец признал своего командира! – радостно выдал Стасик, и потрепал пса по загривку.

Начались непременные рукопожатия. Вова, конечно же, уставился на лак у Стаса на ногтях.

– Ну, концерт вечером, что ж теперь – смывать? Французский все-таки…

Нет, Вова еще долго будет входить в мир шоу-бизнеса!

Мы уселись на террасе.

– Ну что, ты по-прежнему хочешь все знать? – спросил Стас.

Я кивнул.

– А если это будет не совсем приятная информация?

– Ты же знаешь, – пожал я плечами. – Мне выбирать уже не приходится. Пора вычислить врага и ликвидировать…

– Круто! Где ж ты раньше был? Мы б с тобой славно повоевали… Ну, ладно. Так вот, что касается бывшего Люськиного мужа. Ни по каким учетам он не проходит, и вряд ли когда был связан с нашей конторой. Так что процентов на девяносто, он – действительно шизик. Про этого, – он кивнул на Вову, – ты у него сам можешь спросить. Убитый вместе с Людмилой, Игорь, – приехал из Молдавии на заработки, работал в конторе эскорт услуг. Естественно, никаких документов, но особых проблем нет – можно установить и паспортные данные, и родственников… Пришлось повозиться с предыдущими мальчиками. Действительно, как сквозь землю провалились. Но, судя по всему, – живы. По последним данным все работают в разных борделях за бугром – Франция, Турция, арабские страны… Здесь они все состояли в том же агентстве эскорт услуг. Кстати, его хозяин – твой старый знакомый, Валерыч… Ну что, что-нибудь вырисовывается?..

– Не то чтобы очень, но, кажется, это укладывается в мою схему. И я этому совсем не рад…

– Ладно, аналитик, мне пора. Надо еще на репетицию заскочить, балет проверить, а то распустились в последнее время…

Мы распрощались со Стасиком.

– Правда, оказывается, его девицы жалуются, что у них на репетиции – как на плацу, – выдал Вова. – А что ты за схему придумал?..

– Еще только думаю.

– И о чем?

– По-моему, это элементарная торговля людьми – помнишь, автобус со шлюхами в пионерлагере, про который тебе Петрович рассказывал?.. И эти мальчики, скорее всего, тоже попались… Одного не пойму, какое это к нам имеет отношение?

– Ну, ко мне, наверное, имеет точно, – задумчиво сказал Вова. – Тоже собирались меня куда-нибудь продать…

–Но ты же не работал в этом агентстве?

– Нет, никогда. С клиентками в клубе знакомился…

– Вот то-то и оно…

По дороге в город нас остановила автоинспекция.

– Почему нарушаем?.. – услышал я вдруг знакомый голос.

– Серега!..

Сергей сел к нам в машину.

– Ну что, мальчики, готовы к боевым действиям?

– А автоматы дадут? – заинтересованно спросил Вова.

– Ни фига они нам не дадут! Опять будут использовать как приманку!

– А вот и не угадали, – засмеялся Сергей. – Теперь вы будете капканом!

– Это как?.. – удивился Вова.

– Потом объясню…

В это трудно было поверить, но в подземном гараже нас уже ждали Жак с Эженом.

– Так… – протянул Вова. – Твой спецназ в сборе…

После радостных приветствий «мой спенцаз» двинул в квартиру.

– Ты не забывай мне переводить, – сказал на ходу Вова. – А то знаю я вас…

– Ладно, – смилостивился  Эжен. – Буду по-русски говорить…

– А он? – Вова кивнул на Жака.

– Увы. Он действительно француз и по-русски не понимает.

– А ты кто?

Эжен засмеялся:

– Слишком много хочешь…

Дома состоялся военный совет. Операция «Капкан» оказалась до смешного проста. Мы снимаем разные квартиры и приглашаем туда девочек и мальчиков по вызову из контор, которые предлагают специфические услуги.

– А потом что с ними делать? – заинтересовался Вова.

– Это уже наша забота, – махнул рукой Эжен.

Вову такой поворот явно расстроил.

Мы поехали снимать квартиру. Нашли какую-то плохонькую, в панельном доме, главное – чтобы телефон был… Жак пошел с нами.

– Ну что, будем звонить?..

Мы заказали в двух разных конторах девчонок и мальчишек. По инструкции Жака, время встречи назначили с разницей в полчаса.

Первым к нам в дверь позвонил бугай из конторы, которая доставляла девочек. Окинув удивленно ободранные стены и почти пустую комнату, он осклабился:

– Ну, вы, мужики, даете! Небось, целый год копили деньги на удовольствие…

– В лотерею выиграли, – ехидно сказал Вова (моя школа!). – Девок ведешь, или как?..

– Сначала бабки покажите!

Вид заграничных дензнаков произвел на охранника должный эффект.

– Через пару минут поднимутся!.. – весело сказал он.

Но девиц мы не увидели ни через пару минут, ни через десять.

Я удивленно посмотрел на Жака. Но он кивнул, мол, все нормально.

Вова расстроился. Он, видимо, рассчитывал поработать капканом по-настоящему…

Тот же номер повторился и с охранниками мальчиков.

– Ну, все, – сказал довольный Жак. – Пора снимать другую квартиру…

В течение недели мы сняли с десяток квартир, одна хуже другой, и обзвонили бесчисленное количество эскорт контор.

В конце концов, нам дали отбой.

– Нет, я так не играю, – возмутился Вова. – А девок куда всех дели?..

Я перевел Жаку. Он начал ухохатываться. Я не отставал.

– Че ржете? – удивился наш бугай. – Я че, зазря вам старался?..

Наконец, Жак успокоился.

– Мсье Владимúр может не беспокоиться. Дамы в надежном месте. До выяснения всех обстоятельств…

– Какие еще обстоятельства? Я же просто потрахаться хотел!

– Ну, секс мы вам организуем, – обрадовался Жак, начиная раздеваться.

– Вообще-то, я другое имел в виду…, – пробубнил Вова, и… сдался!

Но мы так ничего и не поняли в операции «Капкан». Дальше-то что?..

А дальше снова наступила тишина. Эжен, Жак и Серега опять куда-то уехали, Петрович нас не беспокоил, Стасик укатил в гастрольный тур.

Вова регулярно пытал меня насчет моей схемы. Я с умным видом отвечал, как интерполовцы:

– Еще не время…

Мы, наконец, начали записывать свою первую детективную программу. Это отвлекало от постоянных раздумий на тему: причем здесь мы?..

Очередной визит на дачу принес неожиданную встречу. Два серьезных типа с военной выправкой и обалденным американским прононсом, в нарушение всех дипломатических протоколов, заявились к нам без предварительных звонков и согласований. Видимо, это серьезно…

– Мистер Сикорин приглашает вас на деловую встречу…

– Где? – глупо спросил я.

– Отель «Астория». Едем?

– Без меня он никуда не поедет, – Вова решительно выступил вперед.

Американцы пожали плечами: что, мол, с этих русских взять…

И мы поехали в «Асторию». Нас проводили в номер. Ба-ба-ба! Олежек! Каким же вальяжным дядей он стал!

– Ну-с, привет, – выдал мой бывший.

Нет, он неисправим! Это после стольких– то лет?!

– И вам того же, – вспомнил я прикол былых времен.

Он вздохнул, потом оценивающе посмотрел на Вову.

– А ты, я вижу, не скучаешь…

– Как видишь. Ну, ладно, будем дело делать, или как?

Он снова вздохнул.

– Дело – так дело. Ты мне скажи, с чего вдруг ты влез в дела, которые ведут Интерпол, ФБР и еще куча очень серьезных ведомств? Это тебе что – очередной репортаж по телеку сделать? Все серьезно. Стреляют, знаешь ли…

– Знаю. Видел.

– Ты имеешь в виду твою игру в «Зарницу» в бывшем детском лагере? Это было так…

– Так или не так… Поймите, вы все, наконец, что я сам не знаю, почему я без конца попадаю в какие-то идиотские ситуации. И все они почему-то связаны с делами супер важной международной значимости. А мне до сих пор никто ничего не объяснил! Ладно, хватит меня за идиота держать. А то ты меня первый день знаешь… Будешь говорить, или как?..

– Или как. Тебе уже сказали – все в свое время…

– Зачем я тогда сюда приперся?

– Ну, я хотел лично убедиться, что с тобой все в порядке.

– Спасибо за заботу. Все? Мы можем идти?

– Сил моих нет. Ты можешь хоть один раз спокойно меня выслушать?

– Попробую.

– Так вот. Я уже сказал – это серьезные игры. И ты никуда не должен лезть. Понятно?

– Ага. Я должен сидеть и спокойно ждать, пока мне кто-нибудь опять по башке настучит…

– Когда тебе настучали, ты, как раз, не сидел и не ждал… Так что не надо Ванькой прикидываться… Просто сиди и просто никуда не лезь. Без тебя разберутся, и все будет тихо. Вопросы есть?

– А то. Противоборствующая сторона знает, что я, вроде бы, не у дел? Их уже предупредили? Или когда ко мне придут бугаи с пушками, мне сказать – я вне игры?..

Олег закатил глаза. А он научился владеть собой!

– В общем, – так. Мы даем тебе охрану, а после окончания операции, так и быть, я тебе изложу основные результаты.

– Да пошли вы все!.. – заорал я, вскакивая. – У меня уже есть охрана, – я кивнул на Вову. – Штирлицы хреновы! Сиди, жди, никуда не лезь… Вот сам и сиди!..

С гордым видом я пошел к дверям. Олежек вслед мне зааплодировал:

– Браво, браво! Финал в лучших традициях актерской школы твоей бабушки!

– Можно, я ему в морду дам? – тихо и проникновенно спросил Вова.

Я покачал головой.

Дюжие парни, которые приезжали на дачу, без препятствий выпустили нас из номера. В ушах все еще стояли Олеговы аплодисменты.

– …Вот козел! – с чувством сказал я в лифте.

– Вы с ним всегда так… хм,.. разговариваете? – озадаченно спросил Вова.

– Ну, что ты! Это – так, легкая разминка. Обычно все происходило с битьем посуды, собиранием чемоданов и заканчивалось бурным примирением. А потом – опять…

Нет. Он не изменился. Зря я так подумал. Он ждал меня в холле. Его охрана держалась на почтительном расстоянии. Вова понял, что лучше тоже держаться в стороне. Я подошел к Олегу, и… ткнулся в него лбом. Он обнял меня за плечи.

– Господи, Сашка, какие же мы идиоты!

Я согласно кивнул головой.

– Пообещай, что будешь сначала думать, а потом – делать, а не как всегда…

Я снова кивнул.

– Ну, ладно, увидимся еще…

Наконец, мы уехали. Вова молча смотрел на меня всю дорогу. Голос у него прорезался только дома:

– Да, вы даете…

Я махнул рукой:

– Не обращай внимания…

– И вы вместе жили? Так?

– Так.

– И ты был счастлив?

– Не знаю… Ничего не знаю…

– Нет, такая высокая драматургия не для меня, – убежденно сказал Вова.

Я, наконец, захохотал.

– Тебе, Вова, крупно повезло. Ты – на удивление трезвомыслящий мальчик…

– Так что делать будем? – спросил он.

– С чем?

– Ну, со всем… Говорят же тебе – опасно… Значит, обороняться надо.

– Надо…

– Значит, вооружаемся и никому дверь не открываем?

– Да, сейчас. Лучшая оборона – это наступление. Поэтому мы пойдем в гости.

– К кому?

– Увидишь…

Мы всего лишь поднялись в лифте к знакомой двери. Позвонили. Нам тут же открыли, словно ждали.

Тамара Ивановна холодно взглянула на меня:

– Чем обязана?..

– Хочу, наконец, услышать, чем я вам так помешал…

Вова некстати вошел в ступор.

Старушенция зло улыбнулась:

– Это тебе твой бывший дружок рассказал?..

– Вы, как всегда, меня недооцениваете. Он мне ничего не сказал. Я и сам догадался…

– Я всегда говорила Люсеньке: зря она с тобой связалась. Ты коварен, как змея. Молчишь, и думаешь. И от тебя ничего невозможно скрыть…

– Кто здесь змея, нужно поспорить…

Бывшая теща злорадно захохотала:

– Но что-то ты переумничал, раз сюда приперся!..

– Тамара Ивановна! Что с вами стало! Говорите мне «ты», а это ваше «приперся»!.. Вы перестали себя контролировать! Боитесь, что ли?

– Я? Боюсь? Тебя, что ли, и этого альфонса? – она кивнула на Вову. – Не смеши меня! Мальчики!

Из комнаты вышли два бугая. Что-то подобное я и предполагал…

– Заткните им рты! – завизжала вдруг бабка. – Дармоеды! Ко мне уже в квартиру все кому не лень вваливаются!..

Бугаи двинулись к нам. Вова напрягся. И тут… Бронированная дверь с грохотом вылетела из проема. В дыму, как Терминатор, стоял Эжен со своим «Узи».

– Мужики, в порядке?.. – спросил он.

– В полном, – ответил я.

– А вы, дамочка, и вы, юноши – пройдемте. Советую без глупостей!

Тамара Ивановна замерла на месте. Бугаи топтались рядом. Из дыма выскочили Жак с Серегой. На руках у бабкиных телохранителей защелкнулись браслеты. Теща заложила руки за спину и с гордо поднятой головой, как народоволка на эшафот, прошла вперед.

– Я же просил… – Эжен укоризненно посмотрел на меня.

Я пожал плечами:

– Надо было проверить свои догадки…

– А если бы мы не успели?.. Ладно, потом поговорим. Вова, отведи его домой и никуда не пускай, пока мы не придем.

Вова с радостью отконвоировал меня в квартиру и даже ни о чем не спрашивал, хотя ему этого очень хотелось.

Блин! Какой же я был дурак! Ничего у себя под носом не видел!..

Я уединился в ванной. Надо было подумать. Вова запретил запирать дверь. Заботливый… Господи, да за что мне все это?..

В прихожей послышался оживленный гам – прибыли наши вечные спасители. И сколько я им уже должен? Меня никто не трогал. Голова раскалывалась. Черт! У себя под носом ничего не видел, детектив хренов!

Наконец гвалт стих. Я вышел из ванной. В спальне невольно рассмеялся. Зрелище было то еще! На моей огромной кровати, мирно посапывая, в ряд лежали Эжен, Жак, Серега и Вова. Первые трое были в камуфляже и страшно чумазые. Не долго думая, я улегся рядом и провалился в сон.

Разбудил меня Виталик, стоявший с ошарашенным видом у холостяцкого ложа.

– Что-то случилось?..

Я махнул рукой:

– Нас в очередной раз спасли…

По глазам Виталика было видно, что он не прочь присоединиться к дружной компании. Я показал ему на свободное место.

– Нет… Я лучше пойду завтрак приготовлю…

Первым проснулся Эжен. Посмотрев на меня своими смеющимися глазами, он спросил:

– Ну, как?..

Я пожал плечами.

– Все нормально. Скоро ты узнаешь правду…

Проснулась и вся честная компания. Вова и Серега первым делом начали отжиматься. Жак с Эженом понеслись в душ. Все были довольны и счастливы. Кроме меня…

Заметив мое подавленное настроение, Вова припер меня в угол:

– Ты чего? Все же закончилось…

Я согласно кивнул.

– И что?..

– Та правда, которую все время обещают нам открыть, по-моему, ни во что не идет по сравнению с той, которую я накопал…

– Что ты накопал?

– Давай потом. Не слишком легко об этом говорить…

– Нет уж, давай…

– Скорее всего, главная здесь совсем не Тамара Ивановна…

– Значит, мы еще в опасности?

– Нет. Опасность уже позади…

На мое счастье подошел Жак:

– Звонили люди шейха. Он ждет нас в «Астории».

В президентском номере – какой же еще мог занимать шейх? – собралась большая компания. Ахмед, его служба безопасности, вся наша гоп-компания… Последним вошел Олег со своими вояками. Покосившись на меня, он скривился, и сказал шейху:

– Я же просил!..

Ахмед поднял руку:

– Он может сам решить, нужна ли ему эта правда…

Я молча сидел. Олежек плюхнулся рядом:

– Оно тебе надо?..

– Надо, надо… Не держи меня за дурака!

Он только досадливо махнул рукой.

– Итак, – сказал Ахмед, – можно приступать. Все здесь собравшиеся так или иначе заинтересованы в результатах расследования. Прошу сохранять тишину. Вопросы – в конце…

Вы все знаете, кем я сейчас являюсь. Не считайте меня напыщенным дураком, но я ответственен за судьбу вверенного мне народа. Поэтому вопросы безопасности для меня – не пустой звук.

Лет пять назад у нас открылись несколько подпольных борделей, которые начали работу сразу на широкую ногу. Предоставлялись все услуги: девочки, мальчики, садо-мазо… Наши усилия по их ликвидации успехом не увенчались. Тут же открывались новые… Интересно, но все, так сказать, сотрудники, были из стран бывшего Союза. Обработаны они были столь профессионально, что никто даже не помышлял о побеге. Мы поняли, что своими силами нам не справиться.

В Интерполе нам предложили связаться, помимо прочего, с израильскими спецслужбами. Не буду утомлять вас подробностями переговоров. В результате кропотливой работы мы выяснили, что это дело каким-то образом касается и Александра… Но каким? Трудно представить, что он – экспортер живого товара. В Париже Жак устанавливает контакт с ним и Володей. Становится ясно – не они… Трафик девиц и парней продолжался. Помимо арабских стран, людей везли в Европу, США, Африку. Мы выходим на клуб «Сигма». Задействовали Александра. Представитель Израиля – он кивнул на Эжена – задерживает группу исполнителей. Их допросы, скажу, забегая вперед, мало что дали: организатора никто не знал. Тот, кто известен вам как Валерыч, предположил, что главный находится в Штатах, поскольку несколько звонков с указаниями он получил оттуда. Мы обратились к представителям США. Но опять – мимо. Олег нам доходчиво объяснил, что все нити ведут сюда…

И вот мы встретились в Каннах. Эжен, работая под прикрытием, попытался войти в контакт с воротилами русской мафии. Безрезультатно. Наркотики, золото, икра, оружие… – все, что угодно, только не проститутки! Активные действия Эжена привлекли внимание азиатов – они, со своей стороны, решили, что главный поставщик девиц – ты, Александр. Пришлось их переубеждать… Но об этом все присутствующие здесь знают.

И вот – снова бывший Союз. Мы, наконец, выходим на организатора. И… обнаруживаем там Александра, который умудрился нас опередить! Ты не хочешь объяснить – как?..

Все вопросительно уставились на меня. Кроме Олега. У него в глазах явно читалось – этот еще не то может…

– Сигарета у кого-нибудь есть? – спросил я.

Жак протянул мне пачку «Галуаз». Я с удовольствием затянулся. Вова с осуждением посмотрел на меня, но промолчал.

– Ну, положим, вышли вы не на организатора, – начал я.

Народ в комнате недоуменно загалдел. Ахмед поднял руку. Я продолжил.

– Это всего лишь заместитель, исполнитель воли, так сказать. Организатора, к счастью или, к сожалению, уже нет в живых…

Вова открыл рот:

– Ты хочешь сказать…

– Да. Люся.

– Но… – начал, было, Олег.

– Пусть дальше говорит, – перебил его Ахмед.

– Знаете, – продолжил я, – я долго не мог понять, какого хрена мы с Вовой все время попадаем в какие-то передряги. А когда его так сказать легализовали, – мы решили написать на памятнике данные пацана, которого застрелили вместе с Люськой. И – тишина… Ничего не смогли узнать. А потом Вова вспомнил, что все ее предыдущие мальчики куда-то странным образом пропали… И я стал наводить справки…

– Понятное дело, Стасика привлек, – с сарказмом заметил Олег.

– В отличие от тебя, он раньше боевым офицером был, а не рэкетом промышлял… – я показал ему язык.

Народ дружно грохнул.

Ахмед снова поднял руку.

– Вот тогда и появились первые подозрения. Я стал сопоставлять факты. Покопался в журналистском досье… Когда в Каннах мы с Вовой побывали в тамошнем борделе с декорациями, я позвонил Ольге. Она подтвердила, что водила Люську в подобный на Майами… Все становилось на свои места. Люся, любительница авантюр, решает, наконец, начать зарабатывать настоящие деньги. К тому же, мамочка – фармацевт… Вот и прикиньте: берут девочек и мальчиков для работы в конторе эскорт услуг, – да-да, я и вашу операцию «Капкан» понял, – потом накачивают от души седативными средствами, и в путь… Ни паспортов, ни прописки, ни регистрации… Никаких следов. Кстати, опять Вова помог, рассказав свою биографию. Выбирали, в основном, сирот или детей из неблагополучных семей.

– А я почему тогда остался?.. – опешил Вова.

– О, тебя, как особый талант – такие секс-машины не часто попадаются, сначала решили придержать для себя, подыскивая одновременно местечко подороже… Думаю, отправить тебя должны были именно в тот трагический день. Спас тебя, Вова, твой кобелизм. Они – за тобой, а ты – у Ольги… Ну, пришлось комедию разыгрывать со сломавшейся машиной… Зная твои привычки, Люська решила, что рано или поздно ты все равно вернешься, а чтобы транспорт не пропадал, решили Игорька переправить. Она потому и не волновалась, когда услышала шаги своего психа – думала, за пацаном пришли… Кстати, когда она купила эту квартиру, я еще тогда подумал – а деньги-то откуда? Гонорары у нее были не ахти… Ну, а когда все произошло, Тамара Ивановна просто продолжила гениально начатое дело…

– А Хайнц? – хитро спросил Жак.

– Ну, этого деятеля она в Майами нашла, как главного консультанта. Что он такой же профессор философии, как я – космонавт, было понятно с первой же нашей встречи – Канта с Гегелем даже студенты-двоечники редко путают… Фиктивное замужество было нужно, чтобы поехать в Германию. Установила нужные контакты, поднаторела в специфике работы. Кстати, его страхухло – Анна – владеет сетью подпольных борделей в Германии.

– А это ты откуда знаешь? – удивился Сергей.

– Я же журналист… Так вот, они приехали, чтобы обсудить с Тамарой Ивановной дальнейшую работу. Для конспирации общались только по телефону.

Я замолчал.

– Да, – протянул Ахмед. – Ты, оказывается, и правда нас обскакал…

– Ну, прямо! Что бы я смог сделать без вашей помощи!

– Особенно убедительно ты с автоматом смотрелся! – засмеялся, наконец, Эжен.

Все восприняли это как конец заседания, оживились и задвигались.

Ахмед снова поднял руку.

– Саша, ты помнишь, я говорил о кино? Предложение остается в силе!

– Но… Я как-то не успел подумать об этом.

– А что тут думать? Сюжет практически готов! Вот это и снимешь…

– Я буду там кого-нибудь играть? – подал голос Вова.

– Ну, куда же без тебя…

– И кого? Толстого? Или себя?

– Нет, ну что ты. Ты будешь играть Тамару Ивановну!..

– Господи, как ты его терпишь? – заржал Олег, хлопая Вову по плечу.

Мы начали прощаться. Рукопожатия, объятия… Я снова задержал руку Эжена:

– Так ты мне, наконец, скажешь, как тебя зовут?

– Да Женька я, с Одессы. Поселок Котовского знаешь?..

Я кивнул.

– Ну, давай, Сашок! Еще свидимся!

– А ты, оказывается, и в самом деле – лом! – выдал мне Вова по дороге домой. – Всех интерполовцев обскакал…

– Ну, что ты… Куда бы я без вас… Я только половинка лома. А вот вместе… Да, против нас приема нет…

– Ты жалеешь, что так все вышло? Может, было бы лучше, если бы мы ничего не знали?

– Ты что! Я бы от любопытства умер. Что случилось, то случилось… Пошли домой, Лом – великий и могучий. Впрочем, как и я…

***


И вот снова – Париж. Известно, что все пути ведут в Рим. У меня они, почему-то, заканчиваются во французской столице.

Мы уже второй год снимаем фильм. Ахмед – генеральный продюсер – с одной стороны, денег не жалеет, с другой – самолично контролирует весь процесс. А еще мы без конца спорим. Тяжело, когда два режиссера работают вместе. Но, наверное, это к лучшему. Хотя он вроде и скрывает свое участие, это, конечно же, ни для кого не секрет. Потому уже сейчас все проявляют пристальное внимание к будущему фильму. Шейх не сомневается, что его номинируют на Оскар.

Но вся текучка – на мне. А когда группа – международная… Я одновременно говорю как минимум на трех языках, посылаю всех по-русски, потом извиняюсь по-французски, и – снова посылаю… О моем несносном характере ходят легенды. Это я-то – несносный?.. Кто несносный – так это Вова. Почти год проучившись в американской киношколе, а делал он это урывками, между съемками, возомнил себя великим актером и без конца вступает со мной в перепалки на площадке. У него, видите ли, свое видение роли!.. Впрочем, ругаемся мы только на работе. В остальное время, как всегда, все проходит мирно. Вова по-прежнему борется за мой здоровый образ жизни, и для удобства прикупил домой несколько тренажеров.

Бывшую Люськину, а потом – ее незабвенной мамочки – квартиру мы решили отдать Виталику. Он теперь отец прекрасного бутуза, которого назвали… Вовой-младшим! Почему решили квартиру отдать ему? Ну, коварная старушка, не знаю уж чьими молитвами, до суда не дожила – вроде как "сердечная недостаточность". Хотя, как знать… Единственным наследником остался, как ни странно, я! Не думаю, что мои дамочки этому обрадовались…

Несколько раз к нам на шашлыки приезжал Стасик. Вова наконец-то привык к его метаморфозам. А вот лихая троица – Эжен, Жак и Серега – никак о себе знать не давали. Я иногда вспоминал, как они спали вповалку на моей кровати. Оказывается, золотое время было!

В прошлом году внезапно скончался папик. Жизнь моих родителей всегда была тайной за семью печатями…

Мы уже неделю снимаем в Париже. В родительский дом я так еще ни разу и не попал, – какие тут поездки! Мы начинаем рано утром, и заканчиваем заполночь. Директор, которого назначил Ахмед, не дает даже устраивать лишние перекуры! Все по расписанию…

И хотя жили мы уже в отдельных номерах, Вова по привычке от меня не вылезал. Ну, конечно, если у него не намечалось очередное амурное приключение.

Маман позвонила мне на площадку. В самый разгар работы. Ее звонки ведь всегда важнее всего…

– Саша, сегодня годовщина папиной смерти… Ты понимаешь, что обязан быть?..

Интересно, хоть кому-нибудь в этой жизни я не обязан?

Вова составить мне компанию отказался:

– Извини, у меня сегодня ужин вон с той цыпочкой…

Цыпочка в юбке чуть подлиннее пояса мило мне улыбнулась. Вова уже освоил словарный минимум француза-ловеласа и в услугах толмача не нуждался.

Я вздохнул и поехал на поминки.

Дом сиял огнями. Никогда не думал, что у моих родителей столько близких! Сюда собрался чуть ли не весь парижский бомонд. Ну и дела!

Маман радостно знакомила меня с мсье и мадам. Ее, как верный пес, сопровождал какой-то смазливенький французик, который без конца одаривал меня милыми улыбками.

– Мой новый папочка?.. – спросил я у маман, уличив момент, когда какая-то толстуха отвлекла вьюношу, загородив ему путь к отступлению своими телесами.

– Ты большой шутник, мой мальчик! Это, так – чтобы тоска не одолевала!..

Французик снова подскочил к нам и уставился на маман преданными глазами.

– Кстати, познакомьтесь, – сказала она, – Алекс (терпеть не могу, когда она меня так называет!) – мой сын, Мишель – мой бой-френд…

По крайней мере, честно…

Светская тусовка шла своим чередом. По-моему, большая часть приглашенных и не подозревала, зачем они здесь собрались. Со мной мило переговаривались, спрашивали – чем я занимаюсь, удивлялись, что у таких серьезных родителей…

Господи, как вытерпеть это до конца, и никому не нахамить?

– Устали? – услышал я участливый голос.

Ну да, Мишель.

– Может быть, поднимемся наверх? Вы неважно выглядите, вам нужно немного отдохнуть…

А почему бы и нет? Маман была занята беседой с солидным дядей – кажется, из французского МИДа. До меня ей, впрочем, как всегда, дела не было…

– Я провожу… – снова подал голос Мишель.

Вот нахал! Он считает, что в доме собственных родителей я плохо ориентируюсь?..

Как всегда, во время подобных тусовок, на второй этаж уединялись парочки. Поэтому, тыркнувшись в несколько дверей, мы услышали характерные звуки, которые обычно сопровождают вполне определенные действия.

– Здесь точно свободно, – сказал Мишель, кивая головой на родительскую спальню.

Он оказался прав. Дверь-то была заперта! Французик по-хозяйски достал из кармана ключ.

– Ну вот, здесь вы можете отдохнуть!..

Пока я шарил по стене в поисках выключателя, Мишель повернулся ко мне и… поцеловал в губы. Дальше все произошло без лишних слов…

– Ну, как, мсье Алекс, вы в порядке?

– Вполне. Можем спускаться…

Наше отсутствие, судя по всему, никто не заметил.

– Надеюсь, Алекс, мы еще увидимся, – подал голос Мишель.

Я пожал плечами:

– Много работы…

В гостинице меня уже ждал Вова.

– Ну, как цыпочка? – спросил я.

– Как всегда, – махнул он небрежно рукой. – А ты как вечер провел?

– С французским альфонсом, – честно признался я.

– О-ла-ла, – блеснул Вова знанием французского. – И где же ты его подцепил?

– На поминках… Бой-френд моей маман.

– Ну, ты даешь! – восхитился он. – Это же почти что кровосмешение!

– Он первым начал…

– Ну да, ну да, а ты, типа, не устоял…

Я вздохнул и пожал плечами.

– Старый ты кобель! – Вова от души похлопал меня по плечу. – А теперь рассказывай, что я завтра играть должен. Я, конечно, на площадке выеживаюсь, типа, крутая звезда, а на самом деле – ни хрена не понимаю, что вы там со своим Ахмедом напридумывали…

Я углубился в тонкости творческого процесса. Вова молча слушал. Наедине он не позволял себе выеживаться. Наконец, Вова начал уяснять правила шоу-бизнеса, будь они прокляты!

Мишель позвонил на следующий день, тоже на площадку. Он, видимо, быстро перенимает привычки своей подруги…

– Алекс, вы, наверное, бог знает что думаете о вчерашнем…

– Я уже все забыл. Что-нибудь срочное? У меня работа…

– О, я понимаю. Но не могли бы мы сегодня встретиться? Это очень срочно…

– Хорошо. Сможете приехать ко мне в гостиницу?

– Да, конечно. Спасибо.

Вова опять показывал на площадке звездность. Партнеры на него взирали с благоговением. Вот идиоты!

Тяжело вздохнув, я продолжил работу. И какого черта этому альфонсу понадобилось?..

– Какие планы на вечер? – подлетел ко мне в перерыве Вова.

– Вчерашний альфонс придет ко мне в отель…

– А мне можно?..

– Что?..

– Ну, поучаствовать, типа…

– Поучаствуй…

К вечеру я уже напрочь забыл о всяких встречах – так меня напряг творческий коллектив. Особенно Вова преуспел – он требовал мазать свою физиономию непременно «Макс Фактором». И никаких там французских штучек!

В номере Вова засел за любимые стрелялки. Я приходил в себя в ванне.

В дверь осторожно постучали.

– Мсье Алекс?..

Увидев Вову, Мишель вытаращился на меня.

– О, извините, я не знал…

– Ничего, ничего, проходи! Это – Вова, мы с ним почти что братья-близнецы!

– Но… Мадам никогда не говорила, что у вас есть брат…

– Она просто не в курсе…

Мишель не въехал в мой специфический юмор. Все еще ошарашено глядя на меня, он уселся в кресло.

– Я могу говорить свободно?

– Валяй, – разрешил Вова.

– Мсье? – уставился на него француз.

– Он сказал: можешь! – перевел я.

– Мсье Алекс, я попал в затруднительное положение, и не знаю, к кому обратиться…

Вова тяжело вздохнул:

– Начинается…

– Понимаете, – продолжил Мишель, – мы познакомились с вашей маман еще при жизни вашего отца… Вы не подумайте, ничего такого. Просто мне были нужны деньги… Вы, наверное, в курсе, что было оглашено завещание…

Я кивнул.

– Все остается вашей матери, но… Дело в том, что вчера, совершенно случайно, я нашел еще одно завещание, написанное позже, в котором все делится между вашей матерью и… мной! Вы можете себе представить? Если кто-то увидит это, сразу же решит, что я и был причиной смерти вашего отца. И еще черт знает что!

Вова присвистнул:

– Ну и дела!

– А отец знал о ваших взаимоотношениях?

– Я считал, что нет. По крайней мере, мы встречались достаточно скрытно…

– А ты каким-нибудь образом хоть как-то пересекался с папашей?

Он отрицательно покачал головой.

– Но ведь это – бабки, и, наверное, немалые! – выдал Вова. – Ты думаешь, он от них откажется?..

– Мсье? – не понял Мишель.

– Он говорит, что ты отказываешься от денег…

– Но я ведь не самоубийца!

– Да, дела… А, может, это подделка?..

– Не похоже. Оформлено все, как положено.

– Даже не знаю, что тебе посоветовать. Делай пока вид, что ничего не случилось. А там посмотрим…

Вова по-своему решил подбодрить Мишеля – от души хлопнув по плечу:

– Не дрейфь, чувак, мы и не с таким разбирались!..

Француз поморщился от боли.

– А он, в принципе, ничего… – оценил Вова Мишеля. – Одобряю…

– У тебя, как всегда, одно на уме! Ты можешь понять, что это за дела?

– Ну, не знаю… Может, этот французик – твой незаконнорожденный брат?

– Очень весело! Тогда уж это точно кровосмешение было!

– А, может, твой папик отомстить решил, когда про него узнал?..

– Кому? Мне?

– Да, странно… Но, ты ведь, в случае чего, все равно половину получишь…

– Я не о половине думаю. А вообще, что это за чертовщина…

– Ну, так думай. Умный же у нас ты!

Вот так: опять – очередной детектив. Ладно, что хоть пока без стрельбы!

С утра вновь завертелся съемочный процесс. К обеду нежданно-негаданно на площадку приехал Ахмед. Почти инкогнито: его сопровождало всего человек десять… Радостно доверив коллеге бразды правления, я улизнул к мамочке – типа, в гости.

Она была несколько удивлена:

– Что же ты не позвонил?..

Ох, уж эти французские заморочки!

– Совершенно случайно выдался перерыв. Вот решил заехать. На похороны меня как-то не позвали… Может, расскажешь, наконец, что и почему?

– На подобные мероприятия как-то приглашать не принято…

– Но можно было хотя бы позвонить…

– Ты же так занят! Богемная жизнь, съемки, звезды… Попробуй, найди!

– Ну да, ну да!..

Когда моим родственникам что-то надо, они меня из-под земли достают, а тут…

– И что же все-таки случилось?

– Все очень банально: сердце… При папиной-то работе… Но тебе это вряд ли знакомо…

Да уж куда нам, убогим…

– Но он же никогда не болел, – вспомнил я.

– Так всегда и случается: раз – и все…

– А что врачи сказали?

– Ох, не помню. Какой-то мудреный диагноз… А что ты вдруг так этим заинтересовался? Я что-то слышала про твое нынешнее увлечение детективами. Неужели ты думаешь?.. – маман картинно закатила глаза.

С актерским мастерством у нас в семье всегда дела обстояли хорошо!

– Просто, он же мне не чужой был… – парировал я.

Она только махнула рукой.

– А завещание? – перешел я, наконец, к главному.

– Что, завещание?.. Ты у нас плохо обеспечен?..

– Просто интересно…

– Может, я тебя и разочарую, но единственной наследницей являюсь я. Координаты нашего адвоката дать?

– Ну, зачем же! Я верю…

– Что-то ты, Саша, темнишь…

– А где твой мальчик?

– Мишель? Надо полагать, в университете…

– Боже! Он еще и малолетка!

– Что же мне, с дедушками дружить?..

В разгар нашей перепалки заявился, наконец, Мишель.

– Ну, наконец-то, мой мальчик! – радостно заворковала маман. – А то меня уже начали утомлять экзерсисы в словесности с ненаглядным Алексом!

Опять Алекс!

Чтобы не мешать наслаждаться людям счастьем, а поспешил распрощаться:

– Меня на площадке ждут…

Для приличия попеняв, что, мол, в родительский дом толком приехать не могу, меня милостиво отпустили.

Мишель вызвался меня проводить.

– Мсье что-нибудь узнал?

– Пока ничего конкретного. Где найти адвоката?..

Он назвал мне адрес юридической конторы в самом центре Парижа. Скромненько, и со вкусом…

– Надеюсь, мы еще увидимся? – Мишель чмокнул меня на прощание в губы.

Мне тоже, почему-то, захотелось надеяться…

Я вернулся на площадку в самый интересный момент: Ахмед, вскочив на стул, вдохновенно объяснял массовке, как надо изображать радость. Вова с важным видом стоял рядом – типа, им, звездам, все давно ясно…

Не желая мешать, я тихо сел у стенки – хоть кофе выпить, наконец, смогу!

Заметив меня, шейх радостно махнул рукой:

– Дальше он вам объяснит!..

И полностью удовлетворенный, удалился решать важные государственные дела.

Черт! Опять с кофе пролет!

Вова, с довольным видом, пододвинул мне руководящий стульчик. Я тяжело вздохнул…

К вечеру моя измотанность оценке не поддавалась.

– Все, завтра – выходной, – жестко объявил я директору. – Не собираюсь здесь умирать…

От такой наглости тот даже не нашелся, что ответить.

Ура! Высплюсь!

Как бы не так! Утро началось, как всегда, с бодрого Вовиного голоса:

– На зарядку становись!..

Я слабо пытался сопротивляться, но был извлечен из-под одеяла и пристроен рядом для отжиманий. Ладно, что мне еще дозволялось не поддерживать бешеный темп…

Кажется, кто-то вошел. Я поднял глаза.

– Не отвлекаться, – строго сказал Вова.

На пороге стоял ошарашенный Мишель.

– А, твой французский друг пришел, – наконец, заметил Вова. – Пусть присоединяется…

– Мсье? – наконец ожил французик.

– Присоединяйся! – пригласил я.

Он опять ошарашено уставился на нас.

– Извините, я не готов…

– Да, ладно, раздевайся, и – вперед, – махнул рукой Вова.

 Я перевел.

Судя по всему, раздеваться Мишель любил – поскольку тут же начал разоблачаться.

Вова по достоинству оценил его черные шелковые трусы… Надо ли говорить, что отжиматься мы перестали?

После не совсем обычной утренней зарядки мы дружно пошли в душ, где еще немного позанимались физкультурой.

Наконец, закончив водные и не только процедуры, Вова затребовал завтрак в номер. Мишель рассказал, что звонил на площадку, ему сказали – выходной, и он решил приехать…

– Что-то еще нашел?

Он кивнул:

– Вот эти снимки…

Вова ошалело уставился на фотографии:

– Он что, обоих родителей ублажал?

Я перевел.

– Что вы, мсье! Никогда!

– А фотки откуда?..

На снимках полуголый Мишель обнимался с моим папиком…

– Может, монтаж? – спросил я.

Он пожал плечами.

– Ты когда-нибудь с кем-нибудь фотографировался в подобном виде?

– Не однажды…

Да, дела…

– Слышь ты, мусье, – встрял в разговор Вова, – такие фотки у тебя есть, ну, с другими мужиками?

Я перевел.

– Да, наверное…

– Ну, так поехали – покажешь!..

Позавтракав, мы отправились к Мишелю домой. Он жил недалеко от Латинского квартала, в какой-то мансарде. Лифта, естественно, не было.

Вова по-хозяйски уселся в кресло и затребовал фотографии. Мишель выгреб из ящиков стола кучу снимков. Мы начали сравнивать…

– А французик-то любвеобильный, – констатировал Вова.

Действительно, фоток была прорва. И все с разными партнерами. Обоего пола…

Наконец, часа через два, я наткнулся на что-то похожее.

– Кто это?

Он задумался.

– Не помнит, – удовлетворенно отметил Вова.

– Да, ладно, тоже праведник нашелся!

– А что? Я всех своих помню. Ну, почти…

Наконец Мишель неуверенно сказал:

– Это мсье Альбер. Мы познакомились на Лазурном берегу, когда отдыхали там с вашей маман.

– Она его знает?

– Конечно. Это она нас и познакомила!

– А снимал кто?

Он наморщил лоб.

– Никто. Камера была с дистанционным управлением…

– Маман знает о твоих проказах с этим Альбером?

– Не думаю…

– А снимки где нашел?

– В спальне у мадам…

– Она их видела?

– Не думаю… По крайней мере, ничего не говорила…

– Да, по-моему, пацан куда-то влип, – решил Вова. – А завещание, то, что ты нашел, где?..

– Здесь…

– Давай…

Вова изъял вещдоки:

– Так надежнее.

– И что мне делать? – спросил Мишель.

– Делай вид, что ничего не произошло. А мы уж что-нибудь придумаем…

Француз вдруг припал к широкой Вовиной груди. Как все знакомо…

– Мсье мне помогут?

– Ну, куда же мы денемся? – проворчал Вова, гладя Мишеля по чернявой голове.

Успокоив Мишеля, мы решили нанести визит в юридическую фирму. Мэтр Лярош, солидный дедушка с усами, как у Тараса Бульбы, спросил, подозрительно косясь на Вову:

– Ваш русский адвокат?..

Я кивнул.

– Хорошо. Итак, завещание вашего отца: поскольку вы не присутствовали на оглашении по уважительной причине…

– Мэтр?..

– Ваша матушка уверила, что вы в больнице, и даже показала соответствующий факс…

– Очень интересно!..

– Вы хотите сказать?..

– Был вполне жив и здоров.

Ларош вопросительно уставился на Вову. Тот шепотом спросил:

– Че ему надо?..

– Скажи что-нибудь умное…

– С точки зрения отечественного законодательства… – выдал с умным видом Вован.

Я перевел:

– Он считает, что вы можете продолжать…

Француз кивнул:

– Итак, я обязан вас ознакомить, как заинтересованное лицо, с завещанием. Забегая вперед, скажу, и вам это, скорее всего, известно, что единственный наследник – ваша матушка…

Я кивнул.

– Скажите, мэтр, а не могло ли быть какого-то другого завещания?..

– Что вы имеете в виду?..

– Ну, более раннего, или более позднего…

– Ранние автоматически бы аннулировались при оформлении того, что вы держите в руках, а позже ваш отец к нам не обращался…

– А если он оформил его где-то еще?..

– С целью? – изумился Ларош. – Ну, если только он хотел создать лишние проблемы своим родственникам после собственной смерти…

Я поблагодарил мэтра, и мы распрощались.

– И что? – начал пытать меня Вова в машине.

– Сказал, что если бы папаша решил крупно подгадить своим наследникам, то тогда мог бы где-то на стороне оформить новое завещание…

– А зачем этому деду на столе столько штампов? – вдруг спросил Вова, как всегда, застав меня врасплох.

– Вот бы и спросил у коллеги, – подколол я. – Французы – как я, ленивые. Зачем лишний раз писать, если можно штамп поставить. К тому же, и подделать труднее…

– И что ты про все это думаешь?

– Пока ничего. По всей видимости, нашего Мишеля кто-то сильно хочет подо что-то подставить…

И подстава не заставила себя ждать…

Через два дня на площадку заявился полицейский. Я грешным делом подумал – уж не Жак ли?.. Нет, этот оказался не таким стройным, и не таким гибким.

– Мсье придется проехать со мной в госпиталь… Вашу мать пытались отравить…

– Она жива?..

– Да. Но в тяжелом состоянии…

Он недоуменно посмотрел на Вову, садящегося в полицейскую машину.

– Ваш адвокат?..

– Ага, – скромно сказал Вова.

В палату нас не пустили, но обнадежили, что риска для жизни нет…

– С вами хочет побеседовать комиссар Рено, – сказал полицейский, который нас привез.

Увалень, чем-то похожий на сильно раздавшегося Пьера Ришара, взял с места в карьер:

– Вы кого-то подозреваете?

Я пожал плечами.

– Почему? – выпалил он.

Интересно, почему – что?

– Я очень редко бываю в Париже, и вряд ли посвящен во все тонкости жизни моих родителей…

– Вы знакомы с Мишелем?..

– Несколько раз виделись.

– На сегодня он – главный подозреваемый…

Тут уж пришел мой черед удивляться:

– Но почему?..

Комиссар пожал плечами.

– Ну, во-первых, он – профессиональный альфонс. Во-вторых, у нас есть ряд компрометирующих документов… – и он выложил передо мной ксерокопию завещания, и пару фотографий, похожих на те, что мы уже видели.

– Но ведь это всего лишь копия… Вы нашли оригинал?

– Ищем!

– А это? – я указал на бумажки на столе. – Как к вам это попало?..

Он поморщился:

– Прислали в участок. Без подписи и обратного адреса…

– У нас это называется анонимкой и не может быть использовано в качестве улики…

– Но это единственное, за что мы пока можем зацепиться… Кстати, когда мы приехали, вашей матери кто-то сделал промывание желудка. Не знаете, кто бы это мог быть?..

– Мишель, – не задумываясь, ответил я. – Насколько я знаю, он учится на врача…

– А где он, вы тоже знаете?

Захотел кого поймать! Я честно закатил глаза:

– Ну, откуда…

– Хорошо. Если что-нибудь узнаете – звоните. Вот телефон, – он протянул свою визитку.

После ухода комиссара, я коротко изложил Вове все, о чем мы говорили.

– Вот придурок, – вынес вердикт тот. – Он что, думает, что этот Мишель сначала травит, а потом сам откачивает?

– Черт его знает, что он думает! Теперь же они начнут усиленно искать пацана!

– Да, – протянул Вова. – Надо было его заранее где-нибудь спрятать!

– Где? Мы же не дома!

Мы вернулись на площадку.

После съемок я зашел в гримерку, где Вова размазывал свой любимый «Макс Фактор». Глядя на это завораживающее зрелище, я вдруг краем глаза заметил какое-то шевеление за вешалкой с костюмами.

– Там кто-то есть! – прошипел я.

Вова, не торопясь, подошел к одежде с невесть откуда взявшейся бейсбольной битой в руках, и грозно сказал:

– А ну, выходи!..

Из-за вешалки бочком вышел насмерть перепуганный Мишель.

– Мсье, это я…

– Да вижу, что ты… – пробурчал Вова.

– Ты как здесь оказался? – спросил я.

– Меня полиция разыскивает. Вот я и решил… Здесь оборудование разгружали, я пристроился, как будто грузчик, а потом сюда пробрался… На дверях имя мсье написано, – он кивнул в Вовину сторону.

– Так, а тебе это ничего не напоминает? – вдруг заржала наша звезда.

– Ну, как же! Только, в отличие от тебя, он одет и здесь светло!

– Мсье? – Мишеля явно испугало наше дружное гоготание.

– У нас уже была подобная ситуация, – объяснил я. – Только в роли жертвы выступал он.

Бедный француз окончательно ничего не понял.

– Может, ты все же расскажешь, что было на самом деле? – спросил я у Мишеля.

– Я приехал домой… к мадам, днем… после… после университета, – начал, запинаясь, тот.

– Ты правду будешь говорить, или как?.. Мы же не полиция…

– Хорошо. Я был у Лизет – это моя подружка, не по работе, не думайте… Приехал, а мадам не отвечает – лежит на кровати, как мертвая. Ну, чему-то меня все же научили за годы студенчества… Понятно, что отравление. Сделал промывание желудка, только она начала приходить в себя, только я собрался вызвать «скорую» – а тут сирены… Полиция, врачи… Но я ведь никуда не звонил! Я через черный ход вышел, спрятался в сарае, перелез потом через забор – и сюда…

– Ладно, где его прятать будем? – деловито спросил Вова. – Не в гостинице же?..

– А ты вспомни классическую литературу, – вдруг мне на ум пришла идея.

– Какую?

– Французскую. «Трех мушкетеров», например…

– Всегда мечтал там сняться!.. – протянул он.

– В роли Портоса, конечно?

– Нет, Анны Австрийской!

Во дает!

– Ну, ладно, так вот, где прятали во Франции тех, кто спасался от гнева короля или кардинала?

– В монастыре, что ли? Ты-то как туда попадешь?..

– Есть старые связи. У моей бабуси был поклонник, настоятель одного из монастырей. Он просто фанател от ее фильмов. Боец Сопротивления, кстати. Вот только, жив ли он?..

Я припомнил название монастыря, позвонил в справочную, и… Отец Пьер ответил мне вполне бодрым голосом:

– О, Сашá! Рад тебя слышать!

Я спросил, можно ли приехать?

– Разумеется. Жду…

– И как мы этого типа вывезем, – кивнул Вова на Мишеля, когда я изложил ему свой план. – В пидовку переоденем, как меня?

Вот гад злопамятный! Я же ему жизнь спасал!

– Ну, почему же. Можно во вполне симпатичную девчушку превратить!

– Ага, хорошая идея! – заржал Вова, и потянул француза к зеркалу.

Да, недаром его в Голливуде учили! Натянул на Мишеля парик, подмазал… Осталось только одеть… Ну, с этим проблем нет. В соседней костюмерной мы подобрали подходящий прикид, предварительно нацепив на бедного Мишеля накладную грудь. Обувь тоже особого затруднения не вызвала – у него была достаточно маленькая  нога.

– Ой, не могу, – захихикал Вова, поворачивая пацана во все стороны. – Я, кажется, уже влюбился!

– Умерь свой пыл! Нам надо дело делать, а не твои естественные инстинкты удовлетворять!

До монастыря ехать было часа два. Я всегда путался во всех этих монашеских орденах, знаю только, что нравы там царили строгие, туристов на территорию не пускали.

Пока я сидел за рулем, Вова с Мишелем изображали на заднем сиденье сладкую парочку. И, по-моему, не понарошку…

Отец Пьер обнял меня, радостно пожал руку Вове и с недоумением взглянул на девицу.

– Сашá, у нас же строгие правила, – укоризненно произнес он.

– Знаю, знаю, сейчас все объясню…

Мы прошли в комнату настоятеля. Каменные стены, маленькое окно, грубая мебель, и – ноутбук на столе! Прогресс берет свое…

– Раздевайся, – сказал я Мишелю.

Тот послушно снял парик, и начал разоблачаться.

Я тем временем изложил удивленному монаху суть происходящего.

– Ну что ж, – вздохнул он. – Но только в память о твоей бабушке…

– Чем ты занимаешься, сын мой? – спросил он у Мишеля.

Тот потупился. Потом нашелся:

– Я – студент. Будущий медик…

– А с виноградом когда-нибудь дело имел?

– Да, мсье. У моего дедушки были известные на всю округу виноградники, и я там работал каждое лето, пока… Пока дед не умер.

– Ну и славно! Этим и займешься, вот – оденься, – он кинул Мишелю что-то черное.

Наш французик в рясе – вот это зрелище! Просто шок…

– Да его же в кино снимать можно! – выпалил Вова. – Какой типаж!

Вот уж – действительно. Как будто всю жизнь жил в монастыре!

На прощание я пообещал Мишелю приехать, как только что-то узнаю.

– И что ты обо всем этом думаешь? – спросил Вова на обратной дороге.

– Может, тот тип, который был на снимке, все и заварил?

– А зачем?

– Ну, не знаю. Может, он в маман влюблен и ревнует.

– Зачем же тогда с Мишелем трахался?

– Вова, кто бы спрашивал! Удовлетворял сексуальный голод!

– Тоже мне, праведник, – возмутился, в свою очередь, Вова. – Можно подумать, сам этим не занимаешься!..

– Ну, на вашем-то фоне… – скромно потупился я.

Вова гордо заржал.

– И полицию кто-то в известность поставил, и фотки им послали, и копию завещания… Зачем?

– Надо найти этого типа и поговорить по душам, – решил, недолго думая, Вова.

– Вопрос только – где? Я у Мишеля спрашивал – он ничего о нем не знает. Надо ждать, пока с маман разрешат разговаривать…

– А не могла она сама?..

– Что? Травануться, предварительно вызвав полицию? Но зачем?

В гостиницу мы вернулись далеко за полночь. Там нас уже ждали. Охранники Ахмеда, как ни в чем не бывало, сидели в моем номере и смотрели телевизор.

– Мы слышали, у вас проблемы? – спросили они с явной угрозой в голосе.

– В общем – да. Мою мать пытались отравить, полиция этим уже занимается…

– А зачем вы в монастырь ездили?

– Э… э… Натуру выбирали, для будущих съемок…

Они укоризненно покачали головами.

– Нам все известно. Мы не считаем, что этот юноша отравил мадам, но зачем вам его прятать?..

– Как зачем? – искренне удивился я. – Вы хотите, чтобы его посадили в камеру к уголовникам, и там над ним измывались? Я привык помогать людям, которые попадают в трудные ситуации. Извините, наверное, последствия советского воспитания…

Вряд ли эти мордовороты с взглядами профессиональных киллеров знали что-то про советское воспитание, но моя пламенная речь произвела на них впечатление.

– Хорошо. Мы не будем ничего сообщать полиции, и сами займемся этим делом. Но – шейх просит: пожалуйста, не лезьте снова никуда!

Я с благонравным видом пообещал исправиться…

Через несколько дней меня пустили, наконец, к маман. Выглядела она вполне живой, хотя и несколько бледной.

– А где этот паршивец? – вместо приветствия спросила она.

– Какой еще паршивец? – как будто не понял я.

– Не притворяйся! Мишель, конечно! Отравил меня – и в кусты?

– Ну, насколько я знаю, он тебя, как раз, спас…

– Не говори глупостей! Полиция считает его главным подозреваемым!

– А кто, по-твоему, тогда делал тебе промывание желудка? Кроме него в твоем доме никого не было с медицинскими познаниями…

– Ну, не знаю… – задумалась маман. – Нет, все равно паршивец – чего убежал-то?..

– Испугался. Думаешь, ему сильно хочется в тюрьму?

– Невиновных у нас не сажают!

– Господи, мать, ты прямо как в 37-м году заявления делаешь. Если сказали, что враг народа – значит, враг…

– Это тебя бабуля просветила?

– Да я уже и сам большой мальчик. Кстати, какой-то Альбер звонил, спрашивал, как ты…

– Не говори глупостей! – строго сказала маман. – Его нет в стране…

– А где он? – невинно поинтересовался я.

– Тебя что, КГБ завербовал? Сказала – нет, он не во Франции. Еще вопросы?..

Да, видно крутой этот Альбер дядя, если им может КГБ заинтересоваться…

Так что у маман я ничего не узнал. И куда теперь идти?

– А, может, попробовать Жака найти? – предложил Вова.

– Как? Сходить на веселую улицу?

– Ну ты же был в ресторане его брата…

А что – это идея. И мы поехали искать ресторан…

Поскольку адреса я не знал, а дорогу помнил плохо, то поплутали мы славно. Вова к финалу, конечно же, озверел, обзывался Сусаниным. Наконец я радостно завопил:

– Вот он, вот он…

Ресторан был открыт, но посетителей почти не было.

– Сначала поедим, – решил Вова, – потом делом займемся…

Но этого нам как раз сделать и не дали. Завидев меня, братец Жака кинулся к нам, как к родным. Мы долго обнимались, выслушивали витиеватые приветствия, и, наконец, смогли спросить:

– А Жак где?..

Хитрый араб развел руками:

– Вы же знаете: сегодня – здесь, завтра – там…

– Но можно же с ним как-то связаться…

Он опять развел руками:

– Будет возможность, я скажу, что мсье его ищут…

– Мы остановились…

Он махнул рукой:

– Вы же знаете Жака! Зачем ему ваш адрес – он, если надо, сам найдет…

Окрыленные таким признанием талантов Жака, мы отправились восвояси. Предварительно, конечно, нас до отвала накормили арабскими деликатесами. И денег, естественно, не взяли…

Умиротворенный и сытый Вова возлежал на диване.

– Я понял, – наконец, выдал он, – этот Альбер – международный террорист, и так решил на тебя выйти…

– Очень умно! Я-то здесь причем?..

– Ну, может он как-то был связан с поставками людей в публичные дома…

– Какая-то уж очень сложно закрученная конструкция. Проще было бы приехать к маман и там со мной познакомиться…

– Да, мне явно вредно думать. Это не моя стихия… – грустно заключил Вова.

– Нет, что ты! Доля истины в твоих размышлениях есть. А что, если…

– Что?..

– Положим, кто-то задался целью выйти на наших с тобой друзей – Жака, или Эжена, может – Серегу. Что для этого нужно? Втянуть нас в очередную детективную историю! Мы наверняка начнем искать, как выйти на них… Черт! Мы же все делаем по его сценарию…

– Делать-то теперь что?..

– Ни в коем случае не встречаться с Жаком!

– А если за нами следили? Мы же привели их к его брату!

– Будем надеяться – нет…

И тут Вова выдал гениальную идею:

– А давай их со следа собьем!

– Как?

– Ну, не знаю. Начнем по всему Парижу ездить, находить каких-нибудь похожих на Жака мужиков, завязывать с ними знакомства…

– Тебе бы только знакомства завязывать!

– Но я же для дела!

Я согласился, что в этом что-то есть. И мы отправились на веселую улицу, где когда-то встретили Жака…

Улица, как всегда, бурлила. Опять большегрудые девицы вешались на Вову, опять бугай в коже зазывал на садо-мазо шоу… А вот и те, кого мы ищем. Несколько молодых арабов в плащиках на голое тело немного ошарашено уставились на нас, когда Вова радостно завопил:

– Пацаны, берем всех!..

После бурных танцев живота, мы громко посетили еще два борделя и несколько подозрительного вида кабаков в основном с восточной публикой… Не знаю, как наши преследователи, если таковые вообще существуют, но желтая пресса была в восторге. Несколько газетенок вышли с фотографиями, где мы в компании с полуголыми арабами, и крупными заголовками: «Звезда из России и его продюсер предаются разгулу в парижских борделях»… Неожиданной была реакция Ахмеда. Он сказал по телефону: «Ну, наконец-то вы начали работать на имидж нашего фильма!..» Ни фига себе, имидж!

Но, видимо, сработало: журналюги осаждали съемочную площадку, нас ни на минуту не оставляли без внимания. В такой кутерьме можно было встречаться хоть с целым диверсионным отрядом, никто не заметит. И если Жак захочет с нами состыковаться, то он это сделает непременно сейчас!

Вечером мы вновь отправились на веселую улицу. Вчерашние арабы встречали нас, как родных. Только сегодня их было на одного больше! Окружившие нас плотным кольцом журналюги предвкушали очередной жареный репортаж. Лишним арабом оказался, увы, не Жак. Но я рано расстраивался. Когда мы зашли, наконец, в знакомую квартиру, оставив явно расстроившихся журналюг за дверью, новый мальчик шепнул мне:

– Вы хотели встретиться с Жаком?..

– А это возможно?

– При нынешних обстоятельствах – нет, но можете передать через меня…

Я подумал: а вдруг – подстава? А с другой стороны…

Вова подоспел вовремя:

– У вас здесь что, тесный контакт вырисовывается?

– Он говорит, что может передать мой вопрос Жаку…

– Ну, так передавай! По-другому все равно не сможем!

Ладно, рискнем…

– Альбер, – сказал я.

Араб кивнул, ничуть не удивившись.

– Приходите завтра…

Гулянка продолжилась с прежним накалом.

Надо ли говорить, что мы пошли туда и назавтра? Желтые газеты визжали от восторга. Человек Жака, как я его назвал про себя, вновь уединился со мной.

– Сведения отрывочные. Работает на внешнюю разведку, много контактировал с вашими родителями в былые годы. Подозревается в связях с террористами и торговцами антиквариатом. Прямых улик нет… Мощная поддержка в правительственных кругах. Для достижения цели готов на все. Опасен. Одним словом, крепкий орешек…

Я переваривал информацию. Да, ну и вляпался опять…

– Кстати, мсье, – продолжил араб, – поймите, мне здесь совсем не в радость находиться… Давайте куда-нибудь поедем, а я по дороге испарюсь…

Под одобрительные возгласы журналюг и вспышки камер мы загрузились в машину. Я заметил на лице у араба очки. Да, шифруется… По дороге он достал из невесть откуда взявшейся сумки одежду, скинул плащ, натянул джинсы и свитер.

– Остановите, пожалуйста, здесь…

Он вышел из машины и растворился в темноте переулка. Я даже не знаю, как его зовут… Еще один работник под прикрытием…

– Ну, что узнал? – любопытство Вову так и распирало.

– Ничего хорошего… Этот покруче всей нашей предыдущей банды будет! Это тебе не Хайнц, которого можно было за шиворот тряхнуть…

– Да уж, обрадовал… Что тогда делать?

– Пока – собирать информацию…

– Где?

– Используем старые связи…

– Опять к дедушке-монаху поедем?

– Нет. Нанесем пару светских визитов…

Первым делом я созвонился с Рене – старый друг родителей. Много лет проработал в МИДе, сейчас – на пенсии. Но очень важный дядя… Нас пригласили к обеду.

– Какой язык выберем? – по-деловому подошел к общению Рене.

– Лучше – английский, – кивнул я на Вову.

Рене улыбнулся.

– Итак, мой мальчик, что тебя интересует? Ты ведь не просто так приехал к старику Рене?

– Вы, как всегда, проницательны. Альбер… Мне кажется, он что-то замыслил.

– Кажется, или?..

– Слишком много случайностей. И слишком профессионально они организованы…

– Да, я слышал. Можешь не перечислять. И все же, почему – он?

– Не знаю. Единственное имя, которое всплыло. А то, что удалось узнать о нем…

– А ты деятелен, мой мальчик… Хорошо. Я подумаю. И дам знать…

– Ты думаешь, он что-то скажет? – засомневался Вова, когда мы вышли.

– Я ничего не думаю. Но надо же хоть что-то предпринять…

О втором визите я предпочитал не думать. Княгиня Ольга, старинная подруга матери, особа взбалмошная, капризная, непредсказуемая, и, ко всему, умная. Жуткая женщина! Общение с ней мало кто мог вытерпеть…

– Вова, приготовься к массированной атаке сексуально озабоченной бабушки… – честно предупредил я его в день визита.

– А она – богатая? – только и спросил наш гигант секса.

– Даже – слишком!

– Тогда – пусть пристает!

О, старушка, увидев такой экземпляр, только что слюни не пустила! Она мурлыкала, строила глазки, не обращая на меня ровным счетом никакого внимания.

Вова взял инициативу в свои руки:

– Мадам знакома с Альбером?..

– Сокровище мое, зачем тебе этот старый козел?

– Нам кажется, он копает под вашу подругу…

– Этот может…

Поглаживая Вову по коленке, и закатив глаза, она, наконец, сказала:

– Этот подлец увивался вокруг меня после не то пятого, не то шестого развода…

Тут, наконец, пригодился я:

– Ну, ты помнишь, милашку Луи?..

– Тогда – после пятого…

– Ну, вот… О чем это я?.. Да, так вот, он сумел устранить тогда трех конкурентов…

– Каким образом?

– Автокатастрофа, контрабанда наркотиков, пожар… Он остался один. Но… Не на ту напал! – княгиня не скрывала триумфа.

– А что ему сейчас надо?

Она развела руками.

– Может, он добивается руки твоей маман?

– А она об этом не догадывается…

Ольга захихикала:

– Может, и так…

К великому сожалению княгини, я потянул Вову домой:

– Пора, у нас – съемки…

– Порнофильм? – заинтересовалась Ольга.

Вот старая развратница!

– Нет, обычный, художественный…

Она скривилась:

– Ну, что ж, если надо… Надеюсь, мы еще увидимся? – она с надеждой посмотрела на Вову.

Когда мы вышли, я сказал:

– Смотри, она сейчас в очередной раз вдовствует…

– Я подумаю, – заржал Вова.

Итак, что мы имеем? Какого-то коварного типа, который ни перед чем не останавливается для достижения цели, какие-то странные фотографии и непонятное завещание, насмерть запуганного Мишеля, и маман, которая считает его главным подозреваемым… И, что? Где бы этого Альбера найти? А стоит ли его искать? Опять – голова кругом.

– Что придумал? – пристал Вова.

Я пожал плечами:

– Если этот Альбер такой крутой, как все говорят, что мы с ним сможем сделать?..

Остался последний съемочный день в Париже. Наутро мы уезжаем в Канны. Как всегда, в самый неподходящий момент, позвонили на площадку.

– Старик Рене сказал, вы меня ищите? – вполне интеллигентный голос в трубке.

– ?..

– Ах, да – я Альбер.

Вот те на!

– Мы можем поговорить?

– Подъезжайте в кафе на Елисейских полях. Догадываетесь?..

Еще бы! Там всегда бывали дед и бабуся… Он-то откуда знает?..

А может, это – очередная ловушка? Что же делать?

Вова разрешил все проблемы.

– Да поехали! Я же рядом!..

Нет, Альбер не обманул. Я сразу заметил его за угловым столиком – тот тип с фотографии Мишеля. Не молод, чувствуется военная выправка.

Он пожал нам руки, слегка улыбаясь в усы. И ничего не спросил про Вову…

– Так вот, – начал Альбер, когда мы уселись, – я, конечно, не ангел… Не знаю, что там вам наговорила эта сумасбродка Ольга, но я совершенно не имею никаких видов на вашу мать. Мы – старинные друзья с вашими родителями. Было время – они помогли мне, но это, сами понимаете, разглашению не подлежит. Возможно, и я им помогал… А что касается этого мальчишки… Что-то было, не отрицаю, но это, как говорят у вас, в кино, только очередной эпизод… Я ответил на ваши вопросы?

Я кивнул.

– Но кто же тогда?

Он засмеялся.

– Не знаю. Понимаю, что лишиться главного подозреваемого – тяжело, но – что поделаешь? А, может, стоит вспомнить французскую мудрость?..

– Шерше ля фам?.. – вдруг выпалил Вова.

– Вот, вот, – кивнул Альбер. – Но это – только одна из версий…

– И кто же эта дама?

Он развел руками:

– Спросите лучше у маман…

Мы распрощались. Ничего себе – опасный тип, связанный с террористами! Очень приятный дядя… Конечно, может, он врет. Но я, почему-то, ему поверил…

– Настоящий мужик! – вдруг выпалил Вова, когда мы садились в машину.

Все это хорошо, но теперь и единственного подозреваемого нет… Придется ехать в гости к маман – ее уже выписали из больницы.

Вечером мы с Вовой нанесли визит в родительский дом. А маман была не одна!

– Жан! – представила она нового альфонсика.

Милый мальчик! О, господи!

Заметив некоторое смятение на моем лице, маман пожала плечами:

– Мне же одиноко! Все время одна! Твой отец… И почему надо было так рано умирать!.. А ты… – то телевидение, то кино… Что же мне целыми днями одной быть?..

Да, веские аргументы! И как это папик посмел, не спросясь?..

– Кстати, я Альбера видел!.. – выпалил я, потому как пауза затянулась.

– Я – тоже! – томно сказала маман.

Вот шустрый мужик! Уже и здесь успел побывать…

– И – как?

– Как всегда – мы же старые друзья…

– Вы правда ему помогли?

Она сразу посерьезнела.

– Тебя это не касается… Тема обсуждению не подлежит…

Новый мальчик уже вовсю строил глазки Вове. И где она их таких находит?

Маман перехватила мой взгляд:

– Что, ревнуешь?..

– Ты это о чем?..

– Да ладно. Думаешь, не догадываюсь?..

– Вы с папиком, случайно, в разведке не подрабатывали?..

Она усмехнулась:

– Случалось…

Вот те на! А еще на дедушку-чекиста грешили! Да вот она – наследственность-то откуда!

– Ты все же думаешь, что виноват Мишель?

Маман пожала плечами:

– Какая теперь разница…

– А ты не боишься?

– Чего?

– Что этот кошмар повторится…

– За старые грехи всегда нужно расплачиваться, – усмехнулась она.

– И кто же тебе мстит?

Она махнула рукой:

– Я же сказала: тема закрыта…

Так ничего и не добившись, мы отправились в гостиницу. Жан распрощался с нами, как с родными.

– В Каннах в казино пойдем? – спросил Вова, усаживаясь за компьютер.

– А то!.. Мы, вообще-то, там снимать будем!

– Съемки – съемками, а по правде?

– Ты уж точно пойдешь!

– А ты, типа, нет? – набычился он.

– Я подумаю…

– Ах ты, гад! – Вова повалил меня на диван. – Тебе голову оторвать, или как?..

– Или как!.. – завопил я, хватая его за уши.

– Отпусти, дурак, больно же! – взвыл он.

– А ты не провоцируй мои музыкальные руки!

– Мсье можно отвлечь от важного дела? – вдруг услышали мы чей-то голос.

Перед нами стоял, улыбаясь, наш недавний знакомый с веселой улицы.

Мы ошарашено уставились на француза.

– Так вот, нам известно, что вы виделись с Альбером…

Мы кивнули.

– Вы ничего не хотите рассказать?

Я с чистой совестью изложил наш разговор – вряд ли это принесет вред Альберу.

– И все?

– Да…

– Понятно. Вы уже начали искать женщину?

– Нет еще. Не успели. Маман ничего не говорит…

Он усмехнулся:

– Вы, наверное, не там ищете!

И повернулся к двери.

– Минутку, – завопил я.

Он обернулся.

– Можно узнать ваше имя, мсье?

Он улыбнулся:

– Можете звать меня Пьером.

И вышел.

– Во дают! – восхитился Вова. – Я никак не могу привыкнуть, что я – Алекс, великий и неповторимый… А эти… Миллион имен у каждого, и ведь не путают!

– Вот поэтому нас с тобой в Интерпол и не берут!

– А мы и не просимся…

– Давай попробуем!

– Ага. Завтра же заявление напишем…

Как говорил мой бывший, Олег, – таких не берут в космонавты…

В Канны прикатил Ахмед, и, первым делом, закатил грандиозный прием:

– Для дела нужно! – отмел он мои возражения. – Будешь улыбаться, и знакомиться с мировыми знаменитостями! Это тебе не «Мосфильм»!

«Мосфильм» ему не нравится! Конечно, Ахмеду видней – он-то там снимал в молодости, а я – ни разу… Ладно, раз надо – будем улыбаться…

Вова пришел в восторг:

– Нормально! Оттянемся! Девочки будут?

– Как всегда! Смотри, предохраняйся…

– Ой, ой, ой! Что я слышу! Ты мне резинки уже в карман смокинга положил?

– А то! Штук двадцать, наверное…

– Что ж так мало! Плохо ж ты обо мне думаешь!

– Ладно, еще прикуплю…

Вова двиганул меня по плечу:

– Старый ты зануда!

Это он так мне свою любовь выказывает…

Перед приемом Вова затащил меня в казино:

– Тряхнем стариной!..

Тряхнули мы славно! Желтые газеты опять дадут первополосные снимки: «Русская звезда проматывает деньги в казино!» Я еле утащил разгулявшегося Вову.

– Пойдем, пойдем, прием начинается… Ахмед будет злиться!

Опять – дворец, опять – шикарная публика. Я почему-то вспомнил Эжена – он тогда был графом Дюбуа… Вот бы с кем посоветоваться!

Сияющий Ахмед знакомил Вову и меня со звездами. Эти имена небожителей я раньше мог только слышать… А здесь… Улыбки, светские разговоры ни о чем… Как бы была счастлива бабуся, увидев меня сейчас – равного среди равных…

А вот и знакомое лицо – порнозвезда из Голливуда.

– Джон!

– Алекс, Вова! Как дела?

– Да вот, снимаем…

– А ты?

– Как всегда… Пока пользуюсь успехом!

– Амплуа сменить не хочешь? – выпалил вдруг Вова.

– В смысле?

– Снимешься у нас, в серьезной роли… – он глянул на меня. – Ты не против?..

– Ну, что ты!

Джон задумался.

– Так неожиданно… А что, может, попробовать?

Да, это, несомненно, добавит успеха нашему проекту…

Джон с Вовой уже куда-то уединились с длинноногими девицами, а я все думал над словами Альбера… Где же искать эту «ля фам»?

– Ты чего стоишь один? – спросил Ахмед.

– Да так… Задумался…

– Много думать – вредно. Хотя бы сегодня…

– Я постараюсь ради дела…

– Вот и умница!

– Послушай, ты ведь был уже большой, когда приезжал к нам… Может быть…

– Что?

– Дед и бабуля… Может, что-нибудь говорили о родителях, чего мне знать не полагалось?..

Он нахмурился:

– Нет. Не помню. Они ведь никогда плохо ни о ком не отзывались…

– Ну, может, хоть что-то?

– Вспомню – скажу… А пока – вон, тебе восходящая звезда глазки строит…

Восходящая звезда, напоминавший Тони Кертиса времен расцвета Мэрилин Монро, принялся вести светскую беседу, демонстрируя сияющую улыбку. Когда Ахмед и другие гости отошли от нас, он наклонился к моему уху и на чистом русском выпалил:

– Слушай, пойдем поссым, сил нет терпеть, а я не знаю – где здесь сортир…

Я засмеялся:

– Ну, идем!

И мы важно проследовали в комнату для мальчиков.

– Во, кайф! – выдал он, стоя у писсуара. – Нравится?

И развернулся ко мне не застегнутой прорехой.

– Впечатляет. А вид сзади можешь продемонстрировать?

Он молча спустил штаны и повернулся:

– Ну, как?..

– Слов нет…

Звезда довольно засмеялась.

– А резинка есть?..

Я кивнул.

– Чего тогда стоим?..

И мы начали действовать…

Через полчаса, выйдя к публике, мы застали там Джона и Вову.

Моя звезда – Гришка, он же Грегори по-киношному, радостно облобызал Джона – они оказались старыми друзьями, и с восхищением в глазах познакомился с Вовой. Тут я, кстати, и узнал его имя. Прямо, как в старом анекдоте – это еще не повод для знакомства…

– Ну, как новый знакомый? – спросил подошедший шейх, улыбаясь.

– Старый ты сводник!

– Вот и делай после этого добро людям! Да, кстати, единственное, что я вспомнил, – твоя бабушка все время была недовольна знакомством твоей маман с какой-то Светланой. Кто такая – не знаю. Кажется, они вместе в институте международных отношений учились. Не думаю, что тебе это что-то даст…

– Хоть что-то… И на том спасибо…

– Ну да. На мелководье… Кто-то там рыба?.. Омар, что ли?

– Рак.

– Блин, уже русский начал забывать! – от души выпалил Ахмед.

Какая-то киношная старушка в брюликах ошарашено уставилась на шейха, выражающегося по-русски. Не удивлюсь, если эта мадам поняла, что он сказал. Наших людей где только не встретишь!

Чье-то до боли знакомое лицо мелькнуло в светской тусовке. Неужели – Стасик? Точно – он! В цивильном виде я его на подобных мероприятиях ни разу не встречал.

Он подошел к нам с Вовой, и, как всегда, когда бывал не в образе, выдал:

– Привет, бойцы!

– Здравия желаю, товарищ командир! – съязвил я.

– Молодец, одобряю! – он хлопнул меня по плечу. – Слушай, помоги. Я же по-иностранному сам знаешь, как понимаю. А тут какая-то телка докопалась. Что ей надо?

– Веди к своей телке…

Телка оказалась сильно раздавшейся французской кинозвездой героических шестидесятых.

– Мадам что-то хотела сказать?..

– Мадемуазель, – поправила она меня. – Мсье, – она кивнула на Стаса, – как нельзя лучше подходит на роль в моем новом фильме…

Я перевел.

Стасик очумело уставился на дамочку.

– А про че кино? – наконец, выпалил он.

– Про любовь, естественно… Вы когда-нибудь видели меня в других фильмах? – кокетливо сказала француженка.

Если честно, то я видел всего один ее фильм сорокалетней давности. Что же касается Стасика… Его любимым кино, насколько я знаю, была трилогия о неуловимых…

– И что?.. – уставился на меня Стас.

– Да соглашайся ты… Не каждый день тебя во французское кино приглашают…

– Он согласен, – сказал я дамочке, лучезарно улыбаясь.

– Я тебе когда-нибудь плохое советовал?.. – это уже Стасу.

– Ну да, – пробурчал тот, – сделал из меня кумира голубой тусовки…

– Зато бабки какие!

Вот и делай после этого добро людям!

– Ну и что у вас? – спросил, сгорая от любопытства, Вова.

– Да вот, Стасика в кино пристроили, про любовь, к вон той толстой тетке…

– Рад за тебя, коллега! – Вова с чувством пожал Стасику руку.

– Прикалываешься, да?..

– Ну что вы, товарищ командир, как можно…

– Получите у меня, только домой вернемся, – пригрозил он нам напоследок, увлекаемый в уголок директором той самой звезды. Здесь все привыкли решать сразу…

– Теперь он нескоро домой вернется… – мечтательно протянул Вова.

– Все резвитесь?.. – услышали мы вдруг знакомый голос сзади.

– Я уже чуть было не заорал: «Серега!». Но он вовремя показал глазами, что не стоит.

 Вова, сияя как самовар, выдал:

– Да мы так, не в затяг…

– Наслышан о ваших делах… Где здесь можно спокойно поговорить?

– Идем, милый, – Вова игриво обнял Серегу, увлекая к лестнице. – И не трепыхайся! – это уже вполголоса, чтобы никто не слышал. – Типа, мы уединяемся… Шифровка по полной!

Если бы ситуация позволила, бедный Сережа наверняка бы начал кататься по полу. Его так и распирало от смеха.

Найдя комнату наверху, мы заперлись изнутри.

– Короче, сыщики хреновы… – начал Сережа свою приветственную речь. – Вы нам хотите все карты смешать?.. Зачем с Альбером встречались?

– Да он сам! – возмущенно выпалил я. – Что, отказаться надо было?

– Нет, но могли посоветоваться…

– С кем?

– Вам дали контакт…

– Блин, слово-то какое… Мы по мере сил и возможностей с ним и контактируем. А что делать – не знаем… Сережа, ну хватит выеживаться, скажи лучше…

– Вам уже сто раз говорили: сидеть и не дергаться! А они опять самодеятельность развели… Ладно. Кое-что полезное вы все же сделали. Но теперь… Что в ваших наполеоновских планах?

– Навести справки по некую Светлану, про которую бабуся плохо отзывалась. Ахмед вспомнил…

– И кого спрашивать будете?

– Стасика, естественно…

– О, боже! Оставьте вы его в покое… Сами разберемся. Надо будет – свяжемся…

Видя наши приунывшие фейсы, Серега, наконец, сжалился:

– Да ладно, мужики, я все понимаю… Но и вы поймите: это работа, а не кино. Дела-то серьезные, и пристрелить могут…

– Нашел, чем пугать, – набычился Вова. – У нас есть вон свой Ворошиловский стрелок… – он кивнул на меня.

– Так, мальчики, – озверел я, – еще одно слово в мой адрес, и…

– И че? – спросил Серега.

– Я вас… Я вам… Дюлей навешаю, вот, – выкрикнул я, предварительно отскочив на безопасное расстояние.

– А мы, типа, испугались, – Вова, как всегда, молчать не умеет.

Серега только покачал головой:

– Весело, конечно, с вами, но мне работать надо…

– А искать тебя как?

– Надо будет, сам найду… – и он вышел, улыбнувшись на прощание.

Мы вздохнули, и спустились вниз. Пора продолжать светскую жизнь…

– А хорошо, наверное, в Интерполе работать, – мечтательно сказал Вова, лежа в постели, когда мы, наконец, вернулись в гостиницу. – Каждый день риск, опасность, сложные задачи решать приходится… Не то что в кино – все время то дураком прикидываться, то умным.

– Ага, – согласился я, засыпая. – Мы же с тобой собирались заявления писать… Чего ж у Сереги рекомендацию не попросил?

– Да ну тебя… – рассердился Вова. – Я же серьезно…

– А если серьезно, то я уже побегал с автоматом – хватит острых ощущений. Можешь еще у Стасика спросить – как оно, в горячих точках… Или вот еще – Жак: хороший пример. Встанешь где-нибудь эдак в плащике на голое тело и будешь с мафиози в контакт вступать…

– Да, – согласился Вова, – лучше я в кино останусь. Здесь хоть стреляют понарошку…

На следующий день Стасик заявился к нам на площадку:

– Надо же посмотреть, что это такое… А то я все на тиви, да на сцене…

Ну, грех же было не воспользоваться такой возможностью!

– Да ладно, спрашивай, – выдал он, видя мои муки творчества.

Я выложил свою просьбу.

– Озадачил… Ладно, что смогу – узнаю… Я, кстати, уже контракт с той телкой подписал. А она – ничего, с понятием…

– Ну, в звезды просто так не берут, – с гордостью сказал Вова.

На что это он, интересно, намекает?..

Съемки в казино шли полным ходом. Я почему-то сразу вспомнил смеющиеся глаза Женьки – Эжена, и как мы в туалете дурака валяли… Где же он сейчас? Ох уж эти мне спецагенты ноль ноль семь…

Объясняя Вове очередную мизансцену, я обо что-то споткнулся. Под ногой оказалась странного вида фишка – я таких никогда не видел. Надо будет спросить – что это такое… И я положил ее в карман – до подходящего случая.

Вова кокетничал с очередной цыпочкой, когда в зал вошла умопомрачительная блондинка – он так и застыл на полуслове, с открытым ртом. Красавица мимоходом улыбнулась, и – прямиком ко мне! Вова от расстройства чуть не завопил, как Тарзан.

Как же я забыл! Это же спутница Эжена, которую я видел в гостиничном номере с взрывчаткой на выдающемся бюсте. Интересно, ей-то что от меня надо?

– Мсье режиссер может уделить мне минутку?..

Еще бы!

– Да, конечно… Мы, кажется, знакомы?..

– Ну, если это можно считать знакомством… Так вот – перейдем к делу. Могу я какое-то время поработать у вас в группе – ну, скажем, статисткой? Надеюсь, вы догадываетесь, чья это просьба?

– Догадываюсь… Хорошо, поработайте…

– Только… – она замялась, – скажите, пожалуйста, вашему другу, чтобы так на меня не пялился. Лишнее внимание мне не к чему!

– Закрой рот, – тихо сказал я Вове сквозь зубы. – Делай вид, что никого не увидел. Указание из центра…

– Шпионы хреновы, – осерчал он. – Даже на супер-телку толком посмотреть нельзя!..

Тяжело вздохнув и забыв напрочь про свою цыпочку, Вова пошел сниматься.

А если?.. Ну, да, девица явно не промах, покажу-ка ей необычную фишку!

– Откуда это у вас? – она как-то странно взглянула на меня.

– Нашел…

– Поконкретнее, пожалуйста…

Как на допросе!

– Споткнулся вон у того столика…

– Эта вещь вам не предназначалась. Спасибо, что вернули…

– А что это?

– Знак.

– Какой?

– Мсье задает слишком много вопросов…

Ну вот, опять!

– Простите, дурная журналистская привычка…

Она милостиво улыбнулась и опустила мою фишку в свою сумку. Знак… Знак чего? Черная метка, что ли? Нет, я так больше не могу!

– Кстати, Эжен передает вам привет! Хотите с ним встретиться?

– Еще бы!

– Надеюсь, это вскоре произойдет…

– О чем это ты с ней секретничал? – подозрительно спросил Вова.

– Да, так… Дела…

– Ой, не могу! Тебя что, уже в Интерпол приняли?

– Нет, но обещали… За хорошее поведение. Я не пялюсь на агентов, открыв рот. А если серьезно – обещала, что скоро с Эженом встретимся…

– Вот это было бы хорошо!

Интересно, о чем он подумал? Только о деле? Или тоже вспомнил эти смеющиеся глаза?

Через несколько дней Стасик пригласил нас к себе в гостиницу. Ну, сначала была образцово-показательная часть, для местной голубой тусовки. Все жеманничали, строили друг другу глазки, какой-то облаченный властью дедушка терся возле Вовы… Наконец, когда гоп-компания свалила, Стасик размазал лицо, и, откинувшись в кресле, обозвав меня для порядка гадом, что втравил его в эти дела, наконец, выдал нужную информацию:

– Понимаешь, времени прошло много, что-то узнать сложно… Так вот: с твоей матерью на курсе училась только одна Светлана – дочь одного из тогдашних членов политбюро. Девица была, судя по всему, безбашенная. Училась кое-как, кабаки, гулянки, мальчики… Несколько раз задерживалась милицией, но, по понятным причинам, ее тут же отпускали… Два криминальных аборта. Непонятно. При ее-то папаше можно было и в «кремлевку» лечь… Что их связывало с твоей матерью, опять непонятно, но в студенческие годы они считались лучшими подругами…

– А потом?

– Потом твои родители не вылезали из-за границ, со Светланой, насколько известно, нигде не пересекались. Она раз пять побывала замужем, последний муж – богатенький американец. Вот, пожалуй, и все…

– А какая у нее теперь фамилия?

– Броуди. И что?

– Может, Олегу позвонить?..

– О, представляю, что он тебе скажет!

– Да уж, придется молча терпеть…

Тем же вечером я позвонил в Штаты.

– Так, ты опять за свое?.. – голос моего бывшего благоверного не предвещал ничего хорошего.

– Ну, Олег, ну, пожалуйста… Ты пойми, это же касается моих родителей…

– Ага. И еще смазливенького альфонсика!

– А ты откуда про него знаешь?..

– Работа такая! – польщено ухмыльнулся (я так и представил его довольную рожу) этот гад. – Ладно, справки наведу. Но не рассчитывай, что ты что-то узнаешь…

– А кто тогда?

– Кто надо…

Я от души пожаловался Вове на жизнь свою насквозь порватую. Он похлопал меня по плечу, а потом глубокомысленно изрек:

– А, может, оно и к лучшему?.. Хоть не застрелят…

– Спасибо за заботу! Так ты тоже с ними? Все вы заодно! А то, что я сгораю от любопытства, тебе наплевать, да?..

– Ладно, не злись. Ты же все равно все узнаешь… Первый раз, что ли?..

Хорошего же все они обо мне мнения!

Супер-блондинка вполне профессионально влилась в массовку, старательно изображала умирающую от тоски богачку, просаживающую деньги в казино. Я к ней не приставал. Она меня не замечала… Вова страдал молча.

Как-то после окончания съемочного дня девица бросила мне на ходу:

– Сегодня в одиннадцать. Бар отеля «Плаза»…

Опять «Плаза»! Слишком много веселеньких воспоминаний связано с этой гостиницей.

Надо ли говорить, что ровно в одиннадцать мы уже восседали за столом, предвкушая встречу с Эженом. Но вместо Женьки со смеющимися глазами, за наш стол уселся какой-то лысый боров с хитрыми глазками.

– Можете называть меня Клаусом… – представился он. – Итак, мсье, сразу к делу…

Он извлек из кармана мою фишку! Интересно, что же это я нашел?..

– Вам знаком этот предмет?

– Да, я недавно нашел фишку под столом…

– Так вот, фишки такого образца не употребляются уже лет тридцать. Наверное, поэтому она вас и насторожила… А теперь – смотрите… – он поддел фишку ножом, та разделилась на две половинки. Внутри торчала какая-то микросхема.

– Эта конструкция, – продолжил боров, – известна среди специалистов как система «Знак». Очень удобно для слежки за объектом – всегда можно уловить сигнал с того места, где он находится… Вопрос: кто и для чего вам ее подкинул?..

– Почему именно мне?

– За этим столом были только вы двое… Вряд ли это – совпадение…

Мы с Вовой пожали плечами.

– Ну, и напоследок, – изрек Клаус, – подобная система в основном применяется в разработках ЦРУ.

– Да ну, на фиг! – выдал Вова.

– Что, мсье? – не понял боров.

– Это он высказал свое удивление…

– Ах, да, конечно… Ну, мне пора. С вами еще свяжутся…

– Это твой бывший подбросил, – высказал умную мысль Вова.

– Зачем? Из ревности?

– Ну, не знаю… Может, чтобы следить за нашей детективной деятельностью…

– Господи, Вова, где ты слов таких нахватался? Какая, к черту, деятельность? Сидим тут, как два идиота, а какой-то жирный боров нам что-то про шпионов втирает… А мы как ни фига во всем этом не понимали, так и не понимаем…

– Да, ладно, не психуй, – Вова положил мне руку на плечо. – Посидишь, подумаешь, а потом пойдем, кому-нибудь морду намылим и все узнаем… Помнишь, как раньше?..

Еще бы я не помнил! Тогда-то все просто было. А сейчас? Все вокруг да около, мы вроде в эпицентре событий, но все мимо проходит…

– Может, в монастырь съездим? – предложил Вова.

– А что, давай… Там спокойно…

Поскольку на следующий день был выходной, мы с утра поехали в монастырь.

Старый настоятель был нам рад:

– Какого чудного мальчика вы мне привезли!.. Он вылечил лозу, которую мы уже считали потерянной, занялся прививкой… Обещает и вино по новому рецепту сделать. Просто чудо!

Чудный мальчик тоже нам обрадовался. В футболке и джинсах, с секатором в руках, он производил впечатление простого деревенского мальчишки, а не альфонса – афериста.

– Мсье что-нибудь узнали?..

Я развел руками.

– Вроде, много чего, но ничего конкретного. Альбер, скорее всего, здесь ни при чем. Ты лучше вспомни, не говорила ли маман о какой-нибудь Светлане?..

Он наморщил лоб:

– Такое сложное имя… Да, я его слышал. Но по телефону. Мадам не было дома, позвонившая дама представилась именно так, сказала, что в Париже, хочет встретиться, мол, старинная подруга… Я передал вашей маман, она скривилась, но на встречу поехала…

– Куда?

– Сказала, что в какое-то кафе на Елисейских полях. Но название я не знаю…

– Я, кажется, знаю…

Мы пробыли в монастыре почти весь день. Мишель научил нас подвязывать виноград. Мы перекусили сыром, домашним хлебом, запили местным вином… Уезжать не хотелось. Впервые, за несколько месяцев, я почувствовал себя отдохнувшим.

Выслушивая мои восторги, отец Пьер только улыбнулся.

– Монастырь на всех влияет умиротворяюще. Правда, если живешь здесь долго – появляется, иногда, некоторое раздражение… Но, впрочем, это уже из области психологии. Приезжайте в любое время!

– И этот божий одуванчик в войну поезда под откос пускал? – спросил Вова, когда мы отъезжали.

– И не только. Он и разведданные собирал.

– Еще один шпион на нашу голову!..

Вечером нас пригласили к Ахмеду – если это можно назвать приглашением: его охранники, встретив нас у отеля, препроводили в машину и молча высадили у апартаментов шейха.

– Проходите, проходите, – радушно пригласил тот. – Есть дело!

– А позвонить нельзя было?..

– Вы исчезли с утра, на звонки не отвечали…

– И ты решил послать своих орлов…

Он только развел руками.

– Итак – к делу. Съемки заканчиваются, остаются монтаж и озвучка. Я знаете ли…

Ба, ба, ба, шейх умеет смущаться!

– В общем, – он продолжил, – я у себя во дворце оборудовал вполне профессиональную студию, – только об этом – никому! – и предлагаю всю техническую работу выполнить там. Во-первых – экономия, за аренду студии платить не надо, хотя – это не главное, а во-вторых – вы под надзором будете – мне так спокойнее!

– Ты решил нас посадить за решетку? – ядовито спросил я.

– У меня во дворце нет решеток, – засмеялся Ахмед. – Сейчас есть масса средств безопасности куда более высокого уровня…

– Да, ладно, не выделывайся, – примирительно сказал мне Вова. – Там же тепло, море, фрукты… Отдохнем!

– Вот видишь, какой здравомыслящий молодой человек!  И вообще – обсуждению мое предложение не подлежит, – закончил Ахмед. – Через неделю – едем…

Нас снова отвезли в отель. Молча. Вова сиял от радости – он, видите ли, давно на море не был и во дворцах никогда не жил…

– Интересно, а у Ахмеда есть гарем? – мечтательно спросил он.

– А ты туда хочешь евнухом пристроиться?..

– Ой, какие мы умные! Чего тебе не нравится?

– Он же нас никуда не выпустит! И как можно будет что-то узнать?..

– Да, ладно… Потерпишь…

Ну, никакой личной жизни!

В оставшуюся неделю нужно было доснять все накопившиеся хвосты. Работали в режиме нон-стоп. Блондинка больше на площадке не появлялась. Видимо, надобность отпала…

Уходя из казино глубокой ночью, мне хотелось только одного: спать. Но с Вовой это разве возможно?

– Нас тут пригласили в роскошный ночной клуб…

– Кто?..

– Стасикова телка.

– Может, ты один пойдешь?

– Ты что, неудобно! Нас же вдвоем приглашали!

Пришлось идти.

Мадам кинозвезда встретила нас, как родных. Стасик был во всем великолепии. Он откатывал в клубе новую программу – сплошной гламур: перья, блестки… Народ в зале визжал от восторга. Толстуха плотоядно улыбалась, глядя на Вову. Я с трудом подавлял зевоту.

Закончив выступление, Стасик подсел к нашему столу.

– Мальчики, привет! – пропел он, поскольку был в образе.

– Привет, противный, – сказал я вялым голосом.

– Чего так не весело?

– Устал. Спать хочу. А тут надо радость изображать…

– Ну, с твоим-то опытом…

Я кивнул.

– Ладно, потерпи. Это же для меня все делается…

– Понял, потому и пришел.

Стасик благодарно улыбнулся.

– Ну, ладно, мальчики, мне пора работать! – и он вернулся на сцену.

Наверное, я уже начал спать на ходу. Вдруг показалось, что среди Стасиковой подтанцовки я заметил знакомую фигуру.

Вова наклонился ко мне:

– Это там не Эжен пляшет?

Значит, не мне одному кажется!

– Но как?..

– А я знаю?..

Наконец, выступление закончилось. Стасик проследовал за кулисы, подмигнув нам. Мы, поняв намек, ринулись за ним – типа, поклонники.

В его гримерке сидел улыбающийся Женька. Я с диким воплем кинулся к нему на шею.

– Ладно, ладно, задушишь! Что, достали они тебя?..

– Не то слово. И заступиться некому…

– Ну да, нашел отца-заступника, – заржал Стасик.

– Я слышал, вы скоро уезжаете? – спросил Женька.

– Ага. В добровольное заключение во дворце Ахмеда. Вова там в гарем хочет устроиться на полставки…

– Ты неисправим! – засмеялся Женька. Значит, так. Сидите там тихо, и ни во что не ввязывайтесь…

– Но… А как же Светлана, Мишель, Альбер?

– Ну, с Альбером вы уже разобрались, а остальное – наше дело…

– Вот спасибо! Я-то на него надеялся…

– Серега же вам объяснил ситуацию: это не игрушки… А сейчас – какие планы?

– Ну, не знаю…

– А поехали к нам? – вдруг нашелся Вова.

Стасик заржал, Эжен согласился, мы попрощались со Стасиковой подругой и поехали домой. Надо ли говорить, что выспаться этой ночью мне так и не удалось?..

– Когда увидимся снова? – спросил я утром Эжена, стоящего у двери.

Он развел руками:

– Как обстоятельства сложатся…

Вот так всегда!

– А классный Жека пацан! – подытожил наши ночные приключения Вова.

Интересно, он имеет в виду то же, что и я?..

День отправки в добровольное заключение неотвратимо приближался. Я шалел от отчаяния: ну, ничего невозможно узнать!.. И я решил позвонить в пару-тройку парижских отелей, которые предпочитали богатенькие американцы. Но – везде меня вежливо отфутболивали – мадам по имени Светлана у них не останавливалась… Мда… А что, если?.. И я собрался в Париж.

– Ты что, с дуба рухнул? – завопил Вова. – Завтра к Ахмеду летим, а он – в Париж…

– Ну, всего на несколько часов…

Наконец, Вову удалось уломать. И мы заявились в знакомое кафе на Елисейских полях.

– И как ты ее узнаешь? – с сарказмом спросил знаменитый Алекс, которого уже понемногу стали узнавать даже здесь.

– Не знаю. Буду слушать внутренний голос…

Не знаю, что там пытался мне сказать внутренний голос, но тут за наш стол плюхнулся Олег собственной персоной.

– Ну?.. – спросил он страшным голосом.

– Мог бы и поздороваться для приличия!

– Вы когда к Ахмеду летите?

– Завтра…

– Хочешь, досрочно отправлю, под надежным присмотром?..

– Я всегда знал, что ты гад…

Он польщено засмеялся. Типа я комплимент сказал!

– Ладно, колись, – уже вполне дружелюбно сказал Олег, – чего сюда приперся?

– Это любимое кафе моей бабушки… Ностальжи, знаешь ли…

– Ага, нашел, кому макароны на органы слуха метать… Светлану, небось, пасешь?

– А ты откуда знаешь?

– Догадался с трех раз… Только зря стараешься. Нет ее в Париже…

– Что, в Штаты улетела?

– Не твое дело. И, вообще, ехали бы вы мальчики отсюда, пока я добрый!

– Так мы и испугались! – на всякий случай огрызнулся я, вставая из-за стола.

– Ну, теперь куда? – спросил Вова на улице.

Я пожал плечами.

– А давай – к веселым арабам!..

И мы поехали на знакомую улицу, где нас ждала бурная встреча.

Правда, и здесь нам попытались кайф сломать: в самый разгар веселья в квартиру ввалился какой-то черный бугай, видимо, сутенер, и стал требовать с наших арабов какие-то деньги… Мы сначала прилично попросили его выйти. Не помогло. Тогда Вова от души намылил типу морду, а потом, взяв за шиворот, поднял по стенке почти до потолка и грозно сказал:

– А узнаю, что ты им жить не даешь – еще получишь…

Тот только таращил глаза и дрыгал ногами. Я перевел. Он закивал головой:

– Да, да, мсье… Это была ошибка… Они будут работать без помех… Простите, мсье…

Арабы затравленно стояли в углу.

– Эх, вы, – выдал им Вова, – с каким-то козлом справиться не можете…

– Да их тут много, – начали оправдываться те. – Что мы можем сделать?

– То, что я сейчас… Ладно, веселье продолжается!

Повеселились мы в ту ночь славно, назло противному Олегу. Хорошо бы, чтобы ему кто-нибудь доложил!

Утром, в Каннах, на нас ошарашено уставились охранники Ахмеда. Видимо, личики у нас были те еще! Нас загрузили в шейховский личный самолет и повезли в страну неведомую, арабскую…

Аэродром – прямо в пустыне. Оттуда на лимузинах с кондишеном – прямиком во дворец. Роскошь так и выпирает. Пальмы, фонтаны, павлины… Рай на земле!

Нас проводили в апартаменты – комнатами это назвать язык не поворачивается. Добила меня ванная – здесь был настоящий мраморный бассейн! С кранами, сливом и пробкой на золотой цепочке; зеркало во всю стену, живые цветы, пуфики… Да здесь можно гулянки устраивать!

Вова первым делом сиганул в бассейн, и меня потянул. Я сопротивлялся, орал, что плавать не умею… А потом все-таки поддался, и мы долго кувыркались в булькающей воде. Не успели вылезти и накинуть халаты, как появилась девица в наряде восточной танцовщицы, и с поклоном поставила поднос с чаем и всякими арабскими прибамбасами. Вова посмотрел на нее призывно, но она, снова поклонившись, быстро вышла…

– Ну, вот… – сник великий Алекс. – Никакой личной жизни…

– Да, ладно, не дрейфь! Ты свое всегда наверстаешь…

За обедом Ахмед познакомил нас с сыновьями, племянниками и еще целой кучей родственников мужского пола. Дамы обедали отдельно…

После обеда, в лучших традициях европейских домов, все расселись в креслах с сигарами и коньяком. Я тоже взял сигару, хотя никогда их не курил… Вова молча показал мне кулак. Пришлось подчиниться…

Разговор постоянно перескакивал с английского и французского на арабский. Мы, конечно, сидели с умным видом, но ни черта не понимали.

Наконец, шейх встал. Все последовали его примеру.

– Прошу в мой кабинет, – сказал он нам.

Когда мы уселись в роскошном зале, где все стены, до высоченного потолка, были уставлены книгами – их здесь, наверное, было не меньше, чем в «Ленинке»! – чуть ли не на всех языках мира, Ахмед выдал «цэу»:

– Ну, что, мальчики – сегодня отдыхаем, а завтра прибывает основной состав технической группы, садимся за монтаж и озвучку… Начнете без меня, я сегодня улетаю – дела, знаете ли… Приеду – проверю!..

Мы пожелали шейху бон вояж и пошли в свою золотую клетку.

Минут через двадцать в комнату вошел молодой араб с очень выразительными глазами.

– Шейх просил меня взять на себя заботу о вашем отдыхе… Что господа желают?

Мы пожали плечами.

– На ваше усмотрение, – вдруг выпалил Вова.

Араб улыбнулся:

– Ну, что же… Попробую угадать ваши вкусы.

Через пять минут мы уже сидели в лимузине с баром, телевизором и кучей прибамбасов. Вскоре машина остановилась у какого-то дома с плохо освещенным фасадом. Наш гид пригласил войти.

– Можете звать меня Луи, – бросил он на ходу.

– Врет, – убежденно сказал Вова.

Мы прошли через слабо освещенный коридор, пол которого устилали ковры с длинным ворсом, и оказались в обычном, на первый взгляд, ресторане. Приглушенный свет, столики с крахмальными скатертями, роскошная публика… Усевшись за стол, Вова пробурчал:

– Только же поели…

Луи улыбнулся.

И тут… К нашему столику подошел официант, одетый лишь в бабочку и туфли. Как ни в чем не бывало, он протянул нам меню…

Мы вытаращили глаза. Араб снова улыбнулся:

– Будем заказывать, или как?..

– На ваше усмотрение, – снова выпалил Вова.

Луи что-то сказал официанту, тот кивнул и ушел. В это время одна из стен зала поползла вверх.

Занавес – понял я.

На открывшейся площадке появилась пара в прозрачной одежде – нечто вроде комбезов из какой-то пленки. От одежды они вскоре освободились и начали с чувством предаваться сексу. Народ в зале одобрительно загудел. Официант принес нам коктейли и, как бы мимоходом, прижался к моему плечу своими прелестями. Ни фига себе!

На площадку между тем стали выходить другие участники представления в самых немыслимых костюмах. Гетеро и гомо-пары, садо-мазо, групповуха всех вообразимых составов…

Некоторые из зрителей тоже вышли на сцену и начали присоединяться к действу.

– Не желаете? – спросил Луи. – Я бы не отказался…

Вову второй раз приглашать не пришлось, я же остался сидеть.

Снова подошел официант:

– Скучаете?

Я кивнул.

– Не стоит. Идемте…

Мы поднялись по лестнице и вошли в комнату с огромным диваном. Зазвучала музыка. Официант молча лег…

Когда мы спустились в зал, занавес уже был опущен, а публика, как ни в чем не бывало, сидела за столиками.

– Ты где был? – спросил Вова.

Я кивнул в сторону лестницы.

– Понятно… – хихикнул он. – Говорил тебе – чаще надо в тренажерный зал ходить!

– Поедем в другое место? – спросил Луи.

– А там что – еще интереснее? – удивился Вова.

Луи кивнул.

– Тогда – чего сидим?..

Мы снова загрузились в лимузин. Машина, немного пропетляв по каким-то улицам, остановилась у небольшой виллы.

В холле сидели у кальяна несколько молодых арабов. Они бурно приветствовали Луи и вежливо кивнули нам. Мы поднялись по широкой лестнице.

– Ё-мое, – только и смог сказать Вова.

Все пространство зала было заполнено копошащимися телами. И все они занимались сексом. Кто с кем – понять было трудно. Чьи-то руки стали настойчиво тянуть нас туда…

– Ну на фиг, – выдал наш великий стриптизер, – так и подхватить чего-нибудь недолго!

– Не беспокойтесь, – сказал Луи, освобождаясь от одежды, – предохраняться здесь никто не забывает. Присоединяйтесь!

Вова тоже начал разоблачаться. Я позавидовал их раскрепощенности… Потом, махнув рукой, присоединился к коллективу.

Как оказалось, не все пространство пола было занято. Тут и там валялись шелковые подушки, стояли низкие резные столики, на которых в изобилии были рассыпаны резинотехнические изделия всех цветов и фасонов. Да и народ вокруг оказался разнокалиберный – как по возрасту, так и по комплекции. И никто, похоже, не комплексовал. Вова и Луи уже вовсю трудились на ниве любви. Я начал озираться в поисках пары. Какая-то толстуха призывно протянула ко мне руки. Щас! Рядом оказался стройный мальчик. Я вопросительно посмотрел, он – улыбнулся. И понеслось…

Вернулись мы во дворец шейха поздним утром и упали в постель в буквальном смысле без задних ног. Постель, разумеется, была одна…

Ближе к обеду я, наконец, проснулся. Кто-то целовал меня в ухо. Луи…

Он, оказывается, тоже с двойным дном…

Завтрак, или, может, это уже был обед? – принесла в комнату та же девица в открытом костюме. Луи что-то бросил ей по-арабски, она кивнула.

– Что ты ей сказал? – спросил я.

Он махнул рукой.

– Нормалек, подкрепимся! – радостно завопил Вова, наконец, проснувшись.

Его неприкрытость при дневном свете почему-то смутила Луи.

– Да, ладно, расслабься, – сказал я. – Он всегда так дома ходит.

– Весело вы, ребята, живете, – рассмеялся Луи. – Однако работать пора…

–Ты это о чем?..

– Ну, как же! Монтаж, озвучка…

– А… а… А ты к этому имеешь какое-то отношение?

– Самое прямое. Я – руководитель технической службы…

– Тогда ты тот человек, который мне нужен…

И мы начали обсуждать сугубо технические вопросы. Со стороны это выглядело, наверное, здорово: два полуголых и один совсем голый мужик сидят, и как ни в чем не бывало, обсуждают планы, саундтреки, дубляж…

Пошли будни. Скромная домашняя студия Ахмеда по оснащению могла соперничать с «Уорнер Бразерс» и «Парамаунт» вместе взятыми. А специалисты… Они понимали Луи не то, что с полуслова – с полувзгляда!

Пожалуй, впервые за все годы работы на тиви и теперь вот в кино я думал только о творчестве. Не было бракованной пленки, не было пьяных техников, которые забывали в нужный момент нажать на кнопку и звукорежиссеров, которым по ушам прошлась целая медвежья семейка… А по ночам продолжалось другое творчество – на ниве секса. Здесь Луи тоже был завидным затейником.

Так прошел месяц – в трудах и заботах. Как-то проснувшись поутру я поймал себя на мысли, что даже ни разу за это время не подумал о детективных заморочках, которые так занимали меня еще совсем недавно. Ну и дела!.. Что все-таки значат хорошие условия для работы и отдыха!

Проснувшись как-то после очередной ночной прогулки, я обнаружил рядом только Вову.

– А где Луи?.. – в один голос спросили мы и одновременно пожали плечами.

– Наверное – неотложные дела. Может, Ахмед внезапно вернулся?

Завтрак, как всегда, нам подали в комнату. Только на этот раз никакой арабской танцовщицей и не пахло – столик вкатил мужик средних лет во вполне европейском костюме.

– Ну и дела… – огорченно протянул Вова. Он уже привык к полуголой девице каждое утро. И вот…

– За работу? – вялым голосом спросил я.

Вова молча поплелся за мной в студию.

Оказывается, сюрпризы этого утра еще не закончились. Вместо той собранной команды, с которой так хорошо было работать, в студии сидели какие-то разнокалиберные тетки и дядьки, пили кофе и весело галдели.

– А где Луи?.. – второй раз за утро ошарашено спросил я.

– К вашим услугам, – с подобострастной улыбкой произнес какой-то маленький толстячок лет этак шестидесяти.

– Но…

– Вам сейчас все объяснят… – продолжая улыбаться, сказал толстяк. – Вот начальник охраны…

Сумрачный тип, который столько раз проводил со мной воспитательную работу по поводу моих детективных приключений, молча кивнул. Мы прошли с ним в соседнюю комнату.

– Те люди, которых вы сейчас видели, – это и есть настоящие работники технических служб, нанятые на время монтажа и озвучки.

– А?..

– Всего лишь мафиози…

– Ни фига себе! – удивился Вова. – Голливудские?..

– Нет, местные… Всего, конечно, я вам сказать не могу, но у них своеобразные отношения с шейхом.

– Луи, значит, вовсе не Луи?

– Нет. Один из сыновей главаря. Но вы не беспокойтесь. Опасность миновала…

– И каким образом они смогли вас провести?..

Он гневно посмотрел на меня, но все же ответил:

– Никто не знал в лицо ни настоящего Луи, ни техников – всех набирали с разных студий. Вот они и воспользовались… Но, как я уже сказал, для вас опасность миновала…

– Да какая, к черту, опасность! Более профессионального коллектива в жизни своей не встречал… Теперь-то мы как работать будем?

– Ничего, – мрачный тип, наконец, выдавил улыбку, – эти тоже не хуже. К тому же за месяц карантина истосковались по работе.

– Какого карантина?

– А их мафиози упрятали в частную клинику. Вроде бы на самолете, которым они сюда летели, был пассажир с остро заразной формой птичьего гриппа. Вот они и лечились целый месяц, пока мы их не нашли…

– Каким образом?

Он только развел руками.

Новая команда, которую я сразу окрестил разнокалиберной, таковой и оказалась. Разноязычные, разнохарактерные, разнотемпераментные – им было очень сложно найти общий язык друг с другом, а мне – с ними. Работа сразу застопорилась…

Вечером мы сидели в своей комнате, не зная, чем заняться. По телевизору – исключительно народные танцы.

– Господа хотят развлечься? – спросил тот тип, что приносил утром завтрак.

– Ну, валяй, развлекай… – протянул Вова.

Мы загрузились в машину и куда-то поехали… Обычный ночной клуб с танцами живота, где толстухи демонстрировали свои телеса на радость похотливой, по местным понятиям, публики.

– Ну и тоска… – Вова зевнул. – Слушай, мы тут в такие места обычно ездили…

Он во всех подробностях расписал нашему провожатому те клубы, где мы целый месяц были завсегдатаями.

Мужик очумело вытаращился:

– Вы что? Здесь же мусульманская страна. Такое у нас просто невозможно!

– Что же нам все это приснилось, по-твоему?..

– Ладно, поехали домой, – махнул я рукой. – Лучше спать ляжем…

Когда мы уже улеглись, Вова вдруг дико заржал.

– Ты чего? – испугался, на всякий случай, я.

– Да вот, подумал: оказывается лучше всего работать и отдыхать с мафиози!

Я тоже грохнул.

И почему нам так везет?

На следующее утро на работу я пошел, как на Голгофу. Вспоминались недавние съемки в Париже – объясняться приходилось сразу на двух языках, сопровождая все русским матом. Вова регулярно хватался за живот. Мне же было не до смеха.

К обеду, наконец, нарисовался Ахмед.

– Да, дела… – протянул он. – Ты не можешь без приключений…

– Я? А что, моя фамилия – Бинсток?

– При чем здесь Бинсток?..

– Классику вспомни, «В джазе только девушки». Красотка Сью регулярно во всех грехах обвиняла своего директора…

Ахмед засмеялся:

– И все-таки, до твоего сюда приезда, мафиози ничего подобного себе не позволяли. У нас своеобразные отношения… Ты должен понимать – это арабский мир, где веками проходили караванные пути, выращивались наркотики, торговали рабами… Мафия здесь пышно цвела уже в те времена, когда итальянцы и слова такого еще не придумали. Вот так и живем…

– Да, нелегко тебе приходится, – согласился я. – Но мне-то что делать?..

– Что делать, что делать… Работать! Тебя что, учить надо?

– Ну, что ты!.. Просто с мафиози работать было так кайфово, а сейчас…

– Ничего, ничего, не все коту… как это? – ну, когда блины едят?..

– Масленица. Ладно, буду продолжать портить свою нервную систему. Кстати, мы с предыдущими ребятками черновой монтаж закончили, не забудь посмотреть…

– Непременно, а сейчас – прости, дела государственной важности.

Я тяжело вздохнул и вернулся в студию, где Вова пытался без акцента записать свой монолог по-английски. Судя по двадцать пятому дублю, это пока плохо ему удавалось…

Вечером он меня снова начал пугать спермотоксикозом – в таких, мол, условиях, и помереть недолго. Я с ним согласился.

– И что делать будем?..

– А давай сбежим и найдем тот бордель, куда нас Луи возил…

– Ну, во-первых, вряд ли нас охрана выпустит, а, во-вторых, мы же не знаем – где это…

И тут, прямо как в песне – гром небесный телефонного звонка:

– Умираете от тоски?.. – раздался в трубке знакомый голос.

– Луи!..

– Ну, пусть будет так… Развлечься хотите?

– Да, но… Нам тут сказали…

– А, про мафию? Ну и что, испугались сразу?

– Нет, но как мы выйдем?

– Через дверь. Спускайтесь вниз – машина уже ждет…

Ну, дела! Ничего так и не поняв, мы с Вовой спустились к машине. И никто нас не остановил! Чего-то никак я не пойму эти арабские штучки…

Луи нас радостно приветствовал в знакомом лимузине, и мы поехали по знакомым же местам…

– Чего сидите такие напряженные? Да не переживайте вы – мы тут веками мирно сосуществуем, делая вид, что, вроде бы, воюем…

– Как все запущено… Представляю, как кое-кто нас построит… – вполголоса сказал я.

– Что?.. – не понял Луи.

– Да так, русские мысли вслух. Может, и работать продолжим?..

Он расхохотался:

– К сожалению, больше месяца карантина не бывает. Не убивать же их, в самом деле…

– Ну да, ну да… – согласился я. Хотя кое-кого был бы не прочь прикончить. – А зачем вам это было надо?..

Он пожал плечами:

– Спросите лучше моего дядю…

– Главаря местной мафии?!

– Зачем? – удивился он. – Шейха. Я вообще-то его племянник…

Ну и дела!

– Ладно, выходим, – сказал Луи. – А то допрашиваете меня, как полиция…

И мы отвязались по полной!

Следующим днем, просматривая с Ахмедом черновой монтаж, я скромно поинтересовался его племянником.

– Тебя который интересует?..

– Ладно притворяться! А то ты не догадываешься!

Он вздохнул:

– Ну, родственников не выбирают…

– А к чему тогда весь этот маскарад?

– Это ты у моего сводного братца спроси. Я так думаю, он просто захотел к фильму примазаться. Теперь всем хвастаться будет. Не удивлюсь, если и на премьеру притащится со всей своей лихой семейкой.

– Оказывается, у арабов родство похлеще русского…

Он расхохотался и похлопал меня по плечу.

В принципе, монтаж нам понравился, хотя несколько эпизодов решили все же переделать. Ахмед настоял еще на нескольких крупных планах. Это был его конек.

Шейх снова удалился по государственным делам, предоставив мне полигон для творчества.

Пока я ругался матом, Вова напропалую флиртовал с девицами из тон-студии. Они взялись ставить ему французское произношение. Судя по его припухшим губам, им это удалось…

Мы вернулись в апартаменты, и…

– Олег! Какая встреча! – это завопил Вова.

– Конечно, появиться как все нормальные люди, ты не мог! – это был я.

– Да ладно бухтеть! – выдал он мне вместо приветствия, одновременно пожимая Вовину руку.

– Ну, рассказывайте, как вы тут с мафией контактируете…

– Да они, оказывается, с Ахмедом родственники…

Он закатился.

– Ладно, теперь о деле. Помощь нужна…

– Радость моя, что я слышу! То посылал подальше, типа, без тебя разберемся, а теперь…

– Да хватит выделываться! Хоть бы раз смолчал… Короче, фамилия Поплавский о чем-нибудь говорит?

– А то! Одноклассник моего папика, с которым они были лучшими друганами вплоть до окончания института…

– А потом?

– Потом разъехались по разным заграницам. Больше я о нем ничего не слышал…

– Узнать можешь?

– Если только маман позвонить…

– С ума сошел!

– Тогда не знаю… А вообще-то, у него сестра была, можно попробовать найти…

– Вот и попробуй!

– Что, прямо сейчас?

– А для чего бы я тогда сюда приперся?..

– И что я должен ей врать?

– Ну, не мне же тебя учить!

И так всегда! Я тяжело вздохнул, и сел на телефон.

Олег в это время что-то тихо рассказывал Вове, и они то и дело громко ржали.

– Вы что там, меня обделываете?

– Да нужен ты нам! – ехидно выдал мой бывший.

– А тебя твой черненький не приревнует?

– Успокойся, он же – не ты!..

После пятого звонка удалось узнать номер мадам Поплавской. Теперь она, правда, была уже Сазонова. Я даже имя–отчество узнал – Татьяна Петровна.

Набираю номер, после гудка этак седьмого ответил жизнерадостный женский голос.

– Татьяна Петровна?

– Да…

– Это сын друга вашего брата, Саша. Вы, наверное, меня не помните…

– Ну, почему же! Очаровательный был малыш…

– Но я уже давно вырос!

– Да, да, понимаю…

– Вы не могли бы мне помочь?..

– Но чем? – сразу напряглась она. Видимо, подумала, что деньги буду просить.

– Понимаете, отец внезапно умер…

– О, понимаю…

– А я не знаю, как вашему брату сообщить – они же так долго дружили…

– М…м… Он вообще-то не дает свой номер никому. И мне, в том числе. Только сам звонит…

– Может, вы запишите мой?..

– Да, да, конечно. Как только брат позвонит, я передам. Сожалею, что так вышло…

Я продиктовал номер, и мы распрощались.

– Ну, артист! – восхитился Олег. – Даже я поверил!

– Ну, тебя-то всегда было просто обмануть, – не удержался я от язвы.

– То-то у меня рога в двери вечно не проходили…

– Ах ты, гад! – я швырнул в него диванную подушку. – Ни с кем и никогда, в отличие от некоторых!..

– Да ладно вам! – примирительно сказал Вова. – Дела давно минувших дней… Или?..

– Нужен он мне! Пусть со своим черненьким выясняет отношения!

– Ну все, хватит! – сказал Олег. – Переходим к делу. Задача номер раз для тебя: как можно дольше разговаривать с этим Поплавским, если только он позвонит. Сделаешь?

– Если скажешь, для чего…

– А если – нет?..

– Тогда сам с ним и разговаривай! – я на всякий случай изобразил оскорбленное достоинство.

– Ах, так! – Олег угрожающе набычился.

– Вова – свидетель: ты пугал меня физической расправой!

– Он мне еще и поможет расправляться. Ты, я думаю, и его до чертиков доводишь каждый день…

– Вот уж, поверь – нет…

Олег вопросительно уставился на Вову. Тот улыбнулся и покачал головой.

– Ну, не знаю… – протянул мой благоверный. – Так поможешь?..

– Куда же я денусь!..

– Вот и лады, умный мальчик! Да, и не вздумай ему говорить о попытке отравления!

– Ты что, меня за дурака держишь?.. – окрысился я.

– Просто инструктирую художественную самодеятельность. Ладно, заболтался я тут с вами. Пора…

Уже у дверей он поинтересовался невинным голосом:

– Кстати, а куда ты юного альфонсика запрятал? Полиция хочет задать ему несколько вопросов…

Я изобразил удивление:

– А при чем здесь я?.. Им нужен – пусть и ищут. Франция – не Сибирь, однако…

– Ну да, ну да, так я и поверил, – ехидно сказал Олег. – Ладно, до встречи. Жди звонка…

– А ты его все еще любишь… – вдруг выпалил Вова.

– Не думаю. Уже все перегорело. Первое время с ума сходил, а сейчас…

– Вы и когда вместе были, так разговаривали?

– А то! Он же бывший мент. У него и юмор соответствующий. Плюс мой золотой характер.

Вова вздохнул.

– Что, и тебя достал?..

– Ну, нет. Потому и удивляюсь…

– Не бери в голову. Так бывает: и друг без друга не могут, и вместе – никак…

Мы, наконец, завалились спать. Всю ночь мне снился чернокожий Олег с чертенячьими рожками.

Господин Поплавский позвонил на следующий день, сразу после обеда. Я долго и нудно рассказывал о папике, аж вспотел от натуги. Он поддакивал, выражая соболезнования, потом записал парижский номер маман, и, наконец, распрощался. Я выполнил свой долг. Только, вот, для чего?..

– Забодали меня эти разведчики… – пожаловался я Вове. – Используют, а ничего не говорят…

Он похлопал меня по плечу:

– Все они редиски. Один я хороший!

– А ты знаешь – и, правда. Никогда не доводишь до белого каления, и не строишь, разве что по поводу спорта…

– Кстати, – обрадовался Вова, – что-то мы давно на тренажерах не занимались!

И дернул же меня черт за язык! Пришлось тащиться в тренажерный зал.

Вова оттянулся по полной. А я… Как ни странно, когда я слез с очередной пыточной машины, у меня даже ничего не болело. Неужели я стал спортивным дяденькой? Ну, не верю! Хотя, после таких-то тренировок, и с таким-то тренером! Ну, Вова, ну, герой! И, главное, в бордель не тянет!

Но тут снова приехал Луи… И понеслось. А под утро он затащил нас в какой-то новый ночной клуб. На первый взгляд – вполне приличное заведение.

– И че?.. – удивился Вова.

– Сейчас увидите… – сказал Луи и встал из-за стола.

Так и есть! Вместо него за стол уселся Олег.

– Пришел поблагодарить… – как всегда, вместо приветствия, начал он.

– А Луи, что, тоже?..

– Да так, иногда помогает.

Я закатился. Олег с интересом уставился на меня.

– Так, советский анекдот вспомнил: если все руководство третьего рейха было нашими разведчиками, то с кем же мы воевали?.. Так и у вас…

– Очень смешно, – передразнил он меня.

– Кстати, нас с Вовой давно интересует: это ты мне «Знак» в казино подкинул?

– Очень надо. Тебе же тетенька сказала: он не тебе предназначался…

– А Клаус?..

– Ну, надо же было от тебя как-то отвязаться…

Я от возмущения потерял дар речи.

– Да, ладно, не психуй, – примирительно сказал Олег. – А за помощь – спасибо…

И снова ушел.

– Ну, как, понравилось? – спросил Луи, вернувшись за стол.

– И давно ты на них… э… работаешь?

Он пожал плечами:

 -Раз на раз не приходится… Это же большая игра!

Перед тем, как заснуть, Вова поделился со мной своими сомнениями:

– Чего-то не пойму я этих шпионов: вроде все друг с другом воюют, а кого не возьми – то на ЦРУ, то на Интерпол работают…

– Тебе же сказали: большая игра! А если честно – сам ни хрена не понимаю… И зачем им этот Поплавский понадобился?

– А ты у Стасика спроси…

– Легко сказать. Его еще найти надо…

В пылу работы я совсем забыл о вопросе к Стасику. Вспомнил только вечером, и сел на телефон.

Ответила его старушка:

– О, рада вас слышать, Алекс. Стасик на съемках. Но я передам, что вы звонили…

– Они что, уже вместе живут? – удивился Вова.

– А если это любовь?..

– Но она же его лет на тридцать старше!..

– Зато – звезда!.. Понимать надо!

Стасик позвонил ближе к полуночи.

– Ну, что? – начал  сразу с места в карьер. – Опять про кого-то узнать?

– Ага. Поплавский…

– О, на этот счет я уже предупрежден. Так что извини…

– Олег постарался?

– Сам догадайся…

– Ну? – потребовал подробностей Вова.

– Облом. Олежек нас обскакал, Стасика построил…

– А он что, его боится?

– Наверное, у Олега звание выше… Что же теперь делать?..

– Позвони Витальке… У него во всех кабаках связи обширные, через кухню. Может, что-нибудь и разузнает…

Виталик обрадовался моему звонку. Дал полный отчет о состоянии всех квартир, дачи, своей семьи, моей собаки и кошек. Просьбе ничуть не удивился, обещал постараться.

– Вот видишь, какой я умный! – загордился Вова. – А где Луи? Пора бы уже куда-нибудь съездить…

Но Луи в этот вечер так и не появился…

Зато утром столик с завтраком в нашу комнату вкатил… Жак! Я уже чуть было не завопил от радости, но он приложил палец к губам.

Потом… Ну да, потом быстро разделся и нырнул к нам в кровать… А потом… Ну, это, думаю, мы опустим… Но вот после этого выдал мне на ухо, шепотом, подробные инструкции. Быстро оделся и вышел, улыбнувшись на прощание.

– И?.. – спросил Вова.

Я на ухо перевел ему все, что услышал по-французски.

– Ага, понятно… Будем действовать!

Наконец-то я снова почувствовал себя человеком! Даже ругаться во время работы стал меньше!

Днем нас удостоил вниманием начальник охраны:

– Шейх ждет вас в Голливуде… Самолет завтра, в полдень…

– Ура! – завопил Вова. – Прощай, тюрьма!

– А то тебе здесь плохо было…

– Ну, не то, чтобы плохо, но гарем так и не показали…

– Его здесь и нет. У Ахмеда была жена, несколько лет назад погибла в автокатастрофе. Так что он вдовец.

– А гарем?..

– Дался тебе этот гарем! Их семья во многом следует европейским традициям…

– Может, Луи нам устроит прощальный вечер?

– Тебе что, утренника с Жаком мало?..

– Нет, но…

Луи таки появился. Без звонка. С рукой на перевязи, и поцарапанным лицом…

– Что, боевое ранение?

– Ага, бандитская пуля!

– И кто это тебя?..

Он махнул рукой. Ну, конечно – этот тоже туда же.

– Да нет, ничего серьезного… – успокоил нас Луи. – Так, текучка…

– Ну да, как в кино, – сказал Вова. – Тяжелые будни мафии…

– Вот, вот, – обрадовался Луи. – Ничего личного… Можно, мы сегодня никуда не поедем?

– Да куда ж тебе ехать! Будем здесь веселиться?

– А если просто посидеть?..

– Без проблем…

И мы просто посидели, выдув не помню сколько бутылок «Дома Периньона», умяв солидное количество черной икры, пару коробок итальянского шоколада… Конечно, от души поговорив за жизнь… Под конец, мы, кажется, пели хором. Что – не помню. Но явно по-русски. И Луи тоже…

К полудню нас с грехом пополам растолкали и повезли в аэропорт. Луи с нами уже не было…

Впрочем, как и Ахмеда в Голливуде…

– И что будем делать? – растерялся Вова.

– Ждать!

– А… Ахмед, вообще, в курсе, что мы должны встретиться?..

– Черт его знает! Я уже ни в чем не уверен… Ладно, будем ждать…

Чтобы скрасить ожидание, мы поехали к порно-звезде Джону, где нас гостеприимно приняли. И мы, даже думать об этом уже не хочется, продолжили начатое вечером накануне…

Проснулся я от холода, который почему-то лился по мне. Разве холод может литься?..

Еще как! И говорить при этом:

– Алкаши несчастные! Ханурики противные! Может, наконец, очухаетесь?..

Я осторожно открыл один глаз. Эжен… Нет, снится, наверное. Мы же у Джона были! Снова открыл, уже второй, глаз. Так и есть! А мы с Вовой сидим в джакузи. Женька поливает нас из душа.

– Ну?.. – спросил он меня. – Узнал?

Я мотнул головой.

– Холодно!

– Ничего, не умрешь…

– Вова, – начал я расталкивать нашу звезду, – нас хотят заморозить…

– Кто? – спросил Вова, не открывая глаз.

– Женька…

– Джон, что ли?

– Сам ты – Джон… Эжен…

– А он здесь откуда?

– Вот сам и спроси…

Вова, наконец, открыл глаза. Вытерев лицо пятерней, он уставился на Эжена, стоящего с душем в руках, и умирающего со смеху.

– Ты как здесь оказался?.. – важно спросил Вова.

– Вот так!.. – ответил Эжен, давясь смехом, и сделал руками крылья.

– Он прилетел, – повернувшись ко мне, сообщил Вова не менее важным голосом.

– А… – протянул я. – Наверное, на самолете…

– На самолете?.. – Вова опять повернулся к Женьке.

– На парашюте! – тот уже падал со смеху в буквальном смысле.

– На парашюте… – сообщил мне снова Вова. – Страшно, наверное…

– Эй, алле, вы очухаетесь, наконец? – заорал Женька, теряя терпение.

– А мы, как всегда, в норме, – снова важно сказал Вова.

– Тогда выходите на берег…

С трудом, поддерживая друг друга, мы вылезли из ванны.

Вова начал отряхиваться, как мокрая собака.

– А гад он, все-таки, этот Женька… – протянул он, наконец. – Взял нас облил, зачем-то…

– Это я вам вытрезвиловку устроил. Вы уже какой день пьете?..

– Второй, – сказал я.

– Вообще-то – четвертый…

– Да не гони!

– Джон, подтверди.

Откуда-то нарисовался Джон и радостно закивал.

– Это он нас споил! – понял Вова. – А теперь они нас вербовать будут, в Интерпол…

– Нам алкаши не нужны, – снова зашелся Женька. – К тому же Джон здесь ни при чем. Он просто никогда не видел, как русские пьют, испугался. А тут я позвонил. Он мне и пожаловался…

– Да мы вроде немного и выпили…

– Но когда он увидел, как вы друг другу шампанским голову моете, а потом хором орете какие-то непонятные песни, то сильно забеспокоился… Такого даже в Голливуде не увидишь! Что, головка бо-бо?..

Мы слабо закивали.

– Сейчас кофе сделаю, не по-американски, конечно. Как они эту бурду пьют?..

Он сварил крепкий кофе, мы выпили и начали оживать.

– А теперь рассказывайте… – потребовал Женька.

– Про что? – испугался Вова. – Мы что, попьяне кого-то замочили?..

– Зачем вы в Голливуд приперлись?.. – начал терять терпение Женька.

– Нас Ахмед затребовал, вот и приперлись, – пробурчал Вова.

– Какой Ахмед? Он в Амстердаме…

– Ну, не знаю… Нам начальник его охраны сказал, в самолет посадил…

– Это тот, который вечно хмурый?..

– Он, он… – закивал Вова.

– Да, интересно… Ну, ладно, алкоголики, сегодня оживаете, а завтра летите домой. В случае чего – Олег за вами присмотрит…

– Только не это… – простонал я.

– Ладно, ему звонить не будем. Домой вернетесь – живете тихо, мирно, без ваших обычных заморочек, и не пейте много!

– Он думает, мы алкаши… – с горечью произнес Вова.

– Все они, цэрэушники, одинаковые, – поддакнул я.

Ничего не понимающий Джон с интересом смотрел на нашу троицу. Да, впечатлений у него будет… Мне вдруг стало стыдно:

– Ладно, Вова, пойдем в гостиницу…

Джон вскочил:

– Нет, нет, оставайтесь! Сейчас мой агент придет…

– Зачем?.. – тупо спросил я.

– Ну, как же! Вы же мне роль предложили…

– Какую?..

– Гамлета, в новой редакции…

– А почему не мне? – тут же обиделся Вова.

– Да, дела! – заржал Женька.

– Ладно… – обреченно сказал я. – Ты, Вова, будешь братом короля, а он, – я кивнул на Эжена, – Лаэртом…

– Лучше – Офелией! – снова заржал этот гад.

Кое-как отделавшись от Джоновского агента – мол, надо еще кое-какие финансовые вопросы утрясти, мы уехали в отель. Женька – с нами.

 Мы завалились в кровать.

– Я, пожалуй, тоже посплю… – решил Женька.

– Поспишь с вами, как же… – пробубнил Вова.

Оттянулись мы по полной.

– Ладно, мальчики, бывайте… – сказал утром Эжен. – Мне пора.

– Ну вот, уже… – расстроился Вова.

– Дела, – развел руками Женька. – Смотрите, не пейте больше, а то на самолет опоздаете…

И ушел.

А мы полетели домой.

– Ты чего-нибудь понял? – спросил Вова в самолете.

Я покачал головой.

– И я тоже… – согласился он.

В аэропорту нас встречал радостный Виталик. Он первым делом бодро отрапортовал о здоровье Вовы-младшего, моей собаки, кошек, состоянии квартир, дачи, и прочее, и прочее…

– Ну, все, все… – остановил я его, – голова-то еще болела! – ты, как всегда, молодец!

Вот, наконец, мы дома… Вова даже не подумал ехать к себе. Он, наверное, уже и забыл, что купил когда-то себе апартаменты в звездном доме. Привычно сбросив с себя все в прихожей, он растянулся на кровати:

– Кайф!.. Вот это жизнь! И никакого дворца шейха не нужно…

– Что-то он о себе знать не дает. Фильм-то заканчивать надо… А, знаешь…

– Что? – напрягся Вова.

– Наверное, мне по пьянке ценная идея пришла. Сделать «Гамлета» в необычной редакции.

– Это как?

– Ну, что-то вроде стрип-шоу. Средневековый театр был без декораций, а здесь – без одежды. Представляешь?

– Критика тебя не поймет…

– Великих всегда не понимают… Ну, как тебе идея?

– Да, а Гамлета-то Джон играть будет… – обиделся на всякий случай Вова.

– Не знаю я, кто его играть будет, не думал еще. Я – в общем…

– В общем – интересно, наверное. Только это что – не кино будет?..

– Да нет, театр.

– Тогда я – пас…

– Почему?!

– Я же столько текста никогда не запомню!

– Отсталый ты, Вова, человек! Телесуфлер в студии видел?..

– Ну…

– Вот и на сцене можно мониторы поставить. Это уже не новость в театре…

– Тогда не знаю. Выйдет, наверное… А язык какой?

– Надо полагать – оригинальный…

– Ой, там же один староанглийские слова!

– А ты откуда знаешь?..

– Что же я, по-твоему, зря учился?.. – снова обиделся Вова.

– Да, ладно, не дуйся… Ну что, попробуем?

– Попробуем… А деньги где возьмешь?..

– Еще не знаю. Надо думать…

И начались муки творчества, которые прервал телефонный звонок: Ахмед.

– Слышал о ваших приключениях, – засмеялся он.

– Ты можешь объяснить, что это было?..

– Потом как-нибудь… Сведение фонограммы закончат через неделю, думаю, к концу месяца можно назначать премьеру…

– Где?

– Думаю, сделаем две – в Париже и Лос-Анджелесе. Ты не против?

– Ну, что ты!

– Значит, готовьте смокинги! Я еще с вами свяжусь…

– Ну и?.. – спросил с надеждой Вова.

– Сказал к премьере готовиться…

– И все?..

– И все…

– Б…! – выразился в сердцах Вова.

– Что-то случилось?.. – спросил из кухни Виталик.

– Да нет, – ответил я. – Это Вова так премьере радуется…

К вечеру заявился Петрович.

– Ну, международные бандиты, рассказывайте, что в Париже натворили…

– Мы? Да никогда!

– А чего ж тогда вас инспектор оттуда разыскивает? Комиссар Рено, сказал…

– Да это мою маман отравить пытались…

– Ну и семейка! Позвони этому французу, а то он, похоже, волосы на одном месте рвет…

– Завтра…

– А сейчас?..

– Подождет. У меня голова болит…

– Так вы еще и пили!

– Ну, слегка… Всего четыре дня…

– Лихо. Лечиться будете, или как?

– Будем… – вздохнул Вова и пошел к бару.

Собственно, лечился только Петрович, а мы составляли компанию чисто символически.

Отправив Петровича на такси (адрес-то мы уже знали!), пошли к Виталику. Вова-большой нянчился и гукал с Вовой-маленьким, который не хотел от него уходить.

– Да, пора тебе своего заводить, – решила Виталькина жена.

– Вопрос только – с кем?..

– Ну, этого-то добра…

– Вова так не хочет. Ему любовь нужна…

– Вот это уже сложнее…

Я только вздохнул в ответ.

Домой мы вернулись за полночь. В кровати кто-то спал…

– Ни фига себе! – возмутился Вова. – И здесь шпионы!

Шпионом был Луи… Наше появление его, похоже, не разбудило.

– И как он сюда попал?..

– Мафия! – веско сказал Вова.

Поутру, как всегда, Вова радостно завопил:

– На зарядку становись!..

Луи очумело вскочил. Он явно не соображал, где находится и что вообще происходит.

– Ты как сюда попал? – осторожно начал я.

– Не знаю, что уж не поделили мой папик и шейх, но вдруг мной сильно заинтересовался Интерпол… Ну, мы прямо из казино и сбежали… Ближайший рейс был сюда…

– Мы?.. И много вас?

– Ну… Я же всегда с охраной…

– И где она? Прячется в туалете?

– Нет. У нас… Ну, у организации, я хотел сказать, в вашем городе есть квартира, а Билл – это мой телохранитель, он меня с детства охраняет, решил, что для меня безопаснее всего будет здесь…

– И как же ты в квартиру попал?

Луи потупился:

– Это дело техники…

– Да, ладно, чего к пацану прицепился, – вступился Вова за мафиози. – Видишь, ему хреново… Ладно, все на зарядку!

И он начал отжиматься, я, вздохнув, тоже приступил. Очумело посмотрев на нас, Луи присоединился к коллективу. Надо сказать, от Вовы он почти не отставал…

Выйдя из душа, наш мафиози взял в руки смокинг.

– Ты что, в этом дома ходишь?..

– Ну, я же чемоданы с собой не взял…

– Тогда бери пример с Вовы. Он дома не стесняется.

– О, это мне подходит…

Так я стал жить в филиале стрип-клуба…

– Может, купите мне какую-нибудь одежду? – сказал Луи после завтрака. – Кошелек-то при мне…

Он указал глазами на кейс, стоящий в прихожей.

Мы с Вовой заржали.

– Что?.. – испугался Луи.

– Да, так… Старый русский анекдот, про грузина с чемоданом… Ладно, поедем вместе!

– Я? В смокинге?.. Без охраны?

– Ну, Вова тебя защитит, а одежду какую-нибудь подберем…

Наверное, в этот день продавцы в супердорогих бутиках были немало удивлены визитом странной троицы: двое – вполне цивильные, и третий, в драных джинсах, с чемоданом денег.

Прикупив вагон одежды, Луи, наконец, успокоился. Оказалось, у них с Вовой столько общего! Надо было видеть, с каким трепетом оба подбирали трусы!

– Ну, что, может, на дачу?.. – предложил я.

– Я должен сообщить своим людям… – важно заявил Луи.

Вскоре к нам подкатил раздолбанный «Жигуль», оттуда вылезли два настоящих киношных латиноамериканских мафиози – в блестящих костюмах, перстнях, цепях и еще куче разных ювелирных изделий.

– Вот это типажи!.. – протянул Вова.

Старший по возрасту бандюган облобызал Луи. Они о чем-то заговорили по-арабски. Потом дедуля повернулся к нам и на сносном английском сказал:

– Нам придется поехать с вами… Не беспокойтесь, мы не будем вам мешать…

Я пожал плечами. Что же, с мафией не поспоришь…

Действительно, охранники нам не мешали. Их даже мой пес не замечал. Луи был в восторге от моей, как он выразился, загородной виллы. В момент подружился с псом, и они втроем, включая Вову, стали играть в футбол.

Приехал Виталик и принялся за шашлык. Я топтался рядом – не столько помогал, сколько мешал…

– Вы меня просили про одного человека узнать… – шепотом начал Виталик.

– А чего ты шепчешь?..

– Но это же, наверное, тайна…

– Ладно, говори…

– Так вот. Очень сложно, но кое-что узнать удалось. У поварихи из «Алого паруса» двоюродная сестра приходящей обслугой работает… Вот и к этому типу ходит, когда он здесь бывает… Ну вот, говорит, странный очень дядя. Чем занимается – не знает. Но все чего-то боится, от звонков, даже телефонных, вздрагивает… А если сам кому звонит, то непременно из ванной, при включенной воде. Ну, один раз она видела что-то вроде прайса на столе – названия на лекарства похожи. Он заметил, что она интересуется – такой хай поднял! Да, еще питается он странно – то вегетарианец он, то мясо одно уминает, то у него сыроедание…. И не поймешь, что в голову придет. Заранее готовить невозможно…

Да, последний аргумент, с точки зрения повара, конечно, самый убийственный.

– Спасибо, Виталик…

– Пригодилось что-нибудь из этого?

– Пока не знаю. Но информация к размышлению есть…

Тут подлетели озверевшие от голода футболисты и накинулись на мясо. Телохранители есть отказались…

Через неделю дачной жизни Луи явно поправился, повеселел и потребовал развлечений. Я тяжело вздохнул…

Мы побывали в нескольких ночных клубах. Под утро, хорошо приняв на грудь, Вова и Луи выскочили на сцену и сбацали стриптиз под дружный рев публики. Наутро в желтых газетах появились снимки лихих мальчиков. Они, похоже, этому только обрадовались.

Телохранитель нашего мафиози решил провести воспитательную беседу почему-то со мной. А у меня голова разламывалась… Короче, несмотря на грозный вид мафиозного дяденьки, я его послал от души. От такой наглости он застыл на месте.

Днем на даче появился Олег.

– Ну, и где наш мафиози? – это вместо приветствия.

– Спит, – пробурчал я.

– Можешь передать – хватит шифроваться. Его родственники помирились, а мальчиков из организации он просто достал – клеит их агентесс во время выполнения задания…

– Вот сам и передай… Вон они с Вовой отжимаются.

Олег присвистнул:

– Крутые ребята!..

Он подошел к звездам стриптиза, поздоровался (не со мной же!). Потом они с Луи уединились…

– Он что, его арестовывать приехал? – засомневался Вова.

– Как же, жди! Новое задание, наверное, дает…

Телохранители настороженно смотрели туда, где стояли Луи с Олегом. Они явно не одобряли шпионские игры своего подопечного.

– Ну, ладно, мне пора… – сказал Олег. – А вы дальше резвитесь!

– Похоже, мои приключения закончились, – радостно выдал Луи. – В принципе, можно домой возвращаться… Но… можно я еще здесь поживу?

– Что, понравилось?.. Живи.

– А, мне Вова сказал… Новый проект… Это правда?..

– Пока только общая идея…

– В чем затруднение?..

– В деньгах…

– И все?.. Но я… Я могу дать!

– А условия?

Он потупился.

– Можно… я… мне… Можно, я тоже буду играть?..

– Очень хочешь?

Он кивнул.

– Я не против. Но что твой папа скажет?

– О, он не будет против, поверьте!

Как бы между прочим вошел Вова и вопросительно посмотрел на Луи.

– А, заговорщики! – понял я. – Ваши происки раскрыты! Но я согласен…

– Вот и хорошо! – обрадовался Вова. – Надо Джону позвонить!

– Подожди, а ставить-то где будем? – спросил я.

– Как где? – удивился Луи. – На Бродвее, конечно!

Ну да, не будет же мафиози играть в Мухосранске…

– Это же грандиозно! Ни декораций, ни костюмов! Надеюсь, женские роли будут мужики играть? – разошелся Луи.

Я пожал плечами:

– При Шекспире так и было…

Вечером мы вновь пошли развлекаться.

В разгар веселья в ночном клубе ко мне подсел какой-то вьюноша в галстуке.

– Вы, наверное, забыли… Вас просили позвонить в Париж…

– Да помню я, помню… Некогда было…

Он кивнул.

– Может быть, сейчас?..

– А не поздно ли?..– засомневался я.

Он молча протянул мне трубку.

Комиссар был немногословен:

– Если вы не сообщите место, где спрятали Мишеля, я буду вынужден взять вас под стражу…

– Рученки коротковаты, – просто ответил я.

– Что?..

Я добавил пару выразительных русских фраз. Судя по реакции, собеседник меня понял…

– Успокойтесь, но я не могу закрыть дело…

– Подождете! Скоро я приеду на премьеру, тогда и поговорим!

Я дал отбой и лучезарно улыбнулся мальчику в галстуке. Тот ошалел от моей интеллигентности, и выразительно молчал.

– Ого, да ты без дела не сидишь, – весело сказал подошедший Вова, глядя на пацана. Тот резко вскочил и убежал в сторону туалетов.

– Чего это он?.. – удивился Вова.

– Ревнует, наверное… – заржал я.

Решено: на премьеру летим вместе – Вова, Луи и я. Наш мафиози, кажется, напряг уже полмира – целыми днями куда-то звонит по поводу новой постановки. Вот это размах! Пришлось мне устыдиться, и сесть за сценарий.

Радостный Вова регулярно сообщает мне последние новости: Луи договорился с лучшим педагогом по сценической речи из Американской киношколы; Луи заключил контракт на аренду зала; Луи ведет переговоры с одним из ведущих домов моды на разработку костюмов (интересно, каких?); Луи, Луи, Луи…

– Может, вы уже и роли распределили?..

– Мы что, по-твоему, совсем?.. Это твоя… пре… пре… прерогатива!

– Господи, Вова! Разговаривай проще, и народ к тебе потянется…

– Да меня и так уже кругом узнают!

Опять же под руководством Луи мы прикупили новые смокинги. Я упирался – у меня был вполне сносный. Но, против лома, как известно… А когда один лом – Вова, а другой – мафиози… Пришлось уступить.

Нас посетил Петрович.

– Наслышан о твоей манере разговаривать с иностранной полицией…

– Да достали они меня! – на всякий случай пожаловался я.

– А ты закон не нарушай!

– Я? Да о моем законопослушании кино можно снимать!

– Ага, ты там с автоматом будешь, или как?..

Я махнул рукой.

– Ладно, – снизошел, наконец, Петрович, – рассказывай, в чем дело…

Пришлось выкладывать правду…

– А ты точно уверен, что он не виноват?

– А то!

– Ну, если ты уверен… – он развел руками.– Попроси содействия у своих друзей из Интерпола.

– Издеваешься, да? Они и так меня регулярно строят…

– Ну, я бы на их месте еще бы тебе и навешал… Ладно. Будь в несознанке до конца. Думаю я, комиссар этот блефует. У них, наверное, тоже висяки не поощряют… Кстати, не ты ли интересовался господином Поплавским?

– Не я один…

– Это, конечно, не мое дело… Но – опасный тип. А, главное, всегда сухим из воды выходит…

– И по какому делу он у вас проходил?

– В основном, поддельные лекарства, наркосодержащие, психотропные препараты…

– Тогда все сходится…

– Что сходится?

– Он вполне мог маман травануть. Зачем только?..

– А вот это уже не твое дело! Пусть профессионалы разбираются!

– Знаю я, как они разбираются! Пытаются все спихнуть на пацана сопливого…

– Ну да, а ты же у нас защитник сирых и убогих… А это кто? – он покосился на Луи.

– Племянник шейха…

– Кого?

– Ахмеда, моего сорежиссера…

– Ну, ни фига себе, у тебя коллеги!

– Не все же мне на местном телевидении подвязаться… Ладно, пошли шашлык есть.

На этот раз Петрович пить отказался, чем немало удивил Вову. Телохранителям Луи наш мент явно не внушал доверия…

Наконец, мы сели в самолет на Париж. Я волновался – что-то будет на премьере? Вова тоже ерзал в кресле. Его к тому же, все время доставали поклонницы.

По красной ковровой дорожке мы прошли в зал. Звездная публика, сияние драгоценностей, шампанское… В конец ошалевшие, мы стояли, дежурно улыбаясь. Руки слегка тряслись…

И вот – мы на сцене. Ахмед скромно сидит в зале, как будто он здесь ни при чем. Но все объективы направлены на него. Я, волнуясь, представляю актеров, благодарю всех, кто нам помогал… Наконец, свет гаснет. Облегченно вздохнув, мы спускаемся с Вовой в зал. Фильм целиком, в чистовом виде, на большом экране, мы с ним еще не видели. Два с лишним часа держимся за руки, и молчим.

Все. Конец. Титры. Тишина… Сердце замирает. Но вот раздаются первые несмелые аплодисменты. Они превращаются в шквал. Кто-то жмет мне руку. И пусть скажут, что это – не кайф!

Ахмед поздравил меня с успехом.

– Взаимно, коллега!

– Подожди, что-то в Голливуде скажут. Они не очень жалуют иностранцев, особенно – арабов… И почему ты – не еврей? – вздохнул шейх.

Вспышки вокруг так и щелкали. Вова щедро раздавал автографы.

Подошел улыбающийся Луи.

– Поздравляю! Знакомьтесь – мой отец!..

Вальяжный дяденька пожал мне руку. И это – главный мафиози?..

– Мой сын много чего рассказал о вас. Рад, что вы нашли общий язык…

– Я же говорил, – засмеялся Ахмед, когда мафиози удалились. – Примазался к фильму! Еще и в Лос-Анджелес притащится!

– Да ладно тебе! Зато как помог! Я бы еще до сих пор монтаж не закончил!..

В отель мы вернулись очень поздно.

– Ты рад?.. – на всякий случай спросил Вова.

– А то! Мне так уже лет сто не аплодировали…

– Чего тогда не веселый?..

– Устал…

– Да, ладно, колись…

– Знаешь, единственный человек, кто меня сегодня не поздравил – маман…

– А ты ей приглашение отправил?..

– Конечно…

Вова вздохнул.

В холле нас поджидал комиссар.

– Слышал, у мсье сегодня был успех? Я могу испортить вам праздничное настроение…

– Вот козел! – от души выпалил Вова.

Француз уставился на него, ничего не поняв.

– Итак, мсье… – продолжил он.

Но из-за колонны вышел Серега. Как кстати! Комиссар понял все без слов и молча удалился.

Я кинулся на шею своему спасителю.

– Ну, ладно, успокойся, – он похлопал меня по плечу. – Поздравляю с премьерой! К сожалению, не удалось посмотреть…

– Да ладно, – небрежно сказал Вова. – Мы для Интерпола специальный просмотр устроим…

Серега заржал.

– Ловлю на слове. Идите, отдыхайте! А мне пора…

И он снова скрылся за колонной. Как будто и не приходил…

Проснулись мы только к обеду. Первые полосы французских газет, которые нам принесли с завтраком, были посвящены премьере. Отзывы – восторженные…

Днем я позвонил маман:

– Ты не была на премьере…

– Столько дел… Слышала, ты имел успех…

Вот так всегда…

– Знаешь, когда дети приобретают мировую известность, родители, как правило, радуются…

– Ну, началось… Сейчас ты вспомнишь концерты, на которых мы не были, выпускной бал, поступление в институт, которые прошли без нас, и даже свою глупую женитьбу…

– Нет, что ты! Это я так, к слову… И какие же у нас дела?..

– Увы, не могу удовлетворить твое профессиональное любопытство. Заходи как-нибудь…

Началась череда торжественных мероприятий. Через два дня изматывающих тусовок  всей компанией двинули в Лос-Анджелес.

Днем мы с Вовой прошлись по аллее звезд. Он без конца примеривался к звездным отпечаткам на асфальте.

– Мечтать не вредно… – сказал я.

– Думаешь, я не достоин? – как всегда, набычился он.

– Ну, что ты! Просто американцы редко кого допускают к своей славе…

Час премьеры приближался. Я случайно включил телевизор. Лучше бы не включал! Там без конца показывали Ахмеда, меня в компании Луи. Комментарии были соответствующие…

– Все, мы провалимся… – обреченно решил Вова.

– Да, ладно, прорвемся… Первый раз, что ли?..

В зал мы отправились в не слишком приподнятом настроении. Но здесь было покруче, чем в Париже – и дорожка подлиннее, и публика посолиднее. Несмотря на наши опасения, сюда прикатила куча звезд. Все нам улыбались, жали руки, поздравляли. Пожаловал и наш знакомый Грегори в компании какой-то прямо вылитой Мэрилин.

– Слышал, вы новый проект затеваете?.. – интимным голосом спросил он.

– Ну, да… А ты что – тоже хочешь?..

– Не отказался бы!..

– Тогда договорились!..

– И кого он будет играть? – с подозрением спросил Вова.

– Не знаю. Потом скажу. Чем больше звезд – тем лучше… Закон шоу-бизнеса!

Все повторилось: волнение на сцене, английская редакция фильма, ожидание… Опять тишина… Но вот – первые хлопки. Шквала, как в Париже, не было, но аплодировали достаточно громко и долго. Мы облегченно вздохнули…

Началась грандиозная гулянка. Ахмед расстарался. В разгар веселья ко мне подошел какой-то дедушка из киноакадемии.

– Вы – еврей? – начал он сразу в лоб.

– Нет…

– Странно…. До сих пор я считал, что талантливое кино могут снимать только евреи… Хотя, постойте… Вы же внук Грекова. А, знаете, я в молодости имел честь встречаться с вашим дедом! Мы вместе стажировались на «Уорнер Бразерз». Золотые были времена!..

И дедуля впал в воспоминания, даже рассказал о своем романе с Мэри Пикфорд. Хотя я крепко подозревал, что родился он гораздо позже ее смерти…

От дедули меня спас Грегори:

– Извините, но вас там спрашивают… – он указал деду в сторону кого-то из звезд. Тот рысцой двинул к новым ушам.

– Спасибо… – выдохнул я.

– Может, пойдем в комнату для мальчиков?.. – предложил Гришка.

– Что, опять приспичило?.. А твоя подруга?

– Она уже при деле…

Его Мэрилин во всю щебетала с Вовой. Да, здесь все по-взрослому…

Выходя из дабла, я заметил в толпе знакомое лицо.

– Олег! Пришел поздравить?..

Он засопел. Потом неуклюже приобнял меня за плечи.

– Ладно. Ты же знаешь, как я на самом деле к тебе отношусь… Поздравляю. Молодец…

Я ткнулся лбом ему в плечо. Умел бы – разревелся…

– Я, в общем-то, по делу…

Ну, вот, как всегда – пришел поручик и все опошлил…

– Ты голос Поплавского запомнил хорошо?..

– Я ведь все-таки музыкант, хоть и в прошлом…

– Я по курсу. Узнать его сможешь?

– Надеюсь. Что, прямо сейчас?

– Да нет, давай завтра. Я позвоню…

И тут… О, господи! И тут подошел его черный друг, ослепительно улыбаясь. Я тоже показал зубы. Мы пристойно обменялись рукопожатием и что-то там промурлыкали на тему «как дела?..»

Они под благовидным предлогом удалились к кому-то из знакомых. Я стоял один. И на душе было отвратно.

– Ты чего?.. – услышал я Вовин голос.

– Ничего. Все нормально…

– Ага, я вижу. Сгораешь от ревности?

Я замотал головой.

– Просто противно. Сладкая парочка… Извини, я, наверное, напился…

– Эжена с душем пригласить?

– А он здесь?..

– Не видел. Но если надо – найдем…

– Ладно, не напрягайся. Сейчас приду в себя.

– Может, в гостиницу поедем?

– Нельзя. Ахмед обидится! Это же и для нас тоже сделано…

– Да уж прямо! Это правильный пиар-ход. А он, кстати, вон там критиков ублажает…

Ахмед о чем-то вдохновенно рассказывал десятку дедушек и бабушек. Они снисходительно слушали. Не был бы он шейхом…

Подлетел наш жизнерадостный мафиози.

– Мальчики, едем развлекаться! Я договорился…

Я скривился:

– Мне бы поспать…

– Потом поспишь, – Вова решительно взял меня за руку.

Мы ушли тихо, по-английски. Загрузились в какое-то такси и куда-то поехали…

По дороге я задремал. Наконец мы остановились. Вышли из машины, спустились в какой-то подвал.

Я встал на пороге, как вкопанный. Надо же! Настоящий бар 30-х годов! Это что – машина времени?..

Луи радостно улыбался:

– Нравится?

– Но как это возможно?..

– В Голливуде все возможно! Это декорации к фильму, их решили сохранить… Ну, а публика – статисты в костюмах.

– Откуда ты узнал, что я с ума схожу по тому времени?

Он пожал плечами:

– Достаточно было посмотреть диски с твоими любимыми фильмами…

На сцене заиграли что-то из Глена Миллера. Мы, наконец, сели за столик. Давно я не получал такого удовольствия. Ай, да мафия!

Проснулись мы поздно. Вова и Луи быстренько принялись отжиматься, я пытался откосить… Не вышло. Эти гады взялись за меня в четыре руки. И, конечно, пришлось подчиниться…

Вскоре после обеда позвонил Олег:

– Ты готов?.. Или уже забыл?

– А без подковырок нельзя? Готов, готов…

– Тогда сейчас приеду.

Минут через пятнадцать он ввалился в номер, и радостно поздоровался с Вовой и Луи. Со мной, конечно, незачем…

– Вот…

Он протянул мне диктофон.

Сначала послышались какие-то шумы, потом – голос. На грани…

– …Вы думаете, я сошел с ума?.. Нет, я все видел… Все!

Снова какой-то шум, и – тишина…

– Он?.. – с надеждой спросил Олег.

– Он… А у вас что – экспертов нет?..

Олег скривился:

– Слишком много посторонних ушей…

Я кивнул. Он молчал. Я тоже.

Бывший благоверный, наконец, не выдержал:

– Ты что-то мало вопросов задаешь…

Я пожал плечами. Вова напрягся.

– Да… – Олег забрал у меня диктофон. – Подозреваю, без вас здесь не обошлось…

Мы с Вовой скромно молчали. Олежек выразительно посмотрел на Луи. Тот так же выразительно похлопал своими длинными ресницами.

– Что, поручил за нами следить?.. – спросил его Вова, когда Олег ушел.

– Не следить, а наблюдать, чтобы чего не вышло… Да я от вас и не скрывал. А вы что, обиделись?..

– Ладно, не напрягайся, – сказал я. – Мы же понимаем – это большая игра…

– А что этот мужик говорил? – как бы между прочим спросил Луи.

– Какой-то бред… – так же между прочим ответил Вова.

Луи надулся:

– Ну, как хотите…

– Да, ладно, шпион… – примирительно сказал Вова. – Он же тебя премии за это не лишит…

– И то правда! – оживился Луи. – Чего-чего, а денег от него мне не надо. Ладно, пошли лучше актеров смотреть…

– ?!

– А… Ну, я тут пару агентов напряг, чтобы людей пока для постановки подобрали.

Мы с Вовой переглянулись, и нам стало немного неудобно. Парень так старается, а мы так его обрубили. А что делать? Большая игра…

В агентстве собрались претенденты на роли в нашем спектакле. Мальчики, надо сказать, без комплексов, быстро освободились от одежды и… начали читать отрывки из «Гамлета».

Я был в восторге. Отобрал самых-самых. Впрочем, и остальные без дела не останутся – массовка и в театре нужна. Постановка на Бродвее должна быть грандиозной…

Видимо, обилие голых тел возымело определенное действие на всех, и из агентства Луи потащил нас в какой-то бордель, откуда мы выбрались только следующим утром…

Американская критика была к нашему фильму благосклонна. Думаю, без стараний Ахмеда здесь не обошлось. Но то, что фильм пустили в прокат, было лучшим признанием. Я, кажется, так до конца и не понял, что сотворил. И по-прежнему чувствовал себя журналюгой, временно отлученным от работы…

Следующее утро было посвящено поиску зала для репетиций. Луи решил, что начинать лучше здесь, а не на Бродвее, – и специалисты все рядом, и аренда дешевле… Вова с нами не поехал, сказал, что у него наметился очередной роман с какой-то супер-моделью.

Мы, наконец, нашли подходящий зал. Правда, им давно не пользовались, пыль везде лежала толстым слоем, зато и просили за него недорого. Луи быстро организовал уборщиков, и с чувством хорошо выполненного долга мы вернулись в гостиницу – пора было обедать. Вовы все не было…

– Что-то у него любовь затянулась… – задумчиво сказал Луи.

– Да уж, – хихикнул я. – Наверное, действительно, супер-телка!

Мы пообедали, заглянули в пару бутиков. Снова вернулись в номер. Вовы все не было…

Зазвонил телефон.

– …Помогите! – голос Вовы в трубке, на грани. – Я из номера не могу выйти! Меня приковали!

– Из какого номера?

– Из 525-го…

Мы понеслись на пятый этаж. Я на ходу думал – как вломиться в комнату, двери в отеле солидные…

Вламываться не пришлось… Луи о чем-то пошептался с горничной, и та, с улыбкой, что-то опустив в карман, открыла нам своим ключом. Ну и картина! Абсолютно голый Вова был за руки прикован наручниками к спинке кровати. Теперь еще их желательно бы расстегнуть!

Луи достал из кармана связку каких-то железяк. Поковырялся одной в замке – и готово.

– Мужики, вы меня спасли! – с чувством выдал Вова.

– А одежда твоя где, экстремал хренов? – спросил я.

Бугай развел руками:

– Унесла…

Пришлось сходить в свой номер за его одеждой…

– Ну, рассказывай… – потребовал я, когда мы вернулись к себе.

– Да чего рассказывать… – потупился Вова. – Сначала – все, как всегда. Потом она говорит – давай наручники попробуем, незабываемые, мол, впечатления…

– И?..

– Да, мужики, действительно незабываемо!

Луи прыснул.

– Че он прикалывается? – возмутился Вова.

– Ты, экспериментатор! А если бы она садомазохисткой оказалась? Начала бы тебя плеткой хлестать, ножом резать, или раскаленные гвозди засовывать?..

– Куда?

– Догадайся с трех раз!

Вова задумался.

– Потом-то что было? – не вытерпел Луи.

– Да ничего! Встала, вдруг, оделась, сгребла мои шмотки – и ушла. Я ору, а она – хоть бы хны! Кое-как ногами до телефона дотянулся, к себе подтянул, позвонил…

– Да, ты у нас еще и акробат!..

– Ладно прикалываться, – обиделся Вова. – Знаешь, как страшно было…

Пришлось погладить мальчика по голове и сказать: «У-тю-тю…».

– И где ты эту телку снял? – поинтересовался Луи.

– Да здесь, в коридоре… Сама подошла, автограф попросила…

Мафиози кому-то позвонил, что-то сказал по-арабски.

– Ладно, найдем эту дуру, – сказал он нам. – А сейчас что делать будем?

– Ну, если зал уже убрали – можно начинать репетировать…

– А кого я буду играть? – тут же оживился Вова.

– Офелию, ты разве не понял?

– Достал со своими приколами! Прав был Олег!..

– Ах так! – и я запустил в Вову подушку…

– Он меня обижает… – пожаловался Вова Луи.

Луи заржал.

– Хватит дурить, поехали репетировать…

Джон и Грегори пока не подъехали. Я решил попробовать Вову в роли Гамлета. Луи скромно согласился на роль стражника. Польщенный Вова тут же начал с выражением читать монолог. По-русски… Народ очумел. Я не стал его прерывать. Было в этом что-то. Характер, что ли?..

– Ну как? – скромно спросил Вова.

– Отлично. Теперь давай на языке оригинала…

– А я еще не выучил по-английски…

Я вздохнул. Луи едва сдерживал смех. Вова был растерян и испуган.

– Ладно, не переживай. Сейчас монитор включат. А пока попробуем других…

Англоязычные мальчики начали лихо демонстрировать знание текста. Вот только характера не чувствовалось…

Наконец подключили монитор. Вова испуганно прошептал:

– Я же это не в жизнь не прочитаю…

– Ладно… Слушай меня. Я – читаю, ты – запоминаешь. Как будто я показываю, как надо играть…

И я начал читать, вспоминая уроки фонетики. Вова слушал, шевелил губами. Потом повторил. Почти идеально… А у него и правда – талант.

В перерыве наша суперзвезда тихо спросил:

– А ты где так научился Шекспира читать?

– В инязе…

– ?

– Ну, после журфака, я еще заочно иняз окончил. До сих пор теряюсь в догадках – как  я это умудрился сделать при моей-то патологической лени… Кстати, загнал меня туда, почти на пинках, Олег.

– Зачем?

– Я не очень люблю вспоминать об этом. Определенные трудности начались…

– Наркотики?..

– Вова! Придумаешь же! Всего лишь – алкоголь. Вот он и испугался…

– Что ты алкашом станешь?

– Наверное…

– А что – мог?

Я пожал плечами:

– Не думаю…

– Ладно, – Вова хлопнул меня по плечу. – Давай, лучше, продолжать…

Какой-то юнец вполне сносно изобразил Офелию. Луи волновался как влюбленный на первом свидании. Но успокоился, как только в зал ввалилась его охрана. Они внимательно смотрели на Луи, а в конце зааплодировали. Он сконфузился.

– Я плохо играл, да? – спросил Луи.

– Нет, для первого раза нормально. Только постарайся не волноваться сильно. Пойми, тебя здесь никто не подсиживает. И не думай о том, кто и что о тебе думает. Все будет нормально…

– Чего-то наш мафиози не того… – важно сказал мне Вова.

– Волнуется. Первый раз на сцене.

– Ой ли! А когда в стрип-баре зажигали? Или секс на сцене?

– Там-то он пьяненький был. А ты бы не ехидничал, лучше позанимайся с пацаном. Меньше будешь бляндинок с уголовными наклонностями снимать…

– Ладно, теперь до конца дней моих не забудешь, – пробубнил Вова.

– Конечно, не забуду. А если бы она тебя пристрелила, дурак здоровый?..

Репетиция возобновилась. Вова что-то втолковывал Луи на сцене. Тот кивал. И… стал играть куда лучше!

Первый день прошел вполне плодотворно. И, главное, ругаться не пришлось!

В отеле Луи с нами попрощался:

– Дела…

Когда он вышел в сопровождении своих громил, я спросил у Вовы:

– И что ты ему втолковывал на сцене?..

– Что это – как трахаться. Заставил вспомнить секс на публике. Помогло…

– А у тебя оригинальная метода…

– Ну так!.. – загордился Вова.

Когда мы укладывались спать, он, как всегда, вдруг, спросил:

– Ты никогда не рассказывал, как познакомился с Олегом…

– Не думаю, что тебе это будет интересно…

– А ты расскажи. Я сам решу: интересно или нет… – усмехнулся он.

Помнит…

– Это было, скажем так, еще в мои юношеские годы. Какой-то сборный концерт, меня переставили в конец, настроение и так хреновое…

– Почему?..

– Ну, как тебе объяснить? Я тогда всегда был один. Нет, конечно, были дед и бабуся, актеры, киношники… Но со сверстниками у меня были, как бы это сказать, напряженные отношения. Характер, сам знаешь… И когда все тусовались, я был один. Учеба, репетиции, съемки, какие-то светские мероприятия, поездки за границу… Мне многие завидовали, а у меня – тоска смертная… Ну, вот, стою в коридоре, хреново так на душе, курю. Тут милиционер молодой подходит, говорит, мол, здесь курить нельзя… Я озверел, сигарету, правда, потушил, хотел его обгавкать… Но он как-то уж очень проникновенно в глаза мне посмотрел, потом взял за руку, сказал: идем…

Привел в служебный буфет, взял два стакана кофе, пирожные. Мы посидели, поболтали ни о чем, и я ожил… Его звали Олег.

Так в моей жизни появился первый друг. Я был на седьмом небе от счастья. Спустя какое-то время произошло то, на что я и надеяться раньше не мог…

Каждая встреча была праздником. Мы ходили в какие-то кафешки, гуляли… Все это было редко – у меня вечные репетиции и выступления, он на юрфаке учился заочно. Ну, связи у меня и тогда были, сам понимаешь… Я помог ему перейти на работу поприличнее – он страшно хотел попасть в уголовку. Потом он вдруг женился. Я психовал, но молчал. Родилась дочь. Виделись мы очень редко. Снова началась хандра. Я… Ну, в общем, пить начал – это в шестнадцать-то лет! Олег узнал, надавал мне подзатыльников, родственники ничего не узнали… С женой они не ладили. Квартиры не было, жили с тещей. Скандалы… Он как-то осторожно намекнул, чтобы я помог с жильем – тогда квартиры по очереди давали. Я по наивности спросил: а что, разве это такая проблема?.. Ну, он и выдал все, что обо мне думает: живу, мол, на даче, которая поболее дворца культуры, квартира в центре, понятия не имею, почем хлеб в магазине… А потом сказал, что в тот день не просто подошел ко мне там, в коридоре. Он прекрасно знал, чей я внучок… Да, надо сказать, что Олег был тоже не пролетарий: дедушка – генерал, жил он вполне сносно по тем временам, даже более чем. Но решил, что я-то покруче, с квартирой помогу. Да еще монолог этот произнес так, как будто я у него отобрал все эти квартиры, дачи, машины… Сейчас-то, с высоты прожитых лет, я понимаю, что это последствия его неправильного воспитания: родители разошлись, бабуся-генеральша баловала «бедного сиротку»… Ну, в общем, я хорошо вмазал и зачем-то сел за руль. Кажется, хотел к нему поехать… Авария. Перелом. Конец музыкальной карьере…

– Тогда вы и расстались?..

– Нет. Олег принесся в больницу, развел все с ГАИ. Дед с бабусей так и не узнали, в каком состоянии я был за рулем… Он сказал, что не думал, что я так отреагирую – при моем-то пофигизме. А я… Я сказал, что не обижаюсь. Я и не обижался. Но прежнего Олега уже не было. Понимаешь?.. Мне казалось, что он умер, или куда-то уехал. А этот… Ну, не знаю, какое-то подобие.

Потом умер дед, за ним – бабуся. Родители, как всегда, не могли приехать. Жуткая апатия. Я не знал, что делать. Олег взял меня за шиворот, заставил подумать, что я умею делать, кроме музыки. Я ничего не умел… Даже яичницу жарить… Он подал идею журналистики. Заставил обзвонить нужных знакомых. Я поступил в универ. Понемногу стал оживать… Ну, что было дальше – ты знаешь. После того, как я вернулся из Франции, вскоре позвонил Олег. Не виделись мы очень давно. У него началась черная полоса. Уволили из органов – во время очередной разборки с тещей пытался в нее стрелять из табельного оружия…  Хорошо – не попал. С женой развелся. Жить негде. Работу не найти – тогда перестройка свирепствовала. Я, конечно же, пригласил его к себе. Помог устроиться в охранное агентство. В какой-то момент мне показалось, что вернулся прежний Олег. Но – увы… Мы без конца выясняли отношения, он начал промышлять рэкетом. Потом где-то в кабаке познакомился с этим, черным. Тот на какой-то полицейско-милицейский семинар приезжал. Ну, вот, спустя несколько дней домой вдруг вернулся тот, прежний, Олег. Он так же, как когда-то, посмотрел мне в глаза, и сказал:

– Знаешь, я влюбился…

– А ты?..

– А что – я? Обнял его. И он ушел. А я потом выл – как волк на луну. Только тихо, чтобы соседи в дурдом не позвонили… И вообще, Вова, давай спать…

Вова обнял меня и тихо сказал:

– Дурак ты старый…

Утром к нам ввалился довольный Луи:

– Нашли девицу…

– И что она говорит?..

– Ну, сначала несла всякую галиматью, мол, фанатка, а потом…

– Вы что, били ее?..

– Слегка припугнули. Раскололась, кто ее нанял.

– И кто?

– Угрюмый тип.

– Начальник охраны, что ли?

– Он самый.

– Ему-то это зачем?

– Найдем – спросим.

– А он что – уже не…?

– Уже. Шейх его выгнал после того вашего странного полета в Голливуд…

– Да, дела… – протянул Вова. – Может, он ревнует к моей славе?..

Я засмеялся:

– Вова, у тебя – мания величия. Сдается мне, что он тоже работает на какую-то разведку. Вражескую.

– Да террорист, он, наверное… – решил Луи.

– Но я-то ему зачем?.. – не унимался Вова.

– Не знаю. Можно было выкуп за тебя потребовать…

– Так, договорились! – заорал Вова. – Я теперь без вас – ни шагу!

– Это как? – удивился Луи.

– О, я тебе расскажу, как мы с Вовой парой ходили, даже в туалет…

– Да вы до сих пор это делаете… – съязвил Луи.

– Он на нас поклеп наводит! – возмутился Вова. – Какаем мы по отдельности!

– Да, ладно, не мелочись… Будем тебя охранять от коварных шпионок.

– А теперь – на работу… – важно объявил Луи. – Сегодня Грегори должен приехать…

– И кем он будет? – насторожился Вова.

– Посмотрим…

Грегори заявился в разгар репетиции. И к Вовиной радости объявил, что хотел бы играть Клавдия.

Оставался только один конкурент – Джон. Кого-то он захочет исполнить?..

В перерыве Вова у меня спросил:

– Ничего не заметил?..

– Нет, а…

– Вон там, пацан, в массовке. Никого не напоминает?..

– Кажется. Дай вспомнить. Он тогда, в Париже, представлялся, вроде, Пьером. Может, просто похож?..

– Нет, точно он. Интересно…

После перерыва репетировали Вова и Грегори. Массовка разбрелась. Пьер подсел ко мне.

– Не удивлены?..

– С моим-то опытом шпионской деятельности…

Он засмеялся.

– Вам, кстати, Мишель привет передает…

– Опа! Вы и его нашли!..

Пьер развел руками:

– Работа такая… Жак благодарит за точное выполнение инструкций. Проблемы были?

– Только с Олегом…

Пьер усмехнулся:

– Конкуренция… Еще поможете?

Я пожал плечами:

– Куда же мы денемся!

– Тогда встретимся вечером…

Вова сгорал от нетерпенья:

– Ну?..

– Сказал, вечером будут новые инструкции…

– Нормально! Мы опять при деле!

– Да, еще Мишель привет передавал…

– Они и его нашли?..

– Работа, говорит, у нас такая…

Теперь вопрос номер один: как отделаться от Луи?

Но, видимо, Пьер позаботился и об этом… Нашего мафиози внезапно вызвали – по делам. Путь был свободен.

Пьер появился в нашем номере ближе к полуночи. Мы уже слегка подергивались от нетерпенья. Инструкции были лаконичные, но подробные. Я сразу почему-то вспомнил Стасика…

– Ну, все, мне пора, – сказал, улыбаясь, Пьер.

– Может, останешься?.. – несмело предложил Вова.

Тот пожал плечами и начал раздеваться…

Луи появился только под утро.

– Ага, вы уже массовку совращаете! – весело завопил он с порога.

И присоединился к коллективу. Явно не подозревая, с кем имеет дело… Или, как все, играл в полную несознанку?

Инструкции-то мы получили, но как их воплотить в жизнь?.. Это, как минимум, нужно домой попасть. А здесь работа в разгаре… До начала репетиции я так ничего и не придумал.

На сцену смотрел вполглаза. Вова сделал мне внушение. Пришлось подавать вялые реплики – типа, я при деле. Луи периодически кидал на меня непонимающие взгляды. В перерыве спросил:

– Что-то случилось?..

– Нет. Просто голова раскалывается…

– Может, к врачу?..

– Зачем? Само пройдет…

– Никогда не понимал, почему русские так наплевательски относятся к своему здоровью… Поехали!

И он потащил меня в какую-то клинику. Вова остался на репетиции за старшего.

В клинике меня долго осматривали, взяли кучу анализов и поставили диагноз: переутомление. У них это, видите ли, болезнь!..

Когда мы вернулись, Луи загробным голосом сообщил Вове о моей болезни. Тот заржал.

И вот… Нет, я определенно счастливый человек! В зал вошел Стасик. После бурных приветствий, выяснилось, что у него здесь съемки, а через неделю он летит домой. Вместе с мадам…

– Совет да любовь! – тут же съязвил я.

– Да ладно прикалываться…, – почему-то покраснел Стас. – Мы же просто друзья…

– Я разве против? Кстати, поможешь?..

Он вздохнул:

– От тебя разве так просто отделаешься? Что опять?..

Я посвятил Стасика в полученные инструкции.

– И все? – удивился он.

Я кивнул:

– Только, чтобы Олег не знал…

Этот гнусный тип тут же заржал. Все они одинаковые…

Вечером, конечно же, нас пригласили в ресторан. Стасикова звезда давала прием по поводу своего прибытия в Голливуд. Собрались все свои – звезды, от фамилий которых дух захватывает.

Скромно стоящий в стороне Стасик пользовался повышенным вниманием – сарафанная почта здесь работала как надо. Все-таки будущий звездный муж, как мне сообщили по секрету. Я с радостью проинформировал товарища командира. Тот почему-то пошел багровыми пятнами и рявкнул на меня, правда, шепотом:

– Отставить распространять дезу! Я же сказал – мы только друзья…

– А мне-то что… Друзья – так друзья. Настроение-то как?

Он пожал плечами:

– А, знаешь, мне понравилось в кино сниматься. Главное – не надо педика изображать…

Я расхохотался и похлопал Стаса по плечу.

– Прикалываемся? – подошел Вова.

– Кое-кто, как всегда, в своем репертуаре… – это Стасик про меня.

– А его сегодня чуть в больничку не упрятали… – наябедничал Вова. – И диагноз здоровский: переутомление…

Мы дружно заржали.

Подошла Стасикова мадам с американской коллегой, – они вместе звездили в шестидесятые. Сияя протезными улыбками, звездные бабушки удостоили нас вниманием.

– Слышала, у вас новый интересный проект? – спросила меня американка.

– А почему Стасика не пригласили? – поинтересовалась его мадам.

– Но он же у вас занят. К тому же, это несколько не его амплуа…

– О, он оказался очень талантливым актером… – хитро улыбнулась старушка.

Стасик покраснел. Вова похлопал его по плечу:

– Коллега…

– Дурак здоровый! – ощерился Стас. – Все мысли об одном…

– Да ладно, не прикидывайтесь, – решил помирить их я, – здесь все свои…

– О, боже… – простонал Стасик. – Кто-нибудь спасет меня от этой кошмарной парочки?..

– Я, – вдруг прозвучал знакомый голос.

– Э… – попытался завопить я.

– Дмитрий Сергеевич, – поправил меня Эжен.

– Вашу мать! – восхитился Вова.

– О, познакомь меня со своим другом! – подплыла к Стасику его мадам. – Вы актер? – это уже Эжену.

– Увы, мадам, – вздохнул тот.

– Он у нас автор сценария, – съязвил Вова. – Детективы сочиняет…

Мы уселись за стол. Я сжал руку Женьки.

– Что, соскучился? – спросил он шепотом.

– А то!

– По кувыркам или…?

– Или, придурок! Я что, по-твоему, маньяк озабоченный?

– Конечно, еще и с автоматом.

– Что, опять надо пострелять?

– Нет, что ты! Тебе инструкции передали?

Я кивнул.

– Сделаешь?

– Он сделает, – я показал глазами на Стаса.

– А Олег?

– Интересуется…

– Пока молчи! И еще…

– Что?..

– Сможешь на день слетать в Париж?

– Попробую…

– Там и встретимся! Мне пора…

И он вновь ушел…

– Нут вот, – разочарованно сказал Вова. – Я-то думал – поприкалываемся…

– Ты о работе лучше думай, приколист! Роль выучил на завтра?

– Он на меня наезжает! – пожаловался Вова Стасу.

– Не обращай внимания, это он с горя. Ему Эжен автомат не привез…

– Я и сам могу купить. Но лучше базуку…

– Не поднимешь… – засомневался Вова.

– Ничего, кто-нибудь поможет.

– Кто, интересно? Мальчик Мишель? Так он хилый…

– Зато смазливый…

– А мы, типа, уже тебе не нравимся? – возмутился Вова.

– Вы – коварные раздолбаи, и у вас одни гадости на уме!

– О, как он нас! – удивился Стас. – Придется воспитывать…

– Как? – оживился Вова.

– Сейчас затащим в сортир и затолкаем головой в унитаз…

С воплями: «Красные не сдаются!..» я понесся в туалет. Стас и Вова, с улюлюканьем, за мной. Чопорная ресторанная публика застыла.

– Русская душа… – пожала плечами мадам звезда.

Из туалета мы вышли, как ни в чем не бывало, и чинно сели за стол.

– Мне надо в Париж, на день. Боевое задание, – важно начал я.

– А я? – тут же пристал Вова.

– Куда же я без тебя…

– Ладно, полетите под моим чутким руководством, – решил Стас. – Мы через день возвращаемся на частном самолете…

– А Луи? – вспомнил Вова.

– Придется врать… – вздохнул я.

Конечно, это ответственное задание поручили мне. Врать особо не пришлось – Луи в Голливуде не было.

– Дела… – коротко сказал он по телефону.

– Мы с Вовой в Париж слетаем, к моей маман…

– Надолго?..

– На день…

– Хорошо. Оттуда – сразу в Нью-Йорк.

– Мне почти стыдно стало, – пожаловался я Вове. – Луи старается, уже в Нью-Йорке зал нашел, а мы…

– Ну, про стыд – это ты загнул, – философски заметил Вова. – Старается он и для себя – кто бы его еще на сцену выпустил? Да и сам нам правду не говорит, все «дела, дела…»

Успокоенный Вовой, я мирно заснул.

В самолете нас было четверо – Стас с мадам, и мы с Вовой. Ну, и экипаж конечно. А хорошо быть звездой, черт возьми! Мадам сразу нацепила на глаза черную маску и мерно захрапела. Мы устроили рабочее совещание.

– Итак, граждане шпионы, что будем в Париже делать? – спросил Стас.

– Не знаем еще, – честно признались мы. – Не сказали пока…

Стасик покачал головой:

– Так вы еще и хреновые шпионы!

– Подумаешь, – обиделся Вова, – а сам-то…

– Что сам-то?..

– Ничего. Тебе и таких заданий не дают…

Стас заржал.

– Ладно. Выполните шпионское задание – позвоните…

На том и порешили.

В Париже мы первым делом поехали к маман, чем несказанно ее удивили.

– Что-то случилось?.. Вы так рано и без предупреждения…

– Да мы случайно здесь… Вот решили узнать, нет ли новостей.

– Кроме того, что тебя без конца разыскивает комиссар – никаких…

– А по поводу…

– По поводу чего?..

– Того инцидента… С отравлением…

Она махнула рукой:

– Я уж и забыла. Так, глупость какая-то. Наверное, кто-то пошутил…

– Ни фига себе, шутки!

– Саша, выбирай выражения! И где, кстати, этот мерзкий мальчишка?

– Мишель?

– Какой еще Мишель? Жан!

– Я-то откуда знаю! Это же твой бой-френд…

– Поменьше сарказма, пожалуйста! Что еще делать одинокой женщине…

Я пожал плечами.

– Он где-то на втором этаже. Поди, лучше, найди…

Искать милого мальчика особо не пришлось. Он как зачарованный смотрел на Вову. Вова упивался моментом славы.

– Жан, тебя маман ищет!..

Он нехотя поплелся вниз.

– Поехали, – сказал я Вове.

И мы покатили в гостиницу. Маман никакой информации не дала.

Мы ждали инструкций. Инструкций не было…

Телефон зазвонил ближе к ночи.

– Нужна помощь! – глухо, как из подземелья, прокричал Женька. – Дом на улице Луи, 12…

– Что? – спросил Вова.

– Назвал адрес… Помощь ему нужна!..

– Ну вот, – расстроился Вова. – А мы без оружия…

Знать бы еще, где эта улица! Два таксиста удивленно пожали плечами, и только колоритный старик с усами а-ля Буденный, отвез нас в какой-то закоулок. Там мы и нашли дом двенадцать.

В доме явно не жили. И давно. Где же искать Эжена?.. Света, конечно, не было… Спотыкаясь и матерясь, мы обошли все комнаты. Пусто. Вздохнули, и полезли в подвал. Там, как ни странно, свет был. Только Женьки не было.

– И че? – спросил Вова.

– А я знаю?

Мы уже собрались уходить, когда я споткнулся о какой-то поломанный стул и с размаху грохнулся. Перед моим носом оказалась крышка люка. Вова взялся за нее. С трудом, но отодвинул. Лестница вниз. Я на всякий случай крикнул:

– Эжен!..

Внизу, кажется, что-то зашумело. Или мне показалось?..

Пришлось лезть… Когда скобы, вбитые в стену, закончились, мы оказались то ли в пещере, то ли в каком-то древнем подземелье. Сверху что-то глухо стукнуло.

– Вот падла! – выразился Вова. – Крышку закрыли!..

Да уж…

– Эй, вы где?.. – послышался знакомый голос.

– Мы-то здесь, а ты?..

– Блин, вперед пройдите!..

Где, только, интересно знать, в этом подземелье «вперед»?

Ориентируясь на голос, мы, держась за руки, чтобы не потеряться, двинулись вперед.

– Ё-мое! – громко удивился Вова.

Средневековье какое-то…

В каменную стену было вбито ржавое стальное кольцо, а к нему, цепью за руку, прикован Женька. И нога у него было как-то неестественно подвернута…

– Кто это тебя?.. – ошарашено спросил Вова.

– Враги! – ощерился Женька.

– Еще и хамит, Прометей хренов! – пожаловался мне Вова.

– Это у него болевой шок! Надо его как-то от стенки оторвать… А с ногой что?..

– Прострелили слегка… – махнул рукой Женька.

Я вздохнул, и начал носовым платком перевязывать рану на ноге нашего интерполовца.

Вова безуспешно ковырялся в цепи.

– Эх, Луи бы сюда с его отмычками! – мечтательно сказал он.

– Еще чего! – завопил Женька. – Хватит на меня сегодня мафиози!

Закончив с раной, я начал помогать Вове. Благо в кармане оказался брелок с ключами… Наконец, общими усилиями мы оторвали мсье Эжена от стенки.

– И куда теперь? – спросил Вова.

Женька пожал плечами:

– Люк кто-то закрыл… Изнутри он не открывается, я так думаю…

– Ладно, – решил я. – Ты, Вова, сидишь с раненым, а я – на разведку…

– Может, лучше я?.. – подал голос Вова.

– Лучше – он… – кивнул на меня Женька.

– Ну да… – пробурчал Вова. – Братство по оружию… Смотри, не заблудись!

Я долго шарахался по подземелью, наткнулся на чьи-то кости, два раза свалился в зловонные лужи, начал ставить кресты на стенах куском найденной известки, пока, наконец, не увидел в конце одного из коридоров просвет…

– Пошли! – заорал я над ухом задремавшего Вовы.

– Вы идите… – сказал Женька. – А потом за мной кого-нибудь пришлете…

– Щас! – рявкнул Вова, и взвалил мусье на плечо.

Мы, наконец, подошли к дыре в стене.

– Подсади… – попросил Эжен Вову. – Ни фига себе!..

Я тоже высунулся в дырку. Огороженная колючей проволокой площадка, вышка для охраны… Во вляпались!

– И что там?.. – нетерпеливо спрашивал Вова.

– Концлагерь какой-то!

– И че теперь? – изумился он.

– Шиздец!.. – ответил Женька.

– Ну, там вон, в углу, вертолет есть… – тихо сказал я.

– Чего-чего, а этого не умею… – пожалел Женька.

– Зато я умею… – скромно сказал я.

– Не удивлюсь, если он еще и космонавтом раньше был! – пробурчал Вова.

– Значит – так, – решил Эжен. – Сейчас, по-пластунски, к вертолету, и – вперед!

И мы, как партизаны, поползли по асфальту. Я, конечно, не сказал коллегам по истребительному отряду, что рулил вертолетом всего один раз, и очень давно…

Наконец, мокрые и грязные, мы доползли.

– Молитесь, чтобы он был заправлен, – кивнул я на вертолет.

Дверца, естественно, была заперта. Недолго думая, Вова ее просто выломал, со страшным треском.

– Тихо, сейчас же охрана примчится! – громким шепотом сказал Женька.

Но Вова уже грузил его в вертолет. Как в плохом кино, я соединил провода, с трудом вспоминая, начал переключать тумблеры и нажимать кнопки, и, – о, чудо! – лопасти закрутились.

Зажегся прожектор, по полю бежали какие-то люди, но мы уже поднялись в воздух…

– Камикадзе хренов! – похвалил меня Вова.

– Куда летим? – буднично спросил Женька.

– В госпиталь, – решил я. – Там на крышах обычно большой красный крест. Туда я смогу сесть…

Наконец, что-то такое было замечено. Вспомнить бы, как садиться!.. Но и это оказалось выполнимо…

Нас встретили на крыше. Эжена положили на каталку.

– Мсье, – раздался знакомый голос. – Вынужден вас задержать за угон полицейского вертолета…

Ну, да, наш любимый комиссар!

Женька молча набрал на своем мобильнике какой-то номер и протянул полицейскому. Тот слушал, покрываясь красными пятнами.

– …Если это в интересах Интерпола… – он развел руками.

Женьку увезли в операционную. Мы сидели в коридоре.

– И где ты научился вертолеты угонять? – спросил Вова.

– Дядька у меня знатный летчик. Все хотел, чтобы я небо полюбил… Начали с вертолета. Не бойся, истребитель я не осваивал…

– Не удивлюсь, если ты и это умеешь… Пожрать бы!

И Вова пошел очаровывать медперсонал. Какая-то восторженная сестричка препроводила нас в служебный буфет.

– Видишь, как меня любят зрители! – гордо изрек Вова.

– Да, популярность – страшная сила! Даже в грязных штанах!

Мы дружно заржали, только сейчас вспомнив, на кого похожи.

В буфете нас и нашел Пьер – в смокинге и при полном параде.

– Эжена пока режут, – отрапортовал Вова.

– Он хотел сказать – оперируют… – объяснил я потерявшему дар речи Пьеру.

Тот, наконец, ожил:

– Шеф хочет лично поблагодарить вас…

Тут же влетел какой-то шустрый дедуля, ну, вылитый комиссар Жюв, и начал энергично трясти нам с Вовой руки, благодаря за спасение ценного сотрудника и участие в важной операции…

Наконец, дедушка успокоился, и в сопровождении свиты отбыл.

– Интересно, нам французскую медаль за это дадут? – размечтался Вова.

– Медалей тебе, что ли, мало?.. – удивился я. – Еще одну хочешь положить в свою коробку?

– Ну, от Интерпола у меня же еще не было!

Пьер кому-то позвонил, потом сказал:

– Операция закончена. Можно зайти к Эжену…

Эжен лежал бледный, но живой. Увидев нас, он прыснул.

– Че ржешь?.. – удивился Вова.

– Вы себя в зеркале видели?

Мы снова вспомнили, в каком роскошном виде пребываем.

– Ладно, – махнул Женька рукой. – Потом умоетесь… Шефа видели?

– А то! Вова даже медаль у него хотел попросить!

– Может, и дадут! Спасибо вам, мужики…

– Да ладно, чего там… – забубнили мы.

Пьер тактично вышел.

– А инструкции? – вспомнил вдруг Вова.

– Что, орден легиона захотел? – Женька снова захихикал, и наморщился:

– Шов болит… Боюсь, на выполнение инструкций уже времени не осталось…

– Ладно, чего уж. Мы еще останемся, если надо.

– Надо, надо… Короче, везете своего Мишеля сюда – старый партизан его никому не отдает – Пьер ведет вас всех в кафе, там показывает нескольких людей…

– И?..

– И все. Узнает – хорошо, нет… Будем работать дальше…

– Прямо сейчас поедем?

– Нет уж. Хватит приключений на сегодня. В гостиницу. Под душ. И спасть. А утром – в дорогу…

– А ты? – спросил Вова. – Тебя охранять будут?..

– Уже начали… – улыбнулся своими умопомрачительными глазами Женька. – Не бойтесь за меня…

Не знаю, что уж на меня нашло, только я подошел к нему, наклонился к самому уху и прошептал, чтобы Вовка не слышал:

– Жека, ты только не умирай! Мне без тебя плохо будет!..

Из глаз потекли предательские слезы…

– Дурак ты старый! – засмеялся он и прижал к себе рукой. – Это не смертельно, врач же сказал!

Мне почему-то, чуть ли ни первый раз в жизни, не было стыдно за свои эмоции. Я ведь живой человек, черт возьми!

Когда мы вышли в коридор, Вова сказал:

– Что, актерская школа сбой дала?

– Иногда хочется ее насовсем отключить, и начать чувствовать как все нормальные люди!

– Размечтался! Пошли спать, нормальный ты наш…

Мишеля в Париж мы привезли без приключений. Перед отъездом, он как заправский агроном, дал задание монахам – что с виноградом делать. Мишель уже совсем не напоминал того миленького альфонсика, которого мы когда-то встретили у маман.

Пьер отвез нас в кафешку средней руки. Мы уселись за стол.

– Сейчас сюда войдут три человека. Одного из них, ты, Мишель, по идее, должен узнать…

Вскоре, действительно, вошли три немолодых мужика, плюхнулись за стол и заказали пиво.

– Тот, в центре… – прошептал побледневший Мишель.

– Прекрасно! Можем тихо уходить…

– И все? – удивился Вова.

– И все… Сейчас вы увезете мальчика назад, и, прошу вас, не спрашивайте его ни о чем…

Мы уселись в машину.

– Мне страшно… – вдруг сказал Мишель.

– Этот тип тебя так напугал?

Он кивнул.

– А?..

– Вова, нас же просили!..

– Да, ладно, я расскажу, – решил Мишель. – Это в Каннах случилось. Когда мы с Альбером встречались… Тот тип, из кафе, как-то поздно, на набережной, приставил мне нож к горлу и потребовал отвести к Альберу. Мне пришлось подчиниться. Когда мы с ним входили в дверь, кто-то, видимо Альбер, двинул этого типа стулом по голове, он упал, слегка чиркнув меня по горлу. Я убежал – испугался. Когда вернулся – не было ни мужика, ни Альбера… Я решил, что он посчитал меня предателем. Хотел спросить у вашей маман, что делать, но потом подумал, она неправильно поймет… Вот и все.

– Да, дела… – протянул Вова. – Опять шпионские страсти. А ты не бойся! Мы же рядом!

Мишель уткнулся ему в плечо.

– О-ла-ла! – на всякий случай сказал я.

– Ладно тебе, – цыкнул Вова. – Видишь, мальчику страшно…

Всю дорогу он успокаивал бедного мальчика, которого мы и сдали назад в монастырь.

– Все. Пора в Нью-Йорк. Луи, наверное, заждался.

– Заждался бы – позвонил, – резонно решил Вова. – Тоже, небось, в большие шпионские игры играет! Кстати, что это за пещера была, где мы Эжена нашли?..

– Знаменитые парижские подземелья. Старые каменоломни, древняя канализация… Туда же сваливали кости со снесенных кладбищ…

– Веселое местечко! К Женьке-то зайдем перед отъездом?

– А то! Еще обидится!

– Жалко, что он в больнице… Поприкалывались бы…

– Прикололись мы уже по полной программе! Поехали!

В больнице нас сначала не хотели пускать, потом кому-то долго звонили, наконец, мы вошли. Женька был вполне живой, и приставал к медсестрам.

– Привет, спасители! – завопил он, увидев нас.

– Смотри, ожил… – поделился со мной наблюдениями Вова.

– Зря, что ли, мы вертолет угоняли? Кстати, с нас стоимость поломанной двери не взыщут?

– Да не писайте, – отмахнулся Женька. – Шеф все развел.

– А мы вот в Нью-Йорк собрались…

– Давно пора, а то снова начнете бурную деятельность развивать…

– Ты слышал? – спросил я Вову. – Мы его, можно сказать, от смерти спасли, а он…

– Ну, ну, спасители! За это, конечно, спасибо, но я же уже говорил – в нашей работе не шутят! Вы и так нам помогли… Стас не звонил?

Я покачал головой.

– Ладно, мужики, не обижайтесь, но в Нью-Йорке вы сейчас нужнее…

Мы вздохнули и поехали в аэропорт.

Луи нас уже ждал. Чтобы не чувствовать себя напряженно в гостинице, он снял квартиру недалеко от Бродвея. Скромненькую. Всего из десяти комнат. Нас, естественно, поселили туда же.

То ли он все знал о наших французских приключениях, то ли шифровался, но ни о чем не спрашивал. Только иногда хитро улыбался.

В первый вечер была устроена скромная домашняя вечеринка. Человек на сто. Без смокингов и бриллиантов. Труппа присутствовала в полном составе.

В разгар вечера, накачавшись «Вдовы Клико», Вова и Луи исполнили свой коронный номер. Народ взвыл от восторга.

Наутро, как всегда, эти гады заставили меня отжиматься. А потом, с больной головой, повезли в зал – репетировать. Зал, несмотря на головную боль, меня потряс – огромный, роскошный. В нем бы традиционные спектакли ставить, а не наш супер-модерн, но разве с мафией поспоришь?.. Луи так и распирало от гордости, когда он показывал мне это великолепие.

– Художники предлагают затянуть сцену черным бархатом. Согласен?..

Я пожал плечами:

– Согласен. Это будет, как в кукольном театре – чтобы зрителя не отвлекать на посторонние детали…

Начались прогоны. Пока без костюмов. Если это, хм…, можно костюмами назвать…

Какие-то супер-солидные дяди без конца приезжали к Луи, прямо в зал. Они что-то тихо перетирали, и удовлетворенные расходились.

– Ты уж извини, – сказал Луи, – сам понимаешь: дела…

– Понимаю: мафия не дремлет…

Он заржал.

– Че прикалываетесь? – насторожился Вова. – Опять надо мной?..

– Нужен ты нам больно! Мы со звездами не связываемся. Это мы о своем, о мафиозном…

Поскольку вроде никто не претендовал на главную роль, Вова успокоился и играл с особым вдохновением.

– А вот и костюмы!.. – радостно воскликнул Луи на одной из репетиций.

В зал внесли несколько бронированных ящиков. Какой-то мсье начал руководить распечатыванием. На свет божий извлекли массу ленточек и тряпочек, украшенных чеканными железками, кожаную амуницию, напоминающую больше ассортимент секс-шопа… Наконец, все это безобразие разложили в кучки – по исполнителям. Народ начал разоблачаться и натягивать на себя ленточки и пряжки. Да… Луи зря деньги не расходовал. Французы сделали свое дело даже не отлично, а супер-отлично! Создали образ из ничего. В смысле – ничего лишнего, аскетично, и без пошлятины.

Вова, крутя передо мной практически голой задницей – а то я ее не видел! – бурно выражал восторг. Мсье самодовольно улыбался. Луи скромно спросил у меня:

– Нравится?..

Я молча его обнял.

– Ну, что ты! – засмущался он. – Мне же это не трудно…

Вечером Луи решил организовать очередную развлекательную программу, и повез нас в какой-то суперпопулярный клуб, где дяди в смокингах и тети в платьях от кутюр стояли в очереди у входа.

– Мы что, тоже в очереди стоять будем? – удивился Вова.

– Что ты! – успокоил его Луи. – Ты же звезда, а мы – с тобой, за компанию пройдем.

Мы и прошли за компанию. Охрана на входе столь бурно приветствовала Вову, что я заподозрил Луи в подкупе.

И что народ так сюда ломится? Шикарно, конечно, но – не более.

– Зато здесь весь бомонд! – отмел мои сомнения Вова.

Ну, он-то конечно, бомонд, а нам-то, убогим, что делать?..

Наша звезда долго ходил от стола к столу, приветствуя себе подобных. Мы с Луи, как подобает свите, скромно сидели, потягивая мартини.

– Саша? – спросил, лучезарно улыбаясь, темнокожий мужик, вся внешность которого выражала сплошную респектабельность.

Я кивнул.

– Я…

– Да знаю… Бой-френд Олега.

Он улыбнулся еще шире:

– Тем не менее, у меня есть имя…

– И какое, если не секрет?

– Энди.

– Рад знакомству, Энди. Наверняка, у вас ко мне дело?

– А вы проницательны…

– С моим-то опытом…

Он засмеялся. Луи, изобразив тактичность, пошел помогать Вове жать руки.

– Олег давал вам прослушивать кассету… – продолжил Энди, – и кое о чем спросил…

Я кивнул.

– Вы отказались… Я не буду давать вам еще одну кассету, спрошу сразу: ваша работа?..

Я изобразил удивление.

Он снова рассмеялся:

– А Олег прав – вы великий актер. И все же – я ведь знаю…

– Тогда зачем спрашивать?..

– Работа такая, – развел он руками. – И последнее: это Эжен?

Я снова изобразил полное непонимание.

– Ну что ж, ваше удивление будем считать за согласие, – Энди снова продемонстрировал мне свои роскошные зубы. – А вы ни о чем не хотите спросить?..

– Как там этот змей?..

– Вы кого имеете в виду? – удивился он.

– Олега, естественно…

– За что же вы его так?.. У него все прекрасно. И он очень высокого мнения о вас…

– Вот бы никогда не поверил!

– Зря вы так. И вообще…

– Что?

– Ну, это не мое дело, наверное…

– И все-таки?

– Мне кажется… Я думаю… Я думаю, он вас до сих пор любит…

– Да ладно, не надо так переживать. У нас уже все в прошлом. Так что живите и радуйтесь…

– А вы великодушны!

– Как все великие… – пробормотал я.

– Что? – не расслышал Энди.

– Да так… – махнул я рукой. – Не берите в голову. Лучше объясните, что вы все от меня хотите…

– Со временем вы все узнаете… Надеюсь, еще увидимся! – он пожал мне руку и, сопровождаемый вспышками восхищенных взглядов, двинулся к выходу.

– А ты времени зря не теряешь! – хлопнул меня по плечу Вова.

– Ну, надо же чем-то заняться, пока ты звездный урожай собираешь!

– Что ж ты с ним не пошел?

– Я похож на самоубийцу? Это Олегов друг!

– А, ссышь, когда страшно!

– Больно надо! Пусть воркуют, голубки…

– Да, серьезный случай… – вздохнул Вова.

– Ну, что – нравится в клубе? – невинным голосом поинтересовался подошедший Луи.

– Ты еще скажи, что это не твоя работа!

Он плохо изобразил удивление.

– Ладно, проехали… – я был в этот вечер что-то уж очень великодушен. – Что дальше-то будет?..

– А дальше буду я! – раздался знакомый голос.

– Серега!

– К вашим услугам! Кто-то мне спецпремьеру обещал устроить…

– Да в легкую! – завопил радостно Вова. – Ты один? Мы же для всего Интерпола обещали…

– Я – полномочный представитель. Один – за всех!

– Тогда поехали! – решил Луи. Конечно, он свою задачу выполнил. Интересно, чем ему Олежек платит?..

Дома мы уселись перед огромным телеэкраном, поставили диск с фильмом. Серега смотрел кино, мы смотрели на Серегу.

– Классно… – выдохнул он после финала.

Вова радостно раскланялся.

Мы пили коньяк и вытягивали из Сереги секретные сведения. Вернее, безуспешно пытались. Он только махал рукой, и выдавал любимую шпионскую фразу: со временем, мол, узнаете…

Луи снисходительно смотрел на наши безуспешные попытки. Ну да, типа, им, профессионалам, все известно…

Наконец, Сережа захотел спать. Мы тоже вспомнили, что устали.

– Только, я – один… – на всякий случай сказал Серега.

– Боится за свою честь… – объяснил Вова.

– Да, ладно, нужен ты нам! – гордо сказал я.

Хотя Луи напоследок стрельнул глазами!..

– А дома вы классно сработали, – выдал Серега нам вслед.

Мы скромно улыбнулись.

– У нас же теперь много денег… – вдруг начал рассуждать Вова. – Давай купим сыворотку правды, и…

– И?..

– Ну, вколем кому-нибудь из этих гадов, и они нам все выложат…

– А потом?..

– А потом… Потом купим остров в океане, и спрячемся там!

– Грандиозный план. Только, боюсь, эти и на острове достанут!

– Да… – вздохнул Вова. – Эти могут…

И мы уснули.

День премьеры неумолимо приближался. К последним прогонам подкатили все звезды. Завтра – генеральная… У меня начался легкий мандраж. Перед премьерой фильма было легче.

– Фигня, прорвемся!.. – сказал мне окрыленный Вова.

Ему-то легко! Звездам скандалы только на пользу. А пресса и критика обрушатся на меня…

Луи тоже был не в лучшей форме. Но этот успокаивал волнение любимым лекарством миллионеров: кокаином. Я по старой пионерской привычке решил провести профилактическую работу. Мафиози только рукой махнул:

– Все так делают…

Привезли эскизы афиш. Роскошно… Мне так понравилось, что я даже забыл про воспитательную работу. И снова кинулся к Луи с объятиями. Он опять засмущался.

– Дядя звонил… Сказал, что постарается быть на премьере…

Ну вот, еще и Ахмед мне разгон устроит…

Как всегда, не вовремя, позвонила маман:

– Слышала, ты там какую-то оргию затеваешь?.. Не стыдно?

– Представь себе – нет. Это – искусство…

– Где-то я уже это слышала. Ну, да ладно… Это, в конце концов, не мое дело.

Премьера… Черт бы всех побрал! Я с утра не в духе. Меня все раздражает. Вова и Луи ищут пятый угол. Молча. Как же: маэстро волнуется…

Вечер неумолимо приближается. Все! Это конец! Меня закидают тухлыми пищевыми продуктами!

Какие-то старые перечницы на подходах к залу стоят с плакатами: «Нет – порнографии!». Во дают! Такая наглость меня вдохновляет на подвиги. Я подхожу к самой активной старушенции:

– А вы уже сумели посмотреть спектакль до премьеры?..

– Я не смотрю порнографию! – гордо парирует бабушка в шляпке а-ля Жаклин Кеннеди образца ранних шестидесятых.

– А откуда вы знаете, что это порно?.. – не унимаюсь я.

– Если на сцене голые мужики – это порно!..

– А вы «Давида» Микеланджело видели?

– Давид Микеланджело? Это кто? Очередной мафиозный король?..

Да, с этой все ясно…

– Мистер, – подходит ко мне бравый полицейский, – вы нарушаете закон…

– ?..

– Они проводят вполне законный пикет…

– А я вполне законный режиссер этого безобразия. И что? Должен спокойно смотреть на их выходки?..

Он пожимает плечами.

– Закон одинаков для всех…

Вот она – пресловутая американская демократия в действии, которой нас так пугали коммунисты!

– А вы тоже считаете, что это безобразие? – не унимаюсь я, и начинаю приставать уже к полицейскому.

Тот явно смущается.

– Не знаю, я вообще-то плохо разбираюсь в искусстве.

– Ну, так посмотрите шоу, а потом говорите!

Опять смущаясь, он говорит:

– Но это слишком дорогое удовольствие…

Мне почему-то становится стыдно за свою агрессию, и вообще, за безобразное поведение, начиная с самого утра. Я достаю из кармана пригласительный.

– Вот, это билет на две персоны. Посмотрите сегодня, или в любой день, когда будет удобно. А потом обязательно скажете мне свое мнение. Всегда важно знать, что думает зритель!

И улыбнувшись всеми оставшимися зубами, я, наконец, возвращаюсь к Вове, который делает мне страшные глаза.

– Еще не хватало, чтобы тебя перед премьерой арестовали!

– Что ты, мы просто мило побеседовали…

Вова тяжело вздыхает – что с больного взять?..

Все. Последний звонок. Гаснет свет. Поехали…

– С богом, – тихо говорю я, стоя за кулисами. Так всегда говорила моя бабуся-атеистка перед выходом на сцену.

Кажется, я замечаю все недостатки. Нет, это определенно провал…

И вдруг… Точно не галлюцинация. Аплодисменты. Бурные. Зрители встают! Я кидаюсь на шею к Луи:

– Мы победили!

Он смущенно смотрит на меня:

– Это ты победил!

– Ага. Без тебя ничего бы не вышло!

– А без нас? – хором орут Грегори и Вова.

– Ну, без вас – само собой.

Суматоха за кулисами. Так и есть: Ахмед со свитой…

Он, улыбаясь, обнимает меня:

– Молодец! Я всегда в тебя верил!

И добавляет, шепотом, по-русски:

– Так их всех, мать дери!

Громко смеясь, мы обнимемся.

Антракт закончился. Я немного успокоился. Но еще все может быть.

И вот – финал. Снова аплодисменты. Снова бурные. Нет, это определенно не провал.

– Мистер Алекс? – подходит ко мне охранник. – Вас спрашивают…

– Позже, – отмахиваюсь я.

– Но говорят, очень срочно. От Эжена…

Это имя действует как динамит. Я срываюсь с места.

– Кто от Эжена? – ору у дверей.

Тишина. Последнее, что я запомнил.

Голова страшно болит. Где-то монотонно капает вода. Я медленно открываю глаза. Темно. Похоже на подвал. Где я?..

С трудом что-то начинаю вспоминать. Премьера. Меня куда-то зовут. Эжен. Ну да, говорят, что от Эжена… Вот и попался! Меня что, похитили?

Пытаюсь пошевелиться. Так, руки связаны. Ноги, вроде, нет. Пытаюсь встать. Голова упирается в сырой потолок. Воняет плесенью. Какие-то трубы. Точно – подвал…

 И вдруг – свет. Видимо, дверь открыли. Ну, да. В нее просовывается заросший бородой до глаз тип с автоматом. Он молча начинает подталкивать меня к лестнице.

– Пошел… – огрызаюсь я.

Заросший хрен что-то лопочет на непонятном языке.

Я попадаю в комнату. Несколько еще таких же типов. Бородатые. С автоматами. Один сует мне в руки какую-то бумажку.

– Читай…

На штативе – камера.

– Да пошел ты…

Он непонимающе смотрит. Перевожу. Он угрожающе тыкает в меня автоматом.

– Ну, убей. Тогда ни хрена не получишь. Тебе же выкуп нужен?..

Они о чем-то переговариваются. И что за язык?.. Не похож ни на один мне известный.

Меня снова загоняют в подвал. Вот суки!

С моей-то деятельной натурой – и просто сидеть? Ни фига. Я ползаю по подвалу. Ищу чего-нибудь, что может помочь отсюда выйти. Сплошной бетон. Потолок, пол, стены. Ага, вот и трубы. А вот – и подходящая железяка. С остервенением начинаю перепиливать веревку. Хорошо, что у них не было наручников… Вот уроды! С премьеры умыкнуть! Как там Вова? Волнуется, небось… Да, знать бы еще, где я…

Еще усилие – все… Руки свободны. Кайф! Размять бы их теперь – затекли и болят. Руки-то свободны, а вот сам я – нет…

Дверь загрохотала. Я принял исходную позу – как будто сижу со связанными руками. Сейчас – или будет поздно…

Бородатый тип вваливается и говорит с жутким акцентом:

– Пошли…

Я типа в отрубе. Он снова говорит, уже громче. Я не реагирую. Он подходит ближе. Тыкает в меня автоматом. Интересно, на предохранителе стоит?.. Я хватаю автомат и с силой тяну на себя. Тип получает коленом в свою противную рожу, от всей моей возмущенной души. Он, тихо охнув, падает. И что теперь?.. Там же ждут! Сейчас еще кто-нибудь придет. Быстро стаскиваю с бородача его зачуханый камуфляж. Натягиваю, и с автоматом наперевес выхожу в дверь. А дальше?.. Где-то же есть дверь на улицу! Если здесь лестница, то, наверное, должен быть и пожарный выход? Вот какая-то дверь с надписью EXIT. Заперта. Эх, была – не была! Со всего маху, вспоминая Вову, бью прикладом в замок. Действует. Грохот страшный. Я выскакиваю в дверь. Двор. Сзади слышатся крики и автоматные очереди. Забор. Старость – не радость… Вот и улица. Надеюсь, что это все еще Нью-Йорк. Знать бы только – какой район. Бегу куда-то. Судя по заброшенным домам и кучам мусора – похоже на Гарлем. Интересно, телефоны у них здесь есть?..

Погони сзади вроде не слышно. Еще бы! Так петлять! Ага. Витрина какого-то бара. Туда я и вваливаюсь. С автоматом.

– Телефон есть?

Старый седой негр за стойкой небрежно кивает в сторону туалетов. Похоже, мой автомат его нисколько не впечатлил.

Аппарат на стене древний, с монетками. Нашариваю мелочь в чужом кармане. А кому звонить? Единственный нью-йоркский номер, который я помню, это телефон Олега. Да… Судьба-злодейка.

– Олег, это я…

– Ты где?..

– Не знаю. В каком-то баре… С автоматом…

– Где ж ты его взял?

– У террористов отобрал… Меня похитили…

– Спроси адрес бара!

Спрашиваю у деда, он называет, повторяю в трубку.

– Сиди там, сейчас будем. И, ради бога, не пристрели никого!..

Ну, не может, чтобы не подколоть, даже, когда я в смертельной опасности!

– Выпьешь? – спрашивает дед за стойкой.

Я пожимаю плечами.

Он подает стакан:

– Виски. Лучшее лекарство…

Выгребаю из кармана горсть монет. Он качает головой:

– За счет заведения. Ты мне молодость напомнил…

Видно, дедушка был тем еще гангстером!

Не успел я допить виски, как в бар ввалился… Нет, не Олег – Энди. С ним еще человек десять. Один бугай осторожно взял у меня из рук автомат. Отдавать не хотелось, но что делать… Энди почему-то начал меня обнимать, как родного. Наконец, мы сели в машину.

– А Олег где?..

– Сейчас увидите…

Мы долго петляли по улицам, виски на голодный желудок – результат известный, и я благополучно засыпаю…

Энди меня будит:

– Мы приехали!

Входим в какой-то бункер. Проходим металлоискатель. А вот и моя радость – сам Олежек бежит навстречу. И тоже обнимает. Прямо эпидемия какая-то!

Я почему-то не ехидничаю. Я почему-то припадаю к его груди:

– Они меня украли…

Он хлопает меня по плечу:

– Но ты же их победил!

– А как премьера? – вдруг вспоминаю я.

Олег смеется:

– Буря восторгов и еще больше скандалов!

Я вздыхаю: так и знал…

– Сейчас мы тебе кое-что покажем, – переходит он на серьезный тон.

Я снова вздыхаю: сказка кончилась. Начинается работа.

Мне долго показывают на мониторе отвратные бородатые рожи. И как, интересно, их можно узнать?.. Наконец, вижу что-то знакомое:

– Этот…

Олег радостно потирает руки:

– Наконец-то!

– Чего – наконец-то?..

– Мы его нашли!..

– Кого?..

– Не твое дело!

– Эх, жалко автомат отдал!..

– Да, ладно, не кипятись. Террорист, давно разыскивается. И вот, наконец, он в Нью-Йорке!..

– А зовут его как?..

– Тебе зачем?.. Ближе познакомиться хочешь?..

– А то. Такой супермен! Самого меня похитил, из-под носа Луи, Вовы, и кучи охранников!

– Ну, эти раздолбаи свое получат, а ты кончай прикалываться. Не посмотрю, что ты только что из вражеского плена – получишь по полной…

– Он меня собирается убить! – пожаловался я вошедшему Энди, который, как всегда, лучезарно улыбался.

Черный красавец только ухмыльнулся – мол, резвитесь, детки…

– Ну, как? – спросил Олег.

– Кажется, установили. Квадрат 25-430.

Я навострил уши.

– А этому пора домой, – кивнул в мою сторону Олежек.

– Это кто здесь «этот»? –  скорее из вредности взвился я. На самом деле, страшно хотелось спать…

– Да есть тут один хрен – типа главный борец с террористами. Мой пламенный привет Эжену!

И Олег начал выделывать па из лезгинки. У Энди глаза вылезли на лоб. Я хмыкнул:

– Это он так радуется, что Интерпол обскакал…

Энди только головой покачал:

– Как много, оказывается, я не знал!

– Ладно, конспираторы, где тут у вас такси вызывают?

– Зачем? Мы тебя доставим с ветерком. И под охраной. На всякий случай…

Меня погрузили в неприметное авто, перед этим, правда, мы все же пожали друг другу руки – Олег, Энди и я. А уже из машины я все-таки сказал:

– Спасибо, мужики!

Олег приложил руку к пустой голове. Дурное американское влияние…

Вот я и дома, вернее, в квартире Луи. В гостиной горит свет. В креслах, одетые и обутые, спят Вова, Луи и Серега. Я плюхаюсь в свободное и в момент отрубаюсь.

Не знаю, сколько уж я спал, но меня будит дикий Вовин вопль:

– Он вернулся!..

Я вскакиваю и громко ору:

– Кто?..

– Ты, кто ж еще… – уже спокойно говорит Вова.

– А, так это вы меня ждете!

– Ну?.. – не предвещающим ничего хорошего голосом спрашивает Серега.

Я пожимаю плечами:

– Меня террористы похитили, связали, в подвал посадили, хотели, чтобы я какую-то фигню на камеру прочитал, я их послал, потом перепилил веревку, отобрал у охранника автомат, и убежал…

– А автомат где? – ехидно спросил Серега.

Я вздохнул:

– Олег отобрал…

– А, так там еще и Олег был!

– Ну, я помню наизусть только один нью-йоркский телефон – его. Вот и позвонил…

– И все?..

– За мной приехали, автомат отобрали, переодеться дали, фотки террористов показали, потом Олег плясал лезгинку, и меня отвезли домой… Вот.

– Ну, раз лезгинка была, значит, тебя кто-то крутой захватил…

Я обиделся:

– Что ж, меня какие-нибудь местные наркоши будут захватывать?..

– А перед лезгинкой твой Олег ничего не говорил?

– Он не мой, он Энди… Привет Эжену передал…

– Ясно. Ну-ка, ну-ка…

Серега достал откуда-то лэптоп, и… на мониторе опять появились бородатые рожи.

– О, нет… – застонал я.

– Кого узнал? – страшным голосом спросил он.

Я честно указал.

– Ого! – обрадовался Серега. – Мне пора!

И куда-то унесся.

– Куда это он?.. – наконец, ожил Луи. Во время нашего долгого разговора он только глазами лупал. Черт нерусский!

– Террористов у конкурентов отбивать, – махнул рукой Вова.

– Ну, рассказывайте, что я пропустил… – я, наконец, приступил к главному.

– О, – оживился Вова, – успех был грандиозный. Цветами забросали. Твои бабки митингуют каждый день. На утро вышли рецензии во всех крупных газетах – фифти-фифти: одни возносят до небес, другие – порнухой обзывают. Никто не мог понять, почему ты кланяться не выходишь…

– А когда Вове сказали, он прямо в сценическом костюме понесся громить охрану, требовал сказать – где ты… – продолжил Луи.

Я представил Вову в сценическом костюме – практически голого, трясущего за шиворот охранников, и прыснул.

– Чего ржешь? – напрягся Вова. – Я же за тебя испугался! Кстати, чего ты там опять про автомат говорил?..

– Да опять отобрали… – вздохнул я.

– Ты что, автомат хочешь? – удивился Луи. – Так я тебе подарю! Какой марки?

Вова замахал руками:

– Не вздумай! Он и так, как камикадзе…

– Сам ты это слово, – огрызнулся я. – Может, начнем уже отмечать мое освобождение?..

Луи принес коньяк. Мне снова похорошело, и я уже во второй раз проникновенно выдал:

– Спасибо, мужики…

– За что? – удивился Луи.

– За то, что беспокоились…

– Дурак ты старый, – подытожил Вова и полез обниматься.

Наконец, этот суматошный день (или ночь?) закончился, и я все-таки лег спать. По-человечески. Со свободными руками. Раздетый. Рядом мирно сопели Вова и Луи. Может, это и называется счастьем?..

Ночь треволнений дала себя знать – проснулись мы ближе к обеду. Но без отжиманий все равно не обошлось…

Ни Олег, ни Серега признаков жизни не подавали. Интересно, кто там победил?..

Пока мы думали, где пообедать, заявился Грегори:

– Едем в ресторан!

Мы наивно полагали, что будет обычный обед… Но, во-первых, ресторан оказался русским – это уже о многом говорит. А, во-вторых, за огромным столом сидела куча народа. И, главное, я никого из них не знал!

– Мои родственники, – скромно сказал Грегори.

Родственники дружно завопили при нашем появлении.

– Это они мне так радуются? – скромно спросил Вова.

– Боюсь, что Гришке – это же его родня…

Вова обиженно засопел.

Обед, казалось, не закончится никогда. Гости пили, пели, ели. Луи впал в ступор. Он никогда не видел русских застолий…

Нам пора было в театр. Наш уход, кажется, никто и не заметил…

У театра ко мне подошел полицейский.

– Мистер, я посмотрел…

– Что?

– Ваше шоу, вы же сами билет дали…

– Ах да, извините,  с этим похищением совсем забыл…

– Каким похищением?..

– Моим. Меня террористы умыкнули. Но все уже в прошлом… И как спектакль?

– Знаете, а мне понравилось. И жене. Спасибо! Это совсем не порнография…

– Спасибо вам, за то, что понравилось!

А старые перечницы перед входом все еще митинговали. Может, им тоже билеты дать?..

– Бабки, кофе хотите? – заржал Вова. – Приглашаю!

– Срамник! С голой задницей ходит по сцене!

– А чем вам не нравится моя задница? – возмутился Вова. И предъявил старушкам туго обтянутый джинсами тыл. Бабки возмущенно закудахтали. Хотя, как я успел заметить, у некоторых глазки все же заблестели…

Поскольку премьера оказалась для меня скомканной, я снова волновался, как в первый раз. Но все шло вроде бы хорошо. Зрители аплодировали. Ближе к финалу за кулисами послышался какой-то шум.

«Опять не дадут досмотреть!..» – мелькнула мысль.

И тут, отбиваясь от охранников, за кулисы ввалились Эжен, Жак и Серега!

– Мужик, мы победили! – с ходу заорал Эжен. – Такого бандюгана отловили!

– Такого – это какого?.. – как бы между прочим поинтересовался я.

– Ну… такого… – гораздо тише сказал Женька. – И, главное, твоего Олеженьку опередили!

– У них тоже конкуренция… – решил Вова. – Вам премию теперь дадут?..

– Какая, нафиг, премия! – снова завопил Женька. – Мы за этой группой три года безуспешно гонялись, а тут – такая везуха!

– Что бы вы без меня делали… – скромно заметил я.

Серега прочувствованно двинул меня в плечо:

– Камикадзе ты наш!..

Вова тут же начал совещаться с Жаном и Луи: если меня похищают, а его – нет, значит, я популярнее?..

Согнувшись от смеха, Женька сказал:

– Я тебе, по-свойски, организую похищение!

– Ну, уж нет! – испугался Вова. – Камикадзе у нас – вот он! – и ткнул в меня пальцем.

Я польщено улыбнулся.

– Радуетесь?.. – раздался вдруг злой голос.

Олег…

Я на всякий случай сделал вид, что, типа, случайно рядом проходил…

– Ладно, молодцы, поздравляю… – вдруг миролюбиво выдал он и пожал руки всем трем конкурентам.

– А с тобой мы еще поговорим… – это уже, конечно, мне.

– Он здесь совершенно не при чем… – попытался заступиться за меня Вова.

– Ага… – Олег сморщился, как от зубной боли. – Он всегда ни при чем…

Наверное, со мной что-то произошло за эти несколько дней. Может, я, наконец, начал взрослеть?.. Только я не стал, как всегда, огрызаться… Я почему-то подошел, обнял Олега, и сказал:

– Ладно, не злись… Ты же сам знаешь – я неисправим…

Немая сцена. Замерли все. Даже те, кто не понимал по-русски.

Первым очнулся Олег.

–Да уж знаю… – пробурчал он и похлопал меня по плечу.

Вова бурно зааплодировал. Народ присоединился. Я поклонился – дурная привычка, знаете ли.

Потом объединенные силы по борьбе с терроризмом отбыли куда-то с важным видом, Вова и Луи пошли в свои гримерки – переодеваться, не забыв препоручить меня охраннику.

– О, мсье, это восхитительно… – послышался вдруг сладкий голос.

Стасикова пассия. Но без него.

Автоматически нацепив лучезарную улыбку – у них, у звезд, без этого ни-ни, я, после обмена любезностями, первым делом спросил:

– А Стас?

– О, он еще не вернулся. Но звонит каждый день… Очень волновался по поводу вашего последнего приключения…

Я махнул рукой:

– Все уже позади, сами видите. Как ваш фильм?

– О… – она закатила глаза, – заканчиваем монтаж.

Я понимающе улыбнулся.

Уходя, мадам вдруг выдала:

– Да, Стас просил передать только вам – все вышло… Ох, вы, конспираторы! – и она игриво погрозила мне наманикюренным пальчиком.

Наконец, Вова и Луи облачились в цивильную одежду, и вышли из гримерок.

– Ну, как? – первым делом поинтересовался Вова у охраны. – Никто его не похищал?..

Охранники затравленно закачали головами – боятся…

У Луи созрел очередной грандиозный план – поехать на ранчо к какому-то супер-знаменитому режиссеру. К своему стыду, эту фамилию я только что услышал. Но виду не показал.

«Поехать», в конце концов, оказалось полетом на частном самолете. И вот, наконец, мы попали в настоящий вестерн. Деревянные дома образца 19-го века, салун…

Вова сходу начал вопить:

– Коня, шляпу и кольт мне!..

– Успокойся! – зашикал я. – Ты же на лошади толком даже сидеть не умеешь, ковбой великий!

Вова угомонился.

В салуне полным ходом шла гулянка. Поджарый дедушка, похожий на изрядно потрепанного жизнью Клинта Иствуда, энергично потряс мне руку – это и был тот самый знаменитый режиссер. Он начал на полном серьезе интересоваться: не внук ли я Марлен Дитрих.

Пришлось сказать – чей я внук. Как ни странно, он понял.

– О, я помню вашего деда. Он стажировался, кажется, на «Парамаунте». Я тогда еще ребенком был. Снимался в массовке… А потом, в киноакадемии, у нас иногда были закрытые просмотры советского кино. И фильмы Грекова – о, это был настоящий Голливуд!

И он… Ну, да – хлопнул меня по плечу. Мои бедные плечи!

Вова за стойкой организовал соревнования по армрестлингу. Он щелкал, как орехи, местных ковбоев. Луи в углу хихикал с салунными девицами.

– Ух, сучки, деньги по нюху, как собаки, чуют! – миролюбиво проворчал дедушка-режиссер. – А пойдем – выпьем!

– С радостью, только… – я замялся. – Мне вот он не разрешает… – я кивнул на Вову.

– А мы втихушку! – подмигнул мне дед.

Вскоре принесли кофейные чашки. Чашки до краев были наполнены… виски! Мы с чувством отхлебнули. Потом еще… В общем, когда Вова и Луи, наконец, обратили на меня внимание, я был уже очень веселый. И пел хором, с дедом, старые песни о главном.

– Смотри! – Вова толкнул Луи под бок. – Наш-то – стресс снимает!

– А для чего я его сюда привез! – заржал Луи.

– Луи, ты клевый пацан! – завопил я.

– ?..

Пришлось перевести. Но разве это можно перевести дословно?..

– Ты еще ему кокаина предложи! – накинулся Вова на Луи. – А ты… – он многообещающе посмотрел на меня, – получишь еще!

Я плохо помню, как меня грузили в самолет. Там я сразу уснул у Вовы на плече, или… Или – у Луи на коленях? А хрен его знает…

На следующее утро я проснулся свежим, отдохнувшим и спокойным. Абсолютно! Даже гневные Вовины вопли не могли вывести меня из себя.

– Ты че?.. – наконец, не выдержал он.

– Кажется, я все понял!..

– Что понял?

– Откуда ветер дует…

– И откуда?

– Увы, из нашего боевого прошлого…

– Нет, тебе явно здесь Женьки с холодным душем не хватает… – не выдержал наш супер-стар. – По-человечески можешь объяснить?..

– Все в свое время…

– Ой-ой-ой, еще один интерполовец нашелся!

– Да нет, Вова, ты не обижайся, но мне еще немного обдумать это все надо. Ты же знаешь, мои решения – всегда, как обухом по макушке.

Вова только покачал головой…

Жизнь пошла своим чередом. Утром – репетиции, вечером – спектакли. Периодически Луи устраивал для нас культурные мероприятия. Периодически он куда-то пропадал… Правда, в отличие от меня, возвращался всегда сам.

Как-то после обеда в гостиную вошли головорезы Луи. Вошли – и почтительно встали у дверей. Следом гордо – нет, не вошел – вкатился! – мафиозный папочка. Эдакий Бонапарт и Муссолини в одном лице. Величественно кивнув нам, он прямиком направился к венценосному сыну. В момент посерьезневший Луи почтительно склонил голову. Папик начал громко верещать по-арабски. Все молча слушали, даже мы с Вовой. Наконец, монолог закончился. Луи в ответ лишь кивнул. Мы снова были удостоены величественного взгляда. Их мафиозное высочество удалилось. Вышли и головорезы. Мы уставились на Луи.

– А… – махнул он рукой, – воспитывает… В общем, похитителей твоих мой родитель нашел и достойно наказал. Увы, но твоим друзьям из Интерпола они уже ничего не скажут.

– Но, наверное, папику-то твоему что-то сказали…

– Сказали. Все просто. Захватили тебя, чтобы потребовать выкуп с меня. Никакой политики. Сплошные мафиозные разборки.

– Ну вот, гора с плеч, – обрадовался я. – А то это похищение ну никак не вписывалось в мою схему.

– Какую схему? – хором спросили Вова и Луи.

– Позже скажу… Еще бы Стасика найти – и вообще бы все прояснилось.

– Ну, это несложно – его бабушка решила своему любимому бродвейское шоу устроить, так что скоро увидитесь! – ехидным голосом выдал Луи.

Вова радостно заржал.

– Да ладно вам – завидуете чужому счастью! Вас-то кинозвезды, пусть и стареющие, не соблазняют!.. – я показал язык, отскочив на безопасное расстояние.

– Больно ты нам нужен! – сказал Вова. – И бабки нам не нужны, правда, Луи?

Тот поддакнул.

– Кстати… – Луи потупился (надо же, он еще и скромный!). – Отец сказал, что он договаривается о моей свадьбе. Вот такие дела…

– А кто невеста? – оживился Вова.

Наш мафиози только пожал плечами:

– Не знаю… Пока только родители договариваются. Потом уже и нас познакомят…

– А если крокодилом окажется?.. – продолжал любопытствовать Вова.

– Подумаешь! Зато из достойной семьи. Потом – это всего лишь жена…

– Да, запущено все в этом арабском мире страшно… – подвел, наконец, итог Вова.

Мы с Луи заржали.

– Че ржете? – возмутился Вова. – Пацана черт знает на ком женить хотят, а они – веселятся!

– Да успокойся ты! – не выдержал я. – Женить хотят его, а ты переживаешь…

– Ну, мы же друзья!

– Да ладно, – Луи обнял Вову за плечи. – Я же сказал: это – всего лишь жена. А любовь и развлечения – это совсем другое дело…

Вова, кажется, так и остался при своем мнении относительно сложностей арабского брака.

Через пару дней, наконец, прибыли Стасик и его звездная бабушка. Своей он ни в какую ее считать не хотел, вопреки общественному мнению. Сразу начинал вопить, что у них, мол, чисто деловые отношения. Но старушка явно считала иначе…

Конечно, в первый же вечер, в совсем теплой компании, потому что Луи опять куда-то уехал «по делам», мы отмечали Стасиков приезд. После обсуждения шоу, которое его старушка решила замутить на Бродвее, где наша звезда гламурной тусовки предстанет совсем в ином свете, мы перешли к делам.

– Ну и задал ты мне задачу! – возмутился Стас. – Стольких ребят пришлось поднять, прежде чем этого урода нашли…

– Но нашли же…

– Обижаешь! Мы же – профи.

Вова навострил уши, но вопросов пока не задавал – жесткая Стасикова дисциплина имела иногда и свои положительные стороны.

– И все-таки, я чего-то не понимаю, – продолжил Стас. – Ну, старые друзья, ну, он козел, конечно, но при чем здесь Париж и все, что произошло с твоими родителями?..

– Со временем узнаешь! – наконец, не сдержался от ехидства Вова. Но быстро сник под грозным взглядом товарища командира.

– Я еще до конца сам не понял, – признался я. – Чувствую, что разгадка где-то близко, и все это как-то связано, только вот – как?..

– А твое похищение?..

– А… – махнул я рукой. – Тут мафиози разобрались: элементарный киднепинг. Это-то как раз ни с чем и не связано, кроме денег богатенького мальчика Луи.

Как всегда вдруг и невпопад, Вова задал вопрос:

– Может, вы, наконец, мне расскажете, как познакомились?

Стас пожал плечами:

– Обыкновенно. В госпитале.

– Он что, и в госпитале успел полежать? – Вова недоуменно кивнул на меня головой.

Стасик закатился.

– Я там лежал. После последнего ранения. Настроение – хреновое. Знаю, что в строй уже не вернусь. Куда идти – непонятно. Я-то только воевать умел… У матери, в провинции, однокомнатная квартира и мизерная пенсия. Одним словом – кругом клин. Тут начальник госпиталя врывается: мужики, приведите себя в порядок, сейчас вас телевидение снимать будет… Я думаю – мне только еще этих идиотов не хватает. Собрался в коридор покурить. Что ты! Главный доктор вопит – они только из-за тебя и приехали, ты у нас герой…

Стасик нахмурился. Непростые воспоминания.

Я хотел продолжить, но он заговорил сам.

– А потом вваливается куча народа. Думаю – пошлю вас сейчас всех… Но кто-то меня уже опередил. Сзади такой отборный мат слышится…

Вова и Стасик одновременно посмотрели на меня. Я, как подобает, скромно потупился.

– И заходит вот это чудо, – Стас кивнул в мою сторону. – Злой, как черт, и вопит: кто тут главный герой, я опаздываю, и вообще, голова у меня страшно болит…

Я опять скромно потупился. Вова опять с интересом посмотрел на меня. Тут уж я не выдержал.

– С одной кровати мне мужик весь перебинтованный говорит жутко спокойным голосом: я, мол, главный герой тут, и тебя я тоже знаю… А я-то в то время отнюдь еще звездой не был, и знали меня единицы. Думаю, перепутал с кем-то. А перебинтованный продолжает: я на концерте был лет несколько назад, в консерватории, и выдает всю программу, которую я тогда играл… Я, конечно, от изумления даже материться перестал.

– А что ты на его концерте-то делал? – заинтересовался Вова.

– Ну, я же не всю жизнь воевал! – Стасик снова закатился от Вовиной непонятливости. – Я, знаешь ли, в детстве в музыкалку ходил. Нас, как победителей областного конкурса, в столицу возили. Вот там, на концерт и повели…

– И вот стою я молча, и думаю, – снова продолжил я, – ведь сколько раз в консерватории бывал, всякую бяку снимал, так там все от меня рожи воротят, делают вид, что не знают. А тут какой-то главный герой перебинтованный меня знает… Вот так и познакомились. Поговорили. Покурили. Я про него материал сделал.

– А на следующий день приехал уже один, – подхватил Стасик. – С кучей пакетов. И ездил так до самой выписки. А потом я еще у него жил, на даче…

– Узнаю… – вздохнул Вова. – А как вас сподобило в голубые звезды тебя записать?

Я опять скромно потупился.

– Тогда, знаешь ли, ниша как раз свободная была на сцене в этом плане. А наш товарищ командир еще в госпитале продемонстрировал мне свое умение петь под гитару. Песни, конечно, классные были – про войну, про любовь… Но бабок на жизнь, увы, на таких сегодня не сделаешь. Вот и пришлось придумывать местного Элтона Джона. По началу, правда, он меня чуть не удавил, а потом – ничего, вжился в роль.

– Труднее всего боевым друзьям было объяснить, что я остался прежним…

– И че – поверили? – это снова Вова.

– Куда же они денутся – поверили… Что делать – если работа такая? – Стасик тяжело вздохнул.

– Ладно, не прибедняйся, – хлопнул я его по плечу. – Расскажи, лучше, что на Бродвее будешь показывать?

– Себя. Без грима и перьев. Что-то в духе классического парижского шансона…

– Думаешь – пойдет?.. – засомневался Вова.

– Продюсеры решили – пойдет…

– Ну, если они решили… Они зазря деньги никуда не вкладывают, – с облегчением заметил Вова.

У Стаса зазвонил телефон. Он несколько раз дакнул в трубку и сказал:

– Вами тут Женька интересуется…

– Так зови его сюда…

– Сам не дурак. Сейчас будет.

Сцену бурного приветствия опустим. Потом я снова получил втык за самодеятельность – ну, это тоже можно опустить. А потом… Потом меня вдруг осенило. Да так сильно, что я аж головой затряс, как собака, которой вода в ухо попала.

– Чей-то он? – заинтересовался Вова.

– С ума сходит! – гоготнул Женька.

– Но если все так… – пробормотал я, – то… Ну, да, все же тогда сходится…

– Точно – погнал! – подытожил Стасик.

– Сами вы погнали! – возмутился я. – Я, наконец, понял…

– И что ты понял?

– Кто виноват, и что делать…

– А, ну да, два вечных вопроса, которые мучают русскую интеллигенцию…

– Нашел интеллигенцию! – возмутился Вова. – Да он матерится похлеще нас всех, вместе взятых…

– Рассказывай, рассказывай… – заторопил Женька.

– А вот фиг! – заартачился я. – Сначала скажешь, что в парижском подземелье делал, а потом, может быть, и я расскажу…

– Что делал, что делал… Работа у меня такая!

– Тогда ничего не скажу! – я перешел к открытому шантажу.

– А если мы тебя за ноги подвесим? – Вова скорее всего высказал общее желание коллектива.

– Ладно, против лома нет приема. Придется сдаваться… Короче – все просто: этот самый Поплавский ни кто иной, как родной папочка моей бывшей супружницы. И просто мстит за смерть жены и дочери…

– Ну, ты даешь! – восхитился Женька. – Сам догадался, или подсказали?..

– Отчасти – то, отчасти – другое… Я все ходил вокруг да около, и вот только сейчас все стало на свои места…

– А Мишель? – вспомнил Вова.

– Его он решил сделать козлом отпущения, правда, допустил маленький промах: не знал, что тот в медицинском учится…

Женька задумался.

– Хорошо, – наконец, выдал он. – Мы подумаем, и все решим. Только – я умоляю: больше никакой самодеятельности!

Я произнес страшную клятву:

– Шоб я жил на одну зарплату…

Понял меня один одессит.

– А у тебя и другие доходы имеются?.. – оживился Вова.

Женька закатился:

– Так страшно божились в Одессе в советские времена. Зарплаты-то тогда у всех были чисто символические…

– У многих они и сегодня такими остались… – вздохнул Стасик.

– Ладно, мужики, не отвлекайтесь! – призвал Вова коллектив к порядку. – Что дальше-то делать будем?..

– Вы – ничего, а мы – профессионалы – будем отрабатывать новую версию мозгового центра… – Женька мотнул головой в мою сторону.

– Как всегда… – забубнил я. – Как думать – так я, как медали зарабатывать – так они, профессионалы…

– Да ладно, – успокоил меня Вова, – мы еще чего-нибудь придумаем!

Женька молча показал нам кулак…

Утром нас растолкал Луи.

– Вставайте, засони! Сегодня – важный день. Будем знакомиться с моей невестой…

– О, как! – поразился Вова. – Уже?

– А чего тянуть! – возмутился я. – Женитьба, она – как самоубийство, раздумий не терпит!

– Спасибо, успокоил… – это Луи.

– Ну, ты даешь! – это Вова.

– Да, ладно, малолетки, послушайте бывалого дядю… С моим-то опытом семейной жизни…

– Твой опыт семейной жизни весь Интерпол распутать не может! – съехидничал Вова. – Ладно, что там у нас на завтрак?..

Вечером, все в смокингах и при полном параде мы прибыли на двух лимузинах в специально снятый по такому торжественному случаю ресторан невероятных размеров. Красная дорожка, как на вручении Оскара, секьюрити больше, чем гостей, шампанское рекой… Арабская гулянка в лучших традициях. Ради такого важного события самолично прибыл шейх. Нас познакомили с очень важным дядей – отец невесты. Тот, видимо, никак не мог взять в толк – что здесь делает эта тусовка от шоу-бизнеса. Но присутствие Стасиковой старушки заставило его просиять – видно, в молодости с ума сходил от ее фильмов… Луи заметно волновался. И такое бывает! Наконец-то он, как и мы, увидел свою избранницу.

– Уф… – шумно выдохнул Вова. – Слава богу, не крокодил!

Девица, и правда, была хоть куда: не по арабским стандартам стройна, длиннонога, с огромными глазами…

Бабушка-звезда кинула ревнивый взгляд на Стасика, а потом, просияв своей знаменитой улыбкой, пожелала молодым счастья и даже чмокнула невесту в щечку. Профессионалка!

Пока Луи общался с будущей женой, Вова пересказывал мне последние сплетни (и где только успел узнать?):

– Говорят, закончила Гарвард. Юрист…

– Луи это не помешает…

– В смысле?..

– Будет его отмазывать в критических ситуациях…

– Господи, придурки, вы когда-нибудь успокоитесь? – пытался урезонить нас Стасик.

– Да мы че, товарищ командир, так, прикалываемся… – оправдывался Вова.

– Ни фига себе! – вдруг удивился Стас.

В зал вошли, тоже все в смокингах, Женька, Жак, Серега, и… Олег с Энди.

– Видно сегодня кто-то получит! – Вова выразительно посмотрел на меня.

– Да, ладно, все уже позади, я так думаю. Сейчас нас Ахмед пригласит на совещание…

Так оно и вышло. Нас пригласили в отдельный кабинет. Шейх руководил, Олег сделал мне страшные глаза. Женька, несмотря на серьезность момента, излучал радость…

– Наверное, интерполовцы опять победили… – сделал Вова вывод.

Ахмед поднял руку.

– Мы опять собрались, чтобы обсудить бурные события последнего времени. А разрешились они, как всегда, не без помощи одного нашего хорошего знакомого… – он бросил выразительный взгляд в мою сторону. Я, на всякий случай, скромно потупился.

– …Итак, нет надобности перечислять все, что случилось. Присутствующим здесь это хорошо известно. Мы долго не могли понять причины и установить связь. И вот Сашу, как всегда, осенило…

– Перед этим, он как всегда, потрепал изрядно нервы всем… – проворчал Олег.

– Да, ладно, кто бы говорил… – не выдержал я.

Ахмед предостерегающе поднял руку:

– Вы когда-нибудь угомонитесь?..  Лучше расскажи, как ты до этого додумался…

– Ну, не знаю… – мне и самому было интересно – как. – Наверное, лекарства…

– Что – лекарства?..

– Я попросил справки навести…

Все посмотрели на Стасика.

– И не только его… – я быстро отвел огонь от боевого товарища. – В общем, выяснилось, что этот хрен имеет отношение к контрабанде лекарств. А, как вы помните, теща моя была фармацевтом, и умело применяла свои познания в преступном бизнесе… Какая-то связь начала туманно вырисовываться… Потом мне еще помогли – спросили у дяденьки кое-что…

Все опять посмотрели на Стасика. Тот пожал плечами – типа, что не сделаешь, лишь бы этот отстал…

– Потом уже все было просто… Навели справки в загсе, где Люськино рождение зарегистрировано, поспрашивали соседей… Только я так и не понял, что за извращенный способ мести он выбрал…

Серега и Женька переглянулись. Олег на них цыкнул.

– Ну, теперь колись… – я посмотрел на своего бывшего.

Ахмед махнул рукой:

– Лучше скажи, он ведь все равно никому жизни не даст…

– Просто Поплавский выяснил, совсем недавно, что был всю жизнь бесплодным. И, в общем… как бы сказать…

– В общем, Люська была твоей сестрой по отцу… – помог ему Женька.

Вова крякнул от удивления.

– Надеюсь, вы с ней не… – осторожно спросил Серега.

– Не… – на автомате ответил я. – Да уж, лихая конструкция… А она об этом знала?..

– Вряд ли…

– Но теща-то?..

– Ну, эта ради выгоды и сама бы за тебя вышла… Дело превыше всего…

– Дядя решил отомстить за все разом. Убрал твоего отца – понятно, за что, потом решил отравить мать – она его в свое время отвергла… До тебя ему было тяжело добраться. Ты был слишком плотно окружен спецагентами и Вовой. И он решил начать со спецагентов…

– А… – догадался я. – Женька в подземелье…

– Вот-вот… Но ты и тут вмешался… Взбешенный, Поплавский начал делать ошибки, потерял бдительность… Но, честно говоря, у нас никак не вырисовывалась общая картина… Думали, что он был как-то связан с торговлей людьми, и заметает следы… А уж когда Стасиковы друзья его с пристрастием допросили, он совсем струхнул, и решил скрыться за океаном…

– И тогда он попал в наше поле зрения… – самодовольно сказал Энди. – И… Извините…

Зазвонила его мобила. Энди молча выслушал сообщение, и выразительно посмотрел на Олега.

– Взяли вашего субчика… – сказал Олег. – Вот они… – и он кивнул на лихую троицу.

То-то Женька так сияет…

Вот так и закончилась, я надеюсь, история моей недолгой семейной жизни. Неудавшийся тесть теперь дает показания, маман начисто отвергла участие папаши в этом деле – я не стал с ней спорить… Мишель пока остался жить в монастыре – ему там так понравилось, что в Париж в ближайшее время он не собирается. Стасиково шоу на Бродвее с успехом идет уже второй месяц при полных аншлагах, у Луи скоро свадьба, что не мешает ему регулярно устраивать для нас развеселые мероприятия, наш спектакль до сих пор не сошел со сцены. Вова подбросил идею Ахмеду экранизировать этот шедевр. Лихие бойцы невидимого фронта снова борются с международным терроризмом, не давая о себе знать… Кажется, детективное агентство «Лом», наконец, закрылось. Надолго ли?..

X